Исповедь не выходившего неделю из дома

[Пс:22-4]

Часы отбили без четверти десять вечера, хотя сказать «отбили» скорее уже архаизм, ведь ничто не возвестило характерным звуком о наступлении этого момента времени. Это были лишь зелёные светящиеся цифры на кухонной плите, без намёка на движущиеся шестерни и стрелки.
И ровно в это время я принял решение, что сегодня наконец-таки выйду из дома и немного прогуляюсь. Почему именно сейчас? Определяющим фактором послужила погода, которая как раз вечером становится такой, что можно выйти на улицу без опасения расплавиться от жары.
Надо сказать, мир остался практически прежним: вопреки всяческим сомнениям, асфальт всё так же твёрд, люди смотрят на тебя всё так же и неоновый свет вывесок магазинов всё так же горит. Разве что вон там кусты подросли и строящийся совсем неподалёку жилой комплекс устремляется только ввысь.
Непривычно вздрагиваешь от резкого оглушительного сигнала автомобильного клаксона, за доли секунд перебирая у себя в мыслях: «Что, нарушаю правила?», «Тебя сейчас собьют!», и кое-что непечатное.
Со мной заговорил некто внешностью похожий на китайца. Не разобрав его диалект, я автоматически сказал: «Чего говоришь?». Где же мои воспитание, хорошие манеры, чувство такта? Стоило, наверное, вежливо переспросить, а я...
В общем, он спрашивал «покурить». А так как я не курящий, мне было крайне трудно ответить на его запрос утвердительно, достав сигареты из заднего кармана джинсов. Разве что против здравого смысла сбегать и купить на деньги, которых с собой не было.
Никогда не знаешь, что может тебе пригодиться. И эта мысль посещает меня, когда я раздумывал что надеть и что взять с собой. В этом случае неминуемо рискуешь или забыть что-то важное или взять с собой сверх меры того, что необходимо. Или вообще будешь, подобно Анатолию Вассерману, постоянно носить с собой набор вещей, которые могут тебе внезапно понадобиться.
Именно поэтому я надел часы, потому что без них не могу, фенечку, потому что так привык, взял ключи, иначе бы не смог закрыть входную дверь, и телефон, если кому вдруг понадоблюсь. Последнее – очень маловероятно.
Гуляю без цели, не знаю куда и зачем иду. И здесь как всегда вечная проблема выбора, которая на этот раз отозвалась вопросом: «Влево или вправо?» Хотя, собственно, почему бы не пойти прямо или не повернуть назад? И ведь нет волшебного камня, как у витязя на распутье.
Однако почему-то я выбрал «влево». В конце концов, надо же что-то выбирать.
На перекрёстке авария. Столкнулись, кажется, две машины, а ещё две рядом – это «подмога». Как всегда кто-то бегает вокруг того, о чём говорят «не роскошь, а средство передвижения», и говорит по телефону на повышенных тонах, вот группа людей, выясняющих отношения. А вот по тротуару идёт человек, который уже обрисовал ситуацию, сделал для себя несколько заметок, а потом написавший об этом в рассказе.
Светофор долгое время давал сигнал в виде зелёного человечка, однако стоило только к нему подойти, как он тут же заморгал и переключился. Теперь на меня смотрела уже другая фигура, на этот раз в красном. «Вот так всегда!» - раздосадовано подумал я. Закон подлости в действии, не иначе.
Не став противиться воле устройства, выполняющего роль дорожного регулировщика, я покорно остановился, удивляясь собственному решению, потому что обычно мне ничего не стоило нарушить правила и перейти на другую сторону, если позволяет ситуация. Ситуация, надо сказать, вполне позволяла. Но сейчас я не считал секунды, не шёл на встречу, а просто шёл, практически куда глаза глядят.
Дальнейший выбор направления пути сводился к принципу «подальше от людей», чтобы никто не окидывал тебя оценивающим подозрительным взглядом, никто не задал вопрос, будь то банальное «сигареты не будет» от лица представителя национального меньшинства, которого ты не поймёшь и переспросишь, «где здесь такой-то дом» для заплутавшего, или любой другой, на который ты не ответишь ничего вразумительного. Но это город, и куда бы ты ни отправился, везде будут люди. Главное, не подходить к тому дому справа, из которого вечно в тебя чем-то кидают, а ты лишь ещё больше злишь вольных стрелков, громко крикнув сквозь ночь одно слово, столь много значащее: «Промазал!»
И ожидание воплотилось в жизнь, хотя иного по логике вещей и не следовало ожидать. Вот обгоняешь двух девиц, вот по правому борту мимо прошла парочка, мило державшись за руки, вот со свистом пронёсся рядом велосипедист. Мужик в светлом наряде внезапно остановился, проверяя что-то в своём нагрудном кармане, паренёк споткнулся о «лежачий полицейский», не знав, должно быть, о его существовании. Мальчик кричал из окна, пытаясь обратить на себя моё внимание – он не знал, что мне всё равно и что я меньше всего хочу каким-либо образом общаться с людьми.
Проходя мимо чисто «по-задорновски» сочетающихся друг с другом аптеки и вино-водочного магазина, невольно услышал, как один дядька что-то рассказывал про Иисуса, однако видом своим на проповедника похож не был. Вынырнувшие из-за угла девушка с парнем, до сего момента бойко беседовавшие, на доли секунд прервали разговор, завидев меня.  Парень уставился на меня так, будто встретил старого знакомого, и даже было улыбнулся, но тут же был одёрнут своей спутницей, которая не поняла его странного поведения. Мы встретились взглядами, и впечатление было такое, что я действительно мог его знать. Но наша встреча не закончилась ни рукопожатием, ни обменом информацией, ни дружескими объятиями.
Фонарь, что стоял в ряду здоровых собратьев, светивших исключительно ярко и исправно, горел тусклым светом, словно «приболев». И стоило мне подумать об этом, как через пару секунд он заработал в полную силу, приходя в чувство от понимания того, что его кто-то заметил.
На небе зажигались звёзды, как будто слыша мои мысли о том, что «вот тут» неплохо бы смотрелась светящаяся точка. Группы звёзд приходили в движение, но, заметив, что на них смотрят, быстро останавливались. Засмотревшись на эти весёлые нелепые действия, я теряю координацию движения, и меня сносит куда-то вбок. Наверное, это очень странно выглядело со стороны. И вообще странно в нашей продвинутой техногенной цивилизации смотреть на звёзды летним вечером. Разве что ты не занимаешься астрономией.
И не даёт покоя тот факт, что с развитием общества и умножением благ мы, в конечном счёте, лишаем себя выбора, не зная за что бы ухватиться. И тогда даже созерцание мира возводится в ранг занятия бесполезного и безумного.
Уже выходя из лифта и направляясь к двери того, что гордо именуется словом «дом», я повернул в другую сторону и вышел на общий балкон, чтобы ещё раз взглянуть на то, что обычно вижу только из окна, потому что сижу несколько дней дома и провожу время за чтением книг. Моему появлению удивился бы сосед, который вышел сюда покурить. Или кто-то смотрел из темноты лестничной клетки, недоумевая, зачем какому-то чудаку понадобилось полюбоваться неуловимой красотой загадочного и непонятного мира. Но не было ни соседа, ни «мистера Икс». Во всяком случае, последний виду не подавал.
И ведь всё то же самое может думать кто-то другой! Может, кто-то точно так же вчера ходил по городу, ни с кем не разговаривал. И наблюдал человека с отсутствием эмоций на лице и с капюшоном на голове, который всё время смотрел на небо. Мне приятно думать, что я не одинок, соответствует это действительности или нет.
Но невозможно приметить всё, и тут опять же стоит проблема выбора. Да, я забыл про молодого человека в футболке «Nirvana», слушавшего музыку в наушниках, и про булочную на углу... и много ещё чего. И это никак не связано с памятью или желанием намеренно описать как можно больше. Тогда бы моё повествование уложилось в одно короткое предложение: «Вышел вечером погулять». Так или иначе, мы всегда делаем выбор.
«Пожалуй, хватит для первого раза» - говорю я самому себе, будто впервые в жизни вышел на улицу, и покидаю общий балкон, скрипя кедами по выложенному плиткой полу.

