Камчатка

 
Фото из интернета:Пароход "Советский Союз"

Я служил старшим врачом 41-го топографического отряда с 1954 по 1961 год. За это время не был с топографами только на Чукотке и в Магадане. Довелось побывать в Хабаровском и Приморском краях, пройти по всему побережью Охотского моря. Был в Еврейской Автономной и Амурской областях, на острове Сахалин, Камчатке, Курильских островах.

Не помню в каком году штаб округа дал отряду задание обновить карты некоторых районов Камчатки. На полуостров нас должен был доставить самый большой пассажирский пароход СССР  «Советский Союз».  Про него ходило множество легенд, одна невероятней другой; каждый его приход в Петропавловск-Камчатский был маленьким, но событием.

Информация из интернета: "Он больше четверти века был самым большим пассажирским лайнером СССР, мог принять на борт  945 пассажиров и 2.280 тонн генерального груза. Однако про него не писали в энциклопедиях. Ему не посвящали хвалебных статей с рапортами в центральных газетах, скупо публиковали фотографии.  И исчез он тихо и незаметно, но тем не менее, след в памяти народной оставил гигантский. Такой вот парадокс.

 «Советский Союз», огромный белоснежный красавец с непривычной для современников сильно вытянутой формой корпуса. Он «работал» на экспрессной линии Владивосток — Петропавловск-Камчатский с 1957 по 1980 год, про него есть десятки отрывочных воспоминаний: кто-то когда-то ехал на нём в длинный северный отпуск на материк, кого-то именно на нём впервые завезли на Камчатку, кто-то ходил в круизы в южные моря.

Не запомнить такой корабль было невозможно. История с поджогом парохода «Советский Союз» никогда, нигде и никем не рассказывалась. Во время стоянки в Севастополе на «Советском Союзе» побывали первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв, министр обороны Георгий Жуков и член Политбюро Леонид Брежнев.

Прошло много лет, сменилась эпоха, ушёл в пучину времени СССР, но этот элегантный красавец из  нашей памяти никак не выходит. «Советский Союз» имел невероятно сложную и интересную биографию! Сменил четыре имени. Испытал бомбёжку и притопление. Мог стать целью Александра Маринеско вместо «Густлова», и только случайно избежал этой участи. Видел множество стран, континентов и портов. Менял облик. Подарил десяткам и сотням тысяч людей в разные времена удовольствие и отдых.

Интерьер парохода был уникальным. Ковры-дорожки с прихотливым рисунком, тускло-желтого цвета металлическая отделка, шикарные светильники в бронзовой фигурной оправе, огромные панно на стенах на морскую тему, растительные узоры у иллюминаторов и дверей. На пароходе было несколько ресторанов, бассейн, спортивная площадка, каюты «Люкс».
 
 Его размеры впечатляли. Когда-то этот пароход был немецким и назывался  "Третий Рейх" или "Адольф Гитлер". Об этом теплоходе ходили легенды. Кто-то говорил, что раньше он назывался «Великой Германией», но то, что он был из Германии - это знали все.Это громадное судно имело длину 205, ширину 24 и осадку 9,6 м. Его энергетическая установка, включавшая четыре паровых котла и две турбины мощностью 28 000 л. с., обеспечивала гиганту скорость хода 19 узлов. Лайнер мог принять 1 669 пассажиров и 2 300 т груза. Экипаж «Советского Союза» насчитывал 443 человека.

Плавание на этом судне становилось для его пассажиров настоящим праздником. Каждый вступавший на палубу лайнера неизбалованный бытовой роскошью камчатский отпускник попадал в необыкновенную обстановку: судовые помещения были отделаны ценными породами дерева — красным, орехом, палисандром, дубом, ясенем, полы в музыкальном и танцевальном салонах покрывал цветной фигурный паркет. В распоряжении отдыхавших находились закрытый бассейн с подсвеченным дном, рестораны первого и второго классов. При необходимости пассажиры могли получить услуги лечебного центра с рентгеновским и зубоврачебным кабинетами, операционной, аптекой, четырьмя изоляторами.

Одни «знатоки» рассказывали, что первоначально судно было столь огромным, что не могло развернуться в бухте Золотой Рог и его пришлось чуть ли не наполовину обрезать. Ходила легенда, что, якобы, немцы поклялись утопить его при первом же удобном случае.

