Удел охотников

   Вот уже десять лет, как закончилась последняя война и воцарилось затишье. Вот уже десять лет, как их клан живет на кусочке земли в глубине чудом сохранившегося материка и дышит относительно свежим воздухом. Иногда из-за пепельно-серой завесы облаков проглядывает солнце, и это радует их душу и вселяет в сердца слабую надежду. Похоже, им повезло. Их добрая сотня человек, в свое время объединившихся в клан, чтобы противостоять тем зомбированным выродкам-каннибалам, которые как опасные насекомые повылазили из-под земли после ядерной зимы, а заодно мутантам и диким зверям, которых тоже предостаточно. У них есть вожак или, вернее, предводитель по имени Эл Ной,( хотя он не создавал ковчега и не собирал в нем каждой твари по паре). И можно было бы жить-поживать да добра наживать.

   Однако рано или поздно запасы продовольствия и боеприпасов, которых никогда не бывает много, надо пополнять. А это значит, что следующая экспедиция в опасную зону будет длиннее и серьезнее предыдущей.

   Ной отлично понимал это, когда начал собирать отряд для новой вылазки. Он отобрал шестерых самых крепких и выносливых мужчин,( женщин предпочитали не брать вообще, хотя те обычно и не рвались, проявляя мудрость и предпочитая оставаться с детьми).

   Эти парни были серьезными охотниками, испытавшими на своей шкуре не раз, что значит столкновение с враждебной средой, где выживает поистине только сильнейший. Все были вооружены- в основном боевыми трофеями, добытыми на заброшенных военных базах.

   Построив свой отряд, Ной придирчиво осмотрел каждого и, убедившись, что все подтянуты, собраны и здоровы, произнес обычные слова:

 - Знаете, на что идем? Все готовы умереть за свою семью?.. Отлично!- он ободряюще улыбнулся бойцам.- Нам предстоит долгий путь. На этот раз придется двинуть на юго-запад и пройти около сотни километров. Нет нужды говорить, что, возможно, назад мы вернемся не все.

   Он проследил за реакцией воинов, которые оставались бесстрастны, хотя можно представить, что каждый из них в этот момент переживал. Он остался удовлетворен внешним видом мужчин, даже если это и было всего лишь холодной маской.

   Затем, как всегда в этих случаях, он обнял свою жену, красавицу Милу и с улыбкой приказал ей ждать его, даже если его принесут обратно в лагерь по частям. Миле не нравились такие шутки, но она, как всегда, сказала, что дождется. После этого они покинули лагерь.

   Первый день прошел спокойно, что называется, без эксцессов и неожиданных встреч. Это была знакомая им территория, пролегавшая через лес, в котором уже давно не было ничего, кроме выжженных сосен и серого мха. В нем не было даже змей, не говоря уже о хищниках. Ночь прошла так же мирно, однако утро оказалось более богатым на неожиданные встречи.

   Многие из них еще спали, когда тишина в лесу, окутанном предрассветным туманом, разорвалась улюлюканьем и яростными криками каких-то существ. Есть разница между четырехлапыми хищниками и двуногими- в отличие от первых, вторые, кроме когтей и клыков нередко пускают в ход камни, ножи и стрелы. На этот раз это были именно те, двуногие твари, которых больше всего опасался Ной. Большинство из них родились после войны и, как правило, в самых эпицентрах военных действий. Именно этим и можно было объяснить их чудовищное перерождение из разумных людей в жестоких каннибалов.

   В отличие от кланов, сохранивших хотя бы намек о кодексе чести и слабые проблески морали, эти не задавались лишними вопросами и всего лишь упростили себе задачу выживания, пристрастившись не только к поеданию обычной животной пищи, но и себе подобных. Выродки не щеголяли умом, их речь была скупа и, возможно, более ограничена, чем язык дикарей. Но они были хитры и изворотливы в той среде, в которой обитали, умело пользовались любым оружием, которое попадало к ним в руки и не знали жалости к пленным.

   Ноя разбудил его ближайший друг- Рино, славившийся своим чутким слухом, умением предсказывать погоду и острым глазом охотника.

 - Вставай, Эл! Мы окружены, кого-то из наших уже нет. Надо бежать...

   Бежать? Очевидно, его друг намекал на отступление. Но возвращаться в лагерь с пустыми руками Ной не собирался. Он уже заранее знал, что любой ценой они будут пробиваться только вперед, кто бы ни встал у них на пути. Спустя мгновение, он уже отдавал команды своим бывалым бойцам, к нему присоединился и Рино.

