1. 019 Николай Васильевич Гоголь

1.019 Николай Васильевич Гоголь
(1809—1852)


«С больной головы на здоровую» — именно так поступило российское общество в середине XIX в., обвинив Гоголя в сумасшествии — за произведения, в которых ясного ума было больше, чем у самого этого общества.

То же самое, но уже в хронической форме, можно услышать и сегодня. В недавнем праздновании 200-летнего юбилея Николая Васильевича в очередной раз попрекнули его «Выбранными местами из переписки с друзьями», посетовав, что «как мыслитель он не дорос до передовых людей своего времени». Читай: нашего времени.

И впрямь, разве это про них он написал: «Поразительно, в то время, когда начали думать люди, что образованьем выгнали злобу из мира, злоба другой дорогой — дорогой ума, нападает на сердца людей. Уже и самого ума почти не слышно. Уже одна чистая злоба воцарилась наместо ума»?

Впрочем, 160 лет назад писатель вполне мог сойти за сумасшедшего, заявив, что только его слово может преобразовать Россию. Кто ж тогда знал, что он и впрямь преобразует словесность и станет флагманом Великой русской литературы в океане Литературы мировой.

Будущий писатель родился 20 марта (1 апреля) 1809 г. в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии в семье помещика Василия Афанасьевича Гоголя-Яновского, происходившего из потомственных священников, и Марии Ивановны, в девичестве Косяровской. Семья владела тысячью десятин земли и четырьмястами душами крепостных.

Детские годы Николай провел в имении родителей Васильевке. Мальчик обучался в Полтавском уездном училище, брал уроки у частного учителя, в 12 лет поступил в гимназию высших наук в Нежине, где занимался живописью, играл в спектаклях, писал элегические стихи и трагедии. Тогда же он сочинил историческую поэму, повесть, несохранившуюся сатиру «Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан». Однако все это подросток считал забавою и мечтал служить Отечеству на поприще юриста.

После окончания гимназии в 1828 г. юноша уехал в Петербург. С трудом сводя концы с концами и не находя места службы, Николай пытался пробиться в литераторы. Ему удалось в 1829 г. опубликовать стихотворение «Италия» и под псевдонимом «В. Алов» «идиллию в картинах» «Ганц Кюхельгартен», осмеянную критиками Н. Полевым и О. Сомовым.

Начинающий писатель сжег все нераспроданные экземпляры и на пару месяцев уехал развеяться в Германию. Благо, в руках его оказались в тот момент матушкины деньги.

По возвращении Гоголь устроился в департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел, а затем в Департамент уделов. Служба мало напоминала «поприще», но дала возможность подготовить к печати свои сочинения.

В 1830 г. в «Отечественных записках» был напечатан «Басаврюк, или Вечер накануне Ивана Купала», в изданиях барона Дельвига, «Литературной газете» и «Северных цветах» отрывок «Женщина», впервые подписанный именем Гоголя, глава из исторического романа «Гетман» и др. Две части «Вечеров на хуторе близ Диканьки» (1831—32) вызвали всеобщее восхищение.

Николай познакомился со столичными литераторами — В.А. Жуковским, П.А. Плетневым, А.С. Пушкиным, московскими — М.П. Погодиным, М.Н.Загоскиным, семейством С.Т. Аксакова, с актером Малого театра М.С. Щепкиным.

Не сумев пробиться в юристы и актеры, Гоголь решил добиться успеха на научно-педагогическом поприще. Благодаря новым связям его зачислили в 1831 г. младшим преподавателем истории в Патриотический институт, а через 2 года назначили адъюнкт-профессором по кафедре всеобщей истории при Санкт-Петербургском университете.

