Практикант. Часть вторая

 *Прежде, чем начать читать, ознакомьтесь с предупреждением на моей странице.

_____


Часть вторая. Интересный случай.

  Ждать мне пришлось недолго. Вскоре пришёл мой лечащий врач: немолодой мужчина, лет 50.  Он поинтересовался у стоящей рядом медсестры с моей медкартой, как меня сюда занесло. Та пропела псалмы про мои анализы и что я не совсем их пациент и место мне в гематологическом отделении, но там-то из-за планового ремонта места все заняты, и так как диагноз мой  все же под вопросом  и требует подтверждения тщательным обследованием, я и  попал к ним. В терапевтическое.

Врач полистал мою карту.

- Интересный случай. Что ж, Сергей, - он взглянул на меня, - разберемся, что с тобой. Не волнуйся. Отдыхай.

- А долго мне здесь быть? - меня больше волновало, когда я покину это место, чем собственный диагноз.   Ибо, несмотря на всё случившееся, не верилось мне, что я  чем-то серьёзно болен.
 
- Все покажут  более подробные анализы,- стандартно ответил мне врач.-  Как самочувствие? Голова  больше не кружилась?

- Нет. Нормально все, - ответил я. – Домой хочу.

- Домой минимум недели через две, - наконец, я узнал, сколько  мне тут быть.- Пока не установим причину твоих обмороков и не найдём способ их устранения – будешь здесь. Отдыхай, - снова повторил он   и заглянул в мою карту,- Сергей.

 - Интересный случай, -   пробормотал он, уже направляясь к дверям.

 И  «интересный случай» снова остался один. Пока раздумывал, что мне делать дальше, ко мне опять пришли.

- Велели померить у тебя температуру и давление, - сказал медбрат, - да и вообще посматривать за тобой, ты у  нас, оказывается, пациент с сюрпризом.

-Угу, - кивнул я, беря протянутый градусник. - Мне уже все уши прожужжали, что я  - интересный случай. Жаль, что мне от этого интереснее здесь  не становиться.

-Так как я буду часто к тебе приходить, давай уже познакомимся,- предложил он. - Тебя,  я уже знаю, зовут Сергей, ну, а я – ношу редкое старорусское имя Демьян. Но зови меня Дёма. И давай, на «ты». Хорошо?
 
 Он протянул мне руку, и я с радостью пожал её. Рука была мягкая и сильная. Он нравился мне все больше.

- Хорошо, Дёма, - я заулыбался во все 32, - А  как ты тут работаешь?

- Почти круглосуточно, – рассмеялся он. - Днём здесь  у меня практика, а ночью подрабатываю ночным санитаром. Народу мало, так что даже поспать удается. Особо не устаю. Зато заработанные денежки  я на море откладываю и еще на одно мероприятие.  Так что буду следить за тобой сутками. Не возражаешь? – и он положил мне руку на плечо.

- Нисколько,- искренне сказал я,  и ляпнул,- лучше ты, чем девчонка.

- У тебя не лады с девчонками?- тут же зацепился он за мой ляп и заинтересованно посмотрел на меня

- Э-э-э..- замялся я. - У меня ничего с ними нет: ни ладов, ни оладушков. У меня  даже  подружки нет.

- Какие твои годы, будет ещё, - разворачивая тонометр, сказал он.- Ты очень симпатичный мальчик. Девчонки ни за что такого не пропустят.  Пачками  на тебя вешаться будут… -  уверил он, накачивая грушу.

 Картинка пачек  будущих висящих  на мне девчонок, вызвала во мне   приступ скепсиса.

- Сомневаюсь, - и выдал. - Не нужны мне девчонки!
 
- Что так? Всем мальчикам рано или поздно нужны девочки, - вдумчиво сказал Дёма, внимательно следя за уменьшающимися цифрами на циферблате ручного  тонометра.

- Высоковато для тебя, - вроде бы не обращая  внимания на то, что  я ничего  не ответил на его фразу, тревожно сказал он.
- Так, а что   с температурой?

 Я вынул градусник и отдал ему. Не слишком ли я разболтался ? Подумает обо  мне…. что я… ну эта..
 
- Ну, тоже… не критично, конечно,  но и не совсем норма, - сказал он и посмотрел на меня. – Вот что, Сергей, я тебе сейчас укольчик  на понижение сделаю. Обещаю, совершенно безболезненно. Не боишься уколов-то?

