Быстрей браток, быстрей!

....Говорил доктор, при этом всем корпусом наклоняясь вперед, словно подталкивая вертушку.  Отвернув на миг манжет рубашки, нетерпеливо поглядывал на часы. Когда проделал «пасс» в очередной раз, я толкнул его легонько в плечо и крикнул, пересиливая вой движков над головой:
- Знаете место куда идем?
- Да. Знаю. Прибавь ходу брат, если можно!  – крикнул он коротко и тут же, сделав руки рупором, добавил, -  высадите меня и можете возвращаться!
Кивнув в ответ, прибавляю режим движкам, выжимая из них и вертушки всё возможное.

Учитывая спешку и кутерьму, которой был окутан этот вылет, когда меня "выдернули", идущего к вертолету с представителем органов МВД, а также быстроту согласований по изменению маршрута,  стало понятно, что дело - срочное. Необычным было то, что врач летел без своей объемистой сумки и без медсестры. Я посчитал, что он, скорей всего, торопится на консультацию больного, поэтому и делал всё спокойно. После восклицания «дока», его нетерпение  невольно  передалось и мне. Достав карту из планшета, прикинул - сколько ещё осталось идти и где можно "срезать".

У меня не было времени на подготовку к этому полету при изменении "решения на вылет" у диспетчера, так как и он торопил, лишь спросив:"Хватит ли топлива на полет длиной в двести туда, плюс двести назад, с курсом таким-то, поселок такой-то?".

Киваю утвердительно. Четыреста кэмэ нам по силам. Ведь только что и полностью заправились, намереваясь вылететь на трехчасовое патрулирование.
А теперь, рассмотрев повнимательней карту, понял, что наш путь, это прямая линия, что значительно облегчало поставленную задачу.

"Ещё бы ветерок стих немного..." – подумал невольно. И словно подслушав мои мысли,  тот действительно умерил "натиск", а при подлёте к крупному поселку, затерянному в Целиноградской  степи и окутанному сетью проводов, и вовсе стих.

Доктор в очередной раз посмотрев на часы, настойчиво тыкал пальцем вперед, показывая что-то, а я  лихорадочно искал место: «Куда бы подсесть?».
"Док" повернувшись ко мне и заметив сомнения, крикнул:
- Можно где-нибудь поблизости выпрыгнуть?!
"Ну ты даешь!" – вырвалось было, но я осекся, видя крайнюю его озабоченность, от чего сильнее проникся тревогой.

- Каждая минута дорога, браток! Там – тяжелый ребенок, и меня одного ждут для операции!  - снова закричал "док", тыкая перед собой и показывая взглядом на широкую улицу, на правой стороне которой, «по полету», виднелось длинное здание.

- Это больница, что ли? – кричу, мотая головой в ту сторону.
- Да! – часто кивает "док" и держится за дверную ручку, словно собираясь прыгать.

"А что? Мы как раз войдем винтами между проводов, если снижаться строго вертикально!" – поддакиваю мыслям, ищущим автоматически решение.
Всего несколько мгновений хватило, чтобы убедиться в возможности посадки на улицу, только у доктора будет всего лишь пара секунд для «десантирования», ведь это – населенный пункт, как ни как.

- Как только крикну - открывай дверь и быстро прыгай! – смотрю на него и убеждаюсь в понимании сказанного, а убедившись, перехожу к следующему этапу: ... принимаю окончательное решение сесть прямо сюда, так как ближайшее место приземления не ближе километра.
Щелкнув «стопором пассажирской двери», активно задираю нос вертушки и быстро втискиваюсь в пустую пока улицу, ещё раз громко повторяя:
- Не раньше и не позже! Только, когда крикну!

Быстро коснувшись колесами земли и подняв тучу пыли, "запер" боком фюзеляжа вертушки больничные ворота, лишь калитка белела справа.
- Давай! - кричу и киваю доктору.

Тот, с неожиданной лёгкостью, выскочил из кабины и схватился рукой за калитку,
а другой вдруг прикрыл глаза - пыль с песком ахнули ему, забывшему, что садимся не на асфальт. И все-таки, доктор нашел в себе силы, невзирая на хлещущий по глазам песок, благодарно улыбнуться  и... тут же забыть о нас! Он всё же попал
в свою стихию, покончив, наконец, с небесной.

Нельзя было медлить ни секунды - дернув рычаг управления под мышку и уклоняясь
от нитки проводов справа, через пару секунд мы с вертушкой были уже вне
опасности - и для себя и для окружающих. А посему, «подняв хвост» понеслись назад, успев увидеть внизу задранные кверху головы и изумленные взгляды ребятни
и взрослых, бежавших к месту нашей «мгновенной посадки».

- Поздно ребята! Мы - уже! – поджимаю губы и улыбаюсь сам себе.

...Увидел бы нас, садящихся в населенном пункте, кто-нибудь из
"Лётной инспекции", копать бы мне канавы годик-другой - "на земле"...


Рецензии
После окончания десятилетки поступал в Сасовское лётное училище ГВФ, не добрав одного балла для зачисления на лётное отделение (конкурс был максимальным - 15 из пятнадцати возможных). Предложили мне остаться в вертолётной группе или в группе штурманов, но я отказался. А вскоре ждали три года службы в армии, а после - 10 лет непрерывной учёбы на вечерних отделениях техникума, а затем института - так я стал инженером, с двумя квалификациями (об этом есть в "Байконурских зарисовках")...

Анатолий Бешенцев   13.11.2013 21:53     Заявить о нарушении
Ну вот, пожалуйста ! Мановение руки Её Величества Случая:) Один балл недобрал. А я мечтал о море, а попал в небеса, её же волей, хотя по баллам не должен был пройти. Прошел как отслуживший срочную. Была такая "струя". Читал "Байконурские записки". Понравились. Кстати, я там написал, что и я работал на Байконуре.

Степаныч Казахский   14.11.2013 10:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.