Жизнь и смерть любвеобильного обывателя - сериал

Сергей Долгий
(при участии Александра Демьянкова)

1-я серия 16-ти серийного сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by








НАТ. ПАРК ГОРОДСКОЙ БОЛЬНИЦЫ – РАННЕЕ УТРО

Импозантный пожилой седовласый мужчина 60-ти лет (ВСЕВОЛОД АНАТОЛЬЕВИЧ), приятной наружности, в дорогом деловом костюме при галстуке и белоснежной рубашке, отходит от дорогой иномарки, нажимая на брелке с ключами от машины кнопку включения сигнализации и блокировки дверей автомобиля.

Автомобиль Всеволода Анатольевича: раздается характерный звук включения сигнализации.

К главному входу больницы спешит молодая симпатичная девушка (ВАРЕНЬКА), поглядывая на наручные часики.

Девушка обгоняет Всеволода Анатолиевича, замечает его, приостанавливается.

ВАРЕНЬКА
(жизнерадостно)
Доброе утро, Всеволод Анатольевич.

ВСЕВОЛОД АНАТОЛЬЕВИЧ
(останавливаясь и по доброму улыбаясь)
Доброе утро, Варенька!

Варенька взбегает по ступенькам и скрывается в здании больницы.

Всеволод Анатольевич, некоторое время с грустью в глазах смотрит вслед Вареньки и тяжело вздыхает.

Продолжает движение и заходит в здание больницы.

У входа в больницу небольшое столпотворение спешащих на работу сотрудников.

ИНТ. ПРИЕМНАЯ ГЛАВРАЧА БОЛЬНИЦЫ – УТРО

За столом сидит белокурая симпатичная двадцати пяти лет секретарь-машинистка ДАША. Она сосредоточенно глядит в зеркальце, прислоненное к сумочке лежащей на столе и, зажав зубами заколку, приводит в порядок свою пышную прическу.

Напротив стола секретарши на стене висят часы: 8-55.

В приемную заходит Всеволод Анатольевич.

Секретарь – машинистка, продолжая производить манипуляции со своим лицом, приветственно кивает головой и фривольно помахивает кистью руки, играя пальчиками.

ДАША
Доброе утро.

Всеволод Анатольевич умильно улыбается, посылает ей воздушный поцелуй…

Подходит к двери кабинета.

На двери кабинета позолоченная табличка с выгравированной надписью: Главврач обл. клиники Кошель Всеволод Анатольевич. Приемные дни по личным вопросам: Вт, Чт с 15.00 до 17.00

Всеволод Анатольевич заходит в кабинет.

ИНТ. КАБИНЕТ ГЛАВВРАЧА – УТРО

Всеволод Анатольевич сидит за столом. Пальцами правой руки перелистывая листки перекидного календаря, он бросает взгляд на экран телевизора.

На экране современного, около метра в диагонали, цифрового телевизора кадры шумной демонстрации исламистов из арабской страны.

Всеволод Анатольевич, подперев рукой подбородок, грустно смотрит на листок календаря.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
Сколько мне осталось? Две недели. Мог бы еще работать и работать, но… Должность хорошая! На нее давно племянник нашего министра метит! Если б не он, то работал бы «главным» лет до семидесяти.

Всеволод Анатольевич поднимается из-за стола, подходит к окну.

НАТ. ПАРК ГОРОДСКОЙ БОЛЬНИЦЫ (ВИД ИЗ ОКНА) – РАННЕЕ ЛЕТНЕЕ УТРО

По дорожкам парка прохаживаются в белых халатах врачи и пациенты.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
Рядовым врачом я уже, пожалуй, трудиться не смогу. Уровень не тот. Приглашают на район – не хочу. Не тот возраст для перемен. Деньги? А сколько мне их одному надо? Жены нет. Дети разлетелись  - у каждого своя жизнь. Они даже лучше преуспевают, чем я. Сын в Штатах. Дочь в Англии. Один я остался, как дырка в одном месте! Значит, пора подводить итоги… Что в моей жизни было главное? Ради чего я жил?

По дорожке идет высокая с длинными стройными ногами в коротеньких шортиках с гордо поднятой головой молодая женщина.

ТИТР:   ЮНОСТЬ

НАТ. ГОРОДСКОЙ ПЕЙЗАЖ НАЧАЛА 70-х ГОДОВ – ДЕНЬ

Юноша четырнадцати лет с портфелем (СЕВА) идет по улице.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
Шестнадцать лет! Жизнь прекрасна и удивительна! Как легко и свободно дышится! Полной грудью! Вокруг все так здорово и интересно! Ожидание любви. Большой и чистой.  Моя первая любовь – училка физики Жанна Борисовна, дитя «оттепели».
 
ИНТ. ШКОЛЬНЫЙ КЛАСС - ДЕНЬ

У школьной доски, на которой написаны формулы по физике, с мелом в руках стоит ЖАННА БОРИСОВНА, лет двадцати пяти. Стройная, симпатичная, стильно одетая, с модной, как у Марей Матье, стрижкой «Паж».

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
Первая папироса.

НАТ. ПРОХОДНОЙ ТУННЕЛЬ - ВЕЧЕР

Сева стоит в подворотне с сигаретой в зубах. Прикуривает от горящей спички. Вдыхает дым и, согнувшись в три погибели, задыхаясь, натужно кашляет с выпученными глазами.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
Первый глоток вина.
 
НАТ. ПОДВОРОТНЯ ДОМА - ВЕЧЕР

Сева, держась за стену, его рвёт.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
Если б не эти «старперы» родители и зануды учителя!

ИНТ. КВАРТИРА СЕВЫ - ДЕНЬ

Сева с кислым лицом слушает наставления мужчины лет сорока пяти (ОТЕЦ).

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
Зачем они все лезут со своими нравоучениями?! Я же уже взрослый! Я все знаю, все умею. Что вам от меня надо?!

КОМБ. Ч/Б КАДРЫ ИЗ ФИЛЬМА «ЧАПАЕВ»

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
Да здравствует юношеский максимализм! Тогда у нас были свои кумиры.
Чапаев Василий Иванович!

Чапаев переплывает реку Урал под пулями белогвардейцев, восклицая: « Врёшь! Не возьмешь!»

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
Гагарин!

КОМ. КАДРЫ КИНОХРОНИКИ

Юрий Гагарин в кабине космического корабля говорит: «Поехали!»
 
ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
Фидель Кастро!

Приезд Фиделя Кастро в Москву.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
А какое мы общество строили! Коммунистическое!

Под гром оваций на съезде КПСС к трибуне подходит черноволосый Леонид Брежнев.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
(продолжая)
Но эта проза жизни!.. Она все портила!

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА 70-х ГОДОВ - УТРО

Сева подходит к двухэтажному зданию школы послевоенной постройки.

Шумные ученики спешат на уроки.

Сева с толпой учащихся заходит в школу.

ИНТ. ШКОЛЬНЫЙ КЛАСС - ДЕНЬ

Урок географии. На классной доске висит политическая карта мира.

За столом сидит учительница географии, тучная сорокалетняя дама (ГЕОГРАФИЧКА).

Класс заполнен сидящими за партами старшеклассниками.

На предпоследней парте вместе с девочкой сидит Сева, который вместе с соседкой (ЛЕНА) по парте  внимательно слушает учительницу.

ГЕОГРАФИЧКА
Девочки! Окончив школу, постарайтесь, пожалуйста, побыстрее выскочить замуж. Вы не представляете, как тяжело быть старой девой! Сочувствие подруг, ехидное хихиканье за спиной…
(отчаянно машет рукой)
За любого, даже за пьяницу! Хоть день, хоть месяц побыть замужем! Лишь бы отметка в паспорте!

Сева и Лена переглядываются.

Девочка прыскает в кулачек.

ИНТ. ШКОЛЬНЫЙ КЛАССС - ДЕНЬ

Урок физики. На столе - какие-то приборы. У стола стоит учительница (ЖАННА БОРИСОВНА).

Класс заполнен сидящими за партами четырнадцатилетними подростками.

На предпоследней парте вместе сидят Сева и Лена, который вместе с соседкой по парте  внимательно слушает учительницу.

ЖАННА БОРИСОВНА
Девочки, только не спешите замуж, едва закончив школу! Вначале, конечно, будут охи, ахи и любовь до гроба, а потом - кухня в коммуналке, это в лучшем случае. А за комнату заплати, перед хозяйкой унижайся. Когда еще квартиру дадут? Лет через двадцать! Не торопитесь, устройтесь. И мужа найдите с квартирой. А если не найдете хорошую партию, лучше подождите лет до тридцати и родите ребенка. Заниматься его воспитанием можно и без мужа, если не найдете подходящего... Да и никто уже вам будет не нужен.

Лена задумчиво смотрит на Севу.

ЛЕНА
Сева, а у тебя своя комната есть?

СЕВА
Нет. У нас двухкомнатная на пять человек: папа, мама, бабушка, сестра и я.

ЛЕНА
А машина или мотоцикл?

СЕВА
Нет.

ЛЕНА
Жаль. Ты красивый и ты мне нравился.

СЕВА
А теперь что?

ЛЕНА
Теперь не очень.

Сева, обиженно нахмурившись, переводит взгляд на Жанну Борисовну.

Лицо его светлеет.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
Но мы не обращали на слова педагогов внимания. Что нам быт! Мы о нем не задумывались. У нас любовь будет настоящая. Умри! Не дай Бог поцеловаться без любви! Большинство девочек, не то, что эта Леночка, мечтали о герое на белом коне, мальчики – о прекрасной принцессе в замке. 

Жанна Борисовна что-то объясняет классу, указывая указкой на приборы, стоящие на столе.

Сева зачарованно смотрит на учительницу.

НАТ. ПЛОЩАДКА У КИНОТЕАТРА – ДЕНЬ

Шестнадцатилетний Сева и его ровесник ВОВА идут рядом -  плечо в плечо.

ВОВА
Сева, ты с Галкой еще «гуляешь»?

СЕВА
(небрежно)
Ага, а что?

ВОВА
(с завистью)
Она красивая… А ты с ней целовался?

СЕВА
(хвастливо)
Да. И не только.

ВОВА
(широко раскрыв глаза)
Что «не только»?.. Ты её это…

На плечо Севы ложится девичья рука.

Вова, поворачивает назад голову, раскрывает в изумлении глаза и делает два шага в сторону от Севы.

Сева медленно оборачивается и, присев от неожиданности, растерянно моргая, вжимает голову в плечи.

Шестнадцатилетняя симпатичная блондинка (ГАЛЯ) берет левой рукой подбородок Севы.

СЕВА
(испуганно)
Галя? Как ты сюда попала? Это же черт знает где!

ГАЛЯ
(зло усмехаясь)
А ты куда попал?

СЕВА
(мнется, испуганно кося глаза в сторону Вовы)
Вот, к товарищу приехал… Фильм новый «А зори здесь тихие»…

ГАЛЯ
А я тоже с подругой – посмотреть и послушать…
(прищуривается, словно прицеливаясь)
Как ты там сказал? Ты со мной «целовался и не только»? Не только - это как?
(лицемерно-ласково)
Севочка, миленький! Язык тебе надо вырвать! Трепло!

Галя с размаху бьет ладонью по лицу Севы. 

Галина, брезгливо скорчив личико, разворачивается и уходит.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
Спасибо Леночка за урок. Даже сейчас, на склоне лет, я не позволяю себе кому-либо и что-либо говорить о своих женщинах. Даже правду. Женщины это знают и ценят во мне это качество.

Сева с виноватым выражением на лице смотрит вслед Галине, потирая щеку.

НАТ. ДВОР МНОГОЭТАЖНОГО ДОМА - ДЕНЬ

Сева, оглядываясь по сторонам, заходит во двор с улицы, по ходу заглядывает в бумажку.

На балконе с третьего этажа пятидесятилетний розовощекий пухленький мужчина в халате с бегающими глазками, гладко выбритый (МАО), наблюдает за Севой.

МАО
(писклявым голосом)
Молодой человек!

Сева останавливается, смотрит по сторонам.

Двор пуст.

Метрах в пятидесяти по тротуару от соседнего дома идет в сторону Севы молодая женщина в белом платье.

Сева поднимает голову и замечает мужчину.

СЕВА
Вы, меня?

МАО
(жеманно поправляя прическу)
Вас… Вас…

СЕВА
Я, слушаю… Вас.

МАО
Молодой человек вы не можете подняться ко мне в двенадцатую квартиру?

СЕВА
Зачем?

МАО
Вы не торопитесь?

СЕВА
Вообще-то не очень.

МАО
(жалобно)
Помогите пожилому больному человеку – мне. Пару минут! Только передвинуть, этот чертов, шкаф. Я заплачу!

Мужчина переводит взгляд в сторону от Севы и брезгливо кривится.

Сева поворачивает в сторону голову.

В двух шагах от Севы стоит, красивая, эффектная, с ярко напомаженными губами и прической «Сесун»  (ВАЛЕНТИНА).

ВАЛЕНТИНА
(подняв голову вверх)
Слышь ты, Маодзедун! Отвали от мальчика, а то я до тебя доберусь с милицией или «клиентов» своих натравлю.

МАО
Это я на тебя милицию натравлю. Проститутка!

Мужчина, словно испугавшись сказанного, быстро исчезает с балкона.

Валентина обращает свой взор на Севу и оценивающе рассматривает его.

Сева зябко ежится.

СЕВА
(недоумевая)
Мао Дзе Дун? Он что, китаец?

ВАЛЕНТИНА
(криво усмехаясь)
Нет. Так его местные «половые разбойники», которые его «обслуживают», кличут: Жора Маодзедун.

СЕВА
Они чо…  тимуровцы?

ВАЛЕНТИНА
(горько смеется)
Сам ты – «тимуровец»!

СЕВА
А почему «половые»?

Валентина тяжело вздыхает, некоторое время о чем-то раздумывает, смотрит на наручные часы, опять вздыхает.
Тоскливо смотрит на Севу.

ВАЛЕНТИНА
(словно приняв решение)
Тебя как зовут?

СЕВА
Сева.

ВАЛЕНТИНА
Ты раньше здесь бывал?

СЕВА
Нет.

ВАЛЕНТИНА
Куда идешь?

СЕВА
К Мише Коробейникову из пятьдесят пятой. Он мне обещал дать Рея Бредбери почитать.

ВАЛЕНТИНА
Не ходи.

СЕВА
Почему?

ВАЛЕНТИНА
Потому. Он тоже «разбойник».
(положив руку на левое плечо Севы)
А ты симпатичный.
(потрогав выше локтя мышцы у Севы, уважительно)
Крепкий парень! Пошли ко мне! У меня есть и фантастика и еще кое-что интересное… Набоков, Булгаков, Гроссман, Гумилев, Цветаева, Солженицын… Слышал?

СЕВА
Только про Солженицына, но его, папа говорит, запретили…

ВАЛЕНТИНА
И эти перечисленные – тоже под запретом…
(берет Севу за руку)
И про разбойников я тебе расскажу…

Растерянный Сева безропотно идет с Валентиной.

ИНТ. КВАРТИРА ВАЛЕНТИНЫ - ДЕНЬ.

В тесной кухне на кухонном столе стоит початая бутылка ликера, раскрытая пачка печенья, конфеты в вазочке и две рюмки.

За столом сидят Валентина и Сева.

Одна рюмка, стоящая перед Валентиной, наполовину отпита, вторая перед Севой не тронута.

Сева, с глупым выражением на лице, испуганно смотрит на Валентину, периодически, в знак согласия,  кивая головой.

Валентина смотрит мимо Севы и говорит, словно сама с собой, будто какому-то невидимому собеседнику.

ВАЛЕНТИНА
(отстраненно)
Такое у нас общество – лицемерное. Запреты, запреты, кругом и во всем. У молодых людей половое созревание: гормоны – из ушей капают! А куда деваться?! Некуда!.. Надо на уровне государства разрешить свободный допуск мужиков к бабам и наоборот.
(через паузу)
Хотя бы за те же деньги! И тогда не будет ни тупых онанистов, ни половых разбойников, даже лесбиянок ни педерастов. А будет коммунистическое общество здоровых людей, как у древних славян…
(через паузу)
Пока на Древнюю Русь не пришли попы… Главный поп это кто?..

СЕВА
(испуганно)
Папа?
(через паузу, смутившись)
Я имею в виду Римского.

Он поправляет на лацкане пиджака комсомольский значок и с ужасом таращит глаза на Валентину.

ВАЛЕНТИНА
(продолжая)
Ну-да… В старину при попах и гигиена была плохой, и медицина хромала. Но ведь сейчас - другое дело!

Немного захмелевшая Валентина, что-то говорит, глядя перед собой, не замечая Севы.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
Валя, Валюша, Валентина!.. Первая моя «доступная» женщина. Какие веревочки она из меня вила! Я бегал за ней, как собачонка. А она издевалась надо мной как хотела! Это была, как тогда казалось, моя великая любовь. Как я страдал! Даже вешаться хотел! За нее я был готов на все: в огонь и воду, на убийство и в тюрьму. Мне шестнадцать ей двадцать семь. Меня привязывали к беседке ребята на поселке, когда узнали к кому я постоянно бегаю… Репутация у неё была, самипонимаете, не ахти… 

Сева слушает Валентину, с тревожным ожиданием, чего-то неизвестного.

ИНТ. КВАРТИРА ВАЛЕНТИНЫ - СПАЛЬНЯ - УТРО.

На кровати лежат Валентина и Сева.

ВАЛЕНТИНА
(задумчиво глядя в потолок)
Да. Мой миленький. Такие вот дела. Вчера ко мне целая делегация приходила твоих друзей. Хорошо, что без плаката: «Свободу Микису Теодоракису!» В смысле - Севке Кошелю.
(недоумевая)
Неужели я такая старая?
Подумаешь! Десять лет разница.
(с горечью)
Но детишки правы. Пора нам «разбегаться». Мне замуж надо.

СЕВА
(обиженно)
Выходи за меня.

Валентина, словно робот, продолжая глядеть в потолок, говорит медленно, раздумчиво, с показным равнодушием.

ВАЛЕНТИНА
Так замужество не предлагают. Сладенький мой. За тебя не могу. Хотя и очень хочется. Мне нужен взрослый уверенный в себе мужик.
(обращаясь к Севе)
И такого я недавно встретила.

СЕВА
(хмуро)
У тебя есть я.

ВАЛЕНТИНА
(словно не слыша Севу)
Человек он надежный. С ним, я буду, как…
(стучит)
…за этой стеной. А ты кто?

За стеной кто-то барабанит в ответ. Валентина и Сева не реагируют.

СЕВА
(с жаром)
Но я люблю тебя. Я пойду на завод, я научусь, я буду зарабатывать. Я ж люблю тебя!

ВАЛЕНТИНА
Остынь. Кругом так много молоденьких! «Поиграли» и хватит. Ты мне не нужен. Я просто не хотела рвать сразу. Я тебя еще немножко люблю. Но это скоро пройдет, это не вечно…
 
Валентина бросает искоса взгляд на Севу.

ВАЛЕНТИНА
(продолжая)
Это я тебя так подготавливаю…

Валентина приподнимается, опираясь не локоть…

Сева, глядя в потолок, плачет.

Валентина ласково, с любовью, смотрит на Севу.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
Ах, Валя-Валентина, какая ты была умница! Ты рассталась со мной не сразу, а постепенно - за три месяца и вернула меня в прежнее нормальное состояние одиночества. Правда, я уже не был таким наивным, как прежде!

ИНТ. ПЛОЩАДКА МЕЖДУ ЭТАЖАМИ ПАНЕЛЬНОГО ДОМА – ДЕНЬ

У окна стоят шестнадцатилетний Сева и его сосед ровесник Леня.

На подоконнике стоит, почти полная, заткнутая свернутой из газеты пробкой, бутылка вина.

СЕВА
(с опаской, глядя на бутылку)
Лень, откуда она у тебя?

ЛЕНЯ
(весело подмигивая)
А это, батя мой, как-то пьяный спрятал и забыл. А я нашел.
(читает этикетку на бутылке)
Вермут красный… А температура, интересно, какая?.. Ого! Восемнадцать градусов!

СЕВА
Рюмка есть?

ЛЕНЯ
Какая на фиг рюмка?! С горла!

СЕВА
Я пробовал - не получается.

ЛЕНЯ
Ладно, стой здесь, я сбегаю за стаканом.

Леня быстро взбегает вверх по лестнице.

 СЕВА
(вдогонку)
Кусочек хлеба возьми…

Сева рассматривает содержимое бутылки. Снизу раздаются шаги поднимающегося вверх по лестнице человека.

Сева быстро хватает бутылку с вином и засовывает ее во внутренний карман пиджака и смотрит вниз.

С авоськой в руке, по лестнице поднимается миленькая, очень симпатичная девочка ИННОЧКА пятнадцати лет. 

Заходит на площадку и замечает Севу, останавливается, машинально поправляет платье и прическу.

Инночка, скромно сложив руки с авоськой на груди, смотрит с грустью в глазах на Севу.

СЕВА
(приветливо улыбаясь)
Здравствуй, Солнышко!

ИННОЧКА
(судорожно сжимая губы)
Здравствуй…

СЕВА
Инночка, что с тобой?

ИННОЧКА
Ничего.

СЕВА
Тебя кто-нибудь обидел?

ИННОЧКА
Нет.

СЕВА
Грустишь?

ИННОЧКА
Немного.

СЕВА
Почему?

ИННОЧКА
(склонив голову и опустив плечи, чуть не плача)
Не везет мне с мальчиками… в любви…

СЕВА
Инночка! Солнышко наше! Тебе не везет в любви? Дурочка! Ты самая счастливая на свете! Тебя все любят!  Вся улица! Любому чуваку скажи броситься вниз головой с нашего дома, и он это сделает не раздумывая!

