Высота 144

Неподалеку от поселка Рундены (Латвия,  Лудзенский район), в двух километрах от поселка Сунуплява, на высота 144,  разыгрался один из драматических эпизодов войны. 

Много времени, сил и энергии с целью исследования подвига защитников Сунуплявы
приложил педагог Рунданской средней школы Шалва Исидорович Хмелидзе *.

В районной лудзенской газете «За победу коммунизма» был помещён в августе - сентябре 1966 года его очерк «Вечный огонь».
Он и будет положен в основу нашего рассказа.

Следуя за отступающим врагом, 17 июля 1944 г. на территорию Рунданской волости вступили подразделения 219-й Идрицкой дивизии 3-й ударной армии.

Стало известно, что на пути движения наших войск в двух километрах от Сунуплявы,
 в деревне Рунданы немцы концентрируют силы, чтобы принять бой, обеспечить своим частям отход на запад.

Задача состояла в том, чтобы разведать место нахождения огневых позиций, прикрывавших отход противника, подавить их огнем артиллерии, не дать фашистам возможности планомерно отступить на этом участке фронта.

Войдя в землянку своего отделения, Хаким Ахметгалин растерялся: к нему подошел командир дивизии полковник Коваленко, крепко пожал руку. Полковник не случайно выбрал именно этого парня. Ему можно было доверить любое задание командования. В дивизии хорошо знали Хакима, кавалера ордена «Славы». Несмотря  на свою молодость, он был опытным, храбрым воином, неоднократно выполнявшим серьезные боевые задания.

На этот раз с отделением ему предстояло перейти линию фронта и, укрепившись на высоте 144,0, расположенной в д. Сунуплява, корректировать огонь нашей артиллерии по отступающему противнику и по скоплению немецких войск и техники у старого костела. Полковник еще раз уточнил план действий, крепко, по-отцовски обнял Хакима и пожелал ему успеха.

Отделение разведчиков под командованием Хакима Ахметгалина благополучно миновало линию фронта и подошло к д. Савино.

Теперь цель была близка. До Сунуплявы рукой подать. Но по дороге, казалось бесконечным потоком, шли и шли на запад вражеские части. Наконец, гул и грохот машин прекратились. Дорога опустела. Лишь тревожный лай собак нарушал ночную тишину.

Разведчики перешли дорогу, и полоса густого леса надежно укрыла их. Здесь, в этих краях, успешно действовал партизанский отряд «Узвара»...

Уже светало, когда отделение, пройдя с километр по лесу и миновав болото, подошло к подножию высоты 144. До цели оставались последние десятки метров. Надо было только скрытно подойти к крутым склонам высоты и подняться наверх.

Но случилось так, что у самой вершины, когда разведчики шли друг за другом на высоту, вдруг показалась из траншеи, хорошо замаскированной в зарослях, голова немецкого пулеметчика, охранявшего подступы к высоте. Ближе других к нему оказался рядовой Урун Абдулаев, который сразу же обернулся на шорох. На мгновение их взгляды встретились. Фашист оцепенел, увидев советского бойца так близко. Этого рокового для него промедления было достаточно, чтобы Урун Абдулаев смог бесшумно уничтожить врага.

Путь был свободен.

Вот, наконец, и вершина высоты 144.
 Все просматривалось отсюда отлично: и лесные дали, и вьющаяся змейкой дорога, и рунданский костел, недалеко от которого концентрировались немцы.

Укрывшись в густом кустарнике, у молодого дуба, разведчики готовились к выполнению боевого задания. Их было одиннадцать, среди них одна женщина — радистка Зина Кувалдина. Командир — Хаким Ахметгалин, башкир по национальности, оборудовал место для наблюдения, чуть поодаль трудились: украинец сержант Петр Сыроежкин, заместитель командира отделения, русские рядовые Василий Андронов и Михаил Шкураков, таджик ефрейтор Чутак Уразов, киргиз рядовой Тукубай Тайгараев, чуваши рядовые Федор Ангааров и Матвей Чернов, каракалпак рядовой Урун Абдулаев и татарин рядовой Яков Шакуров — представители восьми национальностей Советской страны. Они дали клятву с честью выполнить приказ Родины, не пощадить для этого ни сил своих, ни самой жизни.