   Выродки набросились на них скопом со всех сторон- всего около полусотни, но у них были лишь тесаки и самодельные копья, и Ной, мгновенно оценив обстановку, взял все под свой контроль. На каннибалов обрушился град пуль, сразу же охладивший их пыл. Спустя пять минут хаотичная атака голодных лесных жителей была остановлена, и последние с диким воем и злобными выкриками отступили обратно в лес.

   Туман, казалось, в ужасе вполз вслед за ними, растворившись в тени нависших вечнозеленых крон и солнце робко пронизало лучами выцветшую поляну, покрасневшую от крови. Ной осмотрелся, ища глазами своего верного Рино, но не нашел. Вместо него к нему, прихрамывая, подошел Змей, (так прозвали его в клане за дерзкий характер, и некоторые бойцовские способности).

 - У нас есть раненые?- спросил Эл.

 - Нет,- хмуро ответил он, стараясь не смотреть на вожака, хотя сам зажимал рукой кровоточащую рану на ноге.- Только убитые.

 - Кто?

 - Скорпион, Алекс и... Рино.

   Рино... Это был удар! Эл потерял старого, возможно, лучшего друга, на которого всегда мог опереться и в мирной жизни, и в бою. Хотя о мирной жизни говорить не приходится, ведь вся их жизнь уже давно превратилась в бесконечную битву со смертью. Вместе они преодолели слишком много испытаний, и сейчас он не мог поверить в то, что Рино больше нет рядом с ним.

   Остальные погибшие тоже были при жизни надежными бойцами. Это была невосполнимая потеря!.. Будь прокляты выродки, и вся эта земля, изъеденная войной...

   Но это еще не все, сказал себе Ной. В лагере женщины, дети, Мила и вдовы Рино, Скорпиона и Алекса. И они, оставшиеся четверо с ним во главе, продолжат этот поход, потому что они это делают не только ради себя. Всем необходимы оружие, еда и надежда на завтрашний день.

   Они похоронили погибших тут же на месте, тщательно разровняв землю и лишь присыпав ее пеплом от костра и опавшими жухлыми листьями- для маскировки. И уж тем более они не оставили на могилах крестов, хотя в их клане еще помнили о христианстве. Никаких следов, что тут лежат мертвые,- иначе каннибалы смогут определить их местонахождение и разрыть могилы. Эти ребята не церемонились и не брезговали даже такой добычей.

   Из троих оставшихся бойцов серьезно ранен был только Змей. Одна из стрел проткнула ему ногу, однако он наотрез отказался возвращаться назад. Ной сам обработал рану, перевязал и сказал, испытующе глядя ему в глаза:

 - Ты сам знаешь, что пленных в этих краях не берут. Ты должен понимать, что если не сможешь драться, то это может быть твой последний поход.

 - Веди нас, Эл!- морщась от нудной боли, ответил Змей.- Я не буду вам обузой. И в плен не сдамся.

   Когда они двинулись в путь, он действительно старался от них не отставать, хотя было видно, что это дается ему не без мучений.

* * *

   Еще полдня они пробивались через лесной бурелом, каждую секунду ожидая нового нападения, однако лес расступился, словно черный занавес, и их взору предстала, наводящая жуть, пустошь, которая простиралась во все стороны. Судя по всему, отсюда начиналась опасная зона- обезвоженная земля, убитая радиацией, изуродованная боевыми снарядами, от которых осталось множество воронок. Никто из них прежде не заходил так далеко в этот пустынный край, и сказать по чести, на душе у них было неспокойно. Ной тоже почувствовал странное волнение и какую-то тревогу, хотя не в первый раз пересекал границу запретной зоны. В небе тускло мерцало солнце, а под свинцовыми тучами парили несколько точек. Эл ощутил удушающую нехватку своего друга, ушедшего в мир иной. Только Рино мог бы с такого расстояния определить, что это за птицы, причем с ювелирной точностью, а заодно, и подстрелить одну из них из трофейной снайперки. И еще, возможно, он смог бы предсказать, пойдет ли дождь, поднимется ли буря или, наоборот, день выдастся относительно жарким, несмотря на катастрофическую нехватку солнца.

   К своему удивлению Эл услышал рядом голос Змея:

 - Это стервятники.

 - Как ты догадался?

 - Не знаю,- пожал плечами Змей.- В общем, это логично.

   Ной подозвал к себе остальных спутников. Эти двое, Иван и Чингиз, были совершенно не похожи, но производили одинаково сильное впечатление своими налитыми бицепсами и рослыми фигурами атлетов. В клане их нельзя было назвать друзьями, скорее наоборот, но оба знали о том, что Ной, мягко говоря, не поощряет вражду между своими, и вытянулись в струнку, едва он их окликнул.

