Танцплощадка



Танцплощадка под открытым небом для ветеранов в Гидропарке встретила Валю и ее подругу Надю голубым закатом и белыми облаками над старыми ивами.

Гремела  музыка в стиле ретро.

Проигрывавшиеся через динамики старые мелодии не отличались высоким качеством записи, но достаточно мощная усилительная аппаратура компенсировала этот недостаток децибелами.

На серых бетонных плитах топтались несколько десятков пар ветеранов труда и разных войн – Отечественной, Гражданской и, похоже, ветеранов давней битвы со шведами под Полтавой.

Наблюдая за танцующими, невольно соглашаешься с мыслью, что, воистину, намного лучше быть молодым, здоровым и богатым, чем самым заслуженным ветераном!
 
Пованивало горелым мясом. Вокруг танцплощадки почти во всех кафешках жарили шашлык и подавали пиво. Пиво несколько разбавляло острый аромат шашлыка своим кисловатым запахом, проявлявшимся как при его потреблении, так и в процессе освобождения организмов отдыхающих от его излишков. Процесс освобождения зачастую происходил прямо под ивами.

 Другого меню в Гидропарке  не признавали ни  посетители  кафешек, ни их владельцы. 
 
Женщинам было уже несколько за пятьдесят, но, по сравнению с другими посетительницами и завсегдатаями ветеранской танцплощадки, выглядели они, надо отметить, совсем даже неплохо.

       И, как только они подошли к низенькому металлическому заборчику, отделявшего ветеранов от другого, не ветеранского, мира, кавалеры, прошедшие уже многие кровати соискательниц любви и семейного счастья,  не замедлили оказать им своего пристального внимания. Приглашения потанцевать следовали один за другим.
 
     Кавалеры были довольно настойчивы, но дамы относили их настойчивость исключительно в счет своих,  в чем они нисколько не сомневались, достоинств.

- Смотри, Надя, вон там, под деревом  маньяк стоит, - вдруг сообщила подруге  Валя, постреливавшая глазами по сторонам.
 
- Где, где? -  заинтересовалась Надя. Маньяков ей видеть еще не приходилось. А кому это, втайне, не хочется посмотреть на живого маньяка?

- Вон там, в белом, - кивком головы показала  Валя.
Невдалеке, под акацией с потрескавшейся корой, действительно во всем белом, и с белыми же седыми волосами, стоял не высокий мужчина и пристально смотрел на Валю.  Складывалось впечатление, что больше никого и ничего вокруг он не замечает. При этом  лицо его ничего не выражало,  но, как отметила Валя,  не лишено было и приятности.

- А почему ты думаешь, что это маньяк? - спросила Надя. – Он что, с топором, что ли? – она почему-то думала, что все маньяки обязательно должны ходить по улицам с топорами.

- Нет, конечно, но почему же он так смотрит на нас? – спросила Валя.

- Наверно, пригласить хочет, - высказала предположение Надя.

- А кто же ему мешает это сделать, -  начала раздражаться Валя, и, отвернувшись, пошла по аллее в сторону от танцплощадки. Надя последовала за ней.

Маньяк остался стоять под деревом. Музыка продолжала греметь.

Вечер был упоительным. От Днепра тянуло влагой. Деревья шелестели листвой под легким ветерком. Вокруг гуляли  люди. Они не все поголовно были  в белых штанах, но большинство одеты были  более или менее прилично.

Мужчины заинтересованно смотрели на дам, проходящих мимо них. Дамы кокетливо опускали взоры.
   
Хотелось необыкновенного – неожиданной встречи с интересным, ярким человеком, большой всепоглощающей  любви с первого взгляда, на худой конец -  какого-нибудь откровения или пророчества.
 
Когда женщины вернулись к танцплощадке, маньяка на своем месте не оказалось. Валя покрутила головой в разные стороны, но нигде его не увидела.

- Ну что, ушел? – спросила Надя.

- Да, кажется, ушел, - ответила Валя. - Ну, ушел, так ушел. - Но в голосе ее слышалось сожаление.