...Зина развернула рацию, проговорила, волнуясь, в микрофон:

— «Звезда!», «Звезда!» Я «Сосна», я «Сосна»... Перехожу на прием.

Ответ последовал немедленно. В штабе дивизии с нетерпением ждали информацию разведчиков. «Сосна» передала точные данные о расположении войск и техники противника, о местонахождении его огневых средств. Прошло несколько минут, и вот окрестности Рундан содрогнулись от мощных взрывов.

Недолет... Снаряды рвутся вблизи скопления фашистов. Но какая-то невидимая нить словно приподнимает стволы далеких советских пушек, направляя смертельный огонь в самую гущу фашистских войск. Снаряды, уничтожая живую силу и технику врага, ложатся точно в цель.

Ликованию разведчиков не было границ. С вершины холма они прекрасно видели все происходящее.

Прошло всего полчаса после начала артналета, но эти страшные полчаса показались гитлеровцам вечностью. Им стало ясно: кто-то корректировал огонь артиллерии, где-то недалеко, под самым их носом кто-то направлял губительные снаряды советской артиллерии.

Враги поняли, что самым удобным местом для наблюдения за окружающей местностью была высота 144,0. С командного пункта соединения вермахта позвонили на огневую пулеметную позицию, охранявшую подступы к высоте, но пулеметчик не отвечал.

Подозрения возросли также из-за того, что ни один снаряд русских не упал на высоту 144,0.

Штурм высоты гитлеровцы начали интенсивным минометным я артиллерийским огнем. После первых же разрывов Хаким Ахметгалин понял: предстоит жаркий бой.

Ни в коем случае нельзя было рисковать жизнью Зины Кувалдиной. Командир принял решение — немедленно отправить ее через линию фронта к своим войскам. Она свою задачу выполнила полностью. Отряду было приказано удерживать высоту до подхода основных сил.

Ахметгалин не допускал даже мысли о том, чтобы уступить высоту 144,0 противнику. Овладев ею, немцы получали неоценимое преимущество и могли серьезно препятствовать продвижению наших войск...

Густой цепью, при сильной огневой поддержке пошли фашисты в атаку на высоту, но тут же залегли: пулеметный огонь сверху беспощадно косил их ряды. Захлебывалась одна атака за другой. Склоны холма покрылись трупами немецких солдат и офицеров. А тем временем советская артиллерия с предельной точностью продолжала громить отступающего врага.

Траншею убитого немецкого пулеметчика занял Урун Абдулаев. Чуть дальше окопались Федор Ашмаров и Василий Андронов. У молодого дуба заняли оборону Петр Сыроежкин и Матвей Чернов, на западных склонах окопались Михаил Шкураков и Яков Шакуров. Тукубай Тайгараев занял удобную позицию в ста метрах от небольшого озера. Чутак Уразов обстреливал немцев из крестьянского сарая. А стремительный Хаким Ахметгалин появлялся то тут, то там, подбадривал подчиненных, умело и четко руководил боем. Схватка не затихала ни на минуту.

Численно превосходящий враг упорно продолжал атаки высоты. Горели дома жителей Сунуплявы. Дым и гарь стояли над деревней. Ценой больших потерь группе немецких солдат удалось подойти к сараю, откуда стрелял Чутак Уразов, и окружить его. Воин-таджик до последнего дыхания бил и бил по врагу, не желая отступить ни на шаг, и сгорел в огне пылавшего строения.