Механизм появления последней легенды в принципе понятен. В октябре 1955 года (за полтора года до появления «Советского Союза» во Владивостоке) на рейде Севастополя взорвался и затонул, унеся с собой в пучину более 600 человек, линкор «Новороссийск». Он также был получен по репарациям, входил прежде в итальянский Военно-морской флот и назывался «Джулио Чезаре».

По стране немедленно поползли слухи о том, что «Новороссийск» взорвали мстительные итальянские боевые пловцы, которые, к слову сказать, по праву считались лучшими в мире. А потому многие дальневосточники были убеждены, что «Советский Союз» специально спрятали на самый дальний бассейн - подальше от мстительных «фрицев». Много лет "Советский Союз, как говорят моряки, стоял на линии Владивосток - Петропавловск-Камчатский". Честно отслужив положенный срок, пароход подлежал списанию и разделке на металлолом. Приказом министра морского флота СССР  лайнер «Советский Союз» был списан с баланса транспортного флота, после чего приказом начальника Дальневосточного морского пароходства переименован в «Тобольск»; понятно, что с именем «Советский Союз» он просто не мог подлежать разделке на металлолом.

 Весь 1981 год «Тобольск» простоял на приколе во Владивостокском морском торговом порту.5 марта 1982 года «Тобольск» самостоятельно вышел в последний рейс на разделку, а 17 марта того же года судно было официально передано для разделки на металл одной из компаний Гонконга".
* * *
 …Командование нашего отряда предупредили, чтобы на верхней палубе не было военной техники и военнослужащих, а те автомашины, что будут,  хорошо замаскировать. Дело в том, что как только мы проходили пролив Лаперуза, в нейтральных водах каждый рейс парохода встречали американские самолеты разведчики. Причем облетали корабль со всех сторон и фотографировали. Нагло летали прямо у иллюминаторов, так близко, что были видны лица летчиков. Взлетали самолеты с аэродрома на острове Хоккайдо.

Вышли мы на Камчатку вечером, погода чудная, океан спокоен. Проснулись ночью от страшной качки. Ноги выше головы, голова ниже ног. Начался шторм. Особенность этого корабля такая, если его шторм раскачал, то океан уже давно спокоен, а он все качается. Экипаж убирал все ковры и дорожки, ругался,  ибо морская болезнь достала всех пассажиров, а их было много.
 
Пришли в порт, началась разгрузка и тоже пять или семь суток. Туда везли тысячи бочек с овощами и ящиков с фруктами. Спирт везли только в бочках. Во время разгрузки нашего имущества произошел эпизод, над которым смеялись все рабочие порта. Имущество из трюмов выгружали портовые краны в огромных сетках из толстых канатов. Погрузили в сетки несколько наших металлических сейфов.

Стали опускать на пристань, а  одна сетка или была с дырой или ее порвали сейфы. В эту дыру с огромной высоты полетел большой сейф. При ударе о бетон пристани дверцы сейфа открылись и оттуда посыпались старые сапоги, телогрейки, валенки и прочий хлам. А сейфы, между прочим, охранял часовой! Портовые рабочие хохотали и мы тоже. Смутился только начальник штаба.

Работа топографов на Камчатке была сложная и очень опасная. Однажды, во время работы на Ключевском вулкане один солдат сорвался с уступа и катился вниз почти до подножия вулкана. Привезли его ко мне с многочисленными переломами и ранами. Я отвез его в  небольшой госпиталь, который размещался недалеко от Петропавловска-Камчатского в городке Елизово. После лечения он был освидетельствован ВВК и признан негодным к военной службе.

В то лето я ходил на этом корабле дважды на Камчатку и обратно по делам службы. В отряде был неписанный закон, кто летом возвращался с материка на Камчатку (офицер или сверхсрочник) должен был привезти (тайком!) несколько бутылок водки и обязательно два ящика огурцов и помидор. Я задачу выполнил. Во время второго рейса я практически бросил курить.

Мы стояли на палубе корабля, любуясь океаном, дельфинами и курили. Кто-то из офицеров сказал, о том, что доктору не следовало бы курить. Я и сам давно подумывал об этом. И я заявил им, что докуриваю последнюю папиросу и  бросаю курить. Все только улыбнулись. Я бросил окурок в океан и за ним полетела начатая пачка «Беломор-канала». С тех пор я практически не курил (изредка, после застолья, я мог просто дымить). Особенно моему поступку радовались жена и тёща.