Глубокое погружение во всемирную историю, а также в историю Украины подтолкнуло его к написанию нескольких исторических статей, трагедии «Альфред» (не окончена) и повести «Тарас Бульба». В 1835 г. Гоголь оставил университет. За два предшествующих года он достиг вершин писательского мастерства. Два сборники прозы («Арабески», «Миргород») и две комедии («Ревизора» и «Женихи» — будущая «Женитьба») вознесли его на писательский Олимп. «Старосветские помещики», «Записки сумасшедшего», да и прочие вещи стали классикой. «Тарас Бульба» стал величайшим патриотическим произведением русской литературы, а в «Ревизоре» Гоголь первым из мировых писателей изобразил Страшный суд, который уже идет над нечестивцами на земле.

19 апреля 1836 г. состоялась премьера «Ревизора» на сцене Александровского театра, на которой присутствовал Николай I, разрешивший пьесу к постановке и печатанию. За экземпляр «Ревизора», поднесенный Государю, автор получил бриллиантовый перстень. Меньше чем через месяц комедию сыграли в Москве, в Малом театре. Переждав взрыв комплиментов, исходивший в первую очередь от молодых литераторов, общество, обеспокоенное остротой поднятой автором проблемы, обрушило на него всю свою мощь — Гоголь вынужден был снова удалиться за границу и пробыть там с короткими перерывами 12 лет.

Это были годы, наполненные творчеством, болезнями, разъездами, общением с писателями и художниками, противостоянием попыткам княгини З.А. Волконской обратить его в католичество, дружбой с графом Иосифом Виельгорским, скончавшимся от чахотки в 21 год. Его смерть потрясла Гоголя, обратила к Священному писанию и направила по мессианскому пути. 

Ни одной работы о Гоголе не обходится без указания на то, что сюжет «Ревизора» и «Мертвых душ» подсказал ему Пушкин. Однако дело не в подсказчике, а в авторе и в чем-то, что выше его. Намереваясь поначалу написать комедию о Чичикове, он последовал совету Пушкина и взялся за большую вещь, как некогда Сервантес за «Дон Кихота». «Моя книга в такой же мере создана мной, в какой я сам создан моей книгой» — эти слова Монтеня можно с полным основанием отнести и к Гоголю.

Во время двух своих приездов в Россию Гоголь читал главы «Мертвых душ» для старых московских и петербургских друзей. Восторг был всеобщий. Сдав в 1841 г. рукопись в Цензурный комитет, автор столкнулся с запретом на ее печатание, который помогли преодолеть друзья. (Впрочем, выход поэмы был предопределен распоряжением Императора выдать на ее написание 5000 рублей.)

В мае 1842 г. «Похождения Чичикова, или Мертвые души» с некоторыми купюрами вышли в свет. Герои Гоголя тут же шагнули с порога поэмы в жизнь и стали нарицательными именами, а за Чичиковым сохранилось определение «бес стяжательства». Как и в случае с «Ревизором» после первых похвальных отзывов на автора обрушились критики, обвинившие его в клевете на действительность.

Но Гоголь уже снова был за границей и работал над подготовкой собрания сочинений в четырех томах (1843) и над 2-м томом «Мертвых душ». Тогда же на сцене были поставлены его пьесы «Игроки» и «Женитьба», свет увидела повесть «Шинель», из которой «вышла» вся русская литература, с ее темой униженности «маленького человека».

В 1845 г. Гоголь пережил сильный душевный кризис, в состоянии резкого обострения болезни написал завещание и сжег рукопись 2-го тома, поскольку не смог показать в нем «пути и дороги» к идеалу; составил предисловие ко 2-му изданию поэмы «К читателю от сочинителя»; написал «Развязку Ревизора», в которой идею «сборного города» перевел в плоскость «душевного города» отдельного человека.

Кризис миновал, и в благодарность за избавление от болезни Гоголь едва не стал монахом, но вместо этого создал «Выбранные места из переписки с друзьями», ставшие естественным продолжением 1-го тома поэмы. В них автор наивно (с точки зрения просвещенного «общества») изложил свои идеи о выполнении «высшего» долга всеми «сословиями» и «званиями», от крестьянина до царя.

