Зотов - 2

                На дворе стоял август. Лето было прекрасным, нашим, подмосковным. И солнце в меру припекало, да и дождики летние не заставляли себя ждать. Выпадали  вовремя, как раз, после жары. От этого и зелень такая сочная в этом году, а то раньше в эту пору уже всё жухло и желтело.

                Все меньше и меньше я бываю на даче. Давно уже ничего не сажаю, да и убираться в саду перестал. И не то, чтобы ленюсь, а как говорят: глаза видят, да вот руки не поднимаются. Хандра, что ли, заела или обленился на столько, сразу и не скажешь. И обидно порой бывает, ведь палец о палец не стукнешь, а сад полон и ягодами, и фруктами. Стоит и как бы просит - собери урожай не ленись. Так нет и на это времени не хватает. Вроде только яблоки подобрал, а их ветер опять ковром на землю высеял. А о сливах и говорить не приходится. Стоят осыпные. Вот  недели две не приедешь, так земля вся синяя от них будет. Вот и становится  потихоньку  сад непроходимым. Растёт всё само по себе и меня не спрашивает.

                Люблю я эту пору на даче. Тихо, спокойно. Летняя сутолока позади, а осень ещё не наступила. Есть время поразмышлять, поработать вдоволь – никто не мешает. Да и тоска осенняя ещё не наступила. Рано ещё будет...

                ...Встретил Зотова совсем случайно. Гулял, как-то на вечерней зорьке, закатом любовался. Засмотрелся на заходящее солнце. Вдруг слышу шаги, оборачиваюсь... Ба, Андрей, собственной персоной. Вот уж кого меньше всего ожидал увидеть. Да и увиливать поздно, идёт прямо на меня, улыбается – друга старого встретил, а мы не виделись года два. Я думал, что он и дом давно продал. Так нет. Всё как было, так и осталось. Только мне показалось, что он ещё больше загорел, усы отпустил, как у  рок - музыкантов 80-тых, но точно «Землянин» какой–нибудь, но только в старости. Лицо сильно постарело, обрюзгло...

                - Серый, привет! Все красотами любуешься, романтик неугомонный, – начал, чересчур помпезно, Зотов. - Сколько тебя знаю, ты всё облака рассматриваешь. Что толку в этом? Опустись на землю, пора на ней уже твердо стоять. А ты всё пишешь, пишешь... В кошелёк твои рассказы не положишь и пива на них не купишь. Вот, так… пустое это всё...
 
                Мне не очень хотелось поддерживать разговор, но любопытство взяло верх. И я спросил:

                - Андрей, ты, вроде бы дом продавал. Получается, что-нибудь?

                - Да, что ты, кто его купит за четыре лимона? А меньше я не предложу, мне деньги нужны. Ты знаешь, я как всегда безработный. Да, а чего ты на меня так смотришь, кто меня возьмет. Я резюме посылаю, много ответов приходит положительных, но когда узнают, сколько мне лет, естественно, отказывают. Говорят: «У нас начальнику 34, а вам через два года на пенсию». Я же с 55-го, ты же знаешь. 

                Зотов замолчал. Покопался в сумке, вынул баночку пива.

                - Будешь? – протянул он мне свою «драгоценность".

                - Нет, уж, спасибо, не пьём, – я помолчал и добавил. – Пиво... Русское. Это же отрава. Как ты только можешь глотать эту мо...

                - Да, никак, привык, я и не замечаю. – с одобряющей улыбкой, произнёс Андрей.

                Он с не прикрытым удовольствием сделал первый глоток.

                – Ты пойми, на водку у меня денег нет. Слушай, чего мы тут стоим, пойдем, зайдем, у меня есть чего тебе рассказать. Есть кое-какие новостишки.

                Перекошенная калитка натужно скрипнула, пропустив нас на заброшенную территорию и мы вошли туда. Дом, когда–то, покрашенный в зеленый цвет, давно облупился, выцвел и стал грязно-серым. Форточки были открыты, хотя он стоял без хозяев и был заперт снаружи. За стеклами виднелись облезлые занавески, не стиранные лет десять. Наверно, с тех пор, как от Зотова ушла жена.

                Через минуту мы уже сидели на террасе. Он всё продолжал предлагать мне пиво, я вежливо отказывался...