 - Нас мало,- сказал он.- Но это не значит, что мы отступим.

 - И не стоит,- сказал Чингиз, улыбнувшись.

 - Что ты имеешь в виду? А-а-а...- догадался он тут же,- ты что-то чувствуешь?

 - Он там, определенно,- ответил верзила, хитро прищурившись и вытягивая руку в направлении горизонта.- Это явно большой оружейный склад.

   Ной с одобрением кивнул. Чингиз всегда предсказывал приятные находки, такие как заброшенные военные базы, и никто не помнил случая, чтобы он ошибся. Это был удивительный дар, который, впрочем, можно было объяснить тем, что он родился в зараженной зоне. Первые десять лет после войны такие, как он рождались либо с чудовищными уродствами, либо с исключительными способностями, выделявшими их из простых смертных.

 - И сколько там боевых единиц?- съязвил Иван, известный своим ярым скептицизмом по отношению к юродивым.

   Чингиз сурово глянул на него из-под косматых бровей, и его монголоидные темные глаза, казалось, на секунду стали немного ближе по форме к славянским:

 - Этого я не знаю. Увидим.

 - А пайка есть?- не успокаивался Иван.

 - Я вижу массу металла,- проговорил Чингиз, глядя куда-то в сторону.- Больше ничего... и никого.

 - Никого, это хорошо,- одобрил Ной.- Непредвиденные встречи нам ни к чему.

   Он окинул взглядом всех троих:

 - У всех есть вода? Идти придется долго.

   Змей опрокинул свою флягу, из которой выпало несколько капель, и виновато посмотрел на Ноя:

 - Я вернусь в лес, наберу воды. По-быстрому,- он заковылял было в сторону лесной окраины, когда его догнал Иван, отобрал флягу и, махнув рукой спутникам, скрылся в тени деревьев.

   Ной помрачнел- ему никогда не нравилось, когда его подчиненные покидали его в походах в одиночку. Чаще всего, это кончалось неприятностями. Он приказал Змею и Чингизу оставаться на месте, а сам направился по следам Ивана, однако не успел пройти и десяти шагов, как вдруг в лесу раздалась пулеметная очередь и чьи-то яростные крики. Спустя минуту, из леса навстречу Ною вышел Иван, держа наполненную флягу. На его лице застыла странная улыбка, которая вскоре сменилась гримасой боли. Пройдя несколько шагов, он упал на колени, выронив флягу, еще раз попытался натянуто улыбнуться Ною, и рухнул на землю. Его спина превратилась в кровавое месиво от огнестрельных ран.

   В лесу совсем близко раздавались чьи-то воинственные голоса. По опыту Эл знал, что каннибалы редко пользовались огнестрельным оружием. Это была привилегия кланов. Главная опасность состояла в том, что большинство кланов враждовали, поэтому встречи с чужим кланом Ной остерегался даже больше, чем с каннибалами, тем более сейчас, когда он лишился большей части своего отряда. Еще несколько необдуманных действий, и он останется один.

   Вскоре его худшие подозрения подтвердились, когда он расслышал вполне членораздельную человеческую речь, доносившуюся со всех сторон. Он не стал дожидаться, когда их противники выйдут из леса и повернул назад. Ивана уже не спасти, но у них еще оставался шанс.

   Они выбежали в пустошь, держась на расстоянии друг от друга, но не теряя из виду. По крайней мере их не накроет всех разом из гранатомета, хотя если среди их соперников есть опытный снайпер, то их шансы автоматически сводятся на нет. Вслед им доносился торжествующий рев их преследователей, мимо свистели одиночные пули и косо ложились целые очереди смертоносного свинца. Однако им удивительно везло. Их враги не решились пуститься за ними вдогонку, и Ною в какой-то момент показалось, что опасность миновала, когда снайперская пуля сняла Змея, который все еще оставался далеко позади из-за своей изувеченной ноги.

* * *

   К вечеру они пересекли безжизненную пустыню и остановились перед полем дикой кукурузы, возникшем перед ними, как стена. Это была мутировавшая культура, не похожая на некогда одомашненный сельскохозяйственный вид, к которому привыкли все в мирное время. Его толстые стебли вырастали в длину до пяти-семи метров и напоминали заросли непроходимых джунглей.

 - Черт, неужели придется идти через них,- с досадой сказал Ной.

 - Придется,- ответил Чингиз.- Я чувствую, что то, что мы ищем- сразу за полем, совсем рядом. Правда, я чувствую что-то еще. И мне это не нравится!..