- Кто я ?! – возмутился я. - Нет, конечно.  Тем более безболезненных. Я же не маленький

- Отлично. Вижу, что не маленький. / как-то со смыслом он это сказал- подумал я, а может мне показалось… эх, нравиться он мне…вот  и кажется/. Сейчас приду.
 
Он ушел, оставив меня в некотором  волнении. Я ж понимал  КУДА мне воткнут укольчик. Снять  штаны, да еще при таком взрослом парне, который еще и нравился, казалось тогда  мне  вершиной моих мечтаний. Ну, не считать же равнодушные взгляды на мою задницу пацанов из бассейна.

 Вернулся он  с небольшой коробочкой,  и я, встав с койки, и повернувшись к нему спиной, лихо спустил с  себя спортивные штаны почти до самых колен.
 
- Можно было всего лишь до половины, для укола нужна   верхняя первая четверть ягодиц,- мягко-поучающее сказал Демьян.

-А..,- акнул я. –Учту. На будущее.

   Ёпэрэсэтэ (сокращенно «б.л.я»), не знал, что попка  для медиков разбита на квадраты. Я слегка смутился и,  подняв штаны вверх, до уровня  той самой первой четверти, приготовился терпеть боль.

 Пахнуло спиртом, который приятной прохладой оставил на мне обеззараживающий след. И тут же легкий  укол. Совсем не больно.

- Вот и всё,- сказал он. – Не больно же?

- Нет, - ответил я, натягивая штаны.- Хочу, чтоб только ты мне делал уколы.
 
- Скорей всего так и получиться, Сереж,- улыбнулся Демьян. - Но у нас есть, если меня не будет,  квалифицированные медсестры, которые тоже все умеют.

- Не хочу я девок!  - возмутился я.

- Может, ты стесняешься? – предположил он,  с каким-то интересом глядя на меня (или мне снова кажется?).- Так это нормально для твоего возраста. Но врачей стесняться я не нужно, ни мужчин, ни женщин.

- Ничего я не стесняюсь, - надулся я и лег на койку.
 
- Хорошо ежели так, – сказал Демьян, не выясняя до конца, что же у меня всё не так с девками-то,  и  добавил. - Минут 30 не вставай, полежи, а потом можешь пройтись, погулять по коридорам. Но не долго. Лежать весь день – тяжко, отлично тебя понимаю.

Он ушел, а я  попытался вспомнить, как  же он меня смотрел. Был ли хоть какой-то интерес в его глазах. Нет, не понятно. Замечание сделал, что я штаны слишком сильно спустил. Но я ж, правда,вот придурок,  слишком спустил. В будущем пригодиться, не облажаться.

Жаль, что у меня нет глаз на затылке, чтобы взглянуть на него , когда он так медленно гладил меня ваткой со спиртом.  Ведь гладил же…  Гла-а-адил.

  Повалявшись, достаточное для получаса время, ибо часов у меня не было,  я решил-таки, следуя совету медбрата Демьяна, побродить по отделению,  и заодно выяснить  где – что. Терапевтическое  отделение представляло из себя  два длинных коридора , расположенных в виде буквы «Г». Ознакомление с  территорией заняло у меня минут 5.  Бродяжничая, я нашел всё, о чем мне говорили: мини-библиотеку, выключенный телек, закрытую столовую и журналы на столике. Взяв стопку, под утверждающий кивок «да- да, бери», сидящего за столом поста Демьяна, я вернулся в пустую палату и принялся  читать старые номера журнала  « 7 дней». И увлекся. За чтением меня и застал вошедший ко мне Демьян.

- Сергей, ты чего обедать не идёшь? Там ждать не будут, закроют, останешься голодным.

- Обедать? Уже? - удивился я.- А во сколько тут обедают?- и резво подскочил с койки.

- По разному, когда принесут.  Не выключай радиоточку, по ней объявляют,  когда…  Бля!

 Вот реакция у человека, сразу видно не зря учится в мединституте. В два прыжка он подхватил мое подающее,  успевшее пройти по инерции несколько шагов,  тело.
Очнувшись, первым делом я пожалел, что ничего не чувствовал, как он положил меня  обратно на койку. Он же, хоть и на несколько секунд, прижимал меня к себе! Я всё пропустил, дебил!  И ничего не помню! Вот досада!

Открыв глаза, я увидел, что он сидит рядом и щупает мне пульс.