Раненного в обе ноги Михаила Шкуракова окружили немецкие автоматчики. Но герой нашел в себе силы встать и выстрелить в упор в подбегавшего к нему гитлеровца.

На исходе первого дня неравного боя осколком мины был смертельно ранен Хаким Ахметгалин. Истекающий кровью командир разведчиков дополз до молодого дуба, росшего неподалеку от вершины, и еле слышно проговорил:

— Держитесь, братцы, скоро придут наши...

Петр Сыроежкин бережно обнял своего боевого друга и уже мертвому обещал драться с врагом до последнего дыхания, до последнего патрона. Так закончился первый день героической обороны высоты 144,0.

Немцам так и не удалось одолеть горстку храбрецов. В отделении осталось семь человек, из них могли продолжать бой только шестеро. Получивший четыре ранения Василий Андронов не мог двигаться. На исходе патроны. Но бойцы, как прежде, полны решимости удерживать высоту.

Ночью бой утих, а с зарей разгорелся с новой силой. Враги понимали, что высоту защищает небольшой по численности гарнизон, отчаянно сражающийся, но все-таки небольшой, несущий какие-то потери, которые в конце концов заставят его капитулировать. Они никогда бы не поверили, что на высоте утром второго дня в живых было только семеро.

Захлебывалась одна атака за другой. Фашистами овладевала ярость: не из железа же, черт возьми, эти солдаты наверху! Пуля фашистского снайпера оборвала жизнь Матвея Чернова. Натиск противника на западном склоне теперь сдерживал только Петр Сыроежкин. Осколком мины был смертельно ранен Федор Ашмаров, самый старший по возрасту среди защитников высоты, еще юношей воевавший за Советскую республику в составе 1-й Конной армии, ушедший в сорок первом добровольцем на фронт. Освобождая родную землю от захватчиков, с боями прошел до латгальской земли старый солдат.

К полудню их осталось в живых только четверо. Со стороны Сунуплявского озера пошли в атаку на высоту несколько десятков немцев. На их пути встал Тукубай Тайгараев, юноша из далекой Киргизии, комсорг отделения. Он уже получил несколько ранений, но держался до последнего патрона. Когда стрелять было нечем, Тукубай встал во весь рост и, шатаясь, пошел вниз по склону навстречу немцам с гранатой в руке. Раздался взрыв, несколько гитлеровцев упали замертво, и рядом с ними лег залитый кровью Тукубай. [260]

Высоту 144 защищают трое.
На исходе патроны. И вот уже они идут вперед, под огонь врага Урун Абдулаев и Яков Шакуров: во что бы то ни стало надо раздобыть у убитых солдат и офицеров противника оружие и патроны. Отдельными короткими очередями из автомата прикрывает своих боевых друзей Сыроежкин.

Немцы ведут артиллерийский обстрел. Один из снарядов падает между Шакуровым и Абдулаевым. Шакурова убило наповал, Абдулаев же, полузасыпанный землей, контуженный, остался лежать без сознания на склоне. Немцы пошли в десятую по счету за этот день атаку, не подозревая даже, что неприступную крепость оборонял теперь единственный человек.

У Петра остались одна граната и три патрона. Этого было достаточно, чтобы уложить еще нескольких немцев. Раздался взрыв мины на самой вершине высоты — и погиб последний защитник Сунуплявы, славный сын украинского народа сержант Петр Сыроежкин.

Ценой жизни выполнили приказ командования герои Сунуплявы.

Воины 119-й дивизии прилагали максимум усилий, чтобы выручить доблестных разведчиков.

К сожалению, помощь пришла поздно.


Немцы еще до наступления темноты поднялись на высоту 144, но теперь это не давало им никакого преимущества: близок был час прихода советских войск.
Фашисты получили приказ командования о немедленном отходе из Рунданской волости.

Укрытого во ржи раненого Василия Андронова гитлеровцы не заметили. Тяжело раненого Андронова подобрали санитары другой части. Василий выжил. Но тяжелое ранение подорвало его здоровье. Он умер в 1952 г. на своей родине в Московской области.

