Неверная жена

Однажды, обычным, ничем не примечательным пятничным вечером, я встретил своего давнего знакомого. Звали его Герман Орейко. Был он весьма интересным и немного странным человеком, ходили слухи, что в молодости он увлекался магией и оккультизмом, даже был прозван в своих кругах Гефестом за то, что периодически, по неизвестной никому, кроме него самого, причине, прихрамывал. Теперь же Герман стал самым обычным человеком, от прошлого у него осталась лишь любовь к зеленому цвету и некоторые незаметные причуды. Мы встретились вечером, он, как мне показалось, был чем-то обеспокоен, имел бледный цвет лица и, можно было сказать, что глаза его выражали какой-то метафизический ужас. Мы поздоровались, и я предложил Герману посидеть в каком-нибудь тихом заведении неподалеку и поговорить о былом. Он, немного помешкав, молчаливым кивком головы, согласился.


Мы зашли в небольшой подвальчик, тихое и спокойное место, музыки почти не было слышно, посетителей можно было сосчитать по пальцам, и мы присели с ним за уединенный столик.


– Ну что, давай выпьем, – с улыбкой предложил я.


– Нет, мне сейчас не стоит, я лучше чаю, – махнув рукой, ответил Герман.


– Что с тобой, раньше, помнится, ты никогда не отказывался пропустить рюмочку, – поинтересовался я.


– Понимаешь, – ответил он, – мне сейчас, как бы сказать, это крайне нежелательно. Помнишь ту притчу про то, как пьяный упал с лошади и не повредил себе ничего, так как был отрешен от бытия посредством вина, что заканчивается размышлением о том, что же будет с человеком, который познал великое учение. Так вот, алкоголь обнажает душу, а мне этого как раз сейчас не нужно, и, если честно, я боюсь, очень боюсь и хочу забыть то, что произошло со мной.


Мы заказали чай и застыли в неловком молчании. Лицо Германа источало все тот же невыразимый ужас и я решил разузнать, что же могло произойти такого, после чего человек, который ничего и никогда не боялся, вдруг стал таким. Будучи некогда веселым смутьяном балагуром, Герман вдруг стал замкнутым, беспокойным бледным, а волосы, как будто постоянно перемещались по его голове, в те моменты, когда никто на них не смотрит.


– Расскажи мне, что тебя гложет, я никогда не видел тебя таким, выговорись, не держи в себе, я ведь для тебя не последний человек, – сказал я ему.


Немного помешкав, взглянув на меня страшным, то ли звериным, то ли испуганным, отчаянным взглядом, Герман начал свой рассказ.


– Ты ведь помнишь мою красавицу жену, что страстно любит бусы и фанатично забивает вазы медяками, так вот, с ней с недавнего времени, начало твориться нечто непонятное. Вначале я не придал этому значения, но все больше стал замечать, что она ходит, словно сомнамбула, не высыпается, все чаще ее волосы растрепаны, а ее прекрасные зеленые глаза, которые она начала от меня прятать, потупив взор, были красными. Как будто некая неведомая сила постепенно высасывала из нее жизненные соки. Я несколько раз спрашивал мою дорогую жену о том, что с ней, но голубушка уходила от разговора, отвечая, что плохо себя чувствует. Так не могло продолжаться, ведь она увядала прямо на глазах и мне пришлось сделать хитрый ход. Я купил букет из семи ее любимых роз, вина и сыра, решив, что весь этот антураж разрядит обстановку, а вино подвигнет мою любимою на откровенный разговор.


Как я и рассчитывал, она обрадовалась цветам, посмотрела на меня отчего-то виноватыми глазами, одела любимое зеленое платье и села за стол. Я открыл вино, разлил по бокалам и мы выпили и дело перешло к непринужденному разговору на отвлеченные темы. Через некоторое время жена заметно повеселела и я предпринял решительный шаг. Ударив кулаком по столу, глядя ей в глаза, громким голосом спросил: «Отвечай, что с тобой такое, я не могу больше пребывать в неведении и безучастно смотреть, как ты мучаешься, отвечай же немедленно!» Это подействовало. Моя любимая голубка заплакала и начала говорить: «Дорогой, я не верна тебе, но… Но это не моя… Не моя вина. И это… Это не человек». Эти слова шокировали меня и повергли в ступор, а она продолжала свой страшный рассказ: «Это началось около месяца назад, когда я среди ночи открыла глаза и увидела за окном зеленую звезду, она манила меня, и, как будто, звала к себе, переживая метафизическую тягу к ней, я отдалась на волю чувствам. Я, как будто полетела к ней и забылась сладким сном. А следующей ночью я проснулась от холода, хотя в комнате было тепло, и удушья, хотя воздух был свеж. В углу я увидела шевеление, оттуда появилась темная фигура, поднимаясь, она приобрела очертания прекрасного юноши. Я хотела закричать, но не смогла издать ни звука, хотела пошевелиться, но тело словно налилось свинцом, я не могла пошевелить даже пальцем. Я надеялась, что ты проснешься, но ты спал крепким сном. Ночной гость подошел ко мне, и, сквозь страх, во мне проявилась страсть, такая запретная, что описать ее невозможно, затмив страх. И теперь, после того случая, юноша каждую ночь приходит ко мне после полуночи, оставаясь чесов до четырех утра, и делает все, что ему заблагорассудится, а ты его не видишь, ты спишь, я виновата, я не знаю, но что мне делать. Прости меня. Спаси меня». Моя любимая в слезах бросилась ко мне, упав на колени, она уткнулась в мою грудь, и я почувствовал слезы, что пробились сквозь мою рубашку, и, казалось, дошли до самого сердца. Я погладил ее по милой маленькой головке и сказал: «Не печалься, обещаю, я что-нибудь придумаю». Мне нужно было обнажить душу, это можно было сделать при помощи алкоголя, но он также и отбирал силу, а это было весьма нежелательно, а так как я уже выпил, пришлось срочно импровизировать.