   Азиат долго вглядывался в буйные заросли кукурузы, словно пытался что-то там разглядеть, однако, если там что-то и было, оно упорно не торопилось давать о себе знать.

 - Все!- решился Ной.- Солнце скоро сядет. Тут не место для ночлега, и чем скорее мы пройдем через поле, тем лучше. Отдохнем на базе, когда доберемся.

   Он первым начал прокладывать себе дорогу между стеблей, и Чингиз послушно последовал за ним. Битва с буйными зарослями непомерно разросшихся злаков ненадолго отвлекла их от мрачных воспоминаний о погибших соклановцах, хотя мысль о том, что двое из них остались лежать под открытым небом не давала им покоя.

 - Иван был неплохим парнем,- тихо обронил Чингиз,- хотя мы и часто ссорились.

 - Теперь будет не с кем,- сухо откликнулся Ной, с трудом протискиваясь через узкие просветы между стеблями.- Надо было все-таки отправить Змея назад. Надо было приказать, а я не решился. Никогда не прощу себе этого. И Рино, и все остальные... Это какой-то провальный поход!

 - Ты тут не при чем, командор,- ответил Чингиз.

 - Ну, конечно! Я отвечаю за каждого из вас. И знаешь что... Если мы не найдем пищу и боеприпасы, мне лучше не возвращаться живым.

   Азиат лишь покачал головой, не найдя, что на это возразить. Спорить на эту тему было бессмысленно, поэтому они умолкли, сфокусировав все внимание на сражении с кукурузным полем. Когда они наконец достигли его пределов, вокруг совсем стемнело. Луна лениво выкатилась из-за туч, осветив безжизненный ландшафт. Вокруг простиралась голая степь с редкими скрюченными, будто в агонии, полумертвыми деревцами.

   Они не сразу заметили низкое строение, погруженное во тьму, обволакивавшую пустынные окрестности. Судя по всему, это было именно то, что они искали- заброшенный военный объект, огражденный со всех сторон колючей проволокой. Вблизи строения можно было заметить останки, развалившейся под ударами снарядов, военной техники. Довольно быстро они нашли брешь в заборе из проволоки и без затруднений пролезли внутрь. Вокруг стояла мертвая пугающая тишина- ни криков птиц в ночном небе, ни стрекота цикад в степи. Внезапно подул сильный ветер, (почти бесшумно, как и все вокруг), и с неба упали первые холодные капли дождя.

   Они ускорили шаг, направляясь к центральному входу в железобетонное здание, зиявшему черной дырой, словно раскрытая пасть какого-то затаившегося чудища. В этот момент Чингиз застыл на месте, как вкопанный- он ясно ощутил, что к нему приближается нечто с поистине сверхъестественной скоростью, с которой, возможно, не могла лететь даже птица. Внутреннее чутье никогда его не обманывало,- он с ним родился, и это было как третий глаз, скрывавшийся в мозгу, который мог видеть дальше и зорче, чем это позволяло обычное зрение. Поэтому прежде, чем он расслышал что-то в тишине, намекавшее о приближении этого существа, он уже примерно знал, с какой скоростью оно перемещалось. Это чувство сыграло с ним злую шутку. Он не мог и пошевелиться, загипнотизированный неумолимым приближением неведомой опасности, словно кролик- змеей, и ему едва хватило самообладания, чтобы прокричать вслед Ною:

 - Беги!

   В следующий миг перед ним, словно демон с небес, с глухим стуком приземлилось нечто, смутно различимое в темноте и оттого казавшееся еще более жутким. Казалось, оно упало с высоты не менее десяти метров, но устойчиво замерло на секунду перед Чингизом. Затем, взмахнув одной из своих причудливых конечностей, оторвалось от земли, цепко ухватив тело азиата, и в гигантском прыжке перемахнуло через ограду. Еще через долю секунды тварь, не выпуская из своей смертельной хватки тело жертвы, скрылась в чаще кукурузного поля.

   Ной был настолько ошарашен внезапностью нападения неведомого чудища, что не успел даже вскинуть свой автомат. Он испуганно попятился спиной в проем двери, и неожиданно встал на месте, ослепленный яркими вспышками света со всех сторон.

   Первое, что он увидел, когда глаза немного привыкли к свету, это створки железных дверей, которые медленно смыкались прямо перед ним. Он не мог понять, что происходит, и почему сработала автоматика. Но в тот момент он ощутил не страх, а скорее облегчение, поскольку закрывшаяся дверь отрезала его от таинственного чудовища, совершавшего невероятные прыжки. Разочарование последовало несколько позже.