Вечер, между тем, подходил к концу, и женщины поспешили на метро.

...Через неделю Валя и Надя вновь появились в Гидропарке. Когда они подошли к танцплощадке, маньяк стоял на своем месте. Он, как и в прошлый раз, смотрел на танцующих ветеранов без всякого интереса,  и, казалось, кого-то или чего-то ожидал. Заметив подошедших подруг, он явно оживился.
 
- Гляди, Надя, а вон и наш маньяк на нас смотрит, - сразу же заметила его Валя.

- Ну, скажем не на нас, а на тебя, - поддернула ее Надя.
 
Вообще-то, надо откровенно сказать, Надя несколько проигрывала Вале, в смысле привлекательности.
 К этому она, впрочем,  привыкла и не придавала  особого значения.
 
- Кто его знает, на кого он смотрит, - сказала Валя.  –  Однако танцевать не очень что-то хочется. Идем, походим, потом разберемся и с маньяками, если получится. – Ее голос стал несколько  глуше.
   
Подруги прошлись по знакомой аллее. Ничего интересного. Те же деревья, люди, прохаживающиеся под ними по бетонным плитам, вездесущий запах шашлыков. Оценивающие взгляды мужчин.

Вернулись к танцплощадке.

И снова внимание Вали привлек мужчина, которого она назвала маньяком. Танцевать за весь вечер он никого так и не пригласил. По аллеям не гулял. Проходящих женщин не рассматривал. Вроде бы, он тут и не присутствовал.
 
В сторону, где стояли подруги, он посматривал часто, однако танцевать не приглашал и их. И это уже начинало казаться странным. Становилось непонятным, для чего он   пришел сюда, и чего же он  хотел вообще.

А время между тем шло своим порядком, и вечер, подчиняясь его непреклонным законам,  вновь подходил к концу.
   
Неожиданно Валя, которая в это самое время отвлеклась на светскую беседу с подругой, прямо физически почувствовала, что кто-то еще, кроме Нади, разговаривает с ней.
   
Она обернулась – мужчина в белом стоял рядом, и теперь в упор смотрел на нее. Но он молчал. Его серо-голубые глаза были бездонны. Валя ощутила, что она летит в пустоту,  и ничто ни в состоянии было ей помочь. При этом она и сама не знала, не была уверена, нужна ли ей эта самая помощь. Она перестала замечать окружающее, и только эти глаза видела она, и только они заполняли все пространство вокруг нее.

Мужчина улыбнулся,   и теплая волна прокатилась  по душе Вали.
- Простите, - наконец заговорил он, - но вечер сейчас, кажется,  закончится. И Вы снова уйдете, как в прошлый раз, и я могу больше никогда не увидеть Вас. А я бы очень этого не хотел. Вы мне так понравились. – Он протянул визитку, - Я очень, очень Вас прошу, возьмите визитку, это же Вас ни к чему не обязывает. И, пожалуйста, не выбрасывайте ее сразу. Но если Вам захочется, и если у Вас будет хоть немного свободного времени, позвоните мне. Мы поговорим с Вами, а потом Вы уже решите, что делать с ней. Хорошо?

Валя улыбнулась, протянула руку и взяла визитку, прикоснувшись при этом своей рукой к руке мужчины. Его рука была теплой и розовой, с красивыми, как-то идеально очерченными, пальцами.

- Да... Но... – начала Валя свой монолог, но что именно нужно было сейчас сказать, она не знала. Смущала почему-то и подруга. – Хорошо, - закончила она и, открыв сумочку, сунула в нее визитку. – Я не говорю Вам нет. Я, наверно, позвоню Вам.

И это был день второй. Потому что были, и это становилось уже предсказуемым, и другие дни.

...Виталий сидел возле компьютера, пытаясь дописать начатый им накануне рассказ о взорвавшемся на днях от бытового газа многоэтажном доме в Днепропетровске. Взрыв был страшный. Дом был практически разрушен, погибло много людей.
 