А лежавшего без сознания Уруна Абдулаева они увезли с собой.
Об этом, к сожалению, наши не знали, и долгие годы никто не сомневался,
что Абдулаев похоронен вместе со своими боевыми друзьями в д. Сунупляве.

Тишебай Карабаев в критическую минуту боя струсил и сдался в плен.
Дальнейшая судьба его не известна. 28 июня 1952 года Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему звания Героя Советского Союза был отменен «в связи с необоснованным представлением».

О подвиге отделения старшего сержанта Ахметгалина узнали все воины  фронта.

Все защитники безымянной высоты Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года были удостоены звания Герой Советского Союза посмертно:

    Старший сержант Ахметгалин, Хакимьян Рахимович,
    Старший сержант Андронов, Василий Антонович,
    Сержант Сыроежкин, Пётр Константинович,
    Младший сержант Чернов, Матвей Степанович,
    Красноармеец Ашмаров, Фёдор Иванович,
    Красноармеец Уразов, Чутак,
    Красноармеец Тайгараев, Тукубай,
    Красноармеец Абдулаев, Урунбай,
    Красноармеец Шакуров, Яков Савельевич,
    Красноармеец Шкураков, Михаил Ермилович,
    Красноармеец Карабаев, Тишебай.

Герои Советского Союза, погибшие в этот день:

Пехота    Ахметгалин  Хакимьян Рахимович    15.06.1923     19.07.1944   
Пехота    Ашмаров  Фёдор Иванович    06.11.1897     19.07.1944   
Пехота    Деманов  Георгий Георгиевич    19.04.1915     19.07.1944   
Пехота    Мельнов  Иван Михайлович    22.01.1924     19.07.1944   
Пехота    Павлович  Иван Михайлович    07.03.1896     19.07.1944   
Понтонные части    Путинцев  Иван Никандрович    10.04.1907     19.07.1944   
Пехота    Сыроежкин  Пётр Константинович    1913      19.07.1944   
Пехота    Тайгараев  Токубай (Тукубай)    1923      19.07.1944   
Пехота    Уразов  Чутак    1920      19.07.1944   
Пехота    Чернов  Матвей Степанович    12.11.1914     19.07.1944   
Артиллерия    Чуркин  Василий Егорович    1918     19.07.1944   
Пехота    Шакуров  Яков Савельевич    30.07.1912     19.07.1944   
Пехота    Шкураков  Михаил Ермилович    1901      19.07.1944   

С сайта http://www.warheroes.ru

Но никто - ни тогда, ни много лет спустя - не знал, что один из храбрецов,
сражавшихся на высоте 144,0, - Урун Абдулаев жив.

Подробности о героическом подвиге разведчиков в основном поведал схваченный в бессознательном состоянии фашистами Урун Абдулаев.

Фашисты бросили его в концлагерь близ Магдебурга.
 Тяжелая работа, голод, каждодневное унижение человеческого достоинства.
 Дни казались ему вечностью, он без конца думал о далекой Родине, о солнечной Каракалпакии, о жене, дочери, о братьях, друзьях. Он прошел через все муки ада
и выстоял, не упал на колени, не дал сломить свою волю.

Он вернулся, снова стал тем, кем был до войны, - колхозником, земледельцем, спустя шестнадцать лет после окончания войны в столице Узбекистана Ташкенте колхознику сельхозартели имени XXI партсъезда Турткульского района Каракалпакии Уруну Абдулаеву были вручены высшие награды, венчающие ратный подвиг, - орден Ленина и Золотая Звезда Героя Советского Союза.

Впервые после войны герой побывал на высоте 144 в мае 1962 г.
 Вторично он приехал в д. Сунупляву 10 ноября 1963 г.