   Осмотревшись, он увидел длинные ряды стеллажей, заполненных всевозможными консервами, и штабеля ящиков, очевидно, с оружием или боеприпасами, стоявшие вдоль четырех стен и занимавшие почти все свободное место в помещении. Где-то в отдалении за грудами ящиков гудел вентилятор, видимо, включившийся одновременно с освещением. В стенах не было окон и даже мелких амбразур, поэтому само помещение напоминало огромный закрытый ящик из железобетона. Выход из здания был один- автоматические бронированные двери, которые захлопнулись перед самым носом у Эла, так что не по своей воле он почувствовал себя в запертой клетке. Подойдя к дверям, он убедился что вручную или даже при помощи лома их не открыть. Справа он заметил панель электронного замка- ковыряться в нем без наличия ключа с микрочипом или соответствующего пульта не имело смысла.

   В растерянности Ной прошелся вдоль стеллажей, без особой радости глядя на упаковки с продуктами и стопки консервных банок. Ему становилось невыносимо, стоило ему вспомнить о боевых товарищах, которые не дошли вместе с ним до этого проклятого склада. Рино, лучший друг; упертый Змей, который, казалось бы, мог бы стать его новой правой рукой; добродушный Иван, на которого можно было во всем положиться, и теперь Чингиз, которого вырвала смерть из их рядов в последний момент. Чингиз, который мог предвидеть будущее.

   Тихий азиат, не кичившийся своим даром, как будто это было просто умение искусно фехтовать или метко стрелять, мог бы поддержать его в эту минуту и, возможно, предсказать, что случится, скажем, через пять минут. Или просто дать дельный совет, который так был нужен Элу...

   Неожиданно от этих гнетущих мыслей Ноя оторвал какой-то шум в дальнем от дверей конце помещения. Ему показалось, будто кто-то сдавленно простонал. Ной инстинктивно напрягся и вскинул автомат- жизнь уже давно приучила его к тому, что в этом враждебном мире нельзя доверять даже пению сверчка. Он, как можно более бесшумно, прокрался к тому месту, откуда только что донесся стон- оно было отгорожено стеной из деревянных ящиков, поставленных друг на друга, поэтому обычно зоркий Эл и не заметил сразу ничего подозрительного. Между тем за ними явно кто-то был. Стон раздался еще раз, похоже, человеческий, хотя в опасной зоне лучше доверять глазам, чем слуху. Ной решился, и, сняв автомат с предохранителя, осторожно заглянул за баррикаду из ящиков, готовый нажать курок.

   Там лежал человек. Обычный человек, не похожий на мутанта. Он был одет в потрепанный военный камуфляж и сапоги, в которых ходили многие жители окрестностей, включая и бойцов клана Ноя- все с разворованных военных баз и складов, в избытке рассыпанных по всей опасной зоне. Однако мужчина был совершенно ему не знаком. Рядом лежала трофейная же автоматическая винтовка. По полу растеклась лужа запекшейся крови. Незнакомец был в сознании, правой рукой держался за левое плечо, на месте которого зияла жуткая рана. Похоже, плечо было распорото каким-то холодным оружием. Он поднял замутненные, полные страдания, глаза на Ноя, и они немного прояснились. Он слабо улыбнулся через гримасу боли, и Эл сочувственно кивнул.

 - Привет!- проговорил незнакомец.- Рад видеть товарища по несчастью.

 - По несчастью?..- Ной присел перед ним, на всякий случай отодвинув винтовку в сторону, и помог приподняться.- Говори, кто ты и откуда!

 - А разве это важно?

   Ной нахмурился:

 - Шутить не советую. Я потерял всех своих бойцов!.. Так что ты за птица?

 - Я из клана, думаю, также, как и ты. С некоторых пор мы переселились на юго-запад. "Черные волки", слышал о таких?

   Ной вспомнил о стычке на окраине леса с незнакомым кланом, и лицо его ожесточилось. Эта встреча унесла жизни двоих его лучших людей, и вот теперь перед ним мог лежать его заклятый враг. Он встал, мрачно изучая лицо незнакомца, не замечая, как его пальцы буквально впиваются в приклад автомата.

 - Не только слышал, но и видел,- произнес он с откровенной ненавистью, которая вдруг начала нарастать в нем при виде этого беззащитного человека, который в то же время явно был врагом.

