Любимая женщина капитана. Встреча гл. 4

  Все персонажи романа вымышленные, и любое совпадение и сходство является случайным. Материал дан в сокращении.

Предыдущие главы: http://www.proza.ru/2013/09/11/635
http://www.proza.ru/2013/08/28/1214
http://www.proza.ru/2013/07/18/545
 


 Бойцы двигались осторожно, внимательно вглядываясь под ноги, подсвечивая песчано-каменистую почву ручными фонариками, прикреплёнными к цевью автомата. Вокруг кишлака могли быть мины-ловушки, да и подвижные камни, попавшие под обувь, на гористой поверхности могли вызвать шумное обсыпание почвы.
 
До блокпоста, куда отправились Афанасьев с Саидовым за «языком» было метров пятьсот. Он располагался  в том же горном массиве, где укрылась разведгруппа. Днём  с этих высот хорошо был виден кишлак, и окружающая его территория. Но в темноте, строения просматривались еле-еле, только за счёт тусклого света, падающего из окон домов.

Это обстоятельство было принято во внимание капитаном, при составлении плана дальнейших действий. Он тщательно изучал территорию, вплоть, до расположения деревьев и кустов, глядя в бинокль, выискивая безопасные места продвижения по кишлаку. Нужна была только информация – в каком, конкретно, месте находится Зотова.
 
  Григорий с Рустамом выключили фонарики и растворились в темноте. Беззвучно приблизившись, к стоящему на посту вооружённому до зубов моджахеду, Гриша применил к нему захват за шею сзади, так, что тот не смог даже вскрикнуть, а Рустам моментально разоружил «языка» и связал, вставив в рот кляп.  Пленённого «духа», бойцы доставили в расположение разведгруппы, и  Князев, с помощью Саидова, тут же начал допрос:
  – Рустам, спроси у него, где они держат женщину - врача, и скажи, что ему ничего не будет, если даст правдивую информацию.
 
 И  моджахед,  с приставленным Гришей армейским ножом у горла, сообщил, в каком доме находится врач. Рассказал он и об охране, а также о блокпостах, расположенных вокруг кишлака.
  Второй «язык», доставленный через некоторое время братьями Понамарёвыми, оказался не таким разговорчивым, но после нескольких болевых приёмов, применённых к нему, начал давать показания, и его информация совпала с данными предыдущего «языка».
  Это обстоятельство убедило капитана в том, что Зотова именно там и находится, и он отдал приказ выступать.  Разведгруппа, всем составом, двинулась в кишлак, оставив связанных моджахедов на месте.

  Спецназовцы перемещались цепочкой один за другим, не производя ни малейшего шума.
Отработанными мощными ударами в голову и в спину надолго отключали охранников- моджахедов, продвигаясь всё ближе к цели. Разведгруппа действовала профессионально тихо  –  без единого выстрела и без крови.
Подойдя вплотную к дому, окружённому, глинобитным забором – дувалом, в котором по информации « языков» должна быть Зотова, бойцы укрылись в кустах,рассредоточившись вокруг одноэтажного здания. Половина группы остались на местах  для прикрытия, а остальные вместе с Князевым беззвучно перебрались через забор и оказались  во дворе. Используя эффект неожиданности, спецназовцы обезвредили четырёх часовых, и с автоматами на взводе  вошли, в освещённое  керосиновой лампой небольшое помещение, увешенное коврами.
 
  В центре комнаты, на возвышении, весь в бинтах и с закрытыми глазами, лежал главарь моджахедов  – Алим. Рядом, на ящике от снарядов, сидела женщина в одежде военврача: в брюках и куртке ХБ, без знаков отличая. На голове у неё была повязка из марли, заменяющая платок. Вокруг, на прикрытых тканью ящиках, лежали ампулы, шприцы, и хирургические инструменты.
Женщина повернула голову в сторону вошедших, и на глазах у неё появились слёзы радости.
– Вы, Зотова? – взглянув мельком на женщину, – спросил Князев.
– Да, – ответила она ели слышно.
– Мы за вами. Быстро уходим!
– А инструменты?
– Оставьте, сейчас не до них.

  Выходя из дома, Князев загасил керосиновую лампу, и двор погрузился в полную темноту. Это  помогло всем покинуть здание уже через ворота.
Операция в доме длилась не больше  трёх минут и бойцы вместе с хирургом исчезли в темноте так же быстро, как и появились. 
Через полчаса группа была уже в бронетранспортёре, оставленном в укрытии.
Разместившись внутри и снаружи на броне, бойцы продолжали внимательно следили за ситуацией, осматриваясь по сторонам. По команде капитана, водитель завёл двигатель, и БТР пришёл в движение.
Проехав несколько минут без происшествий, бойцы услышали за спиной шум приближающихся машин, а потом, в начинающем брезжить рассвете, на дороге показались три  джипа с открытым верхом и набитыми до отказа вооружёнными моджахедами. Князев, сидевший наверху на броне с несколькими бойцами, крикнул:
– Приготовиться всем к бою!
 Бойцы развернули оружие в направлении джипов, сняв с предохранителей, ждали  приказа.
– Огонь! – крикнул командир,  и тут же заработал пулемёт. Первый джип вышел из строя, и по выскочившим из подбитой машины моджахедам, автоматными очередями заработали АК спецназовцев. Из оставшихся на ходу джипов,  плотным огнём отвечали «духи».
«Надо срочно что-то предпринимать, иначе хирурга мы, всё-таки, не довезём»,– крутилось в голове капитана.