- О, ты уже очнулся,- обрадовался он, откладывая руку. - Пожалуй, я тебе всё принесу в палату. Не ходи никуда. А посуду потом вернешь. Или ты  не хочешь есть?

- Не знаю, - неуверенно ответил я, радуясь что он так заботится обо мне. – Может, всё-таки я сам?

- Не-не, - замотал он головой. - "Я сам" ты будешь делать, когда выздоровеешь.

 Прозвучало двусмысленно. Я еле заметно улыбнулся.

- Так что лежи, я сейчас всё принесу. Съешь, сколько сможешь. Голодать тебе тоже не в пользу будет.

Он вернулся с подносом и  поставил его на прикроватную тумбочку.

- Тебя покормить? – серьёзно спросил он.

- Я сам смогу, Дём! Мне уже лучше!  Я даже есть хочу. Вот, - и принялся уплетать еще теплый суп.
 
Обед был  без изысков, но какой-то вкусный и сытный, что меня даже удивило. Ибо на тот момент считал, что в больницах кормят из рук вон плохо.

После обеда, прочитав еще пару журналов, меня сморило на третьем, и я уснул, так и не дочитав статью , как сейчас помню, про Ступкина. /Вот интересно, зачем память держит совершено не нужную мне инфу столько лет? Ну, что мне этот Ступкин?)
Разбудил меня знакомый голос из динамика, приглашавший пациентов ужинать.
Пока я, зевая и почесываясь, раздумывал иди мне самостоятельно в столовку  или нет, примчался Демьян.

- Ты еще здесь? Хорошо. Как себя чувствуешь?
 
- Нормально. Поспал даже,- улыбнулся я его появлению. Как же он обо мне беспокоится!

- Отлично. Ну, что попробуем в столовку сходить?

- Давай, – и схватил предложенную мне руку.

Здорово же было иди с ним по коридору и  чувствовать его   руку, крепко державшую меня –пациента-падальщика, как я себя  шутя окрестил.

 В небольшой столовой половина столиков была свободной, остальные были заняты, в основном, пожилыми людьми.
 
Одни дедульки с бабульками, - горестно подумал я, убеждаясь, что  общаться мне будет  тут не с кем. Во попал.

Демьян усадил меня за столик  и,  приказав:

 - Сиди, я тебе все принесу, - обслужил меня, как почетного гостя пятизвездочного отеля. Хотя, в то время я не знал, как это))  И даже про такие отели не слышал.

 Я  ловил недоуменные, перемешенные с завистью взгляды, и мысленно послал всех подальше.
 
- Как поешь, не уходи, я вернусь за тобой, - строго сказал Демьян.

-Угу, - кивнул я,  приступая к ужину, но дождаться его у меня не получилось. Какой-то мужчина, заглянувший в столовую, громко объявил, что к Сергею Маслову посетители. Я  ускорил процесс поглощения нехитрого ужина, и вскоре уже обнимался в холле больницы с сестрой.

Моя любимая сестренка, она, казалась,  никуда не спешила,  и пробыла  со мной больше часа, оставив мне перед уходом внушительный пакет с фруктами и соками.
- Завтра родители придут. Мы решили по очереди тебя навещать. Не скучай! - и она звонко поцеловала меня на прощанье  в щеку.

 Я вернулся в палату, протащив полные пакеты с едой мимо пустующего поста.  А где Дёма?

 В палате я распределил содержимое пакетов по полкам тумбочки (еле влезло!),  и отнес часть фруктов в  общий холодильник в коридоре. Больше заняться было нечем. Читать про вышедших в тираж, или еще держащихся на олимпе, звезд, больше не хотелось.

 Я  лег на койку и уставился в  большое окно палаты. Там еще по- летнему, не смотря на наступающий вечер, было  светло. Пацаны гуляют, играют, а я…Эх, тоска…
 
Зашел,  уже с градусником и тонометром, Демьян и ничем не упрекнув, почему я его не дождался в столовой,  начал снимать показания моего организма.

- Так…что там у тебя…какие тенденции-изменения…знаешь, чем чаще это делать, тем лучше….для установки точного диагноза….вот  еще баночку не забыть тебе принести…для анализа мочи….или возьмешь утром в комнатке….за туалетом… но лучше я принесу..