ИННОЧКА
(задумчиво)
А ты тоже?

СЕВА
Ну, я другое дело - они в тебя все влюблены, а я не очень.

ИННОЧКА
(надув губки)
Ну и не надо.

СЕВА
Ну, и не буду.

ИННОЧКА
Ну и уходи.

СЕВА
И уйду.

Сева весело смеется и, приняв шутливый тон, говорит сквозь смех.

СЕВА
(шутливо)
Вот, идиоты! И за что они тебя обожают? Глаза как у кошки, губы какие-то размазанные и ноги так себе…

ИННОЧКА
(задыхаясь, кричит, со слезами на глазах)
А вот и не «так себе» - ты не видел!.. И губы красивые!..

СЕВА
(растерянно)
Чего ты? Не надо, не плач… Я ж не хотел тебя обидеть… Я просто пошутил…

ИННОЧКА
(вытирая слезы)
Не говори так. Я же тебя с детства тебя… Люблю!

СЕВА
(испуганно бормочет)
Не надо меня любить…

ИННОЧКА
(решительно сжав кулачек)
Буду!

СЕВА
Да не за что меня любить!

ИННОЧКА
(пожимая плечами)
Не знаю. Просто люблю и все!

СЕВА
(нравоучительно, снисходительно)
Люблю и все. Как это просто! Тебе это только кажется. Так не бывает. Любят за что-то… У тебя еще даже паспорта нет! А мне уже семнадцать! Мужчина должен быть старше любимой женщины, как минимум на лет пять! Это медицинский факт! Да и характер у меня… Вот увидишь, скоро ты про меня забудешь… 

ИННОЧКА
(настороженно, замерев в ожидании)
Нет, не забуду. Ты так говоришь, потому что не любил никогда.
         
Сева неуютно  ежится, отводя взгляд.

ИННОЧКА
(горько усмехаясь)
Вот и все.
(восклицает отчаянно)
Всё!!!

Инночка бежит вверх по лестнице, сталкивается с Ленькой.

В руке Лёни два, вставленных друг в друга, граненых двухсотграммовых стакана. От столкновения один из них выскакивает из другого и разбивается о ступеньку.

ЛЕНЯ
(недружелюбно глядя на Севу, со скрытой угрозой в голосе)
Это ты Инку обидел?

СЕВА
(виновато пожимая плечами)
Не знаю. Вроде, слова дурного не сказал…

ЛЕНЯ
(оценивающе глядя)
И чего это по тебе все наши девчонки сохнут? И что они в тебе только нашли? Дуры, блин!
(ставит стаканы на подоконник.)
Давай за это выпьем.

Сева достает из кармана бутылку, вытаскивает зубами бумажную пробку.

Сева наливает по полстакана вина. Ставит бутылку на подоконник.

Леня залпом выпивает вино и опускает стакан.

ЛЕНЯ
(вытирая губы)
Классная девочка! Почему бы тебе ее не закадрить?

Сева трясет головой.

СЕВА
(через паузу)
Батя, говорит, что мне еще думать о женитьбе рано, надо «стать на ноги»: получить образование… А любовь можно крутить, но только не в «своем огороде»! У соседей «гадить» нельзя! А Инночка наша, сам понимаешь… Не дай Бог, что-либо случится – точно женят. А в моем возрасте это «могила»! Крест, на всей моей молодой жизни!

ЛЕНЯ
А мой батя, наоборот: женись, советует, и быстрей. По его протекции, я уже почти месяц, как учеником токаря вкалываю. Главное, говорит, надо деньги побыстрее начать зарабатывать, чтобы семью обеспечить. Дед мой, тоже токарем на заводе был. У нас - династия!

СЕВА
И как работается?

ЛЕНЯ
Пока учусь. Интересно, бляха-муха!.. С начальником цеха познакомился…
 
ИНТ. ПОМЕЩЕНИЕ МЕХАНИЧЕСКОГО ЦЕХА (РЕТРОСПЕКЦИЯ) – ДЕНЬ

Рабочее место мастера в конце пролета механического цеха.

За столом сидят сменный МАСТЕР цеха, мужчина лет сорока, и напротив его, скромно потупив очи, Леня.

МАСТЕР
Ты знаешь Леонид, какое самое лучшее средство от запора?

ЛЕНЯ
Какое?

МАСТЕР
(оживленно)
Берешь застывший жир из-под шкварок, где-то со  стакан. Подогреваешь, что б жир растопился и выпиваешь. Помогает.
(трясет большим пальцем)
Вещь!

ЛЕНЯ
Извините… О чем это вы?

МАСТЕР
(выпучив от изумления глаза)
Как!? Ты не знаешь, что такое запор!?
(чуть не плача от возмущения, сокрушенно качая головой)
Счастливчик!
(приподнимаясь из-за стола)
Пошли с учителем твоим познакомлю.

КОНЕЦ ФЛЭШБЕКА (РЕТРОСПЕКЦИИ)

ИНТ. ПЛОЩАДКА МЕЖДУ ЭТАЖАМИ ПАНЕЛЬНОГО ДОМА – ДЕНЬ

У окна стоят шестнадцатилетний Сева и Леня.

ЛЕНЯ
(усмехается)
И учитель у меня, Иван Иванович – кореш бати, тоже с юмором…

ИНТ. ПРОЛЕТ МЕХАНИЧЕСКОГО ЦЕХА (ФЛЭШБЕК)– ДЕНЬ.

Вдоль прохода слева и справа  рабочие обрабатывают на станках детали.

У токарного станка стоят: Леня и его наставник, лысоватый мужчина сорока пяти лет, ИВАН ИВАНЫЧ.

ИВАН ИВАНЫЧ
Главное в станке – шпиндель. Его надо периодически смазывать менструацией. Повтори название смазки.

ЛЕНЯ
Менстура…

ИВАН ИВАНЫЧ
Менстру…

ЛЕНЯ
Менструация.

ИВАН ИВАНЫЧ
Правильно. Молодец!
(дает Лене масленку)
Вон там, в конце пролета…
(указывает рукой)
Сидит наша распред Зина.

В конце пролета за столом сидит откровенно скучающая девушка тридцати лет (ЗИНА).


ИВАН ИВАНОВИЧ
Вперед за смазкой!

Леня идет по пролету с масленкой в руке и подходит к Зине.

ЛЕНЯ
Здрась-те.

ЗИНА
(оживляясь)
Здоров, коль, не шутишь.

ЛЕНЯ
Скажите, пожалуйста…
(показывая Зине масленку)
Где мне набрать менструации?

ЗИНА
(зевая)
А кто послал?

ЛЕНЯ
Мой учитель – Иван Иваныч… Шпиндель надо смазать…

ЗИНА
Шпиндель смазывают машинным маслом или солидолом. Запомни, юноша. Масло вот в том бачке, солидол рядом в ящике.
(через паузу)
А за менструацией пусть сам заглянет в конце месяца. 
(задумчиво поднимая глаза)
Числа, этак, тридцатого. Может, слава богу, будет. Страшный дефицит!.. На нашем заводе. Лучше пусть сходит на сборку, там  его жена работает, вот у нее точно есть.

Леня наливает в масленку масло.

Подходит к учителю.

Вокруг него собралось рабочих человек шесть.

РАБОЧИЕ
(вразнобой)
Набрал?..  Что она сказала?..

ЛЕНЯ
(серьезно)
Нету, говорит… Дефицит… Только в конце месяца будет…
(к учителю)
А вы к жене сходите на сборку. У нее точно есть.

Рабочие у станка взрываются от хохота.

Учитель снисходительно хлопает Леню по плечу.

ИВАН ИВАНОВИЧ
Ладно, Леня.
(дает чертеж)
Изучай: размеры, шероховатость…

КОНЕЦ ФЛЭШБЕКА

ИНТ. ПЛОЩАДКА МЕЖДУ ЭТАЖАМИ – ДЕНЬ

У окна панельного дома стоят шестнадцатилетний Сева и Леня.

ЛЕНЯ
Природа - страшная вещь!..

СЕВА
Ты о чем?

ЛЕНЯ
Об этом самом!

СЕВА
Не понял?!

ЛЕНЯ
Ты же собираешься поступать в медицинский. Ты что, физиологию бабы не знаешь?

СЕВА
На хрена мне что-то кроме школьной программы?!

ЛЕНЯ
Я тоже не знал, пока мне папаша вчера глаза не открыл, когда узнал, как меня подставили его кореша…

Леня, ехидно улыбаясь, что-то горячо говорит ему на ухо.

Сева с широко раскрытыми глазами,  с неподдельным интересом, внимательно слушает Леню.

ЛЕНЯ
Природа странная вещь!

СЕВА
(задумчиво)
Теперь я понимаю, почему Валя меня тогда это… Ну девки дают!

Мальчики не замечают, увлеченные разговором, подошедшую к ним на площадку снизу беременную барышню семнадцати лет (НИНА).

НИНА
(деликатно покашливая)
Кх… Кх… Приветик!
(поглаживая свой живот)
Кроме всего прочего, «девки» это еще и будущие мамы.

СЕВА И ЛЕНЯ
(смущенно)
Привет, Нин…
      
ЛЕНЯ
Слушай Нина, на улице прохладно, смотри не простуди своего киндера, лучше иди сюда: погрей пузо  у батареи.

НИНА
Что ты,  Ленечка, мне нельзя, да она и не греет…

СЕВА
Как ты его назовешь?

НИНА
Если девочка, то Изабеллой.

ЛЕНЯ
Ого! А папочка кто?

НИНА
(наигранно весело)
Не знаю, не скажу – может быть, и ты.

Ленька картинно шарахается в сторону, закрыв испуганно лицо руками.

ЛЕНЯ
Да ты что? Кончай!  Я, насколько помню, с тобой…  не очень…

НИНА
Так уж и «не очень»?

ЛЕНЯ
(испуганно)
По крайней мере, не помню…
(указывая пальцем в  сторону Севы)
А может это его?

НИНА
(с сожалением)
Нет, это не его. Ты, Ленечка, не пугайся, мне ведь все равно… Раньше жила, не знала, для чего, а теперь знаю…

ЛЕНЯ
Слушай Нинка, если родится с усами, значит Васьки Талая…

Ленька осекся, о чем-то видно вспомнив.

Нина, помрачнела, смотрит на подоконник.   

НИНА
Пьете? 

ЛЕНЯ
Может налить?

НИНА
Мне нельзя.

СЕВА
А мы выпьем за твоего будущего сына, что б не был таким лоботрясом, как мы.

НИНА
Скучаете?

СЕВА
Скучаем.

НИНА
Жениться надо.

ЛЕНЯ
Спасибо! А мы и не знали, что нам счас не хватает…

НИНА
Ну, до свидания, мальчики, пока.

Она уходит.

Валерка с Ленькой задумчиво смотрят ей вслед.

ЛЕНЯ
Врет она.

СЕВА
Кто, она?

ЛЕНЯ
Нинка! Кто ее, она  знает… Хорошая была девушка. Изображает из себя потаскуху, а сама… Не было у нее никого! Один только Васька Талай!

СЕВА
Так он же женат!

ЛЕНЯ
Ну и что. Это мы виноваты, что трепались про Нинку. Он думал, что она из этих самых… Теперь козел сам мучается. Как-то по пьянке… Обещал всем морды набить.

СЕВА
Да, дела!.. Но она же сама выпендривалась. Зачем?

ЛЕНЯ
Кто его знает!.. Знаешь, я, пожалуй, пошел. Надо тут…
 
СЕВА
Если не секрет, куда?

Леня задирает полы пиджака.

К животу ремнем прижата  книга.

ЛЕНЯ
Климушкину Зою помнишь?

СЕВА
Помню. Она тебя по математике подтягивала. А на фиг, ей математика? Она уже у мамки в магазине работает.

ЛЕНЯ
Ты не врубаешься?.. Мы ж с ней «ходили». Никаких мыслей у меня, насчет глупостей не было. А тут… Иду я вчера, по нашему «Бродвею»… Навстречу она… Под ручку с Мишкой Изобовым!

СЕВА
Он же старый, ему лет тридцать!

ЛЕНЯ
Так обидно стало! Моя Зойка, с каким-то…

СЕВА
(с уважением)
А ты – жлоб!... Хотя мне Валя говорила, что слова: «Сам не гам и другому не дам» и тому подобное – наши, мужские.
 
ЛЕНЯ
Ты думаешь: чего я эту гадость выпил? Для храбрости! Я к ней хочу – только разобраться!.. Давай, наливай!

СЕВА
Не буду.

Леня хватает с подоконника бутылку и выпивает остатки вина с горла.

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ

Семнадцатилетний Сева с книгой в руке идет по тротуару.

Надпись на обложке книги: Цузмер А.М. Петришина О.Л. «Анатомия, физиология, гигиена» 1974г.

Навстречу идет Лена  с парнем лет семнадцати (ЭДИК), который держит ее под ручку.

Увидев Севу, Лена отворачивает в сторону лицо, как будто не видит…

…проходит со своим спутником  мимо его.

Сева, тревожно бегая глазами, прижимая к груди книгу, идет по тротуару.

ГОЛОС ЛЕНЫ
(властно)
Сева!.. Стой!.. Подожди…

Сева останавливается и оборачивается на голос.
 
Лена, что-то говорит Эдику и…

…не торопясь, вальяжно подходит к Севе.

Внимательно смотрит на него, слегка наклонив голову набок, словно любуясь.

Вдруг она, изменившись в лице, с ненавистью, что есть силы, со всего размаху, отвешивает Севе пощечину.

ЛЕНА
(с садистским интересом глядя в упор)
Получай! Гад!..

СЕВА
(прикрывая рукой щеку)
За что?

ЛЕНА
Ненавижу!

Резко разворачивается…

…подходит к Эдику и, схватив, ничего не понимающего растерянного Эдика, тащит его за собой.

Сева, испуганно озирается по сторонам.

На улице никого нет, кроме уходящей с парнем Лены.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
Никто моего позора не видел. Вначале я ничего не понял, Потом мне сестра объяснила. Эту звонкую оплеуху я получил за тот вечер, когда она, после моих долгих настойчивых ухаживаний, решилась и сказала: «Да». А я сбежал. Испугался ее папаши. Оказывается, я жестоко обидел девушку! Уговорил и не «взял»! Нет ничего более обидного для женщины! Это был еще один урок на всю оставшуюся жизнь.

Сева стоит с недоумением на лице, потирая щеку.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ
Сколько же еще потом было таких «уроков»!

ИНТ. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – ВЕЧЕР

За свадебным столом сидят уже подвыпившие гости (МАССОВКА).

Во главе стола - счастливые ЖЕНИХ (двадцати лет) и восемнадцатилетняя НЕВЕСТА, рядом с женихом с шаферским цветочком в петлице семнадцатилетний СЕВА.

Вокруг стола с рюмкой в руке, наблюдая за гостями, опоясанный через плечо белым полотенцем, прохаживается СВАТ.

Напротив Севы, через стол, сидит женщина лет шестидесяти (ТЕТКА ГАННА), приятной наружности и все время с задумчивой грустью смотрит на Севу, и с умиленной улыбкой на жениха и невесту.

Иногда на ее лицо вдруг набегает тень, но тут же исчезает. Женщина опять смотрит на Севу.

Сева неловко ёжится под её взглядом, но вопросительно смотрит на нее.

ТЕТКА ГАННА
(заметив вопросительный взгляд Севы)
Как тебя зовут?

СЕВА
Сева.

ТЕТКА ГАННА
Всеволод, значит. Хорошее имя. Меня - тетка Ганна.
(задумчиво)
А моего хлопчыка - Коля.
(встряхнув головой, отгоняя какие-то мысли)
Ты, где будешь ночевать?

СЕВА
(шутливо)
Если с шаферкой не получится, то не знаю.

ТЕТКА ГАННА
Приходи ко мне, мой дом рядом, следующий. Я буду очень рада.
(неожиданно)
А можешь приехать ко мне летом. У нас большой сад, речка рядом, лес, грибы, ягоды…

СЕВА
Но я совершенно вам незнакомый человек. С какой стати?

ТЕТКА ГАННА
Ты очень на моего жениха похож.

СЕВА
Жениха? А, простите за нескромный вопрос, сколько вам лет?

ТЕТКА ГАННА
Скоро пятьдесят.

СЕВА
А когда свадьба?

ТЕТКА ГАННА
Свадьба была.

СЕВА
Значит он ваш муж.

ТЕТКА ГАННА
Нет, жених…

СВАТ
Извини, тетка Ганна, пришла очередь поздравить молодых шаферу. Сева, давай! По-городскому…

ИНТ. ПРИХОЖАЯ – ВЕЧЕР

Сева и жених стоят перед зеркалом поправляют галстуки, наводят прически.

ЖЕНИХ
У нас тут свои правила, порядки в деревне особые – это тебе не город… Смотри, что б и за забор без сопровождения моей родни не выходил. Побьют… За изгородь вышел, значит, подраться хочешь… А так все как обычно на свадьбе. Пей, гуляй, веселись…

Сева, пожимая плечами, согласно кивает головой.

ИНТ. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – ВЕЧЕР

За столом справа и слева от жениха и невесты сидят ШАФЕРКА и Сева

Шаферка недружелюбно смотрит на Севу.

Сева пялит глаза на симпатичную молоденькую девушку сидящую слева от него.

ИНТ. ПРИХОЖАЯ - НОЧЬ

Шаферка держит под руку подвыпившего Севу.

ШАФЕРКА
Сева, ты меня проведешь?

СЕВА
(окидывая ее взглядом)
И только?

ШАФЕРКА
(хитро улыбаясь)
Не только…

СЕВА
(прищурив глаз)
А как же местные?..

ШАФЕРКА
Ничего не бойся… Я местная… Я с тобой!

НАТ. ОКРАИНА ДЕРЕВНИ – НОЧЬ

Глухая стена деревянного амбара. У торца амбара метра четыре высотой, стоит, приняв боксерскую стойку, глубоко дышащий, после продолжительного бега, Сева.

Горящая лампочка под крышей амбара, одиноко болтается на ветру. 

Рубаха Севы разорвана, галстук сдвинут в сторону.

Из темноты на Севу надвигаются зловещие тени. Очертания группы людей из пяти человек (ГРУППОВКА).

Сева, словно защищаясь, вскидывает левую руку.

В замедленной съемке, вокруг запястья левой руки Севы обвивается велосипедная цепь: делает оборот и концом проскальзывает по его лицу.

С диким криком Сева вырывает велосипедную цепь и, махает над головой.

Тени отступают.

Сева разворачивается и, буквально, взлетает по отвесной стене на амбар.

НАТ. ПРИУСАДЕБНЫЕ УЧАСТКИ – НОЧЬ

В темноте Сева бежит какими-то огородами в сторону свадьбы - на горящий в доме свет и раздающиеся из него звуки музыки.

НАТ. КРЫЛЬЦО ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЫ - НОЧЬ

У двери, тяжело дыша, стоит Сева. Отбрасывает в сторону цепь, которую все еще держал в руке.

Приводит себя в порядок. Глубоко вздыхает и заходит в хату.

ИНТ. ПРИХОЖАЯ - НОЧЬ

Жених с невестой, ШАФЕРКА, с выпученными на Севу глазами, и тетка Ганна поворачиваются в сторону вошедшего Севы.       

ЖЕНИХ
(радостно восклицая)
Вот те на!.. А мы тебя уже «похоронили».
(озабоченно приглядываясь)
Что стряслось? Я же предупреждал: со двора ни шагу! Где ты шлялся?

СЕВА
(поглядев в сторону шаферки)
Да так, девушку провожал. Все нормально…

ЖЕНИХ
Завтра в час дня - здесь. Пойдешь ночевать к тетке Ганне.
(хитро подмигнув)
Можешь и шаферку прихватить.

СЕВА
Не... Устал.  Извиняйте, в другой раз…
(к тетке Ганне)
Пошли, тетка Ганна…

ИНТ. ДОМ ТЕТКИ ГАННЫ – РАССВЕТ

Тетка Ганна расстилает кровать.

Сева раздевается.

ТЕТКА ГАННА
Вот твоя кровать. Адпачывай.

Сева смотрит в окно.

НАТ. ДЕРЕВЕНСКИЙ ПЕЙЗАЖ – РАССВЕТ

Речка, текущая между холмами, и автомобильный мост через нее. 

ИНТ. ДОМ ТЕТКИ ГАННЫ – РАССВЕТ

Сева оглядывается  по сторонам.

Кровать у самого окна. Огромная подушка, пуховое одеяло, которое взбивает тетка Ганна.

Прямо на стене, от пола до потолка нарисовано что-то. Что-то среднее между графикой и живописью. На переднем плане - речка, слева лес, одинокая  березка на берегу, дощатый мостик через нее. И тропинка, вьющееся по полю, и взбегающая на холм, с какими-то строениями. Справа другой холм. Между возвышенностями течет речка. На горизонте кроваво-багряное заходящее солнце.  Видны несоответствия: солнце с одной стороны, а отражение березки, стоящей на берегу,  навстречу солнцу.  Багряное солнце почему-то отражается в реке и на мостике через реку.

Сева смотрит в окно, потом на картину, опять в окно, опять на картину.

СЕВА
Хорошая картина, А кто ее нарисовал?

ТЕТКА ГАННА
Это я… Было очень тоскливо и я ее нарисовала.

СЕВА
Учились где-нибудь этому?

ТЕТКА ГАННА
Нет. Просто нарисовала, как сумела…

СЕВА
А что там на горочке?

ТЕТКА ГАННА
Деревня. Там он жил. Мой жених. Коля…  Оттуда по этой дорожке он с друзьями и шел на свадьбу… Нашу свадьбу… Я стояла у окна. На этом самом месте… С подругами…  На мне было белое платье, фата… Я видела, как они идут. Васька играл на гармошке… Они смеялись и пели. А Коля…
(грустно улыбаясь)
Какой парень был! И как складно пел! Такой веселый, всегда шутил…
(через паузу, тихо)
Его потом убили…

СЕВА
На войне?

