Метеорит

  Дачный поселок Галинка располагался достаточно далеко от Киева.
И именно это, в первую очередь, определяло его полную и окончательную  бесперспективность. В дополнение к отдаленности от столицы, железнодорожная ветка Киев – Тетерев обходила Галинку стороной,   поэтому добраться до поселка можно было только на автомобиле, что при сегодняшних ценах на бензин  тоже доступно не для всех,  и  не всегда.
  Земля, на которой были расположены дачные участки, совершенно не интересовала столичных застройщиков, в силу чего ее цена  не поднималась выше 100 американских долларов за сотку. При такой оскорбительной цене никто из сегодняшних владельцев  продавать дачи не хотел.
  Но, откровенно говоря, никто из молодых, которые с деньгами, и не рвался   приобретать их – крутых покупателей интересовали пусть и дорогие,  но престижные участки рядом со столицей.
  А тех, у которых денег не было совсем, не интересовали   ни какие вообще.
  Некоторые участки были покинуты своими владельцами.  Никому не нужные, они  зарастали сорной травой, кустами красной калины и сирени. Стоявшие возле невзрачных домиков яблони были не ухожены, с поникшими, не обрезанными вовремя  ветками.  Яблони были усыпаны  красными спелыми яблоками.
  Яблоки  лежали и вокруг яблонь в густой, некошеной траве. Их никто не собирал.
  Дачи посещали, в основном, старики, для которых эти дачи олицетворяли их,   теперь уже такую далекую, молодость.
  Старые яблони напоминали им о прожитой здесь жизни, наполненной ожиданиями счастья и любви.
  Над ними проносились  облака, такие же белые, как и их головы.    Облака улетали куда-то и никогда, никогда  не возвращались.   
  Также навсегда ушли, улетели и их молодость, и их мечты,  и вся их жизнь со всеми ее надеждами и радостями, ничего не оставив после себя, кроме воспоминаний.
Но  ведь и оставшуюся часть доживать  как-то нужно?
  ...Было солнечное утро. 
  Иван Васильевич поцеловал Галю и поднялся, оставив жену в покое. Ничего не  выходило. 62 года давали себя знать. Еще пару лет назад  Иван Васильевич не испытывал никаких затруднений. Даже наоборот - Галя, хоть и была моложе его на все 10 лет, чаще отказывалась от его попыток, чем ему бы хотелось. Однако в последнее время  у него это что-то перестало  получаться так,  как должно было  бы быть.
  - Пойду, посмотрю как там утро, - смущенно пробормотал он. К своему новому  статусу старика,  он еще не привык, и стыдился его.   
  Впрочем, Галя  не очень-то и  настаивала. Она  прожила с ним уже почти 30 лет и знала лучшие времена. Она прекрасно понимала мужа.
  Ей и самой так не хотелось стареть! Но разве жизнь у кого-то спрашивает? Хоть кому-то оставляет выбор?
  Старость – это было так ужасно и оскорбительно!
Но изменить что-либо  или остановить  этот процесс, было, кажется, невозможно.
  Неожиданно за окном стало сереть.
  - Странно, - сказал Иван Васильевич, - на небе ни одного облачка. - Он стоял около окна и смотрел на улицу.
  Вдруг на столе запрыгала ваза с цветами.
  Где-то, совсем  не далеко, загрохотали раскаты грома.
  Галя вскочила с кровати, что-то набросила на себя, и, с разбросанными  по плечам волосами,  стала у окна рядом с мужем.
  За окном продолжало темнеть.
  Какая-то вибрация  распространялась в пространстве. В серванте звенела  стоящая в нем посуда. Качалась старая  люстра под потолком.
  Ослепительная молния ударила  в конце огорода,  и черные комья  земли, выброшенные нею,  забарабанили по стеклу.
  Галя с испугом спряталась за спиной мужа.
  Порыв ветра сорвал крышу с домика  напротив и сломал высокий тополь, стоявший возле него.
  Этот тополь во все времена служил ориентиром Гале и Ивану Васильевичу, когда они пробирались к своей  даче,  хоть пешком, еще когда они только приобрели ее, или  на своих   Жигулях,   несколько позднее,  когда уже смогли купить и Жигули.
  Почти  в полной темноте, в место,  напротив их окна, туда, где рос тополь, и где стояла дача их соседа,  с неба упало что-то яркое, горячее, пульсирующее.
  Ослепительная вспышка стерла с Земли все, что на ней еще оставалось.
  Галя перестала различать предметы. Только яркий свет стоял перед глазами. Она не могла оторвать своих рук от рук Ивана Васильевича.
  Чувствовалось, что и ему было не по себе. Какая-то метаморфоза происходила с ним прямо на глазах у Гали.
Она ощущала, что он рядом, но не узнавала его. Ей казалось, что и она уже не такая, как была.
 Этот взрыв, который произошел у них перед глазами, изменил их.      И эти изменения преобразили  их - и ее,  и  Ивана Васильевича.
Она знала, что это он, но не узнавала его.
  Галя схватила его за руку, и они побежали.
  ...По яркому зеленому лугу бежали, взявшись за руки, двое детей – мальчик и девочка.
  За их спинами  пылал дачный поселок. Клубы дыма наползали на расположенные невдалеке  сёла.
  ...Радиостанции всего мира в своих экстренных выпусках новостей сообщали, что большой метеорит упал сегодня утром на поселок Галинка, в Украине, и спалил его дотла. На месте взрыва метеорита образовалась воронка глубиной шесть  и шириной тридцать метров.
    …Жители окрестных поселков  начали массово заболевать какой-то странной,  до сих пор не известной науке болезнью, связанной с изменением психики. Многие стали выглядеть значительно моложе.
  ...МЧС Украины принимает все возможные меры по установлению масштабов явления, его возможных последствий и изоляции очага поражения.
  ...Ученые изучают редкое явление.
По первой программе Центрального телевидения Украины показали двоих детей – мальчика и девочку, найденных в районе падения метеорита.
  Дети абсолютно здоровы, но не помнят своих родителей, никого не узнают и не хотят разлучаться. По-видимому,  брат и сестра.
  Не исключено, что их родители погибли во время падения и взрыва метеорита.

  Галинка 19 сентября 2007 года.
   


Рецензии
Неплохой рассказ. Впечатляет и задумка хорошая-О вечном. Успеха вам и всей Украине, особо Киеву. Бывал многократно в сов.время.Приглашаю почитать свой рассказик-"МЕТЕОРИТЫ"

Владимир Левкин   17.08.2021 04:35     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.