23-24 августа 2013


Рецензии
Владимир описали вы мастерски бесполезно проведённое время, но я такое состояние испытывала только при социализме, кода за тебя Партия решала, а тебе надо было только плыть по течению, а сейчас нет свободной минуты: в жизни надо столько всего ещё освоить. С современными технологиями стало так интересно жить. Заниматься можно хоть чем: писать романы, стихи, писать картины, писать музыку,заниматься фотосъемкой и т.д. и т.п.Занятий для того, чтобы не впасть в уныние очень много.))
С уважением, Светлана.

Светлана Максимовская   23.11.2013 08:57     Заявить о нарушении
Светлана, спасибо что заглянули, спасибо за отзыв, очень признателен!
Однако позволю себе парочку ремарок: отнюдь не бесполезно проведённое время описано здесь, наоборот - это время осознания, осознания себя и всей паскудной действительности, в которой пришлось оказаться, и оказаться по собственной же воле, это время размышлений и дум, это пробуждение.
Это не просто уныние или бесконечные поиски себя и "своего дела". Это отчасти история того, зачем каждый месяц ходишь к психиатру, история глубоких бескрайних депрессий, бессонниц и бегства от реальности.
P.S. Владимир и Владислав всё-таки разные имена (:

Владислав Тихомиров   25.11.2013 14:51   Заявить о нарушении
Владислав, извините, что Ваше имя перепутала.НЕ обижайтесь.
Всего Вам доброго. Простите.

Светлана Максимовская   25.11.2013 18:13   Заявить о нарушении
Да будет Вам, пустое! Спасибо ещё раз, заглядывайте. :)

Владислав Тихомиров   25.11.2013 22:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.