Феоктиста - Богом данная. Часть 2

                начало http://www.proza.ru/2013/09/26/1268


Второй муж Феоктисты усыновил моего отца. Мои брат, сестра и племянники, до сих пор носители его фамилии. Иван Сергеевич Веретенников был председателем сельсовета где-то в Оренбургской области. Жили хорошо первое время, потом новая страсть позвала его в Среднюю Азию. Феоктиста с девятилетним сыном отправилась на поиски неверного мужа
в 1933 году. Из вымирающей деревни, спасаясь от голода, в Ташкент-город хлебный ринулась вся родня мужа. Эту родню с бабушкиной доброй и щедрой руки мы всегда считали своими кровными родственниками.

Сейчас, говоря о голодоморе, почему-то упоминают чаще Украину. Я с детства слышала о том, как вымирали голодные семьи в Оренбуржье. Первыми умирали здоровые мужики, надеясь на свою выносливость, они больше заботились о старых родителях и своей семье. Потом умирали женщины, отдавая последнее детям, а потом уже дети и старики.Рассказывали о том, что видели людей в последней стадии истощения, опухших от голода, и о том , как рвались животы у тех, кто нечаянно находил какие-то припасы и на радостях объедался.

Память об этой человеческой трагедии, видимо, отложила сильный отпечаток на старшее поколение. На всю оставшуюся жизнь  появилось правило всех кормить и угощать.
Хлебосольная Феоктиста долгие годы собирала  вокруг себя новую родню и односельчан,
даже когда в конце сороковых годов Иван Сергеевич умер после тяжелых фронтовых ранений. Для всех находилось угощение, доброе слово и тёплый угол.

Работала Феоктиста охранником на мелькомбинате. Однажды уснула стоя, опершись на ружьё.
Пожалел красавицу-казачку директор. Не предал, не сдал. Иначе - расстрел, в лучшем случае семнадцать лет каторжных работ на лесоповале. В военные  годы, голодные даже в далёкой Азии, никто не решался унести домой в кармане горсть зерна с мелькомбината или котлетку из детского сада. Не только смертная казнь и тюрьма останавливали от воровства, а та самая Совесть, что в сердце вместе с Богом.

После смерти мужа Феоктиста трудилась вместе с узбеками на хлопковых полях
( труд этот ни сколько не легче лесоповала. И я и мои дети узнали, как тяжек труд хлопкороба,не из книжек. На сбор урожая увозили школьников с 5 класса, а младшим привозили курак, несозревшие коробочки в школу, и дети, вместо учёбы, очищали сырец от коробочек). Чернобровая зеленоглазая смуглянка , загоревшая на солнце, мало отличалась внешне от коренных жителей. 

Сына Петю призвали в армию в августе 1944 года. Знала она, что учился на лётчика в Оренбургском лётном, потом связь прервалась на долгие годы. Только через 6 лет он вернулся и рассказал, что на фронт его с товарищами отправили весной 1945, а война вскоре окончилась. Всех вернули в училище. Во время тренировок самолёт разбился, друг Костя погиб, а он с тяжёлой контузией больше года  был в госпитале. Не писал, не хотел расстраивать, думал, не выживет.

Жила уже не совсем молодая вдова в глиняной мазанке вместе с подругой. К подруге захаживал бывший фронтовик. Женихался больше года. Тогда это было нормой - дружить до свадьбы по  три, пять и даже  семь лет. Именно дружить, а не жить, как сейчас  говорят, в гражданском браке. Так вот, ходил жених к подруге, ходил, а к соседке приглядывался.
Так внимательно приглядывался к красавице и скромнице, что именно её замуж и позвал.


                Продолжение следует


Рецензии
Люся, хороший рассказ и воспоминания! В нашей молодости не было никаких гражданских браков! Я их считаю за блуд! Потеряна честь, как мужская, так и
женская... Удачи и доброго дня. С теплом, Тамара.

Тамара Терёхина   28.11.2014 13:03     Заявить о нарушении
Благодарю Вас , Тамара, за визит и добрые пожелания.

Люся Веретенникова   29.11.2014 10:50   Заявить о нарушении