Виталий думал, как это ужасно оказаться вдруг под развалинами такого огромного дома, лежать в густой пыльной темноте, придавленному до боли какой-нибудь тяжелой бетонной плитой, без движения, без звуков, без всякой  надежды  на то, что тебя кто-нибудь, когда-нибудь там найдет и вытащит, практически погребенному заживо.
 
При  этих мыслях мороз пробегал по коже,  и становилось серо и не уютно жить.

 Он пытался представить себе, что испытывают  родственники этих  людей, которые остались по другую сторону  взрыва, но это вызывало у него  тоже только отрицательные эмоции.

И именно в этот момент прозвонил телефон. Незнакомый тихий женский голос спрашивал Виталия Ивановича.

- Да, - ответил Виталий, - это я. Я Вас слушаю.

- А это Валентина Николаевна, Вы меня просили позвонить. Вы еще не забыли о своей просьбе? – продолжала женщина на другом конце провода.

Виталий понял, кто это. Это была его незнакомка из Гидропарка! Он, вообще-то, ожидал этого звонка, хоть были и сомнения – позвонит ли? Ведь они  так ни о чем и не поговорили в тот вечер.

- Говорите, говорите, - заторопился он, - Я так ждал Вашего звонка! Вы  произвели на меня такое впечатление! И это просто замечательно, что Вы мне позвонили!

- Я, собственно, не знаю, правильно ли я делаю, что  Вам звоню,  но поговорить, действительно, хочется. Только вот, что делать дальше? Я, честно говоря, не знаю. Но не позвонить я, кажется, не могла.

- Я так рад слышать Ваш голос, что Вы себе и представить не можете, - взволнованно продолжал Виталий. – А вот что делать дальше, это я, кажется, зною, Нам обязательно нужно встретиться и обо всем поговорить визави. И никто не может сказать, что будет потом. Потом и решим. Жизнь – штука трудно предсказуемая, и все в ней, преимущественно, случайно. Но, может, это как раз и есть наш случай? Так не хотелось бы его  пропустить. Вы согласны со мной? – продолжал Виталий.

         - Мне кажется, я действительно  согласна с Вами, - голос в трубке продолжал оставаться таким же тихим. – Мы сможем встретиться сегодня. Вечером я свободна. Ну, скажем, в пять часов. Я живу на Виноградаре.

         - Да мы вообще соседи, -  радостно заметил Виталий, он жил на Нивках, - в пять я жду Вас возле кинотеатра Нивки.

         И хоть кинотеатр уже давно не работал, какое это имело значение?  Тем более  именно сейчас.
      
Виталий выключил компьютер и кинулся приводить себя в порядок – бриться, мыться, гладить брюки и рубашку. Затем он принялся приводить в нужный порядок и квартиру. А вдруг она согласится придти на чай?  На большее, чем на чай, он даже  мысленно не рассчитывал, но чай – это тоже было бы не мало!

Без четверти пять, вытянув максимум из того, что он мог еще вытянуть из душа, бритвы  и утюга, Виталий стоял под растущими около кинотеатра елями.

Валя появилась ровно в пять. Чувствовалось, что своему внешнему виду она тоже уделила  некоторое внимание.
 
- Здравствуйте, - поздоровалась первой Валя.
 
- Здравствуйте, - ответил Виталий. - Это очень хорошо, что мы встретились. Я думал о Вас эти дни. И очень хотел Вас увидеть.
 
- Это зачем же? – спросила Валя.

- Вот прямо сейчас и поговорим об этом, - Виталий жестом предложил ей пройтись.
 
 Они медленно пошли вдоль переполненной автомобилями улицы. Дойдя до небольшого скверика, они устроились на лавочке под каштанами. Возле бювета с артезианской водой суетились люди и голуби. День был солнечным и тихим. Мягкое тепло и ненавязчивая тень каштанов действовали умиротворяюще.
 
- Ну, так зачем же? – продолжила тему Валя.
 