Не могу не упомянуть один скандальный случай, когда жена приревновала меня. Мы тогда работали  на  Камчатке. Я пришел по служебным делам в секретную часть.

Сижу за столом работаю с документами, а наша молодая, но «сексуально озабоченная» машинистка секретной части (не помню имени) стерва, каких мало кто видел, подошла потихоньку сзади, внезапно обняла меня крепко за шею, прижалась ко мне и крикнула начальнику секретной части старшине сверхсрочной службы белорусу З-у:
–Снимай!
 
Я возмутился, пошумел, а она говорит:
- Успокойтесь, товарищ капитан. Это шутка. Аппарат не заряжен.

Оказалось, когда мы вернулись на зимние квартиры в Шимановск, эта стерва и старшина З-ч напечатали несколько этих снимков и они пошли "гулять" по всему городку.

Кто жил в военных городках хорошо знает, как мгновенно раздувается такая сенсация! Городок гудит, доктор спутался с этой стервой, а она была не замужем.

Конечно, все дошло и до жены. Скандал в доме, в городке. Пришлось идти к замполиту, парторгу.

Хорошо, что они отнеслись к этому с юмором, у старшины изъяли пленку, попросили всех, у кого оказались снимки, уничтожить их, успокоили мою жену. И в доме наступил мир, но осадок остался.

Но чуть позже я сумел отомстить им обоим за эту подлость. А как, рассказывать не буду.


Рецензии
Добрый день, Анатолий Ефимович!
Спасибо за рассказ. Я тут пробежал некоторые Ваши вещи,
включая замечательные стихи "Город юности моей", и ещё
окончательно не растеряв свою память, вспомнил, что я
уже знакомился ранее с ним (грешен, люблю стихи и сам
балуюсь, правда, сейчас реже, чем в молодости). Полистал
рецензии на стихотворение и... действительно обнаружил
свой отзыв на него трёхгодичной давности.
Да, Камчатка - это отдельная тема (у меня сохранились тоже
ностальгические стихи в цикле "Пути-дороги" о ней). Отец
мой, получив назначение в знаменитую 14-ю "армию вторжения"
на Чукотку в 1951 году, двумя годами позже был переведён
оттуда в Петропавловск-Камчатский, где мы прожили 4 года.
Там я пошёл в школу. А осенью 1957 года отец получил новое
назначение в Кишинёв. И убывали мы из Петропавловска именно
на "Советском Союзе" (сохранились несколько фото на палубе).
Спустя 46 лет мне удалось побывать в Петропавловске в
командировке и я разыскал свой деревянный двухэтажный дом,
который жив и поныне. Стоял рядом с ним и глотал слёзы.
Очень понравились Ваши воспоминания времён оккупации, о
многом заставляют задуматься. Я тоже ныне много работаю над
мемуарами, хочется оставить память потомкам. Издал две книги,
а сегодня отнёс в редакцию нашего литературного журнала макет
своей третьей книги (об Армии) и небольшую повесть для самого
журнала о своём втором (уже в качестве офицера) пребывании на
Чукотке (её можно прочитать в моём цикле "Военная сказка", в
разделах "Дорога", "Старуха-Чукотка", "Чукотка. Зареченск").
Будет желание и время - прошу в гости.
С поклоном,
Виталий

Виталий Голышев   25.09.2017 13:41     Заявить о нарушении
Виталий! Спасибо за приглашение - обязательно прочитаю. Вопрос - в каком журнале Вы печатаете свои произведения? Спасибо. С уважением -

Анатолий Комаристов   25.09.2017 13:58   Заявить о нарушении
Российский литературный журнал "Дальний Восток", издаётся в Хабаровске.
Его материалы публикуются на "Яндексе": можно найти архив номеров и почитать
электронную версию. Мои вещи печатались в нём не часто, но всё же: в №№ 6 за 2011,
3 и 6 за 2012, 4 за текущий год.

Виталий Голышев   25.09.2017 14:48   Заявить о нарушении
электронная версия
http://litjournaldv.ru

Виталий Голышев   25.09.2017 14:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.