Особый акцент Гоголь делал на необходимость внутреннего христианского воспитания и перевоспитания всех и каждого — без этого, утверждал он, невозможны никакие общественные улучшения. Одновременно Гоголь подготовил несколько теологических трудов, самый значительный из которых «Размышления о Божественной литургии» был опубликован посмертно в 1857 г.

«Выбранные места» оставили западников и славянофилов, имевших на Гоголя виды, с носом. Они жаждали социального переустройства общества, а он — «оживления» души каждого. В.Г. Белинский написал убийственное письмо Гоголю, в котором продемонстрировал лучшие свои качества задиры и далеко не глубокого мыслителя. Гоголь мучительно переживал лавину неожиданных нападок.

В ответе (неотправленном) Белинскому он еще раз подчеркнул свою главную мысль: «Общество образуется само собою, общество слагается из единиц. Надобно, чтобы каждая единица исполнила должность свою… Нужно вспомнить человеку, что он вовсе не материальная скотина, но высокий гражданин высокого небесного гражданства. Покуда он хоть сколько-нибудь не будет жить жизнью небесного гражданина, до тех пор не придет в порядок и земное гражданство». Тогда же он объяснился с читателями в своей «Авторской исповеди» и статье «Искусство есть примирение с жизнью».

Многие современники Гоголя не могли понять «перелома» в личности писателя. А его и не было, было неуклонное восхождение гения к простой истине: все в мире от Бога и для Бога. И в этом смысле он не видел оправдания себе как сатирику, обличающему не себя, а других людей в их грехах.

После этого потрясения Гоголь отправился в паломничество в Святую Землю, где приобщился Святых Тайн у алтаря Гроба Господня. Не испытав там духовного просветления, писатель стал корить себя в себялюбии и самолюбии. С тех пор в нем не прекращалась мучительная борьба между художником и христианином. Конституцией своей и здоровьем он не был приготовлен к продолжительной борьбе. Живя в основном в Москве, он наезжал в Петербург, Малороссию, посещал Оптину пустынь; читал отдельные главы 2-го тома друзьям, принявшим их с восторгом.

В 1850 г. Гоголь предпринял единственную попытку устроить свою семейную жизнь — сделал предложение Анне Михайловне Виельгорской, но получил от ее семейства вежливый отказ.

К 1852 г. Гоголь закончил работу над 2-ым томом «Мертвых душ». Неожиданно умерла Е.М. Хомякова, сестра Н.М. Языкова, духовно близкий Гоголю человек. Писателя стали терзать предчувствия близкой смерти, усугубленные сомнениями в благотворности своего творчества.

Он перестал писать, во время ночных молитв ему слышались голоса, говорившие, что он скоро умрет. Николай Васильевич исповедался, причастился, и в ночь с 11 на 12 февраля сжег беловую рукопись 2-го тома (сохранилось 5 глав, относящихся к различным черновым редакциям; опубликованы они в 1855 г.).

Последними словами Гоголя, сказанными в ясном сознании, были: «Как сладко умирать!» 21 февраля (4 марта) Николай Васильевич умер в доме графа А.П. Толстого в Москве, «умер во сне, как умирают праведники».

Похороны писателя состоялись при огромном стечении народа на кладбище Свято-Данилова монастыря. На его памятнике были выбиты слова пророка Иеремии: «Горьким моим словом посмеюся». В 1931 г. останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.


Рецензии
Виорэль, спасибо большое. Поразительно: "все в мире от Бога и для Бога." Разве может что-то быть точнее. С признательностью,

Людмила Алексеева 3   09.04.2019 16:14     Заявить о нарушении
Спасибо, Людмила.
Точнее – математика. Там всё точно. И она точно, от Бога, но и для людей.
Всех благ Вам!
С теплом,

Виорэль Ломов   12.04.2019 15:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.