- Хотелось бы поговорить о нас. Вы же знаете, что там, возле той танцевальной площадки собираются, в основном, люди  одинокие. С не устроенной судьбой,  не исключено - с ранами на сердце. Все другие, назовем их условно благополучными, проходят мимо. Думаю,  раз мы с Вами там оказались, это уже можно расценивать как симптом. И, если я не сильно ошибаюсь в этих своих предпосылках, у меня будут конкретные предложения, как помочь друг другу в этой жизни.
   
- А почему вы думаете, что мне нужна какая-то помощь? – спросила  Валя.

- Я ничего не утверждаю, - продолжил свой монолог Виталий, - но даже тот факт, что сейчас мы с вами сидим под этим каштаном  и разговариваем, уже есть косвенное подтверждение моей правоты. Я Вас прошу, расскажите немного о себе. Облегчите себе душу.

- А Вы - о себе?

- А я о себе.

- Вы кто больше – проповедник или психолог? – улыбнулась Валя.

- Я, пожалуй, больше человек, который уже прожил жизнь, и который кое-что в ней успел увидеть. Если хотите, давайте начнем с меня. Может быть, это будет способствовать созданию атмосферы большего доверия между нами? Ведь мы же для чего-то встретились?

- Ну, я думала, погуляем, поговорим, - продолжила свои сомнения Валя.

- А мы что делаем? Впрочем, если Вы не станете возражать, мы можем зайти ко мне, я тут живу не очень далеко, и попить чаю, – предложил Виталий.

- А вот это как-нибудь в другой раз, – закрыла тему Валя. – А что, Ваша жена уехала куда-нибудь отдыхать, и Вам теперь нечем заняться?

- Моя жена бросила меня и сбежала неизвестно куда еще четыре года назад, -  сообщил Виталий первый неприятный факт из своей биографии.

- Почему сбежала? Такой хороший? – Валя внимательно посмотрела на Виталия.

- Ну, прямо скажем, не такой уж и плохой, - не стал скромничать Виталий, - но ведь лучшее всегда может иметь место в жизни. Не так ли? Нашла себе лучшего, ну и пошла к нему, слава Богу.  Я только рад, что теперь ей, наконец-то, хорошо.

- От хороших мужей жены не убегают, - не отступала Валя.

- Ну, а Ваш муж был что, плохой? Вы что, за плохого человека замуж выходили? А потом разобрались и ушли от него?

- Нет, хороший, - отвечала Валя, - я его любила.

- Значит, Вы не совсем   хорошая, и это он Вас бросил? – Высказал рискованное предположение Виталий.

- Он не бросал меня, я сама от него ушла, - призналась, наконец, Валя. – И это было очень давно.
   
- А дети у Вас есть? – спросил Виталий.

- Да, есть. У меня есть и сын и дочь. Дочь, кстати, живет в Киеве.

- Вместе с Вами?

- Нет, она замужем, Я с ними не живу, я не киевлянка, и снимаю квартиру на Виноградаре, недалеко от них. Я из Варвы.

Название «Варва» она произнесла так, словно только вчера приехала из Парижа, и очень удивляется, что ему об этом до сих  пор еще ничего неизвестно.

Виталий, если же быть до конца откровенным, вообще впервые услышал  о том, что такой населенный пункт существует де-факто, и даже есть на карте.

- Вы приехали к ним в гости? Решили немного пожить рядом с дочерью? – продолжал выяснять непонятные ему обстоятельства чужой жизни Виталий.

- Да нет, я приехала сюда, - Валя несколько замялась, - меня пригласил в Киев  мужчина. Я живу в Киеве уже четвертый год.

- С мужчиной? – уточнил Виталий.

- Уже одна. – Валя отвечала теперь не так уверенно. Чувствовалось, что у нее на душе было не совсем спокойно. – Я ушла от него.

Виталий не придал тогда значения этому факту. Потом, значительно позже, ему еще придется задуматься об этом.
 
Сейчас же, увлеченный ее привлекательностью, уставший от  затянувшегося своего одиночества, он думал лишь о том, как хорошо было бы, если бы  такая женщина, как эта, была бы  рядом с ним.

- Почему ушла? – не отставлял, однако, тему Виталий, - что случилось?