                - Я покурю, тебе не помешает, это, чтобы лучше сосредоточится. - учтиво предложил хозяин.
 
                Андрей затянулся, как–то сразу размяк, подобрел.

                – Ты не поверишь, ведь жена сюда на дачу приезжала. Да это было год назад. Ну, прошлым летом. Я не знаю, чего ей нужно было. И зелень посадила и в доме прибралась... Я после этого ещё даже и полы не подметал. Мы даже спали вместе, ну, ты понимаешь о чём я? А наутро её и на станцию проводил. А потом ни ответа ни привета. Телефон не берет, на факсы не отвечает...

                «Опять факсы, - подумал я. –  Годы идут, а у него вместо жизни, по-прежнему одни факсы».

                - Эй, Серый, ты меня слушаешь? – Зотов забеспокоился, глядя на моё отсутствующее лицо.

                - Слушаю-слушаю, ты продолжай.

                - Не буду тянуть кота за хвост, скажу прямо. Я сейчас с одной женщиной живу.

                Зотов преобразился.

                – Вот уж год, как пошёл. Живу у неё в Капотни в трехкомнатной квартире. Она хоть и на пенсии, но работает. Ты чего на меня так смотришь? Да, она постарше меня года на три. Но это дело не меняет. Я её   давно знаю, ещё со старых времен, - работали вместе. Мы с ней тогда шуры–муры ещё водили. А тут встретились, ну и вспомнили молодость. Она предложила первая: "живи, мол, места всем хватит".   

                Андрей загасил сигарету, пригубил  в очередной раз банку с пивом, но, почувствовав, что она пустая, недолго думая, швырнул её в угол террасы.

                – Ну так вот, решили как-то компьютер покупать. Ты же знаешь, без него никуда: работу не найдешь, что в мире делается, знать не будешь, ну, там,- танчики погонять... А по организациям пешком много не находишься. Это сколько времени надо. У меня ноги не казённые. Сходил я, значит, в магазин. Возвращаюсь домой с коробкой. Смотрю, у нашего подъезда скорая крестом светит, я по  тормозам... Чует сердце, что-то неладное. Выходит Вера, это женщину мою так зовут, с двумя санитарами и сама садится в неотложку. И уезжает в неизведанном направлении... Это я потом узнал, что это психушка, когда она мне       удосужилась позвонить наконец... А уехала сама, по доброй воле. Хотя я за ней ничего подозрительного не замечал. Поднимаюсь на этаж, подхожу к квартире, а она опечатана. Так я оказался на улице с планшетником в руках. Что делать?.. Решил поехать домой отсидеться. Решить, наконец, что делать дальше. А ты говоришь,- иди  работай. Как работать, когда компьютера и того нет. Денег нет. Иногда к сыну старшему зайду, поклянчу немного, он выделит мне тыщёнку. Ну, на сколько это хватит? День,- от силы, ну,- два. Я тут экономил, в метро по материному  пенсионному ездил. Так нет, зажоп... Стоит гусь один в штатском, потребовал предъявить проездной. Отнял, так ещё и штраф платить заставил,- вот сволочь. Я понимаю, мать старая, куда ей из дома выходить, она с кровати редко поднимается, но а я-то, на какие шиши передвигаться буду? Это сколько денег на транспорт уходит, а мне до пенсии ещё два года тянуть…

                - Ничего, дотянешь, – с ехидцей, вставил я.

                Он с обидой посмотрел в мою сторону. Я чувствовал, как его и так красное лицо теперь стало багроветь.

                - Тебе легко рассуждать, у тебя и работа, и жена под боком?!.. Ну ладно, ты будешь дальше слушать? 

                Я утвердительно качнул головой.

                - На следующий день, я к ней уже поехал на Кантемировскую, ну  ты знаешь...  Купил там сока, яблок всяких…  Ну, как в таких случаях полагается. А она со мной всего–то минут пять побыла. Отдала мне свой телефон, у неё второй есть, взяла фрукты и сказала, что ей здесь лучше, чем дома. Попросила звонить и ушла. Зачем я ездил и сам не знаю? Только последние деньги израсходовал. Да, слушай, у тебя, случайно 500 рублей, взаймы не будет? Взаимообразно, конечно, через неделю отдам. За мной не заржавеет...

