Хвостатые небылицы. Лариса. ч. 3

            
                "Ларочка, ma cherie! Что-то Вы сегодня припозднились." - Снизу, с покрытого
   бархатом дивана в углу прозвучало приятное грудное женское контральто. Оно принадлежало
   рысевидной учёной кошке Полифеме, которая делила со старым лешаком Авдеем коморку под
   лестницей, служившую им одновременно местом работы и средой обитания.
               Лариса не нашла ничего лучшего, чем пробормотать про отчёт, который нужно
   было доделать к завтрашнему дню. Она чувствовала себя несовершеннолетней дочерью
   строгих родителей первый раз в жизни вернувшейся не в срок с затянувшейся вечеринки.
               "Ох, уж эти мне отчёты! Авдюшенька, принеси-ка нам коньячку с закусочкой,"
   Полифема ловко спрыгнула с дивана,вытянула полосатую пушистую спину, сделала два круга
   вокруг Ларисы, потёрлась левым боком о железные перила лестницы.- "Всем не спится,
   не сидится...Вот и Васька, сынок мой, вчера припёрся ободранный, шерсть клочьями, глаза
   красные, "мать,"-говорит-" дай денег на ветеринара, на лечение".
               "Знаю я его болезнь,"- и её мелодичное высокое контральто вдруг сделалось
   низким почти мужским баритоном. Я ему сказала "Не перестанешь по бабам бегать -
   последнюю шерстю из хвоста вырву, не пожалею." Вздохнув и сделав паузу, Полифема снова
   вернулась в высокую тональность.- "Но думаю бесполезно. Неуёмный. Весь в меня..." -
   с тихой нежностью добавила хвостатая вахтёрша.
               "Ой, чуть не забыла, мазь ваша чудесная, глаз-то мой поджил. Смотрите."-
   и ловко сдёрнула лапой  круглую вязаную мохеровую повязку, закрывавшую левый глаз,
   вернее огромную чёрную бездонную дыру на его месте.
               Про эту странную парочку в институте поговаривали разное. Вахтёром Авдея
   пристроил пронырливый племянник его покойной жены упырь Папоротников, числившийся у них
   завхозом, как впрочем, и в трёх других учреждениях.
               Пять лет назад Авдей остался вдовцом-погорельцем. Единственной
   собственностью, оставшейся в его распоряжении, была кошка Зинка, лишившаяся левого
   глаза в ту злосчастную ночь. Будучи животным начитанным, Зинаида неделю спустя пошла
   в паспортный стол и поменяла своё имя на Полифему.
             Ходили слухи, что авдеевскую куриную избушку подожгли, вроде бы, по
   наущению тамошнего местного упырька, положившего глаз на прилегавший к избушке лужок
   для своего загородного теремка.
             Но Лёля-секретарша из бухгалтерии, у которой дядя был из той же авдеевской
   чащобы, рассказала шёпотом, что всё дело здесь в Полифеме и что не кошка это вовсе,
   а ведьма, и пожар этот она подстроила, чтобы упыриху авдеевскую извести.
            Никаких доказательств ни для одной из версий не имелось, но народ относился
   к экзотической паре с подозрением, хотя показать неприязнь опасался. Так что по утрам
   все дружно здоровались и приветливо улыбались вахтёру и его болтливой хвостатой
   напарнице.



           Продолжение можно прочитать: http://www.proza.ru/2013/11/21/1984


Рецензии
Упырю упурёво, а прочее клёво. Когда-то это словечко неслось из подворотен и с трибун.
Полифема одноглазая - прелесть.
Вдохновения, София!
С теплом,

Виорэль Ломов   17.02.2019 17:31     Заявить о нарушении
Спасибо огромное за Ваш добрый и живой отклик!
Рада ужасно, настроение поднялось !!!
С благодарностью и теплом.

София Ладзарус   19.02.2019 02:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.