   Почувствовав эту перемену в облике и голосе Ноя, чужак затих, не сводя с него глаз. Наверное, он приготовился к смерти, но у Эла не поднялась рука на безоружного. К его общему состоянию внутренней опустошенности и растерянности добавилась только ядовитая досада от того, что, оказавшись взаперти, он встретил здесь умирающего недруга, которого даже нельзя прикончить из-за банальной морали!

   Незнакомец первым прервал угнетающее молчание:

 - Я только что очнулся. Сколько ты уже здесь?

 - Минут десять.

 - Отлично!- это было сказано абсолютно без восторга.- Свет включился, и двери закрылись?

 - Наглухо.

 - Еще лучше!

 - Отсюда можно выбраться?

 - Нет,- это прозвучало как приговор.

 - Ладно,- сказал Ной, стараясь сохранять хладнокровие.- Расскажи хоть, как ты сюда попал?

   Незнакомец облизнул пересохшие губы и слабо проговорил:

 - Все бы отдал сейчас за глоток воды.

   Ной протянул ему свою флягу, чужак с жадностью приложился к ней и, с благодарностью кивнув, продолжил:

 - Меня зовут Марк, бывший военный, а ныне- выживающий, также как и все. Сутки назад мы с моими соплеменниками наткнулись на этот склад, будь он неладен, и встретили тут довольно серьезный отпор- несколько солдат засели тут и отстреливались, не давая нам подойти ближе. Полдня мы провели в бессмысленной перестрелке, когда с неба, или с земли, или из самого ада, кто знает, явилась эта тварь. Чудовище ростом больше двух метров, с конечностями и жвалами, как у паука, оно хватало наших дюжих парней, как кукол и уносило их поодиночке за кукурузное поле. Оно прыгает на десять метров вверх и двадцать в длину, как исполинская блоха и высасывает кровь из своих жертв на лету.

   Ной кивнул, вспомнив о том, что успел увидеть сам, когда ужасная тварь увлекла Чингиза в темноту и содрогнулся, представив, какой жуткой смертью тот умер.

   Марк продолжил:

 - Это вселило панику в наши ряды. Видимо, от слепого ужаса перед тварью мы бросились прямо на пулеметные очереди. Выжили немногие, но везунчики, вроде меня сцепились врукопашную с солдатами прямо здесь. Пришлось достать штыки и ножи- не стрелять же, стоя на пороховой бочке, но мы их выкурили наружу, где их тут же за считанные минуты оприходовал наш знакомый прыгучий друг. Меня серьезно ранили, и вскоре я потерял сознание. Очнулся один в полной темноте. Видимо, мои приятели решили со мной не церемониться и поскорее дали деру. Но думаю, им сильно повезло, если по дороге их не перехватила прыгучая тварь- это явно ненасытный и жадный до человеческой крови мутант, который чувствует себя здесь полноправным хозяином.

   Марк замолчал, скорчившись от нового приступа боли.

 - Неужели мы не можем выбраться?- воскликнул Ной.- Это же бред! И почему заблокированы двери?

 - Видимо, сработала система защиты объекта. Сенсор света отреагировал на движение, ожила старая система блокировки дверей и ненадолго включилась вентиляция. Но, знаешь что, приятель... Это старая военная постройка, и нам не разблокировать двери без ключа. Так что с этой минуты мы заперты здесь, как тараканы в банке.

 - Ерунда!- Ной окинул взглядом стеллажи, забитые оружием.- Тут должно быть полно гранат, РПГ. Мы пробьем эту дверь, как соломенную.

 - Сомневаюсь. Дверь бронированная. И потом, не забудь, мы на пороховой бочке.

 - И что, нет шансов выбраться?- недоверчиво проговорил Эл.

 - Есть один,- мрачно ответил Марк, отводя взгляд.- Но имеет ли смысл им воспользоваться?

 - Говори!- крикнул Ной.

 - Хорошо, но учти, что это очень опасно!.. Снаружи у самой границы кукурузного поля расположен дот. Его давно разбомбили сверху гранатометами, но осталась шахта боевого каземата. Мы наткнулись на него сразу, когда перешли через поле. Насколько я понял, тварь сбрасывает на дно каземата тела убитых жертв, как бы про запас. Там же лежит труп и одного из вояк, у которого должен быть ключ от замка этих гребаных дверей. У него на кителе красуются парадные погоны майора, черт знает, зачем он их до сих пор носил, но именно по ним ты узнаешь этого слизняка, и пороешься у него в карманах. Если, конечно, до этого тебя не сцапает знакомая нам тварь.

 - Ну, а как же я проберусь в дот?

 - Ну-ка сдвинь вон тот ящик,- попросил Марк.