ТЕТКА ГАННА
Нет… После войны. Он был комсомольским работником, вторым секретарем райкома.
(посмотрев на картину)
Как раз на этом самом мостике… Бандеровцы. Двести десять шагов не дошел до нашей свадьбы…  На моих глазах…
(отвернувшись, пряча лицо, торопливо глухо)
Пойду… Ты располагайся… Корову пора доить… 

Тетка Ганна выходит из светелки.

Сева раздевается и ложится на кровать и закрывает глаза. 

НАТ. ДЕРЕВЕНСКИЙ ПЕЙЗАЖ (СНОВИДЕНИЕ) – ДЕНЬ.

Тропинка, мостик через реку, как на картине.

По тропинке с холма спускается компания молодых парней, веселых, нарядных, немного хмельных.

Посередине гармонист наяривает, что-то забойное.

Среди них выделяется жених - молодой, красивый, счастливый. Это Сева. У него на голове фуражка, в белой косоворотке, в начищенных до блеска сапогах…

Все дружной гурьбой подходят к мостику. Небольшая сутолока. Пропускают улыбающегося жениха первым. 

Жених, то есть Сева, заходит на мостик, но неожиданно останавливаюсь, непонимающе, удивленно поворачивается к своим друзьям и, прижимая руку к груди, медленно оседает на мосток, окропляя его кровью…

На мостике, как кровь, кроваво-багряные лучи заходящего солнца…

КОНЕЦ СНОВИДЕНИЯ

КОНЕЦ 1 СЕРИИ



ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий
(при участии Александра Демьянкова)

Оригинальный сценарий сериала



















220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by



   


2-я серия
Студенческие годы

ТИТРЫ: Глава 1, Сто рублей

ИНТ. КОМНАТА В ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЕ – ДЕНЬ

За столом, с бутылкой пива в руке сидит, задумчиво склонив голову над шахматами, двадцатилетний Сева.

Напротив, снисходительно улыбаясь, стоит высокий, статный с европейскими чертами лица тридцатилетний негр Ибрагим (по прозвищу ФИШЕР).

СЕВА
(задумчиво глядя на шахматную доску)
Слышь, Фишер!.. У тебя же папаша, вроде, какая-то шишка при императоре. Я слыхал ты и в Англии и в Германии учился… Чего к нам занесло?

ФИШЕР
У вас страна православная - и наша Эфиопия тоже. Пушкина знаешь? Кто такой Арап царя Петра в школе читал? Ибрагимом меня в его честь назвали.

СЕВА
Русский откуда так хорошо знаешь?

ФИШЕР
У меня русская бабушка была – графиня.
(делает ход)
В СССР хорошие врачи. Я тоже хочу быть врачом.

СЕВА
Как же тебя угораздило – с нами на «картошку»?


ФИШЕР
Хочу, как все… Так декану и сказал.
(хитро взглянув на Севу)
Тебя же ко мне не зря приставили? Ты этот самый?.. Из… тех самых?

СЕВА
Иди ты знаешь куда!.. Тоже мне – нашел «чекиста»!.. Какой на фиг ты после этого чемпион по шахматам?!

Он бьет ферзем пешку противника.

ФИШЕР
Для тебя и такой сойдет. Шах!

В ответ Сева ходит королем.

ФИШЕР
(продолжая атаковать)
Еще шах!
(после хода Севы)
И мат!

СЕВА
Ёкарный бабай!.. Ну ты и даешь!

В комнату заходит стройная студентка с большими на пол-лица наивными голубыми глазами (ВИКА).

Сева встает и, не скрывая восторга, благоговейно смотрит на Вику.

Фишер окидывает ее оценивающим взглядом и удовлетворенно хмыкает.

ВИКА
Мавльчики, здрасьте!

ФИШЕР И СЕВА
(одновременно)
Добрый день!

ВИКА
(к Севе)
Всеволод, вы все-таки зря меня назначили медсестрой! Только что Ермаков и Фима Левянт прибежали ко мне с дикими травмами.
(смеется)
У одного - царапина, у другого - заноза.

ФИШЕР
(с иронией)
Левянт? У него заноза в сердце. И эта заноза, по-моему – ты!

ВИКА
(жеманно отмахиваясь, к Фишеру)
У него есть Сонечка Бергман. Я даже ее боюсь… Да и Фима не в моем вкусе.
 
ФИШЕР
Он мне тоже не по душе.

ВИКА
Почему? Безобидный мальчик…

ФИШЕР
Он меня в шахматы обыгрывает… Морда жидовская!..

ВИКА
А у вас, господин Фишер, какая…
(через паузу)
В смысле - лицо?

ФИШЕР
(улыбаясь)
А что, сразу не заметно?!

ВИКА
(к Севе)
Я чего? Мне бы на вооружение походную аптечку - на всякий пожарный!..

СЕВА
(с нежной улыбкой)
Завтра на совещании у председателя я этот вопрос постараюсь… С утра…

ВИКА
(к Севе)
Не забудьте. Ладно, мальчики, не буду вам мешать. Пока!

Вика машет грациозно рукой и выходит из комнаты.

СЕВА
Какая, блин!.. Мечта поэта! Принцесса, блин!.. Мой идеал…

ФИШЕР
(жалостливо)
Поверь мне - как старшему товарищу. Ничего в ней такого идеального…  Я в женщинах немного разбираюсь.
(цинично)
Твоя Вика уже давно не девочка, и уже, наверное, делала аборт. И я, черный парень, запросто ее «поимею». Вопрос только в цене.

СЕВА
(задыхаясь от возмущения)
Это тебе не Англия и не Германия, где все продается, а Советский Союз!

ФИШЕР
А что, у вас не люди живут?.. А дети у вас тогда откуда?.. Женщины везде одинаковые.

Сева, сдерживая негодование, грозно смотрит в сторону Фишера.

ФИШЕР
(наиграно прикрываясь ладонями)
Спокойно, Сева. Вспомни про то, что и кто тебе поручил! Ты хочешь международного скандала?.. Ты лучше выиграй у меня партию!

Он начинает заново расставлять на доске фигуры.

Сева хватает со стола бутылку с пивом и жадно пьет из горлышка. ЗТМ

ИНТ. КОМНАТА В ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЕ – ВЕЧЕР

Из ЗТМ. Игра в шахматы (с пивом) продолжается. На столе прибавились пустые бутылки.

СЕВА
Не ожидал! За эти три дня ты, прям, стахановцем стал - первый на борозде! Пашешь, как баран!
(после заминки)
Тебе это надо?!.. Хоть в комсомол принимай!

ФИШЕР
Не примут, мой папа - феодал.

В комнату заходит Вика.

Сева и Фишер встают.

ВИКА
Еще раз - здрасьте!

СЕВА И ФИШЕР
(одновременно)
Добрый вечер.

ВИКА
(стоя в дверях)
Извините, Ибрагим, мне нужно с Всеволодом Анатольевичем пошептаться.

Сева с девушкой выходят в соседнюю комнату.

Фишер достает из кармана портмоне и пересчитывает пухлую стопку советских банкнот.

Вика и Сева заканчивают шептаться и через приоткрытую дверь смотрят на манипуляции Фишера с деньгами.

Сева уважительно таращит глаза.

Виктория нервно кусает губы.

Фишер, закончив считать, вынимает два червонца и задумчиво теребит их пальцами правой руки…

Он обращает свой взор на Вику.

ФИШЕР
(спокойно)
Вика, ты очень красивая девушка и мне очень сильно понравилась. Хочешь…
(показывает деньги)
…они станут твоими?

ВИКА
Всеволод Анатольевич?!
(через паузу) 
Он - больной?

Сева  недоуменно таращит глаза на Фишера.

Фишер, без смущения, кладет червонцы в портмоне и извлекает  пару купюр в двадцать пять рублей.

ФИШЕР
(усмехаясь)
Извини, Вика, не то достал. 
(выразительно глядит  на девушку)
Только шепни, когда тебе понадобятся деньги – и они твои.

Сева растерянно глядит на Вику.

Вика молча смотрит на купюры в руке у Фишера.

Фишер подходит к кровати и что-то делает у дешевого коврика на стене.

Затем он отступает назад и делает широкий жест: прошу посмотреть!

Пятьдесят рублей приколоты английской булавкой на полотне с картинкой «Охотники на привале».
         
Немая сцена: Вика, сжав кулачки, с ненавистью глядит на Фишера. Агрессивно наступая на него, она что-то говорит.

Сева, в ужасе обхватив голову и вытаращив глаза, смотрит на происходящее.

Фишер с улыбкой в знак согласия кивает головой – со стороны кажется, что он слушает Вику с нескрываемым удовольствием.

Топнув ногой, девушка резко разворачивается и уходит из дома. Громко хлопает входная дверь.

СЕВА
(чешет затылок)
Пятьдесят рублей!..
(через паузу)
Можно сходить с девушкой два раза в ресторан и еще один раз самому! Ну, Вика, и молодец! Даже я такого не слышал!

ФИШЕР
(задумчиво усмехаясь)
«Мазут, гуталин, кирзовый сапог…» Я знаю, что это такое! Русский мат - тоже знаю… Сева, скажи, что такое «чурка»?
 
СЕВА
(замявшись)
Это по-белорусски… Что-то убогое… недоразвитое…

ФИШЕР
(с сожалением)
Да-а!...Если б не ты, она бы осталась… Тебя постеснялась… Ты, дружище, не видел ее взгляд!  Что у вас на эти деньги можно купить девушке из общаги? По-моему, много чего…

СЕВА
(с ненавистью)
Как ты мог!.. Это же Вика!

ФИШЕР
Сева! Ты чего? Посмотри на себя! У тебя же самого… физиономия в пуху! Про тебя всякое рассказывают!

СЕВА
(опешив от неожиданности)
Что рассказывают?

ФИШЕР
Что ты – купидон, то есть этот… ловелас… Или этот как его?..
(что-то припоминая)
А-а!.. По-китайски Дон Жуан – это Бляо Дун. Это шутка такая. Ты что, влюбился в нее?

СЕВА
(остывая)
Ну-у… Чисто платонически. Это все-таки – мой идеал.
ЗТМ

ИНТ. КОМНАТА В ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЕ – ДЕНЬ

Из ЗТМ. Сева и негр Фишер пьют самогон и закусывают салом с луком.

Пятьдесят рублей по-прежнему приколоты английской булавкой к дешевому настенному коврику.

СЕВА
(глядя на приколотые деньги)
Ну, что? Уже неделя прошла…

Негр закусывает.

ФИШЕР
(задумчиво)
Если ты найдёшь кошелек с пятью рублями, ты отдашь его хозяину?

СЕВА
Естественно. Может, это у кого-то последние деньги!


ФИШЕР
А если в кошельке пять тысяч? Вернёшь?

Сева задумчиво поднимает глаза к потолку.

ФИШЕР
(продолжая)
Вот, видишь – ты сразу задумался!.. А теперь представь, что это новенький «дипломат» с миллионом!

В комнату заглядывает Вика.

Она бросает взгляд на приколотые к коврику купюры, усмехается.


ВИКА
(игнорируя Фишера)
Сева, можно тебя на минутку.

Сева встает и подходит к дверному проему.

Они с Викой о чем-то тихо говорят.

Фишер громко вздыхает и… достает портмоне.

Он подходит и снимает с коврика 50 рублей.

ФИШЕР
(вставая и похлопывая портмоне по ладони.)
Вика, милая, прости меня, пожалуйста, сволочь такую! Ну, погорячился я. Извини!

Вика поворачивает голову в сторону Фишера и вопросительно смотрит на него.
 
ФИШЕР
(сделав грустное лицо)
Я недооценил тебя, ты стоишь больше.

Негр показывает сто рублей и демонстративно прикалывает  их на прежнее место.

Сева и Леночка молча наблюдают за действиями Фишера.

Фишер подходит к столу.
 
ФИШЕР
(к Вике)
Уважаю! Ты себе цену знаешь!..

Девушка выразительно смотрит на Севу и, ничего не говоря, уходит.

СЕВА
(проходя мимо коврика)
С ума сойти! Целая сотня! Две с половиной стипендии! «Бешеные» деньги!

Фишер, задумчиво глядит в сторону прихожей. Входная дверь закрывается со скрипом.

ИНТ. КОМНАТА В ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЕ – ВЕЧЕР

Заходят разморенные после бани, с полотенцами в руках Сева и негр Фишер.

СЕВА
Эх!.. Классную баньку организовал на прощание председатель! Даже уезжать неохота!

ФИШЕР
(довольно фыркая)
Как будто родился! С березовым веником – это лучше, чем сидеть в сауне! Здорово!

СЕВА
Пивка бы сейчас! Жаль, до райцентра далековато!

Из дверного проема беззвучно появляется Вика – чистая, румяная, с распущенными, еще не высохшими после бани волосами.

Молча, не обращая внимания на Фишера и Севу, садится на кровать Фишера и, отколов булавку, берет деньги.

Девушка, аккуратно складывает сто рублей и засовывает их за лифчик.

Вика подходит к столу и вызывающе смотрит на Фишера.

Сева изумленно таращит глаза.

ВИКА
Сева, выйди, пожалуйста.

Негр Фишер с улыбкой хлопает в ладоши.

НАТ. КРЫЛЬЦО ДЕРВЕНСКОЙ ИЗБЫ – ПОЗДНИЙ ОСЕННИЙ ВЕЧЕР

Сева сидит на ступеньках и смотрит на пятно света, падающее на землю из окна.

Свет гаснет.

СЕВА
(шепотом, с горечью)
Господи!.. Сто рублей!

Он поднимает взгляд на луну, которая летит сквозь редкие перистые облака.

Сева прикуривает. На глазах у него сияют слезы.


ТИТР: Глава 2. Девственница

НАТ. ГОРОДСКОЙ ГАСТРОНОМ – ЛЕТНИЙ ДЕНЬ

У входа в магазин с бутылками вина в руках стоят Сева и его ровесник МИША - кучерявый брюнет среднего роста и спортивного телосложения.

МИША
Сессия позади, «хвостов» нет. Свобода! Пошли – «замочим»!

СЕВА
Счастливый ты человек, Миш! Мне бы такую квартирку, как у тебя! И девочку можно привести, и друзей. Короче - завидный жених!

МИША
Повезло с «предками».
(глядя на бутылку)
Севка, позвони кому-нибудь,
а то вдвоем скучновато будет.

СЕВА
Так каникулы… Все разъехались по домам, по стройотрядам…
 
Из магазина выходит симпатичная ДЕВУШКА (25) с авоськой в руке.

Миша подмигивает Севе, безмолвно показывая на нее: ну как?

Сева одобрительно кивает в ответ и показывает большой палец.

Сева и Миша быстрым шагом обгоняют девушку и преграждают ей путь.

МИША
(игриво)
Девушка, давайте познакомимся! У нас вот - винцо сухенькое есть… Магнитофон… дома.

Девушка выдерживает паузу и с интересом оценивает молодых людей.

ДЕВУШКА
(вздыхая)
Музыка-то, нормальная?

Миша и Сева быстро переглядываются.         

Сева, как джентльмен, забирает у девушки авоську с продуктами.

Миша галантно берет девушку под руку.

ИНТ. КУХНЯ В ОДНОКОМНАТНОЙ КВАРТИРЕ – ДЕНЬ

Звучит песня на польском языке. За столом по напротив друг друга расположились Сева и Миша.

Между ними - напротив окна, сидит девушка.

На столе: катушечный магнитофон, тарелки с колбасой и порезанным вдоль огурцом, две бутылки полусухого вина «Столовое белое» - одна нераспечатанная, вторая пустая и три наполненных до краев бокала.

МИША
(поднимая бокал)
За любовь!

Девушка опускает голову.

ДЕВУШКА
(глухо)
Я не буду. Мне нельзя.

Миша подмигивает Севе.

МИША
А мы с Севой за это дело «махнем».

Они чокаются и выпивают.

Мишка выразительно смотрит на Севу, переводит взгляд на девушку.

МИША
(к девушке, с опаской)
С кем ты хочешь?
         
ДЕВУШКА
(не поднимая головы, равнодушно)
Мне все равно.
 
Сева испуганно смотрит на девушку.

Миша, выпучив глаза, чешет затылок.      

МИША
(хрипло, к Севе)
Ну, что – чёт не чёт? На счет три. Раз! Два! Три!

Сева и Миша выкидывают пальцы.

МИША
(считая глазами выкинутые пальцы)
Ну, ты Сева, и гаденыш!

Сева поднимается из-за стола и протягивает девушке руку.

Девушка с испугом на лице, нерешительно встает из-за стола.

СЕВА
(ласково)
Пошли, милая.

Они уходят в соседнюю комнату.

ИНТ. ЖИЛАЯ КОМНАТА - ДЕНЬ

Сева расстилает кровать…

Девушка сидит на стуле, сложив руки на коленях.

Она выглядит испуганной.

Сева быстро раздевается до трусов и подходит к девушке.

Девушка сидит, вжав голову в плечи, пытаясь негнущимися, трясущимися пальцами расстегнуть кофточку.

Девушка поднимает голову и виновато, чуть не плача, с мольбой в глазах смотрит на Севу.

Сева берет ее руку и нежно целует ладонь.
       
СЕВА
Давай помогу…

ЗТМ
         
Из ЗТМ. В постели лежат обнаженные Сева и девушка.

Девушка задумчиво глядит в потолок и радостно улыбается.

ДЕВУШКА
Я и не думала, что это так здорово!
         
СЕВА
Как тебя зовут?
         
ДЕВУШКА
А тебе зачем знать?
       
СЕВА
(недоумевая)
Как зачем?.. Все таки, мы… как бы… пообщались. Я у тебя… Ну… Это… Вроде… первый мужчина.
         
ДЕВУШКА
Заткнись!.. Я завтра замуж выхожу … Свадьба в четыре…
 
СЕВА       
Ух ты!.. И кто жених?

Девушка отвечает не сразу.
         
ДЕВУШКА
Он давно меня любит. Он – будущий дипломат. Холостяков за границу не пускают…
(зло)
Мне двадцать пять. Последний звонок! Мне некуда деваться…
(задумчиво)
Ты парень красивый, в моем вкусе… И с виду вроде здоровый. Со здоровьем у тебя как?
(через паузу)
Я была у доктора… Выяснила, когда  могу забеременеть… Сегодня как раз такой день.
         
СЕВА
А на фиг мне это надо!.. Хотя… Если хочешь…  После свадьбы.
         
ДЕВУШКА
Нет. Я буду верной женой, но ребенок будет не от него. Я так решила. Это будет моя тайна.
         
В дверном проеме появляется Миша.
         
МИША
(к девушке)
Ну, ты и орала!
(к Севе)
Ты что, ее резал?
         
СЕВА
Да… Резал…

Сева соскакивает с кровати, осторожно вытягивает из-под девушки простынь.

СЕВА
(кидает простынь Мише)
Видишь, сколько крови!

Мишка ловит простынь, разглядывает ее.

На простыне большое кровавое пятно.

МИША
(протяжно свистит; к девушке)         
Пошли в ванну, под душ.
         
Девушка встает, не стесняясь, разглядывает Мишу…

И вместе с ним покидает комнату.

Сева быстро одевается.

ИНТ. КУХНЯ В ОДНОКОМНАТНОЙ КВАРТИРЕ – ДЕНЬ

Из магнитофона звучит песня «Гёрлс» в исполнении Биттлз.

Сева садится за стол, берет бокал девушки, залпом выпивает содержимое.

Тупо смотрит перед собой…

Он не обращает внимание на то, что музыка закончилась и шумит перематываемая в холостую пленка.
         
На кухню заходит, тряся в воодушевлении перед собой кулаками, улыбающийся во весь рот Миша.

МИША
(радостно)
Ты, что не откупорил бутылку?!.. Давай «вмажем». Классная  девочка! Старше нас, но… свеженькая!
         
СЕВА
(хмельной)
Ну и… что?
         
МИША
(радостно потирая ладони)
Ребеночка делали. Прямо под душем!.. Если беленький будет, то от тебя. Если чернявый - от меня.
         
СЕВА
Позови ее, вместе выпьем за  ребеночка.
         
МИША
Сейчас.

Миша выходит из кухни и почти сразу возвращается обратно.
         
МИША
(разводя руками)
Нету. Сбежала.
 
На спинке стула висит авоська, оставленная девушкой.

Михаил берет авоську, достает из нее  бутылку кефира  и  батон, кладет на стол.

Миша разглядывает косметичку девушки - соображает, как ее открыть.

СЕВА
Документы, ключи есть?

МИША
(смотрит внутрь косметички)
Вроде, нет.
(извлекает деньги, пересчитывает)
Три рубля, пятьдесят две копейки…
(ухмыляясь)
Не только удовольствие получили, но и заработали. Кто мы теперь?

СЕВА
Козлы!

МИША
(гордо)
Нет! Мы теперь «молочные братья», и это наш первый гонорар!

СЕВА
(ухмыляясь)
А ты не хочешь заработать за ночь сто рублей?

МИША
Сколько?!

СЕВА
Сто.

МИША
Да я за сто рублей!..

СЕВА
У меня есть знакомая «старушка», которая мне предлагала… Я тебе её за так уступлю. Ей всего лишь за пятьдесят.

МИША
Сколько!?
(растерянно)
Моей маме столько же…
(через паузу)
А как ее зовут?

СЕВА
Нона Генриховна. Уважаемый человек, искусствовед, заслуженный деятель культуры…

МИША
Не-е!..

СЕВА
А с чего так?!..

МИША
Не надо мне твоей Ноны! Ты мне лучше дай координаты нашей… Как ее зовут?
         
СЕВА
Не сказала. Побежала готовиться к свадьбе.