                Я старался отнекиваться, показывая своё полное нетерпение: дескать, уже пора, ночь на дворе, жена волнуется. Услышав про жену, он многозначительно посмотрел на меня…

                - Нет-нет, ты что, - взмолился я. – У неё снега зимой не выпросишь, не то, что денег на пропой...

                Я почувствовал, что переборщил.

                - Какой пропой?!.. – ещё больше обиделся Зотов.- Мне завтра опять к ней ехать, купить хоть чего-нибудь надо, а ты пропой. Её куда–то в область переводят, тут на одни поездки сколько уйдет.- Он потянулся к сумке и достал из неё точно такую же, как раньше, баночку с пивом и с нетерпением вскрыл её.

                Уходил от Зотова в подавленном состоянии... Как можно продолжать так жить?.. Такое и жизнью назвать нельзя. Это скорее, сосуществование, а в том, что Андрей стал "пивным  алкоголиком", сомневаться не приходилось. Но всё ли нормально с его психикой? Такое впечатление, что он остался в прошлом. Одни и те же слова, действия, мысли, суждения, поступки, как будто его законсервировали.

                Я продолжал приезжать на дачу. Нужно было собирать яблоки, сливы... Решили в этом году наварить побольше варения. Раньше оно постоянно оставалось и пропадало, вот жена и бросила этим заниматься. А как порой хочется чего-то сладенького, вот и приходилось покупать в магазинах за довольно приличную сумму, но разве его можно сравнить со своим, домашним...

                Как всегда это было, я столкнулся с Зотовым совершенно случайно. Он выходил из магазина, туго набив сумку баночками с пивом. Почему баночками, а не сразу двухлитровыми бутылками? Скорее всего, в нём говорил его врождённый педантизм. Как же, человек в МИДе работал высокопоставленным клерком, до тех пор пока его оттуда не попросили за пьянку. Не выдержала русская душа проверку благосостоянием и комфортом. Ведь именно за такого  жена его Маша  выходила замуж. Знала, что делала. Тут и деньги, и престиж, и  загранка. Как же, жена дипломата?!.. Откуда ей тогда можно было, в молодом дипломате, разглядеть будущего алкоголика, который пропьёт всё и прежде всего свой ум и совесть.

                Андрей был хмур и неприветлив...

                - Что случилось, Зотов? – забеспокоился я.

                - Да случилось. Вера умерла...
      
                Я остолбенел от неожиданности.

                - Как умерла? 

                Мне  показалось, что я задал глупый и неуместный вопрос. Но, как правило, все задают его, потому что сказать больше нечего в таких случаях. Обязательно добавляя к этому:" А как это произошло"? Как будто именно от этого вопроса может что-то измениться.
 
                - Она выпрыгнула из окна своей палаты.

                - А решётки?

                - А, что решётки? Их просто не было.

                Он достал банку пива.

                – Будешь? Ах, ну да, ты же не пьёшь,- язвенник.

                Андрей сделал глоток.

                – Сегодня утром позвонили. Надо ехать. Я уже и билет на электричку взял. Теперь всё… Хана… Квартиру её опечатают. Компьютер там, факс там. Опять на работу не устроишься... 

                Послышался гул, приближающейся электрички.

                – Ну, всё, покедова, я дёрну, пора уже... Встретимся, я расскажу...

                Он потрусил к платформе. И я поймал себя на мысли, что Зотов, в это время напоминал бездомную собаку, в которую хулиганы бросали камни, а она в испуге убегала от них. Так и он бежит от жизни, от насущных проблем, которые надо решать здесь и сейчас, а не увиливать от них. Это   бесполезная затея.

                Больше я его не видел. Но его соседка по участку, при встрече, рассказывала, что, изредка, слышит странные звуки, исходящие из дома Зотова, - будто зверь в клетке шарахается. Даже страшно становится...

Сентябрь 2013г Москва.




   


Рецензии
Добрый вечер, Сергей! Трагическая история некогда богатого красавчика. Не сложилась его жизнь, все потерял, стал никому не нужным и несчастным. Судьба каждого человека в его руках и зависит от выбора как жить и для чего. Каждый человек достоин своего выбора и винить тут некого.

Удач Вам, Сергей, и всего наилучшего!

С уважением!

Наталья Федотова 2   29.11.2018 22:57     Заявить о нарушении
Ната, спасибо Вам большое! С уважением и теплом!

Сергей Вельяминов   30.11.2018 09:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.