И Валя рассказала, как она, несколько лет назад,  случайно встретила мужчину, как понравилась ему, как он пригласил ее жить к себе, и, подумав, она согласилась. Как потом обнаружилось, что он оказался не таким, как она ожидала, и ей пришлось уйти от него.  Как она скиталась по квартирам, выполняла не всегда престижную работу, и жила в чужом,  огромном городе, не имея никакой перспективы на будущее. Она рассказала ему, что уже готова уехать из Киева, и это вопрос не такого уж и далекого будущего.
 
И, возможно уже совсем скоро, он ее не увидит, и быстрее всего, вообще не увидит ее больше никогда.
 
Из всего ее, несколько путаного, рассказа  Виталий понял лишь, что она свободна, одинока, и ей негде жить. Что ее обидел мужчина, которому она доверилась, и что теперь она не знает, можно ли  доверять мужчинам вообще.
   
Виталий ничего не стал рассказывать о себе - Валя не спрашивала.  Толи стеснялась, толи просто не хотела подгонять события. Да и зачем ворошить прошлое? Хоть никакого криминала в биографии Виталия и  не было, просчетов с женщинами, все-таки, было достаточно. Поэтому он и жил один.
 
Но Валя ему понравилась, и он решил форсировать события.

- Так приходите ко мне, в смысле жить, - Виталий внимательно посмотрел на Валю, - Вы мне очень понравились. Живу я один, и если бы  Вы проявили ко мне некоторый интерес, у нас могло бы  получиться чего-нибудь и посерьезнее.
 
- Вот так, сразу? И в ЗАГС пойдем? – спросила Валя, но при этом Виталию показалось, что она не очень то удивилась его предложению. – А может  быть, нужно немного подумать?
 
- Само собой, подумать было бы неплохо, - согласился Виталий, - но тогда не спешите покидать столицу. Мы смогли бы не только думать, но иногда и встречаться, чтобы иметь возможность обмениваться  нашими мыслями.

…Через неделю Виталий затаскивал Валины сумки с вещами в лифт своего дома, а Валя шла следом, и при этом ее лицо ничего не выражало.

Виталий сиял, как полированный чайник из нержавеющей стали. Жизнь принимала новый оборот, и этот оборот обещал быть приятным и радостным.

Прошел почти месяц. Новые отношения и чувства заполнили жизнь Виталия. Все было ново, захватывающе и прекрасно. Он ходил счастливый и ничего не замечал вокруг. Валя была ласкова и податлива.

Виталий не работал. Как он считал, работать не было никакой необходимости. С собой все не заберешь, а много честным трудом  не заработаешь. Воровать же он не умел.
 
Небольшая  пенсия позволяла ему скромно жить, и эта жизнь его прежде вполне устраивала.
 
Но прожить вдвоем на эту пенсию было бы, конечно, нереально. Однако это не смущало Виталия. Валя тоже получала пенсию, по выслуге лет, кроме того, она работала, где-то нянчила детей, и получала за это какую-то там зарплату.
Экзотические острова их не ожидали, но прожить можно было.
 
Так думал Виталий. Как думала Валя, она, пока что, ему не говорила.

Обычно утром Валя уходила на работу, а Виталий шел гулять в свой любимый парк. Парк начинался прямо за его домом, и тянулся покрученными ярами вдоль небольшой речки со смешным названием - Курячий брод. Вода в речке оставляла желать лучшего, но на зелень в парке это не влияло. А если и влияло, то только положительным образом.

В парке росли большие старые  деревья, носились друг за другом под их кронами рыжие белки, пели свои песни пестрые птицы, шуршали по ночам в траве колючие ежи и по мокрым тропинкам ползали рогатые улитки.
 
Парк был замечательным, и гулять по нему было истинным удовольствием.

Иногда, после прогулки, Виталий включал свой компьютер и что-то пытался написать. Из этого ничего не получалось – мысли были заняты новыми чувствами и переживаниями, и это отвлекало.

