1. 041. Николай Георгиевич Гарин-Михайловский

Николай Георгиевич Гарин-Михайловский (Михайловский)
(1852—1906)


Великий Сибирский путь, соединивший Восток с Западом, в начале XX в. стал воплощением мощи России, железной основой государственности, с которой, казалось, свернуть ее ни у кого не хватит сил.

Одним из создателей Транссиба был проектировщик, изыскатель и прокладчик железных дорог, строитель мостов и тоннелей, основатель третьего по численности города страны Новосибирска — Николай Георгиевич Гарин-Михайловский, прекрасный писатель, соединявший людей русским словом, заражавший всех знавших его своим жизнеутверждающим оптимизмом.

«Меня всегда поражало, что люди способны драться из-за глотка воды, в то время как соединенными усилиями они могли бы овладеть целым источником».

Николай Георгиевич Михайловский родился 8 (20) февраля 1852 г. в Петербурге в старинной дворянской семье. Его крестным был царь Николай I. Детство Николай провел в Одессе и в загородном имении отца, генерала в отставке. Получил домашнее образование, учился в немецкой школе и в Ришельевской гимназии; одинаково увлекался математикой и словесностью.

Окончив гимназию, юноша поступил на юридический факультет Петербургского университета, после первого курса перешел в Институт путей сообщения. Студенческую практику отрабатывал кочегаром на паровозе, строил дорогу из Молдавии в Болгарию.

После окончания института в 1878 г. со званием «гражданского инженера путей сообщения, с правом производства строительных работ» Михайловский участвовал в работе по постройке мола и шоссейной дороги в районе Бургаса (Болгария), строил Бендеро-Галицкую, а затем Батумскую железные дороги и Батумский порт.

На этой работе развернулся его незаурядный технический талант, и проявились способности крупного организатора.

В 1883 г. Николай Георгиевич оставил свою инженерную деятельность, приобрел в Самарской губ. имение Гундаревку и там, поддавшись идеям либерального народничества, попытался воплотить их на практике. Ввел усовершенствования в способы обработки земли, создал школу и больницу…

Но народ не понял барина: крестьяне бойкотировали чуждые им инициативы, не раз поджигали господские постройки. В итоге три года ушли коту под хвост, Михайловский потерял состояние, зато осознал никчемность либерально-народнического реформаторства.

Он вернулся к строительству дорог, а свой неудачный социальный эксперимент описал в очерках «Вариант» (1888) и «Несколько лет в деревне» (1890), в которых утверждал, что крестьянам нужны не господские подачки, а коренные преобразования в системе землепользования.

Заложив имение, Михайловский купил право на издание журнала «Русское богатство» и опубликовал в нем в 1892 г. свою первую повесть «Детство Тёмы» (под псевдонимом «Н. Гарин» — от имени сына — Георгий, или, как звали его в семье, Гаря); в журнале «Русская мысль» вышли его очерки.

Произведения имели успех. Михайловского навестил Станюкович, Чехов с восхищением отозвался об очерках: «Раньше ничего подобного не было в литературе в этом роде по тону и, пожалуй, искренности... Так верно, что хоть отбавляй». Критики в один голос отмечали, как верно в повести автор воспроизвел детскую психологию.

К тому времени Михайловский поработал на строительстве нескольких дорог. Для удешевления постройки он искал выгодные варианты, внедрял совершенные методы строительства. Ему удалось снизить первоначальную стоимость железнодорожного пути со 100 до 40 тыс. рублей за версту, что только при сооружении туннеля на перевале Сулеи (Урал) дало экономии более 1 млн. рублей. Тогда это были огромные деньги.

На одном из участков надо было обогнуть утес по кратчайшей траектории. Михайловский целый день наблюдал за птицами — как они облетали этот утес, и затем указал направление. Впоследствии космическая съемка и расчеты подтвердили правильность этого инженерного решения.

При строительстве Транссиба, будучи начальником Пятой Колыванской партии изыскателей, Михайловский за два месяца провел огромный объем изысканий и обосновал необходимость железнодорожного моста через Обь возле устья р. Каменки, где потом вырос Новониколаевск (Новосибирск).

Томские и колыванские купцы приложили все усилия, чтобы дорога прошла через их населенные пункты, они обвиняли инженера даже в шпионаже, но Михайловский был неподкупным человеком и умел отстаивать свою точку зрения перед любыми инстанциями.

С расхитителями он был беспощаден. На Самаро-Златоустовской железной дороге Михайловский отстранил подрядчиков, наживавших огромные барыши за счет грабежа казенных средств и эксплуатации рабочих, создал выборную администрацию; организовал первый в России товарищеский суд над инженером, принявшим за взятку гнилые шпалы.

Само сочетание высокого строя души с деловитостью и хозяйственной практикой дает выдающегося человека. А Михайловский при этом был удивительно добрым и радушным, необычайно щедрым человеком, душой любого общества, завораживающим слушателей рассказчиком.

О писателе оставили прекрасные воспоминания М. Горький, А. Куприн, С. Скиталец, К. Чуковский. Все они отмечали в нем склонность к озорству, его неуемную энергию и «праздничность», необычайную широту кругозора. Гарина-Михайловского носило по всему свету, он все хотел испробовать, всюду побывать.