МИША
(с ужасом)
Ни хрена себе!
(воздевая молитвенно руки)
О, женщины, имя вам - вероломство!.. Представляю, как моя невеста проделывает такой же «номер»!
(сокрушенно качая головой)
А я, дурак, все еще верю в светлую и чистую любовь… Бляха!.. Какая - «лажа»!
(с надеждой)
А, может, она придуривалась? Просто надоело быть целкой? А завтра милиция… Или вдруг пришьет изнасилование… Запросто докажет!..
         
СЕВА
Все может быть. Но я ей верю - и не таких видел!

Миша подходит к столу, выключает магнитофон, берет со стола бутылку и пытается зубами «разгрызть» жестяную пробку.

ТИТР: Глава 3. Источница

ИНТ. КОЖНО–ВЕНЕРОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕР – ДЕНЬ

По лестнице поднимаются в белых халатах заведующий отделением ИОСИФ АНТОНОВИЧ (мужчина сорока пяти лет, со связкой ключей в руках) и двадцатитрехлетний Сева.

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
Странный мужик – ваш декан: студентов направил в женское кожно-венерологическое отделение, а студенток - к взрослым мужикам, на паховую грыжу. Бедные девочки!

СЕВА
(смеется)
С него не станется. Зато девочки будут знать, с кем им придется «иметь дело».

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
У нас в отделении контингент не простой: большинство лечатся не по своей воле. Поэтому будьте осторожны.

СЕВА
Женщин – насильно?!

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
Это не женщины, а «источницы» - так их у нас величают… Их сдают их же «клиенты».

СЕВА
А почему «источницы»?

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
В основном они - переносчицы гонореи, в миру - «триппера»… Молодежь хлынула в город из деревень, а с гигиеной слабо знакомы… Да и лекарства нынче в дефиците!

Завотделением и Сева заходят на площадку между этажами и останавливаются перед закрытой обрешеченной дверью.

Иосиф Антонович открывает ключом решетку…

ИНТ. ЖЕНСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ - ДЕНЬ

Сева и Иосиф Антонович заходят в коридор.

Напротив двери, за столом сидит добродушного вида милиционер (СЕРЖАНТ).

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
(к сержанту)
Это со мной – практикант из мединститута.

СЕРЖАНТ
(к Севе, строго)
Ваши документы.

СЕВА
У меня только студенческий.

СЕРЖАНТ
Давай.

Сева подает сержанту студенческий билет.

Сержант  раскрывает лежащий на столе журнал и  сверяет данные в журнале со студенческим билетом. Записывает что-то, смотрит на наручные часы, опять записывает, разворачивает журнал.

СЕРЖАНТ
Распишитесь.

Иосиф Антонович и Сева расписываются.

Сержант с усмешкой глядит на Севу.

ИНТ. КАБИНЕТ ЗАВЕДУЮЩЕГО - ДЕНЬ

За столом напротив друг друга сидят Иосиф Антонович и Сева.

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
(похлопывая по стопке папок)
Это истории болезни… Ваше первое задание. Внимательно почитайте, изучите… А завтра утром - со мной на обход.

СЕВА
А что еще?..
(смущенно)
В смысле – техники безопасности?..

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
Гм… Молодец. Смотри и делай, как я. Вот и все мои инструкции! Главное - слюни не распускать.
(задумчиво, глядя на папки)
Да. Контингент не простой…
(берет верхнюю папку)
Вот, например: Закревская Светлана Егоровна.

Сева полон внимания.

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
(глядя в папку, продолжая)
Не девушка, а ангелочек! Семнадцать лет! А в течении года уже третий раз у нас лечится!
(поднимая глаза, участливо)
Что с вами?

СЕВА
(кусая губы и вытирая выступивший на лбу пот)
Живот прихватило…  Что-то съел, наверное, с утра…

Врач снимает со связки ключ и протягивает его Севе.

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
В конце коридора. Ключ можете на время практики оставить у себя.

Сева выбегает из кабинета.

ИНТ. ЖЕНСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ - ДЕНЬ

Сева быстро идет по коридору.

Навстречу ему фривольно покачивая бедрами, приближается девушка (ЛЮСЯ, 20 лет), приостанавливается, заметив Севу.

Сева замечает Люсю.

Люся правой рукой жеманно поправляет прическу, а левой рукой приоткрывает полу халата, демонстрируя красивую обнаженную длинную ногу…

ЛЮСЯ
(к проходящему мимо Севе)
Здравствуйте доктор.

ЗТМ

ИНТ. ТУАЛЕТНАЯ КОМНАТА – ДЕНЬ

Из ЗТМ. Сева, тяжело дыша, стоит у умывальника и тупо смотрит на бегущую из крана воду.

Делает глубокий вздох, резко выдыхает, достает из кармана платок, вытирает лицо и снова смотрит в зеркало.

ИНТ. ЖЕНСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ – ДЕНЬ

Сева выходит из служебного туалета, закрывает дверь на замок и смотрит в конец коридора.

Из палат выходят пациентки отделения и выстраиваются в ряд вдоль стен коридора.

Симпатичные молодые девушки приветливо улыбаются.

Сева в нерешительности топчется на месте, а потом решительно выпрямляется и, засунув в карманы халата руки, вразвалочку идет  по коридору.

У двери кабинета зав. отделением стоит Иосиф Антонович и наблюдает за происходящим.

Сева подходит и вопросительно смотрит на своего начальника.

Иосиф Антонович молча открывает дверь кабинета и жестом приглашает войти.

ИНТ. КАБИНЕТ ЗАВЕДУЮЩЕГО - ДЕНЬ

За столом напротив друг друга сидят Иосиф Антонович и Сева.

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
Прошел сквозь строй? Я вижу ты парень - не промах!.. Запомни! Венеролог для них - нужный человек, в будущем всегда пригодится. Учись держать марку. Ты – будущий врач.

СЕВА
(оживленно)
Как в доме мод побывал! Одна лучше другой! И как вы…

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
(перебивая)
Тут лишь пару мужиков – я и охранники. Когда я в халате, а они в форме, мы - не мужчины, мы - на работе.

СЕВА
А сержант по виду не очень…

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
Сержант?.. Его пациентки, как огня, боятся. Я иногда думаю, что он гомосек… Сюда простого мента не присылают. Ладно, мне пора работать.
(бросая взгляд на стопку папок)
Ты все-такт почитай бумажки-то!..

Иосиф Антонович встает…

ИОСИФ АНТОНОВИЧ
(у выхода)
Если что, то обращайся к старшей медсестре. Ее зовут  Вера Ивановна. По внутренней связи телефон 2-11. Кабинет – тут рядом.

Сева берет со стола верхнюю папку.

Надпись на папке: Закревская Светлана Егоровна. ЗТМ

Из ЗТМ. Сева закрывает папку, откладывает ее в сторону. Задумчиво смотрит перед собой. 

Он встает и подходит к зарешеченному окну.

Напротив окна сверху спускается маленький рулончик, скрученный из обрывка бумаги. Рулон замирает напротив стоящего Севы.

Сева недоуменно разглядывает, висящий на нитке рулончик.

Он переводит взгляд…

На столе - два телефона: с цифровым кнопочным набором и с диском для набора цифр.

Сева возвращается к столу, садится и решительно поднимает трубку черного телефона.

Набирает номер 2- 11.

СЕВА
(в трубку)
Вера Ивановна? Это вас беспокоит врач-ординатор… Мне подойти к вам или вы сами?… Я в кабинете Иосифа Антоновича.

Он кладет трубку.

Игровая пауза.

В кабинет заходит в белом халате женщина лет сорока пяти, сурового вида, ВЕРА ИВАНОВНА.

Сева вежливо приподнимается со стула.

ВЕРА ИВАНОВНА
(грубым голосом, стоя у дверей)
Я вас внимательно слушаю.

СЕВА
Извините, что побеспокоил…
(указывая пальцем, на висящий за окном на ниточке рулончик)
Что это такое?

ВЕРА ИВАНОВНА
(с улыбкой)
Это больные так знакомятся… Наверху мужчины… Телефонами обмениваются, адресами… Это все?

СЕВА
Нет.  Я тут изучал истории болезней, и у меня возникли кое-какие вопросы к больной, которая завтра выписывается… Удобно ли, мне переговорить с…
(берет папку, читает)
…Закревской из пятой палаты?

ВЕРА ИВАНОВНА
А чего бы вам к ней самой в палату не зайти?

СЕВА
(мнется)
Ну… это самое… Пока стесняюсь!.. Наедине как-то проще.

ВЕРА ИВАНОВНА
Понимаю. Они здесь все без тормозов - наглые как танки! Ничего не боятся!.. Хорошо, сейчас позову.

СЕВА
(с улыбкой)
Если вас не затруднит, будьте так любезны… Пригласите, пожалуйста.

ВЕРА ИВАНОВНА
(со вздохом)
Да ладно вам!..

Старшая медсестра приоткрывает дверь.

ВЕРА ИВАНОВНА
(орет вглубь коридора)
Закревская! В кабинет главного!
(поворачивает голову в сторону Севы)
До свидания. Если что - я рядом.

Вера Ивановна выходит из кабинета.

Сева подходит к окну…

Раздается стук в дверь кабинета.

СЕВА
Войдите!

В кабинет заходит молоденькая симпатичная блондинка (СВЕТА).

СВЕТА
Вызывали?

Сева поворачивается. На его глазах - слезы. 

СЕВА
Здравствуй милая… Здравствуй моя радость…
(через паузу)
Не узнаешь?

Света вздрагивает и пятится к двери.

СВЕТА
Сева?!

Сева хватает со стола папку и размахивает ей.

СЕВА
Третий раз! Под конвоем, бля!.. И кто? Моя девушка?! Моя чистая, целомудренная Светочка! В кожно-венерологическом… «Источница», бля!

Света кусает губы и глядит на Севу.

СЕВА
 (продолжая)
Что ж ты, мне мозги компостировала, овечкой невинной прикидывалась?!

Света с ужасом глядит на него своими чистыми невинными глазами.

СВЕТА
Сева, прости!.. Я думала ты другой!... И намерения у тебя серьезные.

СЕВА
Ну и везет же мне!.. Прав Мишка! Ели бы был нормальным человеком, то и девочки мне попадались бы нормальные. А так… одни!.. Как же ты это?!

СВЕТА
Что мне с собой теперь разговаривать? Не обижайся.
Ты же из нормальной семьи, а мои… алкаши запойные!

СЕВА
О чем ты?

СВЕТА
У меня учителя скидывались на школьную форму, а родители ее пропивали. Хорошо потом меня физрук… приметил. 
(с  усмешкой)
Сейчас у меня хотя бы деньги есть!

СЕВА
А как же я?..

СВЕТА
Прости Сева. Я пойду…  Меня завтра выписывают.
(открывает дверь, поворачивает голову)
Можешь зайти как-нибудь по старой памяти. Где меня найти ты знаешь.

СЕВА
(злобно)
И сколько мне это будет стоить?

СВЕТА
Тебе как старому другу – бесплатно. Но не всегда.

СЕВА
Я подумаю.

Светлана выходит из кабинета.

Сева начинает беззвучно смеяться, он берет и открывает новую папку.

ТИТР: Глава 4. Профессорша

ИНТ. ОДНОКОМНАТНАЯ ХОЛОСТЯЦКАЯ КВАРТИРА - ДЕНЬ

На кухонном столе стоит початая бутылка водки, лежат полбуханки черного хлеба, вскрытая консервная банка с килькой в томатном соусе, тарелка с нарезанным салом и два пустых стограммовых стаканчика.

За столом с зажатыми в руках вилками, глядя друг на друга, молча сидят Сева и КОЛЯ.

КОЛЯ
(через длинную паузу)
Ты меня понял?!..
(вздыхает)
Никак не могу сдать мехмат, еще раз не сдам - отчислят.

СЕВА
Я же не механик. Чем я тебе помогу? Мне самому надо пересдавать пропедевтику…

КОЛЯ
Тебе легче. Ты - на дневном, а я на вечернем учусь.
(с тоской)
Торчу на заводе с утра, до ночи. То план горит, то совещания у директора, то разборки в цеху с алкашами, то бытовые вопросы надо решать. А квартиры выбивать стоящим рабочим? Когда, бляха, учиться?..
(проводит ладонью по горлу)
Диплом нужен позарез! Скоро аттестация… В деканате ведомостички на пересдачу дают с таким скрипом!.. Чего она ко мне прицепилась?!.. Наша преподавательница Коршук заболела. Она бы меня помучила и поставила трояк. А эта никак! Выручай!

СЕВА
Ты же по направлению от завода, самый молодой начальник цеха… Таких, как правило, не заваливают…
(встречает умоляющий взгляд)
Ладно, так и быть, я что-нибудь придумаю!

Коля с надеждой смотрит на Севу. ЗТМ

ИНТ. ОДНОКОМНАТНАЯ ХОЛОСТЯЦКАЯ КВАРТИРА - ВЕЧЕР

Из ЗТМ. На кухонном столе – объедки былого «пиршества».

Из прихожей появляется Сева. Садится за стол.

СЕВА
(к Коле)
Короче, твоей «профессорше»  за сорок, баба не замужем. И тебе не ставит тройку по этому же! Парень ты здоровый, видный - с носом, как у… сам понимаешь!..
(выдерживает паузу)
Так вот, пока к ней не приедешь на дом - сдавать экзамен, трояк не получишь!

Коля испуганно вжимает голову в плечи и откидывается на спинку стула.

СЕВА
(продолжая)
Короче, все, кто ей пересдавал, либо «имели» ее, либо… учились, блин, как надо. Ты понял?..

Сева  что-то говорит Николаю.

Николай, внимательно слушает, иногда испуганно вздрагивает, согласно кивает головой. ЗТМ.

Из ЗТМ.
 
СЕВА
Всё понял?

КОЛЯ
Да. Но, только… Я это…

СЕВА
А как в подсобке - подчиненную в позе «рыба» в антисанитарных условиях! Так смог же?

КОЛЯ
Так то - маляршу. А здесь интеллигенция – считай, профессор.

СЕВА
Твоя «профессорша» такая же баба, как все… Ты хочешь закончить институт? 

КОЛЯ
Ага… Естественно. Мне надо.

СЕВА
Тогда - вперед!

КОЛЯ
Хорошо, но только и ты со мной к ней пойдешь. Если поставит «трояк» - неделю буду поить!

Сева задумывается…

ИНТ. ПЛОЩАДКА МЕЖДУ ЭТАЖАМИ – ДЕНЬ

Перед дверью квартиры стоят Сева, с сумочкой в руке, и Коля, нерешительно протягивающий руку к звонку.

СЕВА
Жми!

КОЛЯ
Боюсь.

Сева решительно нажимает кнопку звонка. Внутри в квартире доносится продолжительный звонок.

Открывается дверь. В прихожей стоит высокая дородная женщина со следами былой красоты (ПРОФЕССОРША).

ПРОФЕССОРША
А-а!.. Студенты!.. Чем обязана?

КОЛЯ
(трясясь от страха, мямлит)
Вот - ведомостичка, пришел экзамен сдавать….. Последний раз… Сегодня… сказал декан…

Женщина с интересом глядит на Севу.

ПРОФЕССОРША
А вы - кто?

СЕВА
(с улыбкой)
Группа поддержки.

ПРОФЕССОРША
Простите, молодые люди, я очень занята. Кино интересное идет - «Берегите мужчин» называется…
(пытаясь прикрыть дверь)
До свидания.
 
СЕВА
(решительно всовывая ногу между дверью и порогом)
Извините!
(отстраняя профессоршу в сторону)
Мы – лишь на минутку. Водички попьем.

Сева подхватывает за шиворот Колю, и они заходят в квартиру.

ПРОФЕССОРША
Я сейчас вызову милицию. Вон отсюда!.. Наглецы!

ГОЛОС СЕВЫ
Вызывайте. Но мы не надолго. Только малость выпьем.

Дверь захлопывается.

ИНТ. КУХНЯ ПРОФЕССОРШИ – ДЕНЬ

Сева насильно садит Колю за стол.

Коля достает из наплечной сумки лимон, шоколадку, палку сухой колбасы и ставит на стол бутылку коньяка «Плиска».

СЕВА
Откуда такой дефицит?

КОЛЯ
Я же вроде бы - начальник. У нас – «стол заказов».

Сева, оглядывается по сторонам…

Профессорша молча достает из буфета рюмки, нож и штопор. ЗТМ.

ИНТ. КУХНЯ ПРОФЕССОРШИ – НОЧЬ

Из ЗТМ. За столом сидят уже заметно повеселевшие Коля и Сева.

На столе в тарелочках - нарезанные: лимон, половина палки колбасы, хлеб, початая шоколадка, две рюмки наполненные коньяком и на две трети пустая бутылка «Плиски».

СЕВА
Ну, что, Коля? Как ты? Созрел?

КОЛЯ
(распрямив плечи, со злым и решительным выражением лица)
Еще сто грамм, и я готов!

Открывается дверь и на кухню заходит профессорша.  В пеньюаре.

Коля, выпучив глаза, весь багровый, медленно поднимается…

ПРОФЕССОРША
(прикрывая зевок ладонью)
Мальчики, когда закончите пить, уходя, закройте дверь на защелку. Я пошла спать.

Она закрывает за собой дверь.

Коля хватает рюмку и выпивает одним глотком.

КОЛЯ
Серега, что делать?

СЕВА
Раздевайся до трусов. Ты наодеколонился?

КОЛЯ
(раздеваясь)
Ага. Даже яйца побрызгал.

СЕВА
Это ты зря. Но сойдет.

Сева «дает добро», поднимая большой палец.

ИНТ. ПРИХОЖАЯ – НОЧЬ

Сева и Коля тихо, на цыпочках, подходят к двери спальной комнаты.

Сева быстро открывает дверь, впихивает в комнату Колю и крепко держит ручку двери, которая задергалась изнутри.

ИНТ. КУХНЯ ПРОФЕССОРШИ – НОЧЬ

Сева входит на кухню, берет со стола бутылку коньяка и допивает из горлышка остатки.

Смотрит на свою недопитую рюмку…

Мотает головой и уходит.

ИНТ. ПЛОЩАДКА МЕЖДУ ЭТАЖАМИ – НОЧЬ

Сева выходит из квартиры профессорши. Аккуратно прикрывает дверь, проверяет: закрыта ли?

Поворачивается…

У соседней двери в халате стоит седовласый с реденькой бородкой пожилой мужчина лет шестидесяти (СОСЕД).

СОСЕД
Сдал?

СЕВА
(со вздохом)
Сдаст. Но со скрипом.

СОСЕД
Не понял?

СЕВА
Что тут непонятного – «тройка» нужна!

СОСЕД
Чего так?

СЕВА
Предмет, говорят, тяжелый и неприятный.

СОСЕД
(соображает)
А!.. ты - товарищ?..

СЕВА
Ага… А вы – кто?

СОСЕД
(с ухмылкой)
Воздыхатель, мать вашу!..

СЕВА
(спускаясь по лестнице)
Не воздыхайте, вашу мать!!

Он исчезает за лестничным пролетом.

Сосед смотрит вслед Севе, поворачивает голову в сторону двери профессорши.

СОСЕД
Вот шалава!..
(горько)
Эх, Тоня, Тоня…

КОНЕЦ 2 СЕРИИ



ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий

Оригинальный сценарий сериала



















220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by



   



3-я серия
Студенческие годы
Часть вторая
Выходной

НАТ. ВХОД В ГОРОДСКОЙ КИНОТЕАТР – ДЕНЬ

22- летний Сева разглядывает афиши.

К нему подходит модно одетый, симпатичный молодой человек Олег (МАРКИЗ) 20-ти лет.

МАРКИЗ
(хлопая по плечу, радостно)
Привет Сева, давно не виделись! Как дела?

СЕВА
(радушно)
Привет, Маркиз! Да никак!

МАРКИЗ
В родные пенаты потянуло? Каникулы? Столица надоела? Домой в захолустный, хоть и областной центр, какого рожна?
СЕВА
Такова - се ля ви. 

МАРКИЗ
Бросил свой мединститут?

СЕВА
Нет - в академическом.

МАРКИЗ
Пошли ко мне: посидим полялякаем за бутылочкой…

СЕВА
Я сейчас на нуле.

МАРКИЗ
У меня все есть.

Маркиз обнимает Севу за плечи и ведет его по улице.

ИНТ. КОМНАТА МАРКИЗА – ДЕНЬ

На диване у журнального столика с наполненными вином бокалами в руках сидят Маркиз и Сева.

На журнальном столике початая бутылка вина и ваза с печеньем.
 
СЕВА
А у вас, что нового старого?

МАРКИЗ
А ничего, живем помаленьку, какие у нас тут развлечения на периферии у провинциалов? Пьем, как и все кругом. 

СЕВА
Как там наши ребята? Вертинский, «Лютый», «Партизан», ты?
 
МАРКИЗ
Вертинский уже не Вертинский.

СЕВА
А кто?

МАРКИЗ
«Пивец».

СЕВА
По стопам однофамильца пошел, поет?

МАРКИЗ
Не Певец, а от слова пить - «Пивец». Пить он начал, как все у нас…  К сожалению, не как раньше, а как лошадь.

СЕВА
А что случилось?

МАРКИЗ
Выгнали его из института. Если не поступит осенью в какой-либо ВУЗ, то в армию загребут.

СЕВА
А «Лютый»?

МАРКИЗ
Еще хуже! После техникума в  армии служил, демобилизовался и вот уже как год в «гортопе». Пьет беспробудно!.. На какие деньги неизвестно…

СЕВА
А что такое «гортоп?»