Я зажег сандаловые благовония, фимиам должен был удержать, хотя бы на одну ночь, нашего незваного гостя, оставил включенным свет и уложил жену спать, сам же остался бодрствовать для будущей ночи. Под действием вина она достаточно быстро уснула, а утром сказала, что сегодня ее никто не посещал, в глазах ее появились счастье и надежда. Но я-то знал, что после этого демон только изголодается и придет с новыми силами не далее, чем грядущей ночью. Чтобы поймать ненавистного инкуба, я решил войти в то состояние, что именуют сонным параличом, для этого я и не спал в прошлую ночь. Заведя будильник на без четверти полночь, я лег спать тремя часами ранее в зале. Когда раздался звонок, жена уже спала, я же начал быстро отжиматься от пола, пока сердце заметно не забилось, выпил крепкий кофе, принял ледяной душ и лег спать рядом с женой, пока кофе не подействовал, успев уснуть до полуночи.


Спустя немного времени, я проснулся, было как раз за полночь, по моему телу пронесся легкий холодок. Я не мог пошевелиться, начав концентрироваться и заставляя себя сделать хотя бы легкое движение. Я увидел, как в углу засветились два тусклых огонька, как будто то было пламя, которое ничуть не греет, я не могу этого тебе объяснить, это каждый должен увидеть и понять сам. Огоньки оказались глазами, черная тень приближалась к нам, и это был отнюдь не прекрасный юноша. Ведь юношей он был для жены, таким, каким он хотел ей показаться, таким, каким хотела его видеть она. Подойдя к постели, мятежный дух понял, что я его вижу, и сел на мою грудь, ехидно улыбаясь невидимым ртом и запустил цепкие когти мне под ребра, боли не было, сердце билось, но становилось все тяжелее дышать, я пытался перекреститься сам и осенить крестным знамением его, но руки, практически, меня не слушались, я пытался выругаться, ведь черти не любят нецензурной брани, то язык не поворачивался, а слова застревали в горле. Вдруг, я сам быстро затрясся внутри собственного тела, да с такой частотой, с которой не может двигаться ни один человек. Я словно частично выходил из собственного тела то в одну, то в другую сторону, сдвигался сам относительно себя. Невыразимый ужас объял меня, ужас, перед которым страх смерти ничто, и тут я начал молиться про себя. Что-то изменилось, с трудом я поднял руки и начал бить нечистого по его физиономии, казалось, он опешил, но я не мог причинить ему этим вреда, к тому же, я понял, что руки мои лежат вдоль тела в тот момент, пока я охаживаю незваного гостя по полупрозрачным щекам. Ужас снова вернулся, душа, в прямом смысле, снова затрепетала и тело было вновь скованно страшной неведомой силой. Этот силуэт с горящими глазами снова пытался вытащить мою душу, и, вдруг, я вспомнил короткую молитву, которой боится вся нечистая сила, собрался, с трудом открыл рот и тихо прохрипел: «Да воскреснет Господь» ему в лицо. Демон вскочил, а я, сквозь силу, смог поднять правую руку и осенил его крестным знамением. Ночной гость отлетел к стене и растворился в воздухе. Я почувствовал, как будто, бесшумный хлопок внутри себя, как будто все встало на место, закрыв глаза. Поняв, что могу двигаться, я снова открыл свои очи и взглянул на мою дорогую жену, она спала ангельским сном, я повернулся набок и обнял мою голубку, а она лишь прошептала сквозь сон: «Дорогой, ну дай мне поспать». И мы оба забылись в сладкой дреме.


Теперь мы живем душа в душу, никто нас не беспокоит по ночам, на жену я не злюсь, ибо ее душа слаба и пока еще не может противостоять тем силам, что вне нашего понимания. Но я до сих пор боюсь, хотя и знал о подобных случаях, и верил в существование этих сил. Но знал лишь в теории. Когда же воочию сталкиваешься с древним и необъяснимым, тем, что выходит за рамки понимания, твой привычный мир рушится и открывается тот ужас, о которым ты еще не знал, и чтобы его пережить нужно время.


Рецензии
Евгений, очень впечатляющая история.
Я знаю, что такие существа опасны,
но к счастью, Бог миловал. Завтра
отвечу на остальные рецензии.
Удачи и светлой музы!!!

Наталия Пегас   06.02.2014 22:39     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.