Людмила и чудеса

 САМА ПОТРУДИСЬ

Рассказывает Людмила П.,  преподаватель по классу вокала, мама троих креативных  сорванцов.

 - Много лет назад  я  училась в Москве,  в Российской Академии музыки имени Гнесиных, и жила в общежитии. На дворе стояли, как сейчас говорят, лихие девяностые, жилось мне и моим иногородним однокурсникам бедно, голодно, но весело – впрочем, так студентам и положено.  Мы подрабатывали – кто где мог, бегали по театрам и концертам, отмечали  вскладчину дни рожденья, девчонки делали друг дружке прически и одалживали платья. Последнее было особенно важно, поскольку педагоги по специальности нам, будущим артисткам, никаких скидок на трудные времена не делали и требовали, чтобы на всех экзаменах и академических мы выглядели на все сто.

   Конечно,  на нашем курсе далеко не все девочки могли похвастаться модельными габаритами. Я из-за своих лишних кило ужасно комплексовала.  Мой преподаватель,  Жанна Мартиновна, утешая меня, говорила, что в тощем тельце большой голос не живет, и приводила в пример  Монсеррат Кабалье и Марию Каллас. Мария в свое время резко похудела,  но впоследствии  заболела  и умерла. Из чего Жанна Мартиновна делала вывод, что так кардинально бороться с природой  ей не следовало. А Монсеррат, хоть поперек себя шире,  до сих пор жива-здорова и поет как соловей. Полностью согласна с Жанной Мартиновной была моя соседка по комнате, украинка Натка Корогодько. Натка  училась на отделении сольного народного пения, имела монументальные формы, шикарную  антрацитового цвета косу и низкий голос невероятного объема и красоты.

- Забей, Людка! Хорошего человека должно быть много, - убеждала меня Наталья, угощая привезенным из далекого Луганска национальным продуктом или  пирогом  с капустой, испеченным в единственной на весь этаж исправной духовке. Я завистливо вздыхала. Хорошо Натке, она на своем народном поприще проблемами с фигурой не заморачивалась.  Когда эта хохлушка-перебежчица выплывала на сцену в алом сарафане колоколом и парадном, густо  расшитом блестками кокошнике, то казалась  живым воплощением самой матушки-России, у которой, как известно,  щедрая душа. Худоба при таком сценическом образе прямо противопоказана.  А у меня – академический вокал, колоратурное сопрано.  Этим  голосом в операх поют,  как на подбор, девушки юные, нежные и даже иногда умирающие – от любви или там от чахотки, неважно. Вот попробуй-ка убедительно изобразить  Виолетту из «Травиаты»  или  Манон Леско, если у тебя  минимум десять  лишних кило и здоровье, фигурально выражаясь, из всех застежек лезет.  Тут уж любой зритель в унисон со Станиславским завопит: «Не верю!»

  Так я, глупая, в то время считала и время от времени судорожно пыталась похудеть. В середине третьего курса  у меня появилась и более мощная  мотивация: я познакомилась с интересным парнем, москвичом  по имени Вадим, а Вадиму нравились  стройные девушки. Это я поняла благодаря тому, что он при первой же нашей беседе сообщил, что я похожа на актрису Вивьен Ли, которая сыграла  Скарлетт в знаменитом голливудском фильме «Унесенные ветром». Меня это неожиданное сравнение ужасно сконфузило. Что у нас с Вивьен действительно общего, так это зеленые глаза и вздернутый нос.  Что же касается фигуры, то  таких, как она, во мне могло поместиться штуки полторы, если не больше. И я после незаслуженного комплимента решила это соотношение во что бы то ни стало изменить. Чтобы сравняться с этой несравненной, в общем-то, красавицей не только носом, но и прочими параметрами.

Подогревал мою решимость следующий факт. Через месяц у нас в академии ожидался  концерт, где я должна была выступать с программой русских романсов. Вадим обещал непременно на этот концерт прийти. По такому случаю я просто обязана была  его поразить, причем  не только своим талантом, но и внешним видом. Главное место в моих планах отводилось роскошному по тем временам платью, которое  одна из моих подружек сшила себе для свадьбы сестры и давала, добрая душа, взаймы,  если очень попросить.  Оно было умопомрачительной красоты  – шелковое, изумрудного цвета, с мягкими струящимися до самого пола складками,  глубоким декольте и  серебряной вышивкой люрексом. Это платье изумительно мне шло. И трещало на мне по всем швам, как и  весь мой гениальный план покорения Вадима, который зависел от одной малости – моей способности быстро и сильно похудеть.

  Надо сказать, я насчет своей силы воли в то время уже не обольщалась. По горькому опыту знала, что обязательно соскочу с любой, самой щадящей диеты. В очередной раз мучиться, худея  обычным способом, мне не хотелось, и поэтому я решила пойти  другим путем.  Отправилась в церковь  на улице Неждановой, что возле консерватории, поставила Богу свечку и усердно помолилась, чтобы мне похудеть. Да-да, именно об этом. Не о том, чтобы у нас с Вадимом что-то получилось, а  о том, чтобы сбросить лишние килограммы и влезть в это распрекрасное платье. Так оно мне разум затмило, будь оно неладно.

    И что же вы думаете? Горячее мое желание было исполнено сразу и в точности! Вернувшись  в общагу, я почувствовала озноб, потом сильно поднялась температура, всю ночь я промучилась и наутро не могла встать из-за ужасного гриппа. Отболела я по полной программе, с осложнением на уши и каким-то мерзким синуситом в носу. А главное, у меня с началом болезни абсолютно пропал аппетит. Полторы недели я ничего не ела. Только пила слабый чай с лимоном. И худела, худела…

  Короче говоря, в заветное платье я поместилась, и академический спела, и Вадим на концерте присутствовал,  и даже подарил мне длинную бледно-лиловую розочку,  но как-то у нас потом все очень быстро разладилось, сама не знаю почему. Может быть, я догадалась про Вивьен неправильно и ему нравились как раз пухленькие девушки. А может быть, просто – не мой был человек. И то сказать, что между нами общего – он москвич, профессорский сын, а я, хотя и певица, но все же из тех, кто «понаехали»… И судьбу свою я встретила уже не в Москве, а в родном Минске, и никогда не жалела о том, что не «зацепилась»  в первопрестольной. Где родился, говорят, там и пригодился – это в точности про меня.

   Со временем я стала в храм уже не захаживать, а ходить, и поняла много важных вещей. Но одной из самых главных научилась после того случая с платьем. Нечего думать, что Бог сделает что-то за тебя. Он может помочь, и оградить, и подсказать. Но  прежде всего – сама потрудись! Вот.
   
 


Рецензии
Старый еврей в ресторане заказал борщ. Официант приносит, а еврей понюхал тот борщ и говорит:
- Сами ешьте Ваш суп
- В чём дело? Всем же нравилось
- А Вы попробуйте сами
- Так а что пробовать? Он же свежий, я же знаю. И пахнет прекрасно.
- Нет, Вы попробуйте, попробуйте
- Хорошо, где ложка?
- Вот!!!

У меня музыкальный слух. Но учиться в музыкальной школе считал позорным, как и Вы считали, что мужчин привлекает внешность. Вот и не сложилось

Кабердин Владимир   03.07.2014 13:19     Заявить о нарушении
Да, бывают у людей необъяснимые предубеждения. К счастью, жизнь нас все же чему-то учит, пусть порой и не по-доброму. Спасибо за отзыв!

Елена Пименова 2   03.07.2014 21:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.