 Машины с моджахедами приближались всё ближе и ближе, и Князев принял решение. Сквозь шум автоматных очередей и шум мотора, капитан прокричал радисту, сидящему рядом:
– Сообщи в штаб, чтобы встретили машину с Зотовой, я остаюсь с сержантом,автоматчиком и двумя бойцами на прикрытии. Мы через зелёнку вернёмся. Там километров пятнадцать до части. И водителю передай, чтобы на повороте сбавил ход, мы  спрыгнем.
 На ближайшем повороте бронемашина притормозила. Бойцы, сидевшие сверху на броне с капитаном, соскочили на землю, а  БТР продолжил движение.
Пока отстающие джипы не появились в зоне видимости, спецназовцы успели занять безопасные позиции в придорожных холмах и встретили моджахедов пулемётными  и автоматным огнём.

  Пулемётчик несколькими очередями из «Утёса» подбил оба джипа. Оставшиеся в живых душманы, высыпались из машин, рассредоточившись по холмам. Спецназовцы за несколько минут ведения боя, уничтожили  десяток моджахедов и, отстреливаясь, и бросая гранаты, начали отступать к зелёнке. Бронетранспортёр был уже далеко, и продолжать бой не имело смысла.

Оставшиеся моджахеды преследовать Князева с бойцами не стали. У них тоже смысл пропал – доктора, как они поняли, им уже было не достать. Капитан с бойцами, без потерь, вернулись в часть после обеда, а Зотова, в это время, проводила  сложную операцию полковнику Егорову.

  К вечеру капитан, приведя себя в порядок и отдохнув, решил посетить медицинский блок. Успокоившись, после опасной боевой суматохи, у Алексея появился интерес к освобождённой Галине Зотовой. Его впервые посетили мысли, связанные с её именем.
«А, вдруг,  это Галка Леднёва? Хотя, конечно, вряд ли, но проверить надо»,– с такими мыслями, Князев открыл дверь в помещение и спросил у знакомой медицинской сестры, сидящей в приёмной:
– Здравствуй, Люся, скажи, а Зотова где сейчас? Увидеть её можно?
– Здравствуйте, товарищ капитал, – расплылась в улыбке молодая женщина, – она вас, кстати, тоже искала. Сейчас она в хоз-палате отдыхает, но она велела к ней обязательно зайти, если, вы появитесь.
– Да?
– Угу…
Князев шёл по коридору,  поймав себя на мысли, что очень волнуется.
« Что это ты, товарищ капитан, так разволновался, неужели любовь пацана - подростка никуда не делась? Ладно, сейчас увидим, так ли это, на самом деле? А может быть, это и не она вовсе?» – Спрашивал себя мысленно бравый боевой офицер, а сердце учащённо билось от волнения.

  На стук Алексея в дверь, никто не ответил, и капитан зашёл в складское помещение с полками для постельного белья и медикаментов. В углу на медицинской кушетке, прикрывшись белым халатом, спала Зотова. В маленькое окошко падал только свет от вечернего неба и от тусклого уличного фонаря, но Алексей в спящей женщине узнал Галку Леднёву. Она мало изменилась. Всё так же была хороша! Разбросанные по подушке тёмные волосы, пухлые маленькие губы, чёрные дугой брови и длинная волнующая шея. Сейчас Алексей смотрел на неё уже не как влюблённый пацан, а, как мужчина, знающий толк в женщинах. Галина, как будто, этот взгляд почувствовала и открыла глаза. Увидев  перед собой стоящего офицера, удивлённо спросила:
– Вы кто?
Включив свет, Зотова, продолжая рассматривать симпатичного синеглазого капитана,  собрала волосы в хвост, и с интонацией сомнения задала вопрос, в ответе, которого не была уверена.
– Вы, Алексей Князев?
– Да…
– А не тот - ли это Алексей, который Лёха, из Польнского?
– Он, самый! – ответил Князев, широко улыбаясь белозубой улыбкой.
По его улыбке Галина, наконец, узнала Лёшку, которого видела последний раз шестнадцатилетним пацаном. С тех пор прошло семь лет, и пацан превратился в красивого мужчину. У Галины уже тогда были мысли по поводу его улыбки. В ней было что-то такое, от чего у взрослой девушки появлялось лёгкое волнение, и сейчас, глядя на бравого офицера, она утвердилась в своих мыслях: «А я была права, какой из тебя, Лёха, парень-то получился.  Наверное, многим девчонкам головы вскружил».  Отбросив от себя мысли женщины, заинтересовавшейся мужчиной, Галина, вдруг, осознала, что перед ней её земляк - Лёха, который спас ей жизнь, и она, обняв крепкого парня за талию, осыпала его лицо горячими поцелуями. По щекам её текли слёзы, а она всё целовала его и целовала, как ребёнка, приговаривая между поцелуями:
– Лёшка, надо же! Это ты!
А капитан стоял растерянный и не знал, что делать. Наконец, Галина успокоилась, вытерла слёзы и, отстранившись от Алексея села на кушетку, пригласив и капитана присесть рядом.
Ну, что Алексей Князев, может со встречей и спиртяшки вмажем?
– А, что, давай. У меня сегодня боевых выходов не предвидится. У тебя есть?
– А то!
Галина поднялась, достала  с полки бутыль с медицинским спиртом и, разлив по мензуркам, протянула капитану. Они чокнулись и понемногу отпили.
Продолжение следует.

http://www.proza.ru/2013/09/23/1723 


Рецензии
Спасибо,Света ,за интересный роман.Красивая встреча произошла...Об Алиме тишина,его убрали?...

Наталья Егерева   28.01.2019 17:56     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.