МАРКИЗ
Так в своем кругу мы называем тунеядцев, сокращенное, от - по городу топать. Есть еще шлифовщики 7-го разряда, от -  семь дней в неделю ногами шлифуют асфальт. Сейчас появились «экологи», «зеленые», специалисты по таре и упаковке, в смысле - бутылки собирают, макулатуру. Модельеры - старые поношенные вещи с помойки перешивают и на себя одевают. А как у вас в столице называют тунеядцев?

СЕВА
Как-то называют, но на слуху два. Без определенного места жительства – Бомж и бывший интеллигентный человек, ставший тунеядцем -  Бич. Я сейчас Бич.

ЛЮТЫЙ
Значит Пивец и Лютый твои коллеги - Бичи. А «Партизан» получается - «гортоповец».

СЕВА
Партизан! А что с ним случилось? Он же звезда нашего областного хоккея!

МАРКИЗ
Да, недавно он играл в хоккей за команду мастеров, но получил травму несовместимую с большим спортом. С хоккеем ему пришлось закончить. Кому он теперь нужен, без специальности, без образования? Вот - пьет…  Второй год, как тунеядец… Живет на мамину пенсию. Жена сбежала через месяц, как только его из команды отчислили за ненадобностью.

СЕВА
А ты где? Учишься, работаешь?

МАРКИЗ
(стыдливо опустив глаза)
Учусь…  На торгово-экономическом… Бухгалтером буду…

СЕВА
Там же одни девочки! Куда ректор смотрел? Запустили козла в огород!

МАРКИЗ
Это идея моего бати. В стране развитого социализма, где всё сплошной дефицит, торговля - самое «хлебное место». Уж, он то, знает! Председатель Облпотребсоюза!

СЕВА
А как у тебя на любовном фронте? Девушка есть?

МАРКИЗ
(грустно)
Есть - Виолетта!

СЕВА
Красавица-блондинка?

МАРКИЗ
Да нет? Не совсем чтобы красавица, немного полноватая, но и не уродина.

СЕВА
А чего так? Ты же творческий человек – артист-художник! Я всегда завидовал твоему воображению, таланту рассказчика и фантазера. Ценителю красоты!

МАРКИЗ
Я с некоторых пор пересмотрел свои понятия о красоте.

СЕВА
Интересно и давно.

МАРКИЗ
Года два.

СЕВА
Ну, рассказывай, как ты дошел до этой жизни.

МАРКИЗ
Это все Партизан. Из-за его конкурса на самую страшную бабу.

СЕВА
Да. Он любитель устраивать различные соревнования. А приз у него всегда был – целый червонец! Помнишь: Кто дальше пальцем выстрелит бычок от сигареты? Кто больше отожмется, быстрей добежит?
А помнишь на озере: положил червонец на доску и кто быстрей доплывет? Помнишь драку в воде?.. Червонец утопили и сами чуть не утопли.

МАРКИЗ
(глядя на пальцы правой руки)
Кто дольше всех спичку продержит горящую…

СЕВА
Ну и кто победил на самую страшную бабу?

МАРКИЗ
Я… Победил и стал другим человеком.

СЕВА
Ну-ка! Ну-ка! Не тяни!

МАРКИЗ!
Так вот, собрал Партизан у нашего кинотеатра весь местный «гортоп» и достает из кармана пачку червонцев. Все, мол, откуда деньги? А он, мол, свою хоккейную амуницию продал. И делает громогласное заявление: объявляю на поселке конкурс на самую страшную бабу. Приз - бутылка водки и бутыль шампанского!

СЕВА
Даже шампанское?

МАРКИЗ
Так вот. Назначил «жюри»: Партизан председатель, Пивец и Лютый члены. Дату, время  и место проведения определил. Десять бойцов вызвалось! Две бутылки! Почти червонец.

СЕВА
Червонец - это его стандарт.

МАРКИЗ
И мне, как самому молодому предложил поучаствовать…  Я должен был вести по «подиуму» около кинотеатра «Ракета» претендентку в 19-00 последним. 

СЕВА
Это он, наверное, из-за жены, что от него ушла? А в чем суть конкурса?

МАРКИЗ
Суть? Провести претендентку, как бы ненароком мимо лавочки около нашего кинотеатра «Ракета». Но это еще не всё! Надо завести ее в «номера». (Ты же знаешь эти сарайчики во дворах домов на  ул. Фабричной.) И еще условие: обязательно «трахнуть» претендентку на самую страшную бабу  в одном из «номеров». Потом получаешь приз и делай с ним что хочешь.

СЕВА
Ну и где, ты, нашел самую страшную «бабу»?

МАРКИЗ
Я живу недалеко от общаги нашего завода. От кого-то слышал, что там живет «Кракалыга». Страшная - страшнее не бывает!  Что любит выпить и не старая. Что ж, думаю, попробую. Две бутылки! Почти червонец! Предложу ей шампанское, себе за труды водку.  Тем боле конкурс в воскресенье, делать все равно нечего, а так, будет чем заняться.

Маркиз встает с дивана и, театрально сложив руки на груди, поднимает голову.

ТИТРЫ: Глава 1, «Кракалыга»

ИНТ. ВЕСТИБЮЛЬ ЖЕНСКОГО ОБЩЕЖИТИЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Маркиз подходит к столу вахтерши, суровой женщине (ВАХТЕРША) лет пятидесяти.

ВАХТЕРША
(грозно)
Стоять! Тут женское общежитие. Вам кого?

МАРКИЗ
(шутливо, поправляя галстук)
А вы, девушка, кого посоветуете?

ВАХТЕРША
(соображая)
Не поняла.
(весело смеется)
Молодец! Это ж надо – «Кого посоветуете?»
(через паузу)
Так кого, я хочу тебе посоветовать?

МАРКИЗ
(мнется)
Мне надо с одной дамой побеседовать.
(деликатно наклоняясь к вахтерше)
У нее прозвище своеобразное – неприличного созвучия.

ВАХТЕРША
(задумчиво)
Её случаем не «Кракалыга» величают?

МАРКИЗ
(подобострастно согнувшись)
Спасибо, что избавили меня от произнесения этого неблагозвучного слова.

ВАХТЕРША
А ты артист!

МАРКИЗ
(скромно)
Не совсем. Я руководитель нашего заводского самодеятельного драмкружка, а мне говорили что…  В сценарии есть дама с очень своеобразной внешностью… А гримера у нас нет…

ВАХТЕРША
Сейчас.
(останавливает, проходящую мимо девушку)
Микульская! Любу из пятнадцатой, позови.

Девушка кивает головой и поднимается по боковой лестнице.

ВАХТЕРША
Погуляй тут. Она, кажись, дома.
(сокрушенно качая головой)
Своеобразная внешность…

Маркиз прогуливается по вестибюлю, разглядывая стены и доску объявлений.

По лестнице в вестибюль спускается молодая двадцать лет девушка ЛЮБА, среднего роста, стройная, с приятным в профиль лицом. Девушка прикрывает правой рукой правую сторону своего лица.

Сева наблюдает за девушкой. Кривит недовольно лицо, и потихоньку пятясь, пытается уйти.

ВАХТЕРША
Молодой человек! Вот ваша Люба. Прошу любить и жаловать.

Вахтерша встает, берет за левую руку Любу и подводит ее к остановившемуся Маркизу и уходит к своему столу.

Маркиз, вытаращив, от испуга глаза пятится назад.

Почти вся левая половина лица у Любы сплошнее родимое пятно - гемангиома,  из которого торчит выпученный, без ресниц и бровей глаз и вместо уха бесформенная блямба.

Маркиз инстинктивно отворачивается. Подумав, поворачивается к Любе и, стараясь на нее не смотреть, подает руку для приветствия.

МАРКИЗ
Олег.

ЛЮБА
(горько усмехаясь, подает руку)
Люба.

НАТ. ТРОТУАР У ОБЩЕЖИТИЯ - ДЕНЬ

Маркиз, идет с Любой вдоль общежития, придерживая её за левую руку.

МАРКИЗ
Ты, знаешь, что, в одном из ракурсов, ты не красавица. А заработать на своем, как бы сказать, внешнем виде - можно. Хочешь?

ЛЮБА
Хочу!

МАРКИЗ
(замявшись)
У нас тут конкурс…

Маркиз и Люба идут по тротуару.

Маркиз что-то оживленно говорит, с опаской посматривая на
Любу.

Люба внимательно слушает и с интересом разглядывает Маркиза.

ЛЮБА
А «пойло» кому?

МАРКИЗ
Мне.

ЛЮБА
А мне что?

МАРКИЗ
Предполагается, что претендентка, на это звание и знать не будет о конкурсе, что она будет думать, что идет на… «занятие любовью» добровольно.

ЛЮБА
Сучка идет на случку…

МАРКИЗ
Ну, зачем ты так! Мы зайдем в «номера», посидим минут пять, якобы мы «занимаемся любовью» (Ну не будут же они со свечкой стоять!) - и все! Тебе шампанское, а мне водка!
(размышляя)
Надо для достоверности тебе завтра розочку купить…

ЛЮБА
Да ладно тебе! И ромашки с клумбы хватит!
(весело)
А ты молодец, так прямо, откровенно, честно, без выкрутасов! Уважаю таких людей!

МАРКИЗ
(скромно)
Мне мама с детства говорила, что врать - не есть хорошо. С правдой легче жить и без опаски можно шагать по жизни.

ЛЮБА
(ни капельки не смущаясь)
Конкурс говоришь: на самую страшную бабу.
(улыбаясь)
Не волнуйся, Олег, первое место наше. А когда конкурс?

МАРКИЗ
В воскресенье. Я за тобой зайду в 18-00 на вахту.
(опешив)
Так ты, что, согласна!

ЛЮБА
(мечтательно)
Просто пройтись по подиуму под ручку с красивым, модно одетым, статным парнем и с розочкой в руке?.. 
(облизываясь)
А еще и заработать за это бутылку шампанского?
(весело разводя руки)
Халява, сэр!

Люба целует легонько растерянного Маркиза в левую щеку и убегает.

НАТ. ТРОТАУР У ПРОЕЗЖЕЙ ЧАСТИ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Люба и Маркиз, с левой стороны от нее, идут вдоль территории  общежития.

МАРКИЗ
Ты в театры ходишь?

ЛЮБА
Не часто.

МАРКИЗ
Я тоже.

ЛЮБА
Но очень люблю слушать каждый день по радио – на УКВ передают постановки московских театров.

МАРКИЗ
(удивленно)
Ты знаешь, я тоже частенько слушаю.

ЛЮБА
Мне нравятся постановки театра на Таганке. Особенно по пьесам Бертольда Брехта: «Мамаша Кураж», «Трехгрошовая опера», «Кавказский меловой круг», «Добрый человек из Сычуани»…
(срываясь от волнения, цитирует)
«Я иду к тому, кого люблю,
Я не знаю: плохо это или хорошо,
Я не хочу высчитывать сколько это стоит,
Я не хочу знать: любит ли он меня,
Я иду к тому, кого люблю»…

МАРКИЗ
(вдохновенно)
Ты знаешь, всё, что он написал - шедевры! Бертольд Брехт - это моё всё! Это мой идол, мой кумир!.. А какие у него стихи! Я даже книгу Антология Мировой Литературы о нем «стибрил» в библиотеке.

ЛЮБА
А у меня книга из серии  «Жизнь замечательных людей» про Бертольда Брехта есть… Писателя не помню, кажется, Лев Кассиль.

МАРКИЗ
Лев Копелев. У меня тоже эта книга есть.

ЛЮБА
А музыка Курта Вайля к его пьесам: ужас! Аж, мурашки по коже!

МАРКИЗ
Да.
(поет)
«А ночь ушла на суд…»
Точно! Мороз по коже! Продирает - насквозь! У Брехта все запредельно – все человеческие чувства!

ЛЮБА
Как у Достоевского.

МАРКИЗ
Ты и Достоевского читала?

ЛЮБА
И сейчас читаю. Братья Карамазовы.

МАРКИЗ
Слушай!.. И я! А ты, может, и поэзией интересуешься? Кого ты больше всего любишь?

ЛЮБА
Есенина. «…Дай Джим на счастье лапу мне…»

МАРКИЗ
(перебивая)
«…Ты за меня лизни ей нежно руку, за то, в чем был и не был виноват».

ЛЮБА
И еще мне нравится… Только не помню кто написал:
«Слова имеют тоже достоверность
Но вместо терпких исповедей вслух
Ты вникни в откровенность
Моих уставших рук и этих близких рук.
К моим глазам прислушивайся чаще,
Когда с тобою рядом мы стоим
И ты поймешь, что все слова о счастье
Ничто перед молчанием моим»…
Только не помню, кто написал…

МАРКИЗ
Геттенуев.

ЛЮБА
Еще Ахматову:
О боже, за себя я все могу простить!
Но лучше б ястребом ягненка мне когтить
Или уснувших жалить в поле
Чем человеком быть и видеть поневоле,
Что люди делают. И сквозь тлетворный срам
Не сметь поднять глаза к высоким небесам!

МАРКИЗ
По-моему это стихи Цветаевой.

Маркиз и Люба идут по тротуару и  о чем-то говорят.

Встречные прохожие проходящие справа обращают на них внимание, некоторые с удивлением смотрят им вслед.

Около газетного киоска Маркиз останавливается и останавливает Любу. Выглядывает из-за киоска. Поворачивается к Любе.

МАРКИЗ
(удивленно, с нескрываемой грустью)
Ты, знаешь, Люба, а пятно это твое злосчастное, я уже не замечаю…  Я вижу несчастную девушку - умную, трогательно-наивную блондинку с симпатичной фигуркой и завлекательной попкой.

ЛЮБА
(нарочито грубо)
Ладно. Не бойся ты за свою водку! Где «Жюри?»

Маркиз показывает на лавочку у входа в кинотеатр.

На лавочке, откинувшись на спинку, с дымящимися сигаретами, сидит «жюри»: ЛЮТЫЙ мужчина лет двадцати трех, ПИВЕЦ мужчина двадцати пяти лет с галстуком бабочкой и двадцативосьмилетний среднего роста, атлетического сложения мужчина (ПАРТИЗАН). «Жюри», одобрительно кивая головами, провожает взглядом маленького метр пятьдесят ростом гонористого чернявого парня с высокой за метр восемьдесят грузной, шагающей, словно утка вразвалочку, дамой лет двадцати пяти.

Маркиз смотрит на наручные часы.

На циферблате: 19-00
 
МАРКИЗ
(с досадой)
Черт! Жюри слева от нас! Ракурс не тот!

Люба берет под руку Маркиза и ведет к кинотеатру.

ЛЮБА
Не волнуйся. Я все сделаю, как надо! Дай сигарету!

Маркиз удивленно останавливается, пожимает плечами достает из кармана пачку сигарет, извлекает одну и подает Любе.

ЛЮБА
(зажимая сигарету пальцам)
Пошли.

Люба и Маркиз проходят мимо кинотеатра.

«Жюри» с деловым, оценивающим видом смотрят на них.

Люба останавливается, делает жест ладонью Маркизу: подожди. Поворачивается и подходит к лавочке. 

ЛЮБА
(к «Партизану»)
Разрешите прикурить?

Лютый и Пивец испуганно тараща глаза, вжимаются в спинку лавки.

Партизан вежливо встает.

ПАРТИЗАН
(хладнокровно, не отводя глаз)
Пожалуйста!
(протягивает дымящуюся сигарету Любе)
Вы не так прикуривайте: надо не от себя, а в себя.

Люба быстро отходит от Партизана, берет под руку довольного Маркиза и продолжает с ним движение по тротуару.

НАТ. ДВОР ДОМА У ЧАСТНОГО СЕКТОРА – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

За столом в беседке сидят, склонив головы, искоса поглядывая по сторонам, члены жюри, изображая игру в карты.

У последнего подъезда сидит группа молодых и не молодых людей, с интересом поглядывающих в сторону сараев.

Между панельным домом и домами частного сектора – пронумерованные сараи.

К одному из сараев подходят, держась за руки, Маркиз и Люба.

На сарае под номером 15, на торчащем гвозде, висит ключ.

Маркиз снимает ключ и открывает дверку. Отступает в сторону и, заговорщицки подмаргивая глазом, делает пригласительный жест Любе.

ИНТ. ВНУТРЕННЕЕ ПОМЕЩЕНИЕ САРАЯ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Маркиз и Люба заходят. Маркиз прикрывает дверь.

Слева топчан, накрытый простыней.

Справа стол. На столе стоят бутылка водки «Российская» с длинным горлышком и бутылка «Советское шампанское».               

МАРКИЗ
Посидим минут пять.

ЛЮБА
(возмущенно)
Как это посидим?
А второе условие? Так не честно!

Люба снимает платье, трусики и, немного поразмыслив, повернула голову влево, потом вправо, голая ложится на топчан правой щекой к стенке, прикрывая гемангиому ладонью правой руки.

На топчане лежит красивое, стройное тело девушки, с очень симпатичным милым профилем.

Маркиз задвигает щеколду, быстро раздевается.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. КОМНАТА МАРКИЗА – ДЕНЬ

На диване у журнального столика с наполненными вином бокалами в руках сидят Маркиз и Сева.

На журнальном столике пустая бутылка вина и ваза с печеньем.

МАРКИЗ
Я выполнил второе условие и с превеликим удовольствием! И не один раз… Молодой был. Восемнадцати не было.  Тогда, да и сейчас: «ты мне, как только, так я сразу»…

Маркиз грустно вздыхает.

СЕВА
А сейчас тебе сколько?

МАРКИЗ
Двадцать. А что?

СЕВА
Да. Ничего. А дальше…

МАРКИЗ
Она, пока мы на остановку шли, молчала, очевидно, ждала, что я что-нибудь ей скажу.
(виновато бросая взгляд на Севу)
Но я не сказал. Привел я ее на остановку троллейбуса, а тут как раз ее четвертый номер подходит. Посадил… 
(грустно вздыхая)
А сумочку, со своей заработанной бутылкой шампанского, она мне всучила, когда залезала в троллейбус.
Я видел, как она, уткнувшись в заднее стекло, смотрит на меня. Мне даже показалось, что у нее на глазах были слезы… Больше, я ее не видел…
(задумчиво)
Я после «Кракалыги» понял одно. Внешность не главное. Главное человек! В любом, при желании всегда можно найти какую-то изюминку: изгиб губ, глубину и цвет широко раскрытых глаз, лебединая шея, грудь, стройная хрупкая фигурка… Соблазнительная попка, наконец… Я конечно красавиц не пропускаю без внимания. Но и не делаю большого различия между женщинами - красивая она или некрасивая.  Я ко всем сейчас отношусь одинаково тактично, со вниманием и пониманием…

СЕВА
А что ты там насчет того, что тебе мама в детстве говорила про правду-матку? Я насколько знаю…

МАРКИЗ
Моя мама умерла при родах… моих…   А правду говорить, меня - пятиклассника, научила одна очень серьезная тетенька…

ТИТРЫ: Глава 2, Тетенька

НАТ. ГОРОДСКАЯ АЛЛЕЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

По широкой дороге с гордой осанкой, величаво шествует с розочкой в руке, в красивом гофрированном платье, строгая, в очках, интеллигентная, сорокапятилетняя женщина (ТЕТЕНЬКА).

Женщина приветливо улыбается прохожим.

Прохожие, проходящие мимо ее, оборачиваются и, глядя ей вслед, беззвучно прыскают в кулак, вытаращив глаза.

Навстречу женщине идет с портфелем мальчик (СЕВКА).

Мальчик проходит мимо женщины и оборачивается, глаза его округляются.

Край подола платья на пояснице женщины зацепился за резинку панталон асфальтной - небесного цвета. Видна оголенная нога до резинки колошины  панталон  обтягивающей бедро.

Севка догоняет и, нерешительно осторожно касаясь ее руки, останавливает женщину:

СЕВКА
Тетенька, извините, у вас платье на спине…   

Женщина поворачивает голову назад.

Проводит по спине рукой, нащупывает рукой край зацепившийся за резинку панталон подол платья. Выдергивает зацепившийся край подола, поправляет платье, поворачивается к Севке.

ТЕТЕНЬКА
(всплескивая ладонями рук)
Ой! Мальчик! Спасибо, милый! Какой ты хороший! Здоровья тебе и родителям твоим! Ведь всегда выходя из дома, привожу себя в порядок!.. Почти всю улицу прошла!.. Человек двадцать встретила! И никто не подсказал! Никто! Ужасно! Ты один! Спасибо тебе. Ой! Ну что тебе такого хорошего сделать?
(залезает в сумочку, достает купюру и протягивает ее Севке)
Вот тебе десять рублей. Бери, мальчик! Мороженое купи, конфет шоколадных, в кино сходи.
   
КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. КОМНАТА МАРКИЗА – ДЕНЬ

На диване у журнального столика сидят Маркиз и Сева.

На журнальном столике пустая бутылка вина и ваза с печеньем.

МАРКИЗ
Мне тогда было лет десять-одиннадцать. Пионер – всем ребятам пример! Это, казалось бы, незначительное происшествие, вернее, этот случай определил мое понимание жизни в дальнейшем. Я понял, что говорить, иногда, правду надо, какой бы она не была неудобной. За это иной раз и страдаю,  но в основном она мне помогает и спасает… на «любовном фронте»…

Звучит телефонный звонок. Маркиз поднимается и идет к телефону.

МАРКИЗ
(в трубку телефона)
Привет, Партизан… Хорошо… Я не один… Сева объявился… Сейчас будем.

Маркиз кладет трубку и вопросительно смотрит на Севу.

Сева быстро поднимается с дивана.

ИНТ. КУХНЯ В КВАРТИРЕ ПАРТИЗАНА - ДЕНЬ

За накрытым столом с нехитрой закуской и с шестью бутылками дешевого плодово-ягодного вина, сидят Сева, Пивец, Лютый, Маркиз и Партизан.

СЕВА
Давно вас не видел. Чем живете?

ПАРТИЗАН
Деньги есть, тем и живем. –

СЕВА
Тогда, значит, пьете?