Жил в Турткульском районе Каракалпакской Автономной Республики Республики Узбекистан. Скончался 15 августа 1989 года.
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=8823

Хакимьян Ахметгалин* – башкир,
Петр Сыроежкин – украинец,
Михаил Шкураков – русский,
Федор Ашмаров – чуваш,
Чутак Уразов – таджик,
Матвей Чернов – чуваш,
Яков Шакуров – татарин,
Урунбай Абдуллаев – узбек,
Василий Андронов – русский,
Тукубай Тайгараев – киргиз.

Похоронены в городе Лудза. На территории Лудзы находятся несколько братских могил.
 
Одна из них -  в городском парке. В ней захоронены девять воинов Советской Армии, посмертно удостоенных звания Героя Советского Союза:

Лейтенант В. И. Зайцев,
старший сержант Х. Р. Ахметгалин,
сержант П. К. Сыроежкин,
младший сержант М. С. Чернов,
ефрейтор Ч. Уразов,
рядовые Ф. И. Ашмаров, Т. Тайгараев, Я. С. Шакуров и М. Е. Шкурако.

 На насыпном кургане над могилой в 1963 году установлен памятник «Скорбящая мать» (скульптор Янис Зариньш , архитектор Велта Айзупиете .

 На  на месте подвига — обелиск с именами героев (смотри фото).

*Хакимьян Рахимович Ахметгалин (15 июня 1923, деревня Сафарово, Учалинский район, Башкирская АССР — 19 июля 1944) — Герой Советского Союза, участник Великой
Отечественной войны. Принимал участие в боях Курской дуги, на Смоленщине
 и в Прибалтике. Погиб в возрасте 21 год.

**Михаил Ермилович Шкураков (1901 года, село Воронок Стародубского района Брянской области — 19 июля 1944 года, Салават) — стрелок 375-го стрелкового полка,  (219-я стрелковая дивизия, 3-я ударная армия, 2-й Прибалтийский фронт).

Источники:

http://www.nashapobeda.lv/491.html
http://militera.lib.ru/memo/russian/eremenko_ai3/09.html

Вячеслав Иванович Шендрик «Память героев – бессмертна»
http://voin.russkie.org.lv/pamjat_gerojev_bessmertna.php

Википедия, интернет-сайты

Фото: Мемориал в Сунупляве, на высоте 144.



* Шалва Исидорович  Хмелидзе (26.07.1922 – 24.09.2010, —  Пасиене),-  грузин, житель Рундан  — учитель (долгое время проработал в Рунданской средней школе), публицист,  написал о подвиге советских военнослужащих на 144 высоте (в районной лудзенской газете «За победу коммунизма» был помещён в августе - сентябре 1966 году его очерк «Вечный огонь») ,  краевед, писал о Клеменсе Буле**, исследователь истории Латгальского края и многих других земель, исследователь военных действий Северных флотов СССР и Великобритании во время Второй мировой войны, участником которых был сам.
Похоронен на Лудзенском городском кладбище.

Публицистические работы Шалвы Хмелидзе:

http://www.nashapobeda.lv/491.html
** Клеменс Бул http://temych2000.narod.ru/sports/liter/Bul.html

 
Начало здесь: Воспоминание о Лудзе
http://www.proza.ru/2007/03/13-181


Рецензии
Конечно,таких стратегических высот было немало во время любой войны.Погибало много людей,защищая эти высоты.Не остался бы в живых участник тех событий,можно было бы заподозрить,что сюжет чистый вымысел,который складывается при создании сценария любого кино о войне.Перечисление фамилий хорошо подчёркивает многонациональность героев.Где эта дружба и сплочённость сегодня ?

Иволий Щёголев 2   08.11.2014 13:50     Заявить о нарушении
Дружили, идейные были. Теперь запустение:
в центре Рундан - Рунденская школа, где я и начинала свою работу в школе после института - не работает с 2007 года.

Валентина Томашевская   08.11.2014 15:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.