   Удивленно глянув на него, Ной все-таки выполнил его просьбу и увидел в полу квадратный железный люк. Поддев его ножом, он отодвинул его в сторону, и на месте люка открылся подземный лаз.

 - Этот ход приведет тебя прямиком к доту,- устало сказал Марк.- Удачи!

   Прежде чем спуститься, Ной проверил свой боевой арсенал. В автомате был еще целый магазин, а на кожаном армейском ремне рядом с внушительным охотничьим ножом висела последняя осколочная граната.

 - Стой,- окликнул его Марк и подбросил ему какой-то предмет.

   Это был небольшой фонарик. Ной с благодарностью махнул рукой Марку и, включив фонарик, нырнул в темный проем подземного хода. Вначале бетонные ступеньки вели на три-четыре метра вниз, потом лестница кончилась, и Ной двинулся прямо по узкому проходу, освещая себе путь фонариком. Тоннель был достаточно широк и высок, чтобы по нему мог пройти один человек среднего роста; его стенки и потолок были укреплены каркасом из досок, многие из которых начали уже подгнивать. Видимо, тоннель был сделан наспех, не исключено, что в самом разгаре одной из первых войн, приведших к глобальной катастрофе.

   Очень скоро Ной почувствовал удушающее чувство страха, мало ему знакомое прежде. Он и не знал, что клаустрофобия настолько реальна и, возможно, впервые испытал это на собственной шкуре. Подземный ход был очень длинным, и Ною начало казаться, что он уже никогда не доберется до заветного дота. В какой-то момент ему даже безумно захотелось повернуть назад, но он понимал, что это будет равносильно самоубийству и заставил себя идти вперед.

   Наконец перед ним возникла железная дверь, покрытая ржавчиной- он достиг своей цели. Эл без особых усилий открыл дверь, заскрипевшую в петлях, и осторожно заглянул внутрь. Там царила тишина и кромешная тьма, воздух был спертым, и в нем витал запах сырости и тления. Чистого воздуха явно не хватало, и Ной быстро взмок от пота, выступившего по всему телу. Он понял, что нужно торопиться и держа автомат наготове, прошел внутрь.

   Напротив входной двери оказалась еще одна. Не раздумывая он открыл и ее- там оказалось подсобное помещение, заполненное брошенным впопыхах оружием, патронными лентами для пулеметов, покрытыми толстым слоем пыли. Между двух металлических ящиков- вверх вела крутая лестница. Ной сообразил, что это и есть вход в упомянутый Марком боевой каземат.

   Стараясь не выдавать себя ни малейшим шорохом, он начал медленно подниматься по лестнице, пока не уперся в железный люк диаметром около метра. Люк оказался неимоверно тяжелым, и Ной двумя руками с огромным усилием поднял его и пролез внутрь. Первое, что он почувствовал, был резкий запах разложения, от которого его едва не вывернуло наизнанку.

   Боевой каземат представлял собой железобетонный круглый колодец высотой около пяти метров и шириной около трех. Вверху через дыру, проделанную каким-то разорвавшимся снарядом, виднелось темно-синее ночное небо и краешек безучастно мерцающей луны, отбрасывающей луч серебристого света на внутренности колодца. Помня о предостережении Марка, Ной выключил фонарик и застыл, ожидая пока его глаза достаточно привыкнут к темноте.

   Неожиданно он понял, что сидит на чем-то мягком и влажном. Он пошарил рукой под собой и похолодел от ужаса, нащупав чью-то грудь. Отпрянув в сторону, он угодил пальцами в какую-то липкую лужу; забыв о предосторожности, снова включил фонарик и едва не вскрикнул от отвращения.

   Вокруг лежали тела людей, в неестественных позах, со следами жестоких ранений так, словно их потрошили и калечили при помощи орудий пыток времен инквизиции. У одних была вскрыта грудная клетка, у других оторваны руки или головы.

   Неожиданно совсем рядом Ной услышал стон. Направив луч фонарика туда, он к своему изумлению и радости увидел Чингиза. Тот лежал поверх всех, абсолютно неподвижно, и только его лицо подавало какие-то признаки жизни. Бросившись к нему, Ной приподнял его голову и прошептал:

 - Чингиз! Ты слышишь меня?

   Тот открыл глаза и через силу улыбнулся:

 - Командор...

 - Ты можешь двигаться?

   Лицо Чингиза помрачнело:

 - Боюсь, что нет, командор. Ты тоже здесь? Как же нам повезло...- он не закончил, так как закашлялся и между его синих, как у мертвеца, губ просочилась струйка крови.