ПАРТИЗАН
А ты?

СЕВА
А что я? Что больше делать, как не пить? Спортом, как ты когда-то, заниматься? Поздновато. Да и где? Науками заняться? Лень. Влюбиться? Не везет!

ЛЮТЫЙ
Тебе? Не везет?
 
СЕВА
Да, мне. Молодому, здоровому, пока красивому. Не везет. Убиваю время, как и вы. А летит оно быстро у влюбленных или пьяниц.

ПИВЕЦ
(разливая в стаканы вино)
Каждому свое: «еден дас зайне». У каждого свой смысл в жизни. У нас убийство времени.

СЕВА
А работа?

ПАРТИЗАН
Работа? Сравнил. Работа есть работа… Если она не в тягость… У меня была работа – хоккей, единственное место где я себя чувствовал человеком. Да! Придется идти на родимый завод… Без коллектива не могу! Это с древних времен у нас в крови – стадный образ жизни. А, давай выпьем!

ЛЮТЫЙ
Правильно. Давно пора! 

МАРКИЗ
Прекрасная мысль, подкупающая своей новизной. Главное - глубокая.
(как тост, поднимая стакан)
За наши двадцать с чем-то! За начало зрелости и конец мечтам!

Маркиз выпивает свой стакан, передергивается, кривится и лезет за капустой.

Все тоже пьют, тоже передергиваются.

ПАРТИЗАН
(скривившись)
Кто только пьет такую гадость?

ЛЮТЫЙ
Надо на водку переходить.

ПИВЕЦ
На водку? Нет. Не буду. Мне главное не качество, а количество. Сам процесс. Чем больше волью, тем лучше себя чувствую. А водка? Все дорожает и дорожает. Где родимый «каленвал» по три шестьдесят две? Пшеничная, Российская по четыре двенадцать. Это же три, а то и четыре бутылки вина! Раньше водка была, чем-то земным и близким, а сейчас чем-то воздушным, а коньяк вообще космическим, неосязаемым! Самый дешевый болгарский коньяк «Плиска» - семь рублей! 

ПАРТИЗАН
(к маркизу)
Ну, что Маркиз давай!

МАРКИЗ
Что давай?

ПАРТИЗАН
Рассказывай, где ты «отирался»? Что-то давно не было видно? Опять что-нибудь на любовном фронте?

Маркиз, огорченно махает рукой и задумчиво, вздыхая, глядит на стоящую перед ним бутылку.

Пивец, кивая в сторону поникшего Маркиза, заговорщицки подмаргивает остальным, прижимая палец к своим губам.

ПИВЕЦ
(к Маркизу, печально)
Ты, что заболел? Что с тобой?

МАРКИЗ
Ничего. Так…

ПИВЕЦ
Так расскажи. Ты это умеешь. Я люблю тебя слушать. Иногда даже слезу из меня вышибаешь!
 
МАРКИЗ
Нечего рассказывать…
(постепенно, распаляясь)
Вы же знаете мою Вальку? Приперся я к ней в общагу, в прошлую пятницу, а ее нет. Она знала, что я приду и, наверное, смылась. Назло. Слонялся  я по общежитию. Меня там все знают. А у меня на кармане бутылка. Зайду в одну комнату, посижу, в другую. Ну, никто со мной из девушек компанию составить не хочет! Ходил я, зевал…

ТИТРЫ: Глава 3, Виолетта

ИНТ. КОРИДОР В ОБЩЕЖИТИИ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ

По коридору идет Маркиз.

Комната №45 открывается и из нее выходит молодая 25 лет ДЕВУШКА и чуть не сталкивается с Маркизом.

МАРКИЗ
(останавливаясь, галантно склонив голову)
Пардон, мадам!

ДЕВУШКА
(жалостливо глядя на Маркиза)
Олежек, ты чего, тут, шляешься, как неприкаянный. Иди в сорок пятую.
(указывая на дверь комнаты, из которой только что вышла)
Там тоже девушка скучает. К тому же к тебе не безразличная.

МАРКИЗ
Спасибо.

Маркиз поправил галстук, одернул пиджак и, пнув ногой дверь, заходит в комнату №45.

ИНТ. КОМНАТА ВИОЛЕТТЫ – ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За столом сидит полноватая лет двадцати трех, со скучающим выражением лица, девушка (ВИОЛЕТТА) и читает книгу.

На обложке книги фамилия автора: Мопассан.

Заходит Маркиз с дымящей сигаретой в зубах. Небрежными жестами поправляет прическу и пиджак.   
 
МАРКИЗ
Можно я посижу у вас минут  десять, посмотрю, как вы читаете?

ВИОЛЕТТА
(через паузу, пренебрежительно)
Я, пьяниц, не люблю и прошу вас не мешать и удалиться из помещения.

Маркиз подходит к столу и, ничего не говоря, достает бутылку портвейна и ставит на стол. 

ВИОЛЕТТА
(смотрит на бутылку, милостиво)
Ладно, посиди минут пять.

Виолетта выдвигает в столе шуфлядку и достает два стакана. Ставит их на стол.

Маркиз садится за стол и наливает по полному стакану.

Виолетта молча берет стакан с вином и медленно выпивает.

ВИОЛЕТТА
(причмокнув,  с отвращением)
Фу, какая гадость!
(небрежным движением руки вырывает изо рта Маркиза окурок, затягивается)
А теперь можешь валить отседава.

МАРКИЗ
(возмущенно)
Это же портвейн! По рубль сорок семь! Не какое-то «чернило» фруктовое в рубль две!

Маркиз поднимается, заходит сзади Виолетты, хватает ее за волосы, перегибает голову через спинку  стула и всасывается в ее губы.

ВИОЛЕТТА
(высвобождаясь и отталкивая от себя Маркиза)
О! А ты неплохо целуешься!

МАРКИЗ
(самодовольно, сощурив глаза)
Еще лучше целуюсь, находясь в горизонтальном положении.

ВИОЛЕТТА
Как это?

МАРКИЗ
А вот так!

Маркиз хватает в охапку Виолетту, бросается вместе с нею  на кровать.

ВОЛЕТТА
(сталкивая Маркиза на пол)
Поняла!
(встает, поправляя прическу) 
А ты, наглец!

МАРКИЗ
(лежа на полу)
Ну, так мы с тобой до чего-нибудь договоримся?

ВИОЛЕТТА
Не знаю. Наверное, нет.

МАРКИЗ
Так какого черта  ты пила мой портвейн?

ВИОЛЕТТА
Какой ты прыткий! Все тебе сразу давай! Садись, поиграем в дурака. Если выиграешь - посмотрим…

Маркиз и Виолетта садятся за стол.

Виолетта раздает карты.

Маркиз и Виолетта разбирают карты и, сосредоточенно глядя в них, начинают играть.

ВИОЛЕТТА
(кидая семерку, как бы, между прочим)
А, Валька не дура…  Ты ничего, симпатичный и руки у тебя горячие и не потные…

МАРКИЗ
(покрывая семерку десяткой и глядя в карты)
Аппетитная ты женщина, как пирожное!

ВИОЛЕТТА
(как бы, между прочим, бросая взгляд за спину Маркиза)
А вот на той кровати у окна - я сплю.
 
Виолетта кидает еще семерку.

Маркиз тянет битку и, оборачиваясь, кидает взгляд на кровать. 

МАРКИЗ
Широкая.

ВИОЛЕТТА
(глядя в карты)
Комендант в одиннадцать всех посторонних из общаги выгоняет… Девочки придут со второй смены в час ночи.

МАРКИЗ
Что ж не плохо, сейчас пол одиннадцатого.

ВИОЛЕТТА
(бросая взгляд на окно)
А вот тут, напротив окна, пожарная лестница.

За окном на треть окна по высоте виднеется пожарная лестница.

Виолетта кидает девятку.

Сева, морщась, тянет взятку. 

МАРКИЗ
(делано-равнодушно)
А что, окно открывается?

ВИОЛЕТТА
Ага.
(внимательно разглядывая карты)
Если постучать.

МАРКИЗ
Три раза?

ВИОЛЕТТА
Можно и три.

МАРКИЗ
В одиннадцать?

ВИОЛЕТТА
(задумчиво глядя в карты)
Да, в пол двенадцатого.

Осторожно заходит короля.

Маркиз кроет короля тузом.

Виолетта в восторге подпрыгивает и азартно забрасывает Маркиза тузами и весит ему погоны.

ВИОЛЕТТА
(хохочет)
Дурак!

Маркиз расстроенный тупо смотрит на карты и на «погоны».

ВИОЛЕТТА
(прерывая смех, серьезно)
А теперь иди, я не хочу, что бы тебя вместе со мной видели.

МАРКИЗ
До пол двенадцатого?

Виолетта отвернулась и утвердительно кивнула головой.

ИНТ. КОРИДОР В ОБЩЕЖИТИИ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Маркиз закрывает дверь и идет к выходу с этажа. Останавливается и, вжав в голову плечи, разворачивается в противоположную сторону, делает движение идти.

На коридор из бокового выхода с этажа выходит симпатичная блондинка 19-ти лет (ВАЛЬКА).

ВАЛЬКА
Олег! Стоять! Смирно! Ко мне!

Маркиз медленно, нехотя подходит к Вале.

МАРКИЗ
Добрый вечер Валюша.

ВАЛЬКА
Где твое чернило?

МАРКИЗ
Выпил.

ВАЛЬКА
Без меня?

МАРКИЗ
Да, без тебя.

ВАЛЬКА
(обиженно)
С кем?

МАРКИЗ
Не с такой ледяшкой, как ты.

ВАЛЬКА
(поправляя прическу) 
Вот как – нашел горячую? 
 
МАРКИЗ
Да!

ВАЛЬКА
(чуть не плача)
Ну, так иди к ней греться!

МАРКИЗ
Ну, что ж – я пошел.

Маркиз делает пару шагов.

Валя останавливает Маркиза, схватив за плечо.

ВАЛЬКА
(жалостно)
А кто она? 

МАРКИЗ
(виновато склонив голову, с трудом подбирая слова)
Ты меня извини…  Ты хорошая девушка…  Мне другая понравилась…

ВАЛЬКА
(хватая Маркиза за руку и прижимая её к своей груди)
Обманываешь? Ты специально так говоришь, чтобы меня помучить.
(отчаянно)
А, черт с ним! Будь что будет! Пойдем!

МАРКИЗ
Куда?
 
Валя, словно в бреду, не справляясь с волнением, проглатывая окончания, словно утопающий, хватающийся за соломинку, скороговоркой горячо шепчет.

ВАЛЬКА
Пошли!.. Никого нет!.. Девочки на танцах…  Пошли… Я не могу больше… Я боюсь… Олег… Миленький… Пошли… Ну?

Валя тянет Маркиза за руку.

Маркиз делает шаг за Валей. Испуганно останавливается, вырывает руку и убегает.

Валя стоит, безвольно опустив руки.

На глазах ее слезы.

НАТ. ЗДАНИЕ ОБЩЕЖИТИЯ – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Маркиз стоит, глядя вверх на пожарную лестницу. Подпрыгивает. Хватается за нижнюю перекладину  железной лестницы. Кряхтя и охая, подтягивается, делает «выход силой».

Маркиз лезет вверх по пожарной лестнице. На втором этаже останавливается и стучит три раза в окно.

Загорается свет, открывается окно и выглядывает НЕЗНАКОМАЯ ДЕВУШКА 23 лет.

МАРКИЗ
Здрасте… 

НЕЗНАКОМАЯ ДЕВУШКА
(тяжело вздыхая)
Здравствуйте.

МАРКИЗ
Извините, я, наверное, ошибся?

НЕЗНАКОМАЯ ДЕВУШКА
(указывая пальцем вверх)
Вам надо четвертый.

МАРКИЗ
А это какой?

НЕЗНАКОМАЯ ДЕВУШКА
А это второй!

МАРКИЗ
Спасибо, прелестная незнакомка, а как вас зовут?

НЕЗНАКОМАЯ ДЕВУШКА
Я жить хочу! Меня Виолетта убьет. Пока!

Незнакомая девушка закрывает окно.

Маркиз лезет по лестнице дальше.

Со второго этажа из комнаты, в которую стучался Маркиз, раздается приглушенный закрытым окном дружный дикий хохот нескольких женских глоток.

Под хохот Маркиз обнимает лестницу и испуганно смотрит вниз.

Маркиз глубоко дыша, некоторое время вглядывается в окно. В комнате темно. Маркиз пытается стукнуть в окно ногой. Окно приоткрылось.  Маркиз залезает и становится на подоконник в комнате.

ИНТ. КОМНАТА ВИОЛЕТТЫ – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Тишина. В полумраке видны четыре кровати: три пустые, на одной у окна кто-то лежит.

Маркиз слезает с подоконника, снимает пиджак, вешает на спинку стула.

Маркиз подходит к кровати, хватает край одеяла и резко сдирает его.

На кровати на спине, широко раскинув ноги, лежит в насквозь просвечивающимся пеньюаре Виолетта.

Маркиз резко сдирает рубаху.

По полу рассыпаются пуговицы.

Маркиз хватается за ремень и судорожно дергается. Никак не может расстегнуть ремень.

Виолетта протягивает руку и, небрежно, отбросив руки Маркиза, легко отстегивает ремень, также легко расстегивает ширинку, помогая второй рукой, опускает штаны маркиза вместе с трусами на пол.

ВИОЛЕТТА
(томно)
Не спеши милый… Иди ко мне…

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. КУХНЯ В КВАРТИРЕ ПАРТИЗАНА - ДЕНЬ

Маркиз мечтательно возводит глаза. С жалостью смотрит на всех.

МАРКИЗ
Знойная женщина!

ЛЮТЫЙ
Чего только по пьянке не сделаешь! Я бы по пожарной лестнице… Ни за что! Из-за бабы!

МАРКИЗ
Эх, ты грубиян! Что ты понимаешь в любви!

ПАРТИЗАН
(задумчиво)
Маркиз! Тебя зовут Олег?! Вот не знал! Не понятно? А почему ты такой грустный?

МАРКИЗ
(нехотя)
У нее жених объявился. Старикашка лет тридцати. Лысый. Сегодня узнал. Даже видел его. Он у нее в комнате сидел. Начальник чего-то… Думал сегодня с ней… -

Маркиз отчаянно махает рукой. Наливает стакан вина и выпивает его залпом.         

Пивец, Лютый с Партизаном следуют его примеру. Повисла тишина. Каждый думает о своем.

Сева смотрит в раскрытое окно.

Напротив, в открытое окно, через улицу, в доме, на втором этаже у раскрытого окна, стоит симпатичная девушка, блондинка, лет двадцать и равнодушно смотрит на улицу. Она вдруг раскрывает рот в зевке, даже не заслоняясь рукой, лениво потягивается и опять равнодушно смотрит через раскрытое окно на улицу.

МАРКИЗ
(глядя в окно, к Севе)
Ей, очевидно, как и нам скучно в этот выходной. Вообще-то ничего так - симпатичная. Парень, наверное, есть, который, как и мы, где-то пьет, а вечером придет к ней… Сейчас модно приходить к девушке выпивши…

Лютый вдруг хмыкает.

Все смотрят в его сторону.

ЛЮТЫЙ
(цитирует)
… Где же ты та амбразура,
Которую я должен закрыть?
(сокрушенно качая головой)
Нету сейчас амбразур…
(бросая взгляд на стол, радостно)
Зато сейчас есть вино… Кстати, про вино… Вот я вчера иду и кого вы думаете встречаю?…

Лютый что-то говорит, уставившись мутным взглядом в стол.

Пивец некоторое время слушает Лютого, потом кривится.

ПИВЕЦ
(к Лютому)
Заткнись! Надоел! Что ты все бубнишь и бубнишь: с кем пил, что пил, как пил, сколько пил, когда пил. И до того муторно и нудно, на одной единственной ноте: « У… у… у… у…» Можно сойти с ума!

Лютый не обращая внимания на Пивца, продолжает что-то говорить.

Пивец некоторое время со злостью смотрит на Лютого, потом злорадно ухмыляется, берет тарелку с маринованными грибами, взвешивает ее на руке и закрывает ею рот Лютого.

Пивец с сладострастным интересом растирает тарелкой грибы по лицу Лютого.

Лютый булькает в тарелку, отдирает ее от лица. Ничего не говоря, достает платок и аккуратно вытирает лицо, небрежно бросает платок на стол.

Подумав немного, выплевывает завалявшийся во рту гриб и поворачивается к Пивцу.
 
Пивец с любопытством наблюдает за Лютым.

Лютый с размаху бьет Пивцу по зубам.

Пивец сваливается со стула на пол, лежит некоторое время не шевелясь, нехотя поднимается и бросается на Лютого.

Лютый и Пивец, обхватив друг-друга, валятся на пол.

Маркиз поднимается со стула, пытается их растаскивать.

ПАРТИЗАН
(бьет кулаком в ухо Маркизу)
Пардон, Олежек. Нэ мешай?
 
МАРКИЗ
(бьет Партизана кулаком по лицу)
Плис.

Испуганно смотрит на свой кулак, делая шаг назад.

Партизан удивленно раскрывает глаза, делает движение вперед, вставая, но вдруг махает рукой и принимает исходное положение за столом, отрешенно смотрит на пустую бутылку, полизывая разбитую губу.

Маркиз тоже садится за стол и лениво наблюдает за Лютым и Партизаном, которые возятся на полу.

Сева беззвучно смеется, потирая свои кулаки.

ПАРТИЗАН
(орет)
Хватит!
(стукнув кулаком по столу)
Надоело!

Лютый и Пивец замерли на полу, нелепо обняв друг-друга. Лежат так некоторое время, потом зашевелились.

Лютый поднимается и идет к умывальнику, открывает водопроводный кран и, водой текущей из крана, мочит подбитый глаз.

Пивец сидит на полу, облокотившись спиной о стену, не обращая внимания, что из его разбитого носа течет кровь.

ПИВЕЦ
(страдальчески скривив лицо, отчаянно воет)
Скука… а… а!!!               

КОНЕЦ 3 СЕРИИ



ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий

Оригинальный сценарий сериала



















220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by



   



4-я серия
Студенческие годы
Часть третья
Поход выходного дня

ИНТ. КВАРТИРА СЕМЕЙСТВА КОШЕЛЕЙ – ДЕНЬ

В своем кабинете отец Севы, АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ Кошель, его сын Сева и КОСТЯ молодой человек лет 25-ти.

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(к Косте, с сарказмом)
Вот, Костя, полюбуйся, мой сынок! Новоиспеченный диссидент – сын секретаря райкома!
(к Севе, с укоризной)
Дожились! Позор, на мою седую голову!

Сева стоит, виновато склонив голову.

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(продолжая, к Косте)
Тебе нужен медработник?
(к Севе)
Вот он – пока ещё студент медицинского института.
(к обоим)
Знакомьтесь! А я пойду – дела.

Анатолий Иванович выходит из кабинета.

КОСТЯ
(протягивая руку)
Секретарь комитета комсомола завода Константин, лучше Костя.

СЕВА
Сева.

КОСТЯ
(улыбаясь)
Ты, какой диссидент – «сидент», «отсидент», «несидент»? 

СЕВА
Пока еще «несидент».

КОСТЯ
А как ты в эту когорту отщепенцев попал?

СЕВА
Неудачно пошутил. Язык мой – враг мой. Теперь буду знать, где, кому, и что говорить.

КОСТЯ
Ну-ка расскажи…

СЕВА
Давай для начала присядем.

Сева и Костя присаживаются на стулья стоящие у письменного стола Анатолия Ивановича.

СЕВА
Чего она прицепилась ко мне – не знаю? Преследовала меня повсюду. Сокурсница… Тощая… Как сморчок – «Ни сиськи, ни письки и попка с кулачёк», одна  тоска -  «Доска - два соска». Личико вроде ничего, но…  На лекциях рядом со мною старалась сесть. И все с вопросами. Про роль личности в деле революции, про мораль социалистическую, про гнилой запад и т.д. и т.п. Надоела!

КОСТЯ
Так, все-таки баба! Шерше ля фам!

СЕВА
Сидим как-то на лекции. История КПСС. Тема - коммунистическое общество. Как мы там при коммунизме будем жить, работать, творить и т. п.

Сева грустно улыбается, что-то вспоминая.

ТИТРЫ: Глава 1, Как я стал диссидентом

ИНТ. АУДИТОРИЯ ДЛЯ ЛЕКЦИЙ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

МАССОВКА. На верхнем ярусе среди студентов сидят ЛИЗА худенькая в очках девушка лет 22-х  и Сева.

За кафедрой пожилой преподаватель 60-ти лет (ЛЕКТОР), уткнувшись в конспект, монотонно читает текст.

ЛЕКТОР
При коммунизме люди будут работать в сутки всего лишь четыре часа. Остальное время будет человеку отдано на его любимые занятия: спорт, театр, творчество, науку и прочее…

ЛИЗА
(наклоняясь к Севе, шепотом)
Сева, а как ты, понимаешь роль женщины, ее значение при коммунизме?
         
СЕВА
(серьезно, глубокомысленно, тихо)
Женщина всегда была принадлежностью мужчины и сексуальной утехой сильного пола. Во все цивилизованные времена она не считалась человеком, а была лишь средством для продолжения рода человеческого. Возьмем,  к примеру; Японию…

ЛИЗА
(перебивая)
История меня не интересует. Как при коммунизме?

СЕВА
При коммунизме? Хорошо…
(бросив взгляд на лектора)
Отработал я свои положенные четыре часа. Поиграл в теннис, поплавал в бассейне и домой.

Лиза поправляет очки и с глубоким вниманием готовится слушать Севу.

СЕВА
(продолжая, очень серьезно)
Беру пульт. Нажимаю пару кнопок, а из стенки выдвигается поднос… А на подносе, как обычно - сто грамм, огурчик малосольный и  бутерброд с колбаской.