Но при этом всегда рвался домой (он был женат дважды и имел много детей). Его, как позже Блока, будто несло с неодолимой силой в пропасть судьбы. Он всегда спешил и поглядывал на часы, словно боясь не успеть сделать главное. В одном из домов, арендованных писателем, на стене висела старинная гравюра — взбесившаяся тройка мчалась прямо на зрителя, в пропасть. Вспоминают: «Вот моя жизнь! — сказал Гарин, со смехом указывая на картину. — Только это я и люблю!».

Но ведь он был еще и выдающимся русским писателем. В очерках и рассказах 1890-х гг. Гарин-Михайловский дал неутешительную картину неустроенности жизни русской деревни, показал глубокие противоречия крестьянского сознания и деревенского одичания — физическое вырождение крестьян от нищеты и голода и моральное одичание кулаков от неуемного стяжательства.

На рубеже веков писатель, видевший идеал «в труде всех», много сил отдавал публицистике, где утверждал, что высшей мерой деятельности человека является труд, направленный на увеличение материальных и духовных приобретений народа.

Главнейшим же литературным трудом Николая Георгиевича стала его тетралогия, эпопея, выросшая из «Детства Тёмы» — «Гимназисты» (1893), «Студенты» (1895), «Инженеры» (1906), в которой он обостренно воспринял и талантливо передал трагизм и социальную неправду обыденной жизни. «Психология детского, отроческого и юношеского возрастов передана в них (повестях) с подкупающей теплотой и свежестью».

Обществу предстояло ответить на главный вопрос писателя, каково будет новое поколение россиян в новом веке, и найдется ли их высоким устремлениям достойное поприще?

До конца своей жизни Гарин-Михайловский занимался изысканиями пути и строительством дорог — железных, электрических, канатных и других — в России и в Корее, пропагандой милых его сердцу «узкоколеек», умудряясь совмещать это с путешествиями и занятиями литературой.

Писал он всегда наспех, в вагонах, каютах, вокзалах, номерах. В издательства приходили его «рукописи» на телеграфных бланках, афишках, линованных листах из конторских книг. Но там были рады любым его материалам, т.к. в них всегда присутствовала свежесть времени, а затрагивались «вечные» вопросы бытия.

В 1898 г. Гарин предпринял кругосветное путешествие: Сибирь, Корея, Манчжурия, Порт-Артур, Китай, Япония, Сандвичевы о-ва, Америка. В «Мире божьем» выходили его путевые очерки «Карандашом с натуры», затем они были изданы отдельной книгой «По Корее, Манчжурии и Ляодунскому полуострову».

В 1899 г. были изданы великолепные «Корейские сказки». Во время русско-японской войны (1903—1905) писатель из района военных действий для газеты «Новости дня» присылал свои корреспонденции, позднее вошедшие в книгу «Война. Дневник очевидца».

В середине 1890-х гг. Гарин-Михайловский сблизился с группой социал-демократов, принимал участие в марксистских изданиях, с сочувствием писал о забастовочном движении, в декабре 1905 г. дал средства для покупки оружия участникам боев на Красной Пресне в Москве. Писатель находился под негласным контролем царской охранки и в то же время по приглашению Николая II посещал царский дворец.

В 1905 г. Гарин-Михайловский получил миллионный государственный подряд на поставку сена для русской армии, но из-за дождей и жуликов, окружавших его, сорвал поставку. Предстоял скандальный процесс, и тут началась революция. Гарин вернулся в Петербург и взялся за организацию журнала «Вестник жизни». На одном из заседаний редакции 27 ноября 1906 г. он скончался.

«Писатель Гарин-Михайловский, через руки которого прошли миллионы рублей, умер, не оставив после себя ни копейки денег. Хоронить было не на что. На похороны его была сделана подписка».

Похоронен писатель на Литераторских мостках Волкова кладбища в Санкт-Петербурге. Смерть помешала осуществлению двух его замыслов: окончанию повести «Инженеры» и постройке южнобережной дороги в Крыму.

Первое полное собрание сочинений Гарина-Михайловского вышло в 8 томах в 1906—1910 гг. Удивительно, на книги писателя всегда был спрос: и при царизме, и при социализме и при сегодняшнем «капитализме».

А еще от него остались дороги, мосты, тоннели, город и вдохновенный призыв: «Нет выше счастья, как работать во славу своей Отчизны!»


Рецензии
Я очень рад, что благодаря вашему предложению, Гарин включён в Рейтинг.
Поясню. У меня есть его книжка (1955 г.) "Повести и рассказы" с надписью о том, что меня наградили в 1 классе "За отличную успеваемость и отличную дисциплину". Таким образом, статус этой книжки резко вырос. Шучу, конечно, но всё равно приятно.
Спасибо.

Евгений Говсиевич   06.10.2016 11:14     Заявить о нарушении
Меня, кстати, в школе тоже награждали книгой Гарина-Михайловского... И впрямь, субъективно еще и тут плюс.
Хорошего дня, Евгений!

Виорэль Ломов   07.10.2016 07:14   Заявить о нарушении
Приятно.
Это тоже сближает.
Взаимно.

Евгений Говсиевич   07.10.2016 07:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.