БАБА ВАРЯ

Рядом с нашей усадьбой - старинный дом на два хозяина. В той части, что ближе к нашему двору,- жили когда-то старичок и старушка, супруги  -  бабушка Варя и дед Андрей. Интересная была пара... Бабушка Варя, маленькая, приземистая, кругленькая и крепенькая старушка, очень быстрая, расторопная, даже по огороду бегом бегала, даром, что и ножки стали колёсиком и спина былую стать утратила. В своих владениях всегда была командиршей и с благоверным особо не церемонилась, частенько баском на него покрикивала.
 Дед Андрей, в отличие от энергичной супруги, был тих, малоразговорчив и довольно покладист.
 Баба Варя, любившая смолоду шумные компании, собирала иногда своих подруг, двух-трёх разбитных старушонок, и все вместе они «отводили душу»: выпивали домашней браги, пели разудалые песни да частушки, а когда «разбярёть», пускались и в пляс. «Посидев» так часа три-четыре у одной, шли продолжать к другой.
 Картина наблюдалась, обычно, такая: впереди с притопом да с частушкой - баба Варя с давнишней подружкой бабой Катей Вороновой, за ними - ещё две-три бабульки навеселе, а в конце процессии - дед Андрей,- свесив голову, заплетаясь и шаркая по дорожной пыли ногами, едва держась, чтобы не заснуть на ходу...
Андрюшк,- покрикивала на него дражайшая половина,- чавой-та ты плятёсси, как тялёнак!?. Ня  атставай!
Дед на секунду слегка взбрыкивал носом, а затем опять впадал в полудрёму.
  А старушек-веселушек, вошедших в раж, было слышно аж на соседней улице, при этом неизменно солировала баба Варя:
                Я кака была ляпёшка –
                Меня высушил Алёшка.
                Кака была – кака стала,--
                Куды делась мая сала?
...На следующее утро, придя к соседке за молоком, моя бабушка спрашивала:
--Ну что, Варя, погуляли маленько?
--Гульнули, Насть. Дак эта рази гулянкь?..
--Чё и голова нисколь не болить?
-- А чаво ш ей балеть-ты? Выпьишь пиву дамашню, -- раскраснесси, раскалисси—хошь пляши, хошь пашню паши!
Я смолду гулять любила.
 Мине и просватали с гулянки. Пошла на полянку на игрища, а за мной с дому бягуть: «Варьк, айда, сваты прийшли!»
 Плятусь дамой – ног нетуть, хто, хто, думаю, прийшёл. Глять – а эта Андрюшк—балалаишник. Ня любилы я яво... А тятя кулак-дулю падняси да и прикажи: «Пайдешь!» Ну и пайшла. А любилы вся жисть Савелия Срядинина... Он, ты ить знашь, пастушил всё... Дак я яму сколь лет пирожки на пасьбу таскала. И у мяне уж дети выросли, и у яво, а я всё к яму как  мыладуха бегала. И вдовай стал, и опять жанилси, а я всё с пирожками да тайком. А Андрюшк.., чаво Андрюшк? Тялёнак всю жисть тялёнак и есь...               
...Когда у соседей по дому, за стенкой, появился телевизор, баба Варя пришла посмотреть новинку.
   Села на стул посреди большой просторной кухни - телевизор поставили именно там - скрестила руки и ноги и приготовилась смотреть. Включили. Шёл  ‘’Музыкальный киоск ‘’ c Элеонорой Беляевой. Баба Варя спокойно сидела минут пять, потом вдруг вскочила и быстро переставила стул на другое место, ближе к стене. Села. Минуты через две - опять за стул, перенесла его в противоположную сторону и снова села.
--Тётя Варя, ты чё бегашь-то?- удивилась хозяйка.
--Да она на мяне глядить.
--Хто?!
--Да баба эта...Глядить и глядить, куды ня сяду -  она опять на мяне глядить...
--Да она на всех глядит, - смеётся хозяйка.
--Ня знаю, на всех ли нет, а на мяне, как на картину...
   
               
               


Рецензии