Я очень обрадовался его появлению,  и с   однословным  усердием начал поддерживать возникшее общение: « что ? да..ага...понял..куда?..а..понял». И вдруг мне стало казаться, что он как-то сдержан, и даже прохладен в разговоре со мной, пока беседа не повернула  к событиям в столовой и  к вопросу куда я ушел, и не прозвучал, как будто бы совершено его не интересовавший,  второстепенный вопрос:

 - А кто это тебя поцеловал, там в холле?
 
  Он видел меня в холле.Как интересно. Наверно, пошел искать, я же не предупредил его. И он забеспокоился.
 
- Так это моя сестра, Анютка. Навестить приехала.

- А, сестра, - сказал он ничего не выражающим голосом, внимательно рассматривая цифры на тонометре. - Она у тебя  очень молодо выглядит.

  Это верно подумал я: издалека, да ещё в обтягивающих джинсиках, я и сам бы не дал ей больше 18,  но на самом деле, она старше меня на 12 лет.

 После выяснения этого факта он заметно потеплел, снова стал улыбаться  и  мы проболтали еще немного, после чего он, сославшись на какие-то дела, покинул меня.

Неумолимо наступала ночь, за окном стало совсем темно. Я принял душ, благо и он  находился    в моей палате,  и приготовился  ко сну, то есть
 лег и закрыл глаза. Но  сон не шёл, видимо, сказалось то,  что поспал до ужина, и мозг  упорно не хотел отключаться и все вертелся какими-то  мыслями о сегодняшних событиях моей жизни  и вопросами вокруг того, а чего Дёме моя сестра, и её поцелуй, а?

Я вертелся,  как волчок и  весь измучился, как вдруг дверь в мою палату тихонько открылась  и вошла какая-то тень.

- Сереж,- голосом Демьяна сказала тень. - Ты спишь?

- Ни хрена, - тут же отозвался я. - Не могу. Измучился весь.

- Я так и подумал, поэтому и заглянул. В первую ночь все плохо спят. Давай помогу.

- Как? – удивился я.-  Сказку на ночь расскажешь?

- Нет,-  рассмеялся он.- Сказочный укол сделаю. Хочешь?

- Да! – обрадовался я предложенной помощи.- Глаза скоро лопнут от  бессонницы.

- Сейчас вернусь, не лопайся, - и он исчез в темноте.
 
 Вот я сейчас и проверю, чего тебе  так поцелуй моей сестры дался. Я быстро стянул с себя трусы и засунул их под подушку. А что?! Лето же. Может, мне  жарко одетым спать! Хотя, из одежды,  на тот момент, только они и были.

Вернувшийся медбрат, включил ночник и зашуршал коробочкой с апмулами.

- Сейчас, через минуту , уже 10 сон будешь видеть, - пообещал он, и откинул одеяло.
 
Секундная пауза.

- А…  жарко… - наконец-то нашелся, что сказать  увиденному,  умный Демьян.
- Очень. Душно ещё так,-  сказал я, как будто я дышу  обнажённой задницей. - А что ? Нельзя? Я же один в палате.

- Да почему ж нельзя, - тактично сказал Демьян.- Это полезно и только приветствуется всеми медиками. Я тоже люблю спать обнаженным, - неожиданно поделился он  о себе интимной информацией.
 
 Я покосился на него, мысленно представляя его голым. Хоть бы одним глазком. Воочию. Эх…

Демьян намочил ватку спиртом и медленно стал гладить ею мою попку.
   Ну, епт. Гладит же. Гладит! Лежать на животе стало не совсем удобно, но я не выдал себя лишними движениями.  Затем Демьян сделал  такой же, как и днём, почти безболезненный  укол в верхнюю четверть моей, совершено не квадратной,  попки.

 - Сейчас уснешь, -  еле слышно сказал Демьян, кладя шприц в жестянку. - Спокойной ночи, Сереж.
 
 Я натянул на себя одеяло и, повернувшись на спину, поймал взгляд  Демьяна, попытался хоть что-то прочесть в  его глазах.  Странный взгляд…  не понимаю… так смотрит… ждет, когда я усну? И всё? Больше ничего? Или всё –таки…

На фоне  потемневшего окна очертания  лица Демьяна вдруг  стали  быстро расплываться.

- Споко…  - и  я отрубился.

Ты же приподнял одеяло, Демьян, когда я уснул? После этих нежных поглаживаний ваткой, там было что смотреть.))

продолжение следует......


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.