Надо сказать, писать было потребностью его души, и писать ему хотелось всегда. Но, пока работал, времени для этого не было. Теперь время было, но хуже работала голова. Писалось плохо.

Каждый возраст имеет свои недостатки!

Вале он представился при первой встрече как писатель, и именно это его состояние зафиксировало ее сознание. Он дал ей почитать некоторые свои рассказы, написанные ранее, и это укрепили ее мнение о нем, как о писателе.

Тем более, что работала она прежде в школе, и не просто учительницей, а учительницей русского языка м литературы.

- Ну, что нового ты написал? – спрашивала теперь Валя вместо приветствия, входя в квартиру.

 …Сегодня она задала ему этот же вопрос.

- Ждем вдохновения,  Валя, - отшутился Виталий. – Идем кушать, я там борщ сварил. Вкусный.

- Не хочу я борщ. – Валя достала из сумки пакет и вытрусила из него на стол несколько сосисок. Давай сварим лучше картошки.

- Ну, как скажешь, - не стал спорить Виталий, хоть очень хотел борща, который любил, и умел готовить. Сегодня он постарался, и борщ получился действительно вкусным.

Пока Валя приводила себя в порядок, он почистил картошку, включил чайник и поставил вариться сосиски. Через каких-то полчаса все уже стояло на столе. Себе он все-таки налил тарелочку борща. Валя посмотрела на борщ, но и от повторного предложения отказалась.

После ужина перешли к телевизору. Виталий не любил телевизор, и очень редко вникал, что там еще он показывает. Так было и сейчас. Валя пощелкала пультом и, выбрав себе программу, пристроилась на диване. Виталий примостился рядом и попытался ее обнять.

- Отцепись, - раздраженно бросила Валя, отталкивая его руки.

- Как, уже? – удивился Виталий, - так быстро?

- Что, так быстро? – переспросила Валя.

- Так быстро – отцепись? – Виталия  удивило это так неожиданно вспыхнувшее раздражение.

- Я устала, - Валин голос был откровенно враждебным, - не все же сутками ничего не делают.

Виталий замолчал, затем перешел к столу и включил компьютер. В голову ничего не приходило, и он начал какую-то игру. Игра не получалась. Виталий бесцельно пощелкал по клавишам. В голове стояла пустота.

На следующий день Валя принесла торт, и, как ни в чем ни бывало, поздравила Виталия с юбилеем – уже месяц, как они прожили вместе.

Однако, укладываясь спать, Валя рассказала Виталию, как сильно у нее болит голова. Виталий понял намек.

Прошла еще неделя. Они почти не разговаривали. Валя позже обычного приходила с работы, молча пила чай, и ложилась спать.

- Завтра за мной приедет машина, - сообщила она в пятницу.

- Куда ты едешь? - удивился Виталий.

- Я уезжаю от тебя, - глядя куда-то в сторону, сказала Валя.

- Как? – удивился Виталий, - Куда?

- Я не хочу жить с тобой, ты не тот человек, о котором я думала. – Валя подошла к шкафу и начала собирать в большой полиэтиленовый пакет свои вещи.

Виталий не стал переубеждать ее.
 
  Прошел год.  Как-то Виталий купил себе новый цифровой фотоаппарат и решил поснимать природу в Гидропрарке. Возвращаясь со съемок, он оказался возле знакомой танцплощадки. Музыка, как и раньше, оглушающе гремела. Репертуар песен не изменился.

 Возле низенькой металлической ограды танцплощадки стояли две женщины.

Рядом с ними стоял какой-то немолодой высокий мужчина и что-то горячо говорил.

Одна из женщин была Валя. Она внимательно слушала  мужчину.
 
Виталия она не заметила.

 
 

Киев                2007 год


Рецензии
Героиня Валя- искусная аферистка, живущая в Киеве без оплаты за жильё и якобы работающая по найму.Видя, что особого достатка нет, ищет следующую доверчивую жертву- уставшего от одиночества холостяка.Рассказ интересный и поучительный. Благодарю Вас, Влад

Надежда Строгая   26.09.2021 15:04     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.