Лиза, снимает очки и, прищурив близоруко  глаза, с недоумением смотрит на Севу.

СЕВА
(продолжая)
Выпил, закусил. Подумал. Опять кнопку нажал – еще сто грамм, огурчик и бутерброд на подносе из стены выползают.
(мечтательно прикрыв глаза)
Кнопку нажал – диванчик выдвигается, музыка играет. Классическая…
(сладко вздыхая)
Лег, подремал полчасика.
Просыпаюсь. Нажимаю еще пару кнопок – прилетает  прямо к окну перолет.

Лиза переводит взгляд на лектора и нервно постукивает пальцами правой руки по парте.

СЕВА
(продолжая)
Открываю окно, сажусь в перолет, лечу в резервацию.
(одухотворенно, страстно, мечтательно)
А там, в чудесных загончиках, типа электропастух, на прелестных зеленых лужайках, пасутся женщины – молоденькие самочки, не старше двадцатипяти лет. У каждой на спине, ближе к попке, номерок приклеен…

Лиза в ужасе широко раскрывает глаза и отклоняется, словно защищаясь от удара.

СЕВА
(продолжая)
Так вот, лечу я на бреющем полете и выбираю: какая попка мне больше нравится.
(деловым тоном)
Номера, понравившейся попки и загона, где эту понравившуюся мне попку увидел, записываю в блокнотик или запоминаю. Прилетаю домой и заказываю себе на ночь.

Лиза, подняв голову, смотрит в потолок, о чем-то нервно размышляя.

СЕВА
(продолжая, окинув взглядом Лизу)
Ее моют, чистят и подают вечером в постель.
(весело усмехаясь)
А утром забирают на размножение…

Лиза, прищурив глаза, зло смотрит на Севу.

СЕВА
(глядя на Лизу и словно оправдываясь)
Это, известная шутка, Лиза! Эту шутливую теорию коммунизма придумали ребята с физического факультета.   

ЛИЗА
(кусая губы и одевая очки)
Я все прекрасно поняла, для чего ты мне ее рассказал.

Лиза складывает в сумку свой конспект и шариковую ручку, встает и, не попрощавшись с Севой, пробирается к выходу поднимая студентов. Звенит звонок об окончании лекции.

Сева, пожимая плечами и снисходительно улыбаясь, смотрит вслед Лизе.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. КВАРТИРА СЕМЕЙСТВА КОШЕЛЕЙ – ДЕНЬ

В кабинете Анатолия Ивановича на стульях сидят Сева и Костя.

КОСТЯ
(весело смеясь)
Ну, я так понял, этим дело не закончилось?

СЕВА
(нехотя)
Через неделю, меня вызывают на комсомольское бюро! Смеху было море! Всем понравилась эта теория, благо бюро было мужским. Но выговор, без занесения в учетную карточку, объявили. Думал все. Нет! В райком вызывают, а там не так думают - антисоветчина!

КОСТЯ
(серьезно, насупив брови)
При Сталине был бы ты на Колыме…

СЕВА
Но сейчас Сталина нет.

КОСТЯ
Нет, но карьеру вот такие дуры могут подпортить…  А, что дальше было?

СЕВА
Так пожурили, погрозили, попугали. Но строгий выговор объявили уже с занесением в учетную карточку. «Накатали телегу» в деканат. А декан - не партийный!.. Перед нашим парторгом ходил на цыпочках. А тот, мужик битый, предложил: или меня отчисляют из института, как диссидента, или я беру академический отпуск. Мол, эта дура в следующем году защитит свой красный диплом и получит направление в какую-нибудь Тьмутаракань. А ты через год приходи. За год всё забудется, утихнет… 
(натянуто бодро)
Что я и сделал – взял академический.

КОСТЯ
Так ты и не диссидент! Ты наш! Из комсомола-то тебя не выгнали! А строгий выговор я с тебя сниму. Становись на время академического отпуска ко мне на учет.

СЕВА
А можно?

КОСТЯ
(по-дружески хлопая Севу по плечу)
Конечно! Кто у тебя папа?! С таким папой всё можно!

СЕВА
Так для этого он меня с тобой познакомил?

КОСТЯ
Не для этого - это моя инициатива. Я к тебе, как к медработнику пришел. Тебе, как неудавшемуся диссиденту, надо развеяться. Наш завод выполнил полугодовой план на 100,2%. Администрация, партком и комитет комсомола решили поощрить наш комсомольский актив, выделили деньги на слет или поход выходного дня.

СЕВА
А я что там должен делать?

КОСТЯ
Ничего! Ходить с медицинской сумкой и отдыхать на природе. У тебя ведь опыт есть. Ты, я знаю, и по рекам ходил на байдарке, и в пешеходные походы, и в горах бывал…

СЕВА
У меня нет медицинской сумки.

КОСТЯ
У нас есть. Я с твоим отцом договорился: возьмешь у водителя его персональной «Волги» аптечку.

СЕВА
А если, вдруг, что случится?

КОСТЯ
А что случится?..
(через паузу, размышляя)
Ну… там по пьянке… руку или ногу, кто сломает?.. Ты, шину наложить, сможешь?

СЕВА
Запросто! А что будет пьянка? А как же моральный кодекс…

КОСТЯ
(серьезно)
Ничто так не сплачивает номенклатурный коллектив, как совместное нарушение морального кодекса коммуниста! Потому, что если вдруг… ежели что… начнешь выступать или высовываться не по делу – всегда можно привлечь. Когда у всех рыло в пуху легче работать и дисциплина крепче.

СЕВА
Понял. А из вещей что  брать?

КОСТЯ
Ничего. Все у нас есть и палатки и спальники, и тарелки и ложки… Да! Кружку, и побольше, на всякий случай, прихвати.

СЕВА
А как насчет женского пола?

КОСТЯ
Этого добра хватает…

СЕВА
А когда ваш слет?

КОСТЯ
В эту пятницу. В восемнадцать ноль-ноль на проходной у «Икаруса». Договорились?

СЕВА
Договорились.

КОСТЯ
Тогда я побежал.

СЕВА
До свидания.

Костя быстро выходит из кабинета.

МАССОВКА. НАТ. СОСНОВЫЙ ЛЕС - ПОЛЯНА У ОБРЫВА РЕКИ – ВЕЧЕР

Группа туристов в количестве двадцати пяти человек в штормовках под руководством лысоватого мужчины крепыша тридцати трех лет (МАРГОЛИН) ставят палатки, разжигают костер, укладывают «квадрат» из бревен (место для сидения вокруг костра), три девушки возятся с продуктами у продуктовой палатки.

По лагерю с медицинской сумкой на плече расхаживает Сева.

Сева подходит к неустановленной до конца палатке, около которой возится, тяжело сопя, толстая в спортивном трико, с отвислым животом, с грубыми чертами лица девушка (ПОПАЛЮЛЯ) 26-ти лет.

СЕВА
Вам помочь?

ПОПАЛЮЛЯ
(поворачиваясь к Севе, продолжая устанавливать палатку)
А ты где живешь? В какой палатке? А то я одна - давай ко мне.

СЕВА
(испуганно, окидывая взглядом)
Нет. Я у Кости сегодня «живу».

ПОПАЛЮЛЯ
(подмаргивая)
Жаль…  А то, ночью заходи…

КОСТЯ
(подходя)
Ивановская!  Прекрати пугать медицину!
(уводя Севу)
Она культурного к себе отношения не понимает. Наша секретарь комсомольской организации литейного цеха. Знаешь, как ее зовут обрубщики?.. Попалюля! А ты, иди лучше поплавай.

К Севе с Костей подходит Марголин с командой в пять человек,

В руке у Марголина эмалированное ведро.

МАРГОЛИН
(к Косте)
Мы за «эликсиром». В Новоселках самая дешевая самогонка - если с их посудой, то рубль.
(приподнимает ведро)
А без посуды, в свою тару – 88 копеек.    

КОСТЯ
Это долго?

МАРГОЛИН
Быстро не ждите, процесс капания «эликсира» в посуду долгий и нудный, требует творческого созерцания и монашеского терпения.
(хитро подмигнув)
Но я Марковну заранее  предупредил и аванс с оказией передал.
(смотрит на ручные часы)
Я думаю, часа два.

Марголин уходит с группой по лесной дороге.

КОСТЯ
Изя Марголин! С ним не пропадёшь! И, что странно, еврей, который пьет водку!  Зам. Председателя Совета физкультуры. Наша знаменитость.

СЕВА
И чем он знаменит?

КОСТЯ
Он знаменит, тем, что открыл единицу измерения количества опьянения на одного человека – «Лигрыл». (Литр на градус на рыло)  Я как-то помогал производить ему сложные расчеты.

Сева весело улыбается, слушая Костю.

КОСТЯ
(продолжая)
Дневная доза Изи - бутылка водки. Значит так, имеем: 0,5 литра, 40 градусов - «температура», в смысле крепость водки и рыло – константа, единица постоянная. 0,5 х 40 = 20. Значит дневная доза 20 Лигрыл. Он никогда ни под каким предлогом ее не превышает, чтобы ни пил. Даже если это пиво, вино, самогонка. 20 лигрыл – норма. А у тебя, Сева, какая норма?

СЕВА
Я вино пью… Это получается: О,75 х 18, примерно 15 этих, как их?.. Лигрыл.

НАТ. РЕКА – ОБРЫВИСТЫЙ БЕРЕГ – ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

Сева спускается с обрыва, раздевается до трусов и бросается в воду.

Сева с шумом плавает вдоль обрыва.

Выходит на берег из воды, оглядывается, снимает мокрые трусы и надевает на голое тело трико и штормовку. Мокрые трусы Сева развешивает на кусте.

Стемнело. Сева идет вдоль берега, отмахиваясь веточкой от комаров.

За кустарником невдалеке виднеется огонек костра.

МАССОВКА. НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВМ ЛЕСУ У РЕКИ - НОЧЬ

Вдоль берега в ряд стоят четыре палатки и лежат перевернутые днищем вверх байдарки.

Вокруг  костра группа из девяти человек сидит на бревнах и поет хором под аккомпанемент играющего на гитаре и поющего басом туристскую песню здоровенного парня лет тридцати (ГРОМИЛА) с огромной бородой.

ГРОМИЛА
(поет)
Раз, два, три, зеленое и голубое…
Раз два три, а в каждой шлюпке трое.
Девять спин, девять спин утомленных работой…

Сева подходит к костру и оглядывает сидящих у костра.

На бревне в стороне от остальных сидит брюнетка 25-ти лет (БЕЛАЯ) и внимательно слушает песню.

Сева, радостно вскидывает брови, задумчиво смотрит на брюнетку.

ТИТРЫ: Глава 2, «Белая»

НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Группа туристов выгружает из «Газона» рюкзаки.

У прислоненных к сосне рюкзака и высокого мешка, в которых упакована байдарка, стоит Белая и развязывает мешок, из которого видны торчащие алюминиевые детали корпуса байдарки.

У машины в штормовках стоит Сева и рядом с ним крепкий мужчина сорока лет (ГЕНА).

ГЕНА
Мы выехали сюда на тренировочный сбор, чтоб потренироваться перед походом. 
(показывая на Белую)
Видишь ту девушку черноволосую?

Белая извлекает из мешка оснастку для сборки байдарки.

СЕВА
Это я с ней поплыву?

ГЕНА
Не поплывешь, а пойдешь! Запомни! Плавает говно, а туристы водники по рекам на байдарках ходят. Будешь у нее матросом.

СЕВА
А это как?

ГЕНА
Ты будешь сидеть впереди байдарки, на месте матроса и грести, а она сзади на месте капитана - рулить. Все ее команды выполнять беспрекословно, а иначе получишь от капитана веслом по башке. Понял?

СЕВА
Понял.

ГЕНА
Так вот, ее зовут Белая.

СЕВА
Это ее фамилия?

ГЕНА
Нет. Ее так зовут.

СЕВА
А почему Белая? Она же черная.

ГЕНА
Она раньше была черная.

СЕВА
(недоуменно)
И сейчас она черная.

ГЕНА

На самом деле она белая, а сейчас она красится.

СЕВА
Красится? Ничего не понимаю!

ГЕНА
Да, красится…
(вздыхая)
Она седая…

СЕВА
Седая! А сколько ей лет?

ГЕНА
Двадцать пять.

СЕВА
Ни хрена себе! А как это она стала седой?

ГЕНА
Она в горах с хлопчиком «радиалку» делала… На всякий случай шли в связке… Соскользнула с тропы и пролетела вниз, но ледорубом успела зацепиться за камень.
Хлопчик пытался за веревку её вытянуть, но силенок не хватило. Она ему приказала: что б он свой конец репшнура зафиксировал за выступ, а сам бежал за помощью в базовый лагерь. Но камень, за который она зацепилась ледорубом, сорвался и она, повисла на репшнуре над пропастью. Минут десять висела…

Сева выдыхает воздух, глаза его округляются.

ГЕНА
(продолжая)
Пока помощь не пришла… Вытащили, а один мудак показал ей репшнур на котором она висела… Там карниз и репшнур, пока она висела, на изгибе перетерся, из всех жил репшнура осталась одна… Белая, глядя на эту тоненькую ниточку, которая спасла ей жизнь, на глазах у всех поседела…  Вот так она и получила прозвище – Белая.

СЕВА
У, козёл…

ГЕНА
Согласен - я козёл!

СЕВА
А ты тут причем? Я не про тебя, а про этого идиота, что ей репшнур показал…

ГЕНА
А я и есть, тот идиот…

СЕВА
Так это ты ей показал!?

ГЕНА
(виновато пожимая плечами)
Я её хотел с чудесным спасением обрадовать…

Сева смотрит на Белую, которая поворачивается к ним.

БЕЛАЯ
(к Гене)
Гена! Ну, где мой юнга!

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

МАССОВКА. НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВОМ ЛЕСУ У РЕКИ - НОЧЬ

Вокруг  костра группа из девяти человек сидит на бревнах и поет хором под аккомпанемент играющего на гитаре и поющего басом туристскую песню бородатого молодого человека.

ГРОМИЛА
(поет)
Раз, два, три, мы прошли по Браславским озерам,
Путь позади, а впереди  ждет нас город…

Сева подсаживается на бревно рядом с Белой.

СЕВА
(тихо, отдавая «честь»)
Здравия желаю, товарищ адмирал!

БЕЛАЯ
(поворачивая голову к Севе, удивленно)
Матрос Сева?
(улыбаясь)
Вольно!

СЕВА
Привет, Белая!  Куда? Откуда?

БЕЛАЯ
Усяжа – Гайна – Березина до Елизово.

СЕВА
Три реки!

БЕЛАЯ
Усяжа впадает в Гайну, Гайна в Березину…

СЕВА
Понял.

БЕЛАЯ
А ты, как здесь оказался?
 
СЕВА
Так, «балдеем». Я с заводскими. А чья это песня?

БЕЛАЯ
(показывая на Громилу)
Может и его. Сейчас почти каждый десятый турист сочиняет песни, или читает стихи под мелодию, как говорит Окуджава или напевает стихотворные репортажи о походе, как Визбор.

СЕВА
А ребята откуда? Акцент у них какой-то непонятный.

БЕЛАЯ
Из Красноярского края.

СЕВА
Ни хрена себе! А ты как к ним попала?

БЕЛАЯ
А я на Саянах с парнем познакомилась, про наши речки, про нашу природу рассказала и адресок свой ему дала.

СЕВА
Ты у них лоцман, проводник и абориген в одном лице?

БЕЛАЯ
Что-то вроде этого.

СЕВА
Ну и как им у нас!

БЕЛАЯ
В диком восторге!

СЕВА
Валя! Выручай! Угости сигаретой!

БЕЛАЯ
Сама хочу курить… Оставила в палатке. Если не лень - сходи. И пачку мне принеси.  В нашей с тобой походной  «Серебрянке». Она там одна… В левом кармашке…
(указывая направление)
Там в конце лагеря. Найдешь.

Сева отходит от костра. Стоит, привыкая  к темноте.

НАТ. ОБРЫВ У РЕКИ – НОЧЬ

Сева стоит, привыкая  к темноте.

При свете луны видны стоящие вдоль берега в ряд палатки.

В конце ряда блестит старенькая четырехместная «серебрянка».

Сева залезает в «серебрянку».   

ИНТ. ВНУТРЕННЕЕ ПРОСТРАНСТВО ПАЛАТКИ – НОЧЬ

Сева, стоя на четвереньках, нащупывает рукой боковой карман с левой стороны палатки и достает из него пачку сигарет, кладет её в карман своей штормовки. 

С правой стороны, раздаются шорох, шевеление и полусонный ГОЛОС ДЕВУШКИ.

ГОЛОС ДЕВУШКИ.
Сева?

СЕВА
Ну…

Слышен звук замка молнии и распахивается спальник, в котором лежит обнаженная девушка.

ГОЛОС ДЕВУШКИ
(горячо и призывно шепчет)
Иди ко мне. Ну же!

Сева быстро скидывает штормовку, снимает трико и бросается на девушку.

ЗТМ.

ИНТ. ВНУТРЕННЕЕ ПРОСТРАНСТВО ПАЛАТКИ – НОЧЬ

Девушка лежит на спине, рядом Сева.

ГОЛОС ДЕВУШКИ
(испуганно шепчет)
Ты кто?

СЕВА
Сева я.

Девушка выталкивает руками и ногами из палатки Севу.

ГОЛОС ДЕВУШКИ
(испуганно, шепотом)
Немедленно уходите!

Сева быстро вылезает из палатки, прихватив трико и штормовку.

НАТ. ОБРЫВ У РЕКИ – НОЧЬ

За кустом, оглядываясь затравленно, как вор, Сева натягивает на голое тело трико, одевает штормовку.

Сева осторожно подходит к костру.

МАССОВКА. НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВОМ ЛЕСУ У РЕКИ - НОЧЬ

Группа туристов-водников у костра подпевают хором Громиле с огромной бородой терзающего гитару и поющего басом песню.

ГРОМИЛА
(поет)
… К большой реке я сегодня выйду,
А завтра лето кончится…

Сева подходит к сидящей на бревне у костра, Белой.

БЕЛАЯ
Что ты так долго? Нашел?

СЕВА
(протягивая пачку сигарет с фильтром)
Нашел…  Заодно, поначалу, в одно место сходил – прихватило.   

Белая  вскрывает  пачку и протягивает Севе сигарету, сама прикуривает от уголька веточки, дает Севе прикурить.

БЕЛАЯ
(удивленно и вопросительно)
Что-то морда лица у тебя какая-то через - чур довольная. Улыбка до ушей, как у полудурка… Что с тобой Сева?

СЕВА
Пока палатку поставил, костер разжег, сделал «квадрат» на двадцать пять рыл… Поплавал. Винца сто грамм на «грудь принял» – снял «напругу». На «шхельду» сходил… Не хухры – мухры… Сигарета вот, с фильтром… Песня под гитару… Хорошо!
(с деланным равнодушием)
Кстати, когда я сигареты из кармашка брал, там вроде кто-то шевелился в спальнике…

БЕЛАЯ
А! Молодежь! Первый поход. Простыла. Это летом! В такую жару! Холодной воды  из родника напилась… Мы ее горячим чаем с водочкой напоили, укутали. Прогреется, к утру будет здорова. А вот и ее муж Сева, что с гитарой…  У них медовый месяц… Медовый поход.

Громила, цепляясь бородой за гитару, играет.

ГРОМИЛА
(поёт басом)
Всё перекаты, да перекаты,
Послать бы их по адресу
На этом месте уж нету карты,
А мы бредем по абресу…

Громила заканчивает петь песню, поднимется и передает гитару соседу по бревну.

ГРОМИЛА
(потирая окладистую бороду)
Пойду, проведаю свою женушку благоверную. Я не скоро…

Громила скрывается в темноте.

Сева, глядя на уходящего Громилу, зябко ёжится.
 
Сидящие у костра, понимающе кивают головами.

Со стороны лагеря Севы слышится дружный радостный вой двадцати глоток и звонкий звук стука по пустой алюминиевой миске ложкой. 

СЕВА
(к Белой)
О, ужин готов и «эликсир» принесли! Пока, адмирал! Рад был тебя увидеть! Семь футов под килем!

МАССОВКА. НАТ. СОСНОВЫЙ ЛЕС - ПОЛЯНА У ОБРЫВА РЕКИ – НОЧЬ

У эмалированного ведра с самогоном с мерным стаканом с делениями стоит Марголин. Около его с кружками в руках очередь. Сева пристраивается последним.

Марголин, посмотрев на отметку в стакане, наливает из мерного стакана в кружку молодому человеку лет двадцати (ДОЛГИЙ) самогонку.

МАРГОЛИН
(к публике, громко)
Если будешь пить как Долгий,
Никогда не купишь «Волги».

ДОЛГИЙ
(кланяясь присутствующим, громко)
Если выпьешь эту кружку,
(показывая на лысину Марголина)
Отопьешь себе макушку.

Все присутствующие громко аплодируют.

Марголину протягивает полулитровую эмалированную кружку молодой человек лет 27-и (СТАС).

МАРГОЛИН
(наливая Стасу, громко на публику)
Если будешь пить, как Стас!
Мама милая – атас!

Все двадцать пять человек (ТОЛПА) дружно смеются.

Морголин, с удивлением на лице, аккуратно наливает из мерного стакана в кофейную чашку, которую ему, гордо выпрямим спину и, оглядывая присутствующих взглядом полным решимости, на вытянутой руке, подает девушка лет восемнадцать (РОЗА).

МАРГОЛИН
Если будешь пить как Роза,
То не загнешься от цирроза.
А загнешься от любви!
Боря Жихарев – где ты?!

Женская половина «толпы» хихикает.

МАРГОЛИН
Где ты Жихарев Борис!
Самогонка зашибись!
Боря Жихарев. Але!
Стынет водочка в ведре.
Твоя Роза, Роза Друздь
Примет чашечку на грудь.

Прикладывает к уху ладонь: мол не слышу. Разводит руками.

ТОЛПА
(скандирует)
Боря! Боря! Боря!

Роза, осторожно, чтоб не расплескать содержимое, отходит от Марголина.

Проходит мимо прислонившегося к сосне молодого человека 23-х лет (ТОЛИК). Толик с деловым видом поворачивается к сосне, спиною к проходящей мимо его, Розы, заводит за свою спину полулитровую дюралевую кружку.

Роза, стараясь незаметно, быстро выливает содержимое своей чашки в кружку Толика.

Роза нюхает содержимое пустой чашки, передергивается от отвращения, и, схватившись за живот, исчезает за кустами, растущими на берегу реки.

Марголин наблюдает за действиями Розы и осуждающе кивает головой.

Сева сует Марголину свою литровую дюралевую кружку.

Марголин смотрит на Севу, переводит взгляд на литровую кружку, на мерный стакан и прячет стакан в карман штормовки. Берет из рук Севы кружку и зачерпывает из ведра полную кружку самогона.

Раздается восхищенный дружный вздох «толпы».

МАРГОЛИН
Если будешь пить, как врач
Мама, милая, не плач!
Не видать сынку удач!
После спирта «эликсир»,
Как с водичкою клистир.

Все присутствующие громко аплодируют.

К Марголину подходит Толик, таращит  глаза на полную литровую кружку Севы, смотрит в свою полулитровую кружку.

ТОЛИК
(обиженно возопив)
И мне столько же?!

МАРГОЛИН
(задумчиво пожевав губами)
Толя, Толя – говно доля!
Анатолий, Анатолий
Если была моя воля…
(махнув рукой)
Иди отсюда Толик-алкоголик… Под рифму не подходишь!

Толпа дружно улюлюкает.

Толик, обиженный, возвращается к своей сосне.

НАТ. БЕРЕГ РЕКИ – НОЧЬ
 
Сева стоит, согнувшись в три погибели, на краю обрыва.

Его тошнит и рвет.

НАТ. СОСНОВЫЙ ЛЕС - ПОЛЯНА У ОБРЫВА РЕКИ – НОЧЬ

Сева походит к костру.

У тлеющего костра  Марголин и Стас тихо поют. Стас, постукивая по деке перевернутой гитары в такт песни - «подыгрывает».

СТАС И МАРГОЛИН
Я в детстве был испорченный ребенок.
Я папе и я маме был не люб.
Я горы полюбил еще с пеленок.
Эх, Жора, подержи мой ледоруб.

У костра стоит пустое эмалированное ведро. Около ведра валяются пустые  бутылки из - под вина и водки, сложенная в гору грязная туристская посуда пр.

Подходит бледный Сева и садится на бревно рядом со  Стасом и Марголиным, которые на Севу - ноль внимания.

Расцветает. Раздается шум в палатке напротив костра. Откидывается пола  и вылезает из палатки молодой человек 23-х лет (КУЧУРА) в трико и с галстуком, болтающимся на голой груди.

Со стеклянными глазами, как зомби, обходит «квадрат» вокруг костра, ничего не видя и не соображая.

Стас и Марголин прекращают пение и наблюдают за ним.

Кучура подходит к той же палатке, из которой вылез, отбрасывает входную шторку палатки, спускает трико и  писает внутрь палатки, с громким  журчанием испуская мочу. Окончив «мочиться», поднимает спущенное трико и ныряет в палатку.

Марголин чешет лысину. Стас, отбросив гитару, моргает пьяными глазами.

Из палатки выползает солидная, бальзаковского возраста, женщина (ШАЛАЯ), уже за тридцать, одетая в трико и майку с коротким рукавом.

ШАЛАЯ
(с криком)
Обосцали!

Бежит к реке.

МАРГОЛИН
(Стасу)
Смываемся… мы свидетели… убьет!

Марголин и Стас быстро уходят от костра и растворяются в темноте.

Доносятся звуки с реки, как Шалая, шумно плещется в воде.

Шалая подходит вся мокрая обсушиться к костру. 

ШАЛАЯ
(весело смеется)
Это ж надо. Меня! Председателя Совета физкультуры завода! И кто?! Кучура! Интеллигент -модельщик! Секретарь комсомольской организации цеха!
(стягивая с себя мокрое трико и майку)
Иди, Сева, спать, поздно уже, а я тут посушусь… Я пойду досыпать к Элле Борисовой… она спит одна…  спальник у нее двух - спальный…  И пожалуйста.

Шалая прикладывает палец к губам: Молчи! Никому!

ИНТ. ВНУТРИ ПАЛАТКИ – РАННЕЕ УТРО

В палатке сладко спит Сева.

В палатку с шумом забирается Костя с бутылкой шампанского в руке и бросает её со злостью в угол палатки.

Сева сонно, одним глазом смотрит на Костю.

КОСТЯ
Ну, Жихарев! Ну, сволочь! Убью, гада! Хрен он у меня в Югославию поедет! На этой неделе, мне поручил партком подготовить список, кого с комсомольской делегацией отправить в Югославию. Жихарев уже ко мне раз пять подходил…

СЕВА
Что случилось? В чем дело?

КОСТЯ
(скрипя зубами)
Ты знаешь, кого он под меня пьяного подложил?! И я спросонья…

СЕВА
И кого?

КОСТЯ
(чуть не плача, сдавленно)
Популюлю!

СЕВА
(трясясь в ознобе)
И ты ее?..

Костя ничего не говорит, передергивается  от омерзения и рычит, как раненый зверь.

СЕВА
(спокойно, рассудительно)
Ты не волнуйся, все будет тихо, если Боря Жихарев никому не расскажет. Во-первых: она была пьяная вдрызг, и вряд ли, что помнит. А тебя кто-нибудь видел, как ты из ее палатки вылезал?

КОСТЯ
Вроде, нет.

СЕВА
Тебе сейчас надо о своем здоровье подумать, как бы чего от нее не подцепить. В литейке условия для антисанитарии очень благоприятные.

КОСТЯ
А у тебя какие-нибудь таблетки от этого есть?

СЕВА
Нет. Я думаю, что Борю тебе надо в Югославию отпустить.

КОСТЯ
Неужели?! Ты думаешь, что он специально все это подстроил?

СЕВА
Всё может быть. Ты на рожу его посмотри – семитскую. Я сейчас…

Сева вылезает из палатки.

Костя лежит на спине и тупо смотрит вверх.

В палатку залезает Сева.

СЕВА
Нигде хромовых сапог Жихарева у палаток нет. Значит сбежал. Ну и славу богу!

КОСТЯ
Как, смылся? Я за людей отвечаю!

СЕВА
Тут электричка рядом – километра два. Он не дурак, у него семь пядей во лбу: кого-нибудь предупредил, что ему надо уехать.

КОСТЯ
Сева, будь другом, сходи, узнай чего там… и про Жихарева.

СЕВА
Хорошо. Заодно… Надо чайку попить, а то смага мучает…

КОСТЯ
И мне попить…

НАТ. СОСНОВЫЙ ЛЕС - ПОЛЯНА У ОБРЫВА РЕКИ – УТРО

Около костра с наполненными горячим чаем кружками, из которых идет пар, сидят пять девушек. Среди них Роза и  посередине возвышается Попалюля, которая что-то тихо, таинственно прищурившись, говорит. Все девушки с нескрываемым интересом, наклонившись к Попалюле, слушают ее. Одновременно поднимают глаза и, поднеся кулачки ко рту, со сдавленным смешком прыскают в них, с удивлением тараща глаза на Севу.

К костру с двумя кружками подходит Сева. Позади Севы, из палатки, высовывается голова Кости.

Костя, с напряжением на лице, пробегает глазами пространство перед собой.

Девушки одобрительно разглядывают Севу, переводят взгляд и с удивлением смотрят на Полалюлю, которая, с нескрываемой нежностью и любовью, смотрит на Севу.

Сева, глядя на девушек, ничего не понимая, останавливается у перекладины над костром, на которой висит котелок с чаем.

СЕВА
Доброе утро!

ДЕВУШКИ
(одновременно)
Доброе утро!

СЕВА
Мне б чайку…

ПОПАЛЮЛЯ
(вскакивает, подбегает и, отнимая у Севы кружки)
Сейчас, Севунчик! Только заварили… Свеженький…
(подавая кружки с чаем и наклоняясь к Севе, заговорщицки, тихо)
А ты шалун… Мне понравилось… Крепенький мужичек…

СЕВА
(ошалело)
Вы, о чем?!

ПОПАЛЮЛЯ
(оглядываясь на сидящих у костра девушек, с интересом наблюдающих за ними, шепотом)
Да, ладно, Севочка, не парься, я никому не расскажу.  Приходи и сегодня.

К костру подходит взволнованный Костя.

КОСТЯ
(ко всем)
Общий комсомольский привет!
(к Попалюле)
Ивановская! Я же тебя вчера предупреждал! Не подходи к доктору! Ты, что больная? Ты лучше скажи, где наше шампанское, которое у тебя в рюкзаке было?

ПОПАЛЮЛЯ
(недоуменно разводя руками)
Константин Никитович! Какое, шампанское! Исчезло куда-то…

КОСТЯ
А! Так ты его с Жихаревым выпила! Я видел, как он к тебе ночью, как вор в палатку забрался.

Все девушки, сидящие у костра, кроме Розы, закрывают от сдерживаемого смеха, рты.

Роза, брезгливо, окидывает взглядом снизу вверх Попалюлю.

ПОПАЛЮЛЯ
(закрыв от ужаса рот)
Боря!.. Жихарев!..
(виновато)
Прости, Константин Никитович! Ты же, знаешь, он пьет только «сухенькое»… Выпили…

КОСТЯ
(оглядываясь)
А где он, кстати! Что - то я его хромовых сапог не наблюдаю!

РОЗА
(чуть не плача)
Он поехал «хвост» пересдавать по истории КПСС.

КОСТЯ
Какой «хвост»? Он же кандидат в члены КПСС!

РОЗА
Он сказал, что его преподаватель поставил ему неуд за агрессию Израиля против Египта.

КОСТЯ
За Историю КПСС, как будущему члену КПСС,  ему должны поставить «отлично»!  «Автоматом»! Как Фамилия этого препода-антисемита? Я с ним разберусь!

 РОЗА
Не надо. Боря все уладит… Через коньяк… На нейтральной территории… Сегодня…

КОСТЯ
Хорошо.
(оглядывая территорию)
Девочки! Вы бы тут прибрали… Нам здесь почти двое суток еще жить…
(хватая за руку Севу, радостно подмигивая ему, не оглядываясь)
Ивановская – старшая. Через полчаса доложить!

Все, кроме Розы, которая отрешенно смотрит перед собой, нехотя поднимаются.

ИНТ. ВНУТРЕННЕЕ ПРОСТРАНСТВО ПАЛАТКИ – ДЕНЬ

Сева, держа в руках кружки с чаем, смотрит радостный на Костю.

СЕВА
А ты молодец, быстро сориентировался. Я думал – всё! Влип!

Костя бьет по плечу Севу, с облегчением выдыхающего воздух, радостно потирает руки, достает бутылку шампанского и откупоривает.

КОСТЯ
Фу! Так тебе Жихарь и надо!
(через паузу)
Еврейская рожа! Будешь знать, с кем связываться!
(показывая на кружки с чаем)
Вылей эту гадость!

СЕВА
(приоткрыв полу палатки и выплеснув чай)
Жаль Розу…

КОСТЯ
(наливая в кружки шампанское)
Ерунда. Ты Жихарева не знаешь… Отбрешется.

СЕВА
А Жихарев?.. Пойдут разговоры…

КОСТЯ
Не пойдут. Побоятся.

СЕВА
Он что на заводе?.. Вор в законе, уголовный авторитет?

КОСТЯ
Нет! Хуже! Он председатель Комсомольского Прожектора! Его на заводе все боятся? Пусть кто только вякнет – он тут же с рейдом, с проверкой. А этот парень ушлый, найдет и такое, что ты и сам не знал! А потом на проходной плакаты. Позор джунглям! Акела промахнулся! Он цепной пес нашего директора.
(поднимая кружку с шампанским)
За успех безнадежного дела!

Сева смотрит внутрь своей наполненной до краев кружки, потом переводит взгляд, на полную шампанским Костину кружку.

Сева и Костя чокаются.

Сева и Костя медленно, давясь и отрыгивая, выпивают содержимое кружек до дна.

КОСТЯ
(удовлетворенно чмокая, вытирая губы)
Всё! Я спать! Во второй половине дня у нас запланирована экскурсия в подшефный колхоз.

Костя ложится и накрывается спальником.

МАССОВКА. НАТ. СОСНОВЫЙ ЛЕС - ПОЛЯНА У ОБРЫВА РЕКИ – УТРО

Сева подходит к костру.

Группа из шестнадцати человек, с помятыми не выспавшимися лицами, сидит на бревнах у костра и молча наблюдают, как Роза, готовит завтрак.

Роза помешивает кашу в эмалированном ведре, висящим над костром.

Долгий вскрывает банки с тушенкой.

Метров в десяти из кустов появляется стадо коров и, лениво  погоняемая мужичком, проходит мимо.

Одна, любопытная корова, отделяется от стада и, проходя по лагерю, наваливает коровью лепешку прямо у выхода в палатку.

Все дружно хором орут на нее и она, напуганная, возвращается в стадо. Коровы с мужичком уходят.

Из палатки показывается Голова Марголина и, уткнувшись носом в, еще дымящуюся свеженькую жидкую «лепешку», кривится. Ничего не говоря, он вылезает из палатки, молча натягивает сапоги и глядит на лепешку. Задумчиво оглянувшись по сторонам и, что-то увидев, радостно вскрикивает.

Вскакивает, подбегает к импровизированному, собранному из веток и досок, «столу».

На «столе» стоят, сложенные стопкой помытые тарелки, и литровая банка, с поставленными в нее вертикально веером, помытыми ложками.

Марголин вытаскивает из банки одну алюминиевую столовую ложку. Залезает за пазуху, достает рулон газет, и, подойдя к лепешке, опускается на колени. Разложив рядом с лепешкой стопку из трех газет, стал методично, сосредоточенно соскребывать ложкой с травы навоз, оставленный коровой.

Сидящие у костра, брезгливо скривившись, молча наблюдают за действиями Марголина.

Марголин не обращая внимания на присутствующих, продолжает свою работу по зачистке территории: набирает ложку коровьего навоза и аккуратно его стряхивает на газету.
Зачерпнув очередную порцию навоза встряхивает, но навоз не стряхивается: прилип к ложке. Марголин, скосив глаза на сидящих у костра, пальцем левой руки снимает с ложки прилипший навоз и стряхивает его на газету. Вытирает о траву палец.

Мелкий озноб омерзения волной пробегает по телам наблюдающих.

Марголин сворачивает всю убранную коровью лепешку в газету и, аккуратно неся перед собой на вытянутых руках, выбрасывает в выгребную яму для отходов.

Марголин видя, что за ним наблюдают, долго смотрит на ложку, потом подносит ее к открытому рту, высунув язык, делает попытку ее облизать.

Всех дружно передергивает.

Марголин косит свои глаза в сторону сидящих у костра и весело смеется.

Подходит к речке, слегка споласкивает в воде ложку вместе с пальцем, подходит к столу, втыкает ее в банку к другим ложкам. Перемешивает все ложки и, весьма довольный собой, пройдя мимо костра, скрывается в своей палатке.

Долгий снимает с перекладины ведро с кашей и ставит его у ног стоящей с черпаком в руках Розой.

РОЗА
(пытаясь громко)
К завтраку, приступить!

Никто из присутствующих не шевелится. Все молча смотрят на банку с ложками.

Из палатки с веселым воплем вылезает Марголин с тремя семисотграммовыми бутылками  сухого вина.

Марголин подходит к «столу» хватает первую попавшуюся миску и ложку. Садится у костра и, откупорив одну бутылку, наливает в кружку вина, выпивает и довольно урча, ест кашу, что ему положила Роза.

Сева подходит к «столу» долго выбирает ложку, попеременно доставая и нюхая то одну, то другую. Но потом, махнув рукой, уходит от костра.

НАТ. БЕРЕГ РЕКИ - ДЕНЬ
 
Сева идет вдоль берега, с нетерпением поглядывая вперед.

Сева останавливается, услышав шум, осторожно заходит за куст у обрыва.

Стас, закинув удочку, ловит рыбу стоя на берегу.

На обрыве, свесив ноги, сидит группа заводчан, среди них Шалая, и наблюдают за рыбаком.

Поплавок в реке задрожал и утонул.

Стас выдергивает из воды крючок. Пусто. Голый крючок.

Стас лезет в банку с червями. Достает длинного – сантиметров 15, жирного червя.

Стас наживляет на крючок червяка, наживив - поплевывает. Приподнимает с наживленным на крючок червем удочку.

Задумчиво смотрит.

ШАЛАЯ
Стас. Оторви половину. Очень длинный. Рыбу распугает.

Сидящие на краю обрыва, весело смеются.

Стас, согласно кивая головой, ничего не говоря, приподнимает голову, засовывает в рот, как шпагоглотатель клинок, червя, откусывает половину и смачно сплевывает. Изо рта Стася вылетает вторая половина червя.

В гробовой тишине все наблюдают за полетом половины червя.

Половина червяка, извиваясь, летит по воздуху на фоне безоблачного неба.

Все, сидящие на обрыве, брезгливо передергиваются. Одновременно смеясь и плюясь от омерзения, все вскакивают с обрыва и, держась за животы, быстро уходят в сторону раздавшегося звука: удара по пустой тарелке ложкой.

Стас, посмотрев на пустой обрыв, удовлетворенно вздыхает.

Сева выходит из-за куста.

СЕВА
(к Стасу)
Завтрак готов.

СТАС
(не оборачиваясь, махает левой рукой)
Слышал! Не хочу!

СЕВА
Марголин наливает! Смотри, не достанется, всего три бутылки!

Стас, ничего не говоря, бросает в речку удочку, спотыкается о банку с червями, карабкается вверх по обрыву и исчезает в сосняке.

Сева весело смеется и продолжает движение вдоль берега.

НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВОМ ЛЕСУ У РЕКИ - ДЕНЬ

Сева стоит у сложенного для сидения «квадрата».

На месте бывшей стоянки все прибрано, ни бумажки, костер залит водой. Никого. 

Сева в раздумье подходит к краю обрыва у реки и смотрит вдаль по течению.

В долине видны петляющая полоска воды и в самом конце видимости отблески алюминиевых лопастей весел.

Сева сладко вздыхает, прикрыв глаза от удовольствия.

ИНТ. ВНУТРЕННЕЕ ПРОСТРАНСТВО ПАЛАТКИ – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Сева, стоя на четвереньках, нащупывает рукой боковой карман с левой стороны палатки и достает из него пачку сигарет, кладет её в карман своей штормовки. 

С правой стороны, раздаются шорох, шевеление и полусонный ГОЛОС ДЕВУШКИ.

ГОЛОС ДЕВУШКИ.
Сева?

СЕВА
Ну…

Слышен звук замка молнии и распахивается спальник, в котором лежит обнаженная девушка.

ГОЛОС ДЕВУШКИ
(горячо и призывно шепчет)
Иди ко мне. Ну же!

Сева быстро скидывает штормовку, снимает трико и бросается на девушку.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. КАБИНЕТ МАРКА ЛЬВОВИЧА – ДЕНЬ

Сева сидит за столом напротив лысоватого мужчины в белом халате пятидесяти лет МАРКА ЛЬВОВИЧА, который изучает листок с анализами, лежащий перед ним.

МАРК ЛЬВОВИЧ
Ну, что? Поздравляю! Вовремя. Самый «свежак»! Гонорея, в просторечии «триппер»!
(подвигает листок к Севе)
Читай!

Сева читает написанное на бумажке, лицо его в изумлении вытягивается.

МАРК ЛЬВОВИЧ
Я звонил Иосифу Антоновичу. Вы у него стажировались и знаете, как лечиться. Он о вас высокого мнения.

СЕВА
Знать то знаю, а Бицилина 5 нигде у нас нет! Ни в одной аптеке!

МАРК ЛЬВОВИЧ
Ооо!.. Чего захотел?

Сева достает 25 рублей и кладет на стол перед Марком Львовичем.

МАРК ЛЬВОВИЧ
(забирая купюру)
Ааа!.. Так бы и сказал.
(открывая с красной обложкой журнал)
Дело-то не простое – уголовное. Я за каждый грамм отчитываюсь.
(вопросительно глядя, доставая из нагрудного кармана шариковую ручку)
Мне нужен источник твоего заболевания.
(готовясь записывать в журнал)
Желательно имя, фамилия, адресок домашний…

СЕВА
На данный момент это сделать трудно. Я вам сейчас все объясню…

ЗТМ.

ИНТ. КАБИНЕТ МАРКА ЛЬВОВИЧА – ДЕНЬ

Сева сидит за столом напротив Марка Львовича, который задумчиво постукивая пальцами, изучающее смотрит на Севу.

МАРК ЛЬВОВИЧ
Говоришь, молодожены? Да – ситуация! Я бы такое не смог даже и придумать!.. Из Красноярского края говоришь?
Но все равно, надо как-то сообщить. А эта…  Седая -  Белая?..

СЕВА
Она на восточном Кавказе… Из одного похода в другой… Фанатик туризма…

МАРК ЛЬВОВИЧ
(открывая сейф и доставая из коробки  ампулу)
Красноярский край это не наш областной центр, не даже область, и даже не наша республика!
(закрывая сейф, хитро прищурившись)
А не ты ли это молодоженов, случаем, наградил?

СЕВА