 - Только не умирай!

   Ной лихорадочно огляделся вокруг, в поисках кителя с майорскими погонами. Груда из покалеченных тел казалась однообразным месивом из запекшейся крови и разлагающейся плоти, обрывков выцветшей военной униформы и даже звериных шкур, которые носили многие "выжившие" в последние годы за неимением лучшей одежды.

   Стоп! Ною показалось, что он заметил плечо с блестящим парадным погоном, украшенным позолоченной звездой, в этой зловонной груде. Разворотив останки, лежавшие сверху, он увидел майора. С момента, как он умер, прошло не менее десяти часов, и Ной не сомневался, что это тот самый франтоватый "слизняк", о котором упоминал Марк.

   Он принялся шарить у него по карманам и в нагрудном кармане кителя наткнулся на пластиковую карту с чипом. Без сомнений, это было то, что он искал!

   Обрадованно он вернулся к Чингизу и, позабыв обо всем на свете, закричал:

 - А ну-ка, давай вставай, друг! Уматываем отсюда...

   Азиат открыл глаза и ослабевшим голосом шепнул:

 - У тебя все получится, командор!- Его рослое тело обмякло на руках у Ноя, а глаза бесцельно устремились в одну точку.

   Что-то взорвалось внутри у Эла, и ему захотелось рыдать. Но слез не было, словно тот сосуд, в котором они хранятся, был уже давно высушен.

   Он упустил из внимания тот момент, когда над ним нависла огромная тень, заслонившая собой небо и край луны, и это едва не стоило ему жизни. Существо около минуты наблюдало за ним, затем просунулось сквозь брешь и явно приготовилось к прыжку. В этот момент от стены, задетой монстром одной из своих клешней, отвалился кусок бетона и упал на дно, просвистев мимо головы Ноя. Это вывело его из оцепенения, он посмотрел вверх и в последний миг увидел черную тень, летевшую прямо на него.

   Тварь легко приземлилась на дно каземата и самоуверенно попыталась достать своей длинной клешней Ноя, будто крюком, но тот без промедления выпустил в нее из автомата не меньше половины магазина. Часть пуль отрикошетила от стен, часть осталась в панцире чудовищного насекомого, однако это лишь ненадолго остановило существо.

   Воспользовавшись замешательством твари, Ной уже бежал к выходу из дота, когда сзади послышался громкий стук ее конечностей- тварь преследовала его по пятам. Он захлопнул за собой дверь и бросился бежать по тоннелю. На полпути до выхода он услышал позади грохот бронедвери, видимо, сорванной с петель. Он выпустил в тьму лаза еще одну очередь, до конца разрядив автомат, и ускорил бег. Однако Ной не предполагал, что тварь окажется такой проворной и настигнет его через несколько секунд, когда он уже видел впереди просвет от наружного люка. Оглянувшись, он заметил блеск хитинового панциря мутанта всего метрах в пяти от себя и услышал топот его быстрых лап по деревянному настилу пола. Он вспомнил, что подземный ход удерживает от обвала лишь, порядком ослабевший, деревянный каркас и понял, что ему нужно делать.

   Ной сорвал с пояса гранату, выдернул чеку и швырнул назад, прямо в тварь. У него оставалось не больше секунды, и он влетел по лестнице наверх, откатившись в сторону как можно дальше.

   Внизу раздался оглушительный взрыв, и содрогнулось все здание. На полминуты воцарилась тишина, и Ной поднялся было с пола с торжествующим видом, как вдруг в проеме люка появилась голова мерзкого существа, огромная, с черными блюдцами безжизненных фасеточных глаз, щелкающая внушительными хищными жвалами. Тварь явно ослабла, но настойчиво пыталась пролезть через проем, когда Ной увидел фигуру Марка, хладнокровно направившего на монстра дуло ручного гранатомета. Затем он нажал курок, и снаряд, пробив череп существа, разорвался где-то в глубине подземного хода.

   Уцелевшая часть туловища мутанта сползла по лестнице вниз, и Марк из последних сил закинул люк на место. Он посмотрел на застывшего в изумлении Ноя и спросил:

 - Я полагаю, ты вернулся с ключом?

   Тот молча показал ему чип-карту.

   Марк кивнул и, с каким-то детским задором улыбнувшись Ною, добавил:

 - Возьмете в клан?


Рецензии
Очень талантливо написано!

Игорь Степанов-Зорин 2   15.01.2017 03:45     Заявить о нарушении
Игорь, большое спасибо за добрый отзыв!

Марат Чернов   15.01.2017 15:21   Заявить о нарушении