Кость и Плюшкин

ДВА чёрных глазёнка, два сереньких ушка и рыжая спинка – так выглядел Плюшкин. Его всучили человеку на сдачу, когда тот покупал на рынке отраву от крыс. Предзимний ветер нес по рынку морось, переходящую в крупу. Хомячок был в клетке совсем один – жалкий, тощий, дрожащий, похожий на маленькую недопеченную плюшку. Продавцу явно не терпелось избавиться от обузы. И хотя человек вовсе не горел желанием еще одного грызуна завести (крыс своих бы извести), но хомяк так жалостливо на его смотрел, тихо попискивая, что в итоге был взят даже с клеткой впридачу. Так человек стал хозяином хомячка.

Как сказал продавец, зверёк был «плюшевый сириец». Хотя существовала ли такая порода в действительности, или маленькое рыжеватое существо являлось хомячьей дворняжкой, хозяина не интересовало. Цветом новоприобретение напоминало подрумяненную булочку, из-за чего этот комочек несчастья изначально и был назван Плюшкой. Клетка с хомяком была определена на тумбу в котельной. Плюшке это даже нравилось: тепло, полутьма, тихо потрескивает огонь в газовом котле, а хозяин с утра и под вечер приносит вкусняшек – всякие зёрна, комбикорм, которым питают соседских кур, а когда расщедрится, то и свежих фруктов. Их Плюшка особенно любил, и, если хозяин давал не один кусочек, первый он съедал, а остальные старался спрятать.

Вообще-то все хомяки склонны делать запасы на чёрный, либо какой ещё другой день. Однако наш плюшевый герой обладал этим свойством в превосходной степени. Он тащил в укромные, как ему казалось, углы клетки, то, что ему давал на пропитание человек, а также всё, что случайно находилось в пределах досягаемости его лапок. Хозяину это не потрафляло. Когда однажды зверушка отгрызла и затащила внутрь клетки кусок тряпки, которой протирали тумбу возле клетки и случайно забыли рядом, хозяин освирепел. Увидев беспредельство, тот заорал: «Ах ты скотиноид, Плюшкин недоделанный!». Зверёк испугался хозяйского гнева («Вдруг больше комбикорма не даст?») и забился в опилки, дрожа всем своим абрикосовым телом. Однако после этого случая хомяк стал отзываться на имя Плюшкин.

Итак, жил хомяк в котельной у хозяина. Хозяин жил в деревне. Деревня жила своеобычной деревенской жизнью, где после 5 уходят с работы, после 6 уходит последний автобус, после 7 закрывается большинство магазинов, а после 8 уличное освещение горит разве только на бульваре, где располагается администрация муниципального, как теперь помпезно гласила вывеска на покосившемся дверном косяке сельсовета, да возле дома его председателя. Чем занимается хозяин, хомяк не знал, да и неважно ему это было. Достаточно того, что кормил зерном, наливал воду в поилку да порой брал клетку с Плюшкиным в зал смотреть кинушку.

Плюшкину нравился этот процесс. Дело в том, что кинушка (так называл это человек) обычно смотрелась по пятницам. Хозяин, приходя домой, выкладывал на стол стопку компакт-дисков, заходил в котельную и говорил: «Ну что, скотиноид, будем смотреть кинушку про войнушку?». Забирал клетку с малой скотинкой в зал и включал DVD. После этого на столе появлялась бутыль пива (в зависимости от длительности кинушки, и не одна), а к ней сушеная рыба и разнообразные орешки. От щедрот хозяина Плюшкину порой перепадало то парочку фисташек, то ядра арахиса, а то и щепоть семечек, которые хомяк особо любил.

Кстати, во время одного из таких сеансов хозяин объяснил значение странного термина "скотиноид". "Кто ты есть такой, Плюшкин? - лениво вопрошал он, потягивая пиво. - А есть ты существо бестолковое и к работе непригодное. Ни пахать на тебе нельзя, ни в тележку запрячь, ни тапочки научить приносить, ни даже в красных труселях с балалайкой в цирке показывать. Есть ты скотина малая, бессловесная и бесполезная. Даже не скотина, а так, скотинка, скотиноид в общем..."

Надо заметить, что кинематографические пристрастия у человека были весьма своеобразные. можно сказать, эстетские. Основная масса фильмов, приносимых им для просмотра, была вовсе не "про войнушку". Это были довольно странные авторские картины с неменее причудливыми названиями, к примеру "Быть Джоном Малковичем", "Скромное обая ние буржуазии" или "Достучаться до небес". А одна из кинушек, которая больше всего запомнилась нашему герою,  называлась «Милые кости». Там маленькую девочку,  похожую на плюшевого хомячка, похищал и убивал злой маньяк. Труп ее он прятал в железном шкафу, и потому душа малышки не могла попасть ни в рай, ни в ад. Она следила за происходящим из некоей чудесной страны на самом краю земли, как её родные ищут убийцу. Хозяин, смотря кинушку, в конце плакал. Плюшкин никак не мог понять, почему? Ведь в этой стране всё такое яркое и красивое. Там ветра летят, касаясь звёзд, там деревья не боятся гроз, океаном бредят корабли в стеклянных бутылках, разбиваясь на тысячи осколков. Плюшкин, хотя и был зачислен в скотиноиды, не чуждался романтики, и сам когда-нибудь мечтал побывать в таком красивом месте. После этаких просмотров хомяку очень не хотелось вместе с клеткой возвращаться из светлого зала в тёмную котельную. Там Плюшкин боялся Кости.

КОСТЬЮ он называл большую серую крысу, которая вылезала по ночам из-за старого дивана, стоявшего в котельной Плюшкина. Хомяк так её прозвал, потому что как-то слышал от хозяина: «Это из-за Кости меня тогда и уволили, крысы такой». А ещё человек, живший один, не любил, когда к нему кто-то приходил. «Незваные гости – как в горле кости», - ворчал он, когда вдруг раздавался стук в калитку, даже если это была почтальонша. Всё вместе, включая и фильм про милые кости, ассоциировало в маленьком хомячьем мозгу слово «кость» с чем-то нехорошим и опасным. Таким, как эта крыса.

Хомяковладелец крыс тоже не выносил и пытался извести их любыми способами. Ставил крысоловки, покупал различные морилки, рассыпал отравленные приманки. Нельзя сказать, что эта борьба была безуспешной. Когда хомяка только принесли в дом, серые были в нём едва ли не полновластными хозяевами. Но к середине зимы Плюшка превратился в Плюшкина, а большинство крыс были либо истреблены, либо сами сбежали. Никак не ходил уходить лишь Кость, самый хитрый и, как казалось нашему герою, злобный. При свете дня он почти не показывался. Но стоило лишь наступить ночи и хозяин, выключив свет в котельной, ложился спать, крыса вылезала из-под тахты и начинала разгуливать по дому в поисках еды. Так она наткнулась вначале на плюшкинский корм, а потом и на клетку, стоявшую рядом.

Теперь Плюшкин со страхом ожидал наступления темноты. Днём он отсыпался в искусственной норке, забитой припасами, так как знал, что ему никто не угрожает. Но по ночам не мог сомкнуть глаз, метался по клетке, крутился в колесе, лазил по трапику на второй этаж и спрыгивал обратно. Ему казалось: лишь только он закроет глаза, как страшный Кость заберётся в клетку и съест его. Крыса действительно несколько раз приходила к плюшкинскому жилищу и лапой пыталась выудить что-нибудь из запасов провианта. Хомяк испуганно вспискивал, стараясь глубже забиться в пластиковую норку, где зверь достать его уж точно не мог.

Но серый разбойник с каждым разом подбирался всё ближе не только к еде, но и к самому плюшевому сирийцу. Он грыз прутья клетки, засовывал меж них морду, пытаясь протиснуться внутрь. Плюшкин ужасно боялся, что когда-нибудь Кости это удастся. И однажды хомяк решился на отчаянный шаг.

Когда в очередной раз злобная крыса начала его терроризировать, Плюшкин достал из своих запасов  лучший кусочек сыра, которым его угощал хозяин, и притащил его прямо под нос Кости. Тот поднял морду и уставился на хомяка непонимающим взглядом. Абрикосовый дружелюбно попискивал, желая сказать серому, мол, бери, ешь, я угощаю. Крыса достала сыр из клетки и в момент умяла лакомство. Пискнув напоследок что-то вроде благодарности, она неторопливо ушла и больше в ту ночь хомяка не тревожила.

С этого момента между Костью и Плюшкиным установилось что-то вроде дружбы. Хомяк прятал для нового товарища в свою норку самые лакомые кусочки, что ему перепадали от хозяина. Тот вначале удивлялся, что хомяк стал есть чуть не вдвое больше обычного, но потом, списав странности на стяжательские наклонности скотиноида, оставил того в покое. Серый тоже начал приносить хомяку всякую дичь: мух, жуков, тараканов, даже кусочки старого сала и костей, найденные невесть на какой помойке. Вначале Плюшкин тоже пытался их прятать. Но как-то раз хозяин, чистя клетку, наткнулся на завонявшееся мясо и заорал на зверушку так, что тот с испугу забился в норку, заткнул её опилками и не вылезал до ночи, пока не пришёл друг. После того случая он старался съедать подарки в первую очередь. Теперь куцехвостый Плюшкин даже и не вспоминал что когда-то боялся хвостатого Кости.

НА улице тем временем началась и кончилась зима, уступив место весне. Но хозяин не оставлял попыток извести последнюю в его доме крысу. И однажды случилось страшное. Человек принёс какие-то аппетитно пахнущие шарики, похожие на крупные горошины, положил их на самом видном месте, приговаривая: «Жрите, жрите, бесенята, сдохни, сдохни, мерзкий крыс!» и быстро вышел. Смысл этого заклинания  хомяк не понимал, но то, что горошины были насыпаны на газету чуть ли не в центре котельной, его насторожило. Хозяин даже обычные крупы и сахар всегда ссыпал в стеклянные банки и плотно закрывал. Что-то тут было нечисто. Следовало предупредить друга.

Но сделать этого Плюшкин не успел. Кость внезапно появился из-за дивана и побежал к зёрнам. Хомяк запрыгал по клетке, запищал, пытаясь обратить на себя внимание. Крыса обратила, но истолковала это возбуждение по-своему. Съев несколько шариков, она взяла в пасть один, покрупнее, и вскарабкалась на тумбу с клеткой. Её обитатель запищал ещё отчаяннее, забившись в самый дальний угол второго этажа своего жилища. Он уже понял – есть это нельзя ни в коем случае, каким бы вкусным оно не казалось. Кость привычно просунул угощение меж прутьев, приглашая товарища разделить трапезу. Вдруг глаза крысы закатились, подёрнулись плёнкой, она издала сдавленный писк, перешедший во всхлип, повалилась на спину, несколько раз судорожно дёрнув лапами. Через мгновение Кость был мёртв.

Хомяк не мог поверить в то, что теперь у него больше нет Кости. Он запищал со всей мочи своих маленьких лёгких. Плакать зверушка не умела, но это были именно рыдания по столь нелепо погибшему другу. Он пищал так истерично, что на шум прибежал заспанный хозяин, крича: «Чего развизжался, скотиноид?! А ну заткнись!» Тут он увидел мёртвую крысу. Лицо человека озарила ухмылка: «Сдохло наконец, крысиное отродье!» Он сделал шаг, чтобы выбросить труп поверженного врага, но в полутьме не заметил под ногой те самые розовые шарики, наступил на них и поскользнулся. Инстинктивно взмахнул руками и попытался удержать равновесие, схватившись за патрубок газовой магистрали, шедшей к кухонной плите. Труба не выдержала и оборвалась. Человек рухнул виском на угол тумбы и попутно смахнув с неё на пол клетку, и упал замертво.

Плюшкин не был Эйнштейном. Эйнштейном был, как он однажды видел в одной хозяйской кинушке, старый умный хомяк с седым загривком. Он придумал теорию относительности: какую еду хомякам следует куда относить, что съедать сразу, что прятать в норку, а что закапывать в опилки. Однако сейчас эта теория была для Плюшкина совершенно не важна. Обалдев от вихря событий последних минут и даже не будучи Эйнштейном, наш плюшевый герой понял – это конец. Кость мёртв, хозяин мёртв, из оторванной трубы всё сильнее пахло газом, а огонь под котлом продолжал гореть – вторая труба работала исправно. Еды ему больше никто не принесет, воды не нальёт, и если он даже не задохнётся от газа, то вскоре сдохнет от жажды и бескормицы. Нужно было как можно скорее бежать из дома. Но как это сделать – клетка, хоть и лежала на полу, но была заперта, а перегрызть стальные прутья не смог в своё время даже острозубый Кость. Плюшкин начал судорожно метаться по клетке, прыгать на стенки, раскачивая её, и вскоре ему удалось опрокинуть свой ставший негостеприимным домик. Верхняя часть отошла, там образовалась небольшая щель. Но и её хватило, чтобы боровшийся за жизнь хомяк смог протиснуться наружу.

Однако сделано было лишь полдела. Заходя, хозяин защёлкнул дверь котельной на английский замок и Плюшкин, выбравшись из одной тюрьмы, оказался в другой, несколько большей по размерам. Помещение наполнялось газом всё больше, маленький зверёк уже начинал терять сознание и почти смирился с тем, что ему придётся уйти в сказочный мир вслед за другом и хозяином. И тут, то ли в полубреду, то ли правда из лучшего мира, он как бы услышал голос Кости, пропищавший ему на чистом хомячьем языке: «Нора! Моя нора за диваном! Она ведёт в огород. Быстрее туда!» Собрав остатки угасавших сил, полумёртвый Плюшкин заковылял под тахту. В полу под ней и вправду была дырка, из которой тянуло холодом, сыростью и… свежим воздухом! Несколько раз глубоко вдохнув, очистив лёгкие от газа и придя в себя, зверёк протиснулся в тёмный лаз и вслепую пополз по нему. В норе воняло крысиными какашками и прочими отходами, но Плюшкин упорно лез вперёд. И внезапно выпал на огромное открытое, ярко освещённое пространство.

Это была страна, почти такая же, как зверёк видел в кинушке "Милые Кости": высокие деревья с яркими цветами, щебет птиц, зеленеющие травы, ласковый ветер и тёплое солнышко. Только всё это по-настоящему, и он был жив! Плюшкин бросился в этот новый, неизведанный, ярко цветущий и остро пахнущий мир, радуясь каждому мгновению новой жизни. Сзади раздался взрыв, хомяка окатило горячей волной. Но Плюшкин даже не обратил на это внимание. Хомяк не знал, что в Сирии который год идёт гражданская война, а плюш давно вышел из моды. Он не думал о тех опасностях, которые могут его подстерегать: наглых воронах, хищных кошках и злых людях. Он думал о том, что жизнь дала ему удивительный шанс начать всё сначала в дивном новом мире. А ещё о том, что где-то здесь, неподалёку, должна гулять маленькая девочка, похожая на щекастого хомячка. И она обязательно станет новой хозяйкой Плюшкина.

9-21.11., 4.12.2013


Рецензии
Вспомнился хомячок моего детства и даже нового захотелось завести!Спасибо.

Евгений Космос   22.11.2013 15:56     Заявить о нарушении
Спасибо.

Джетро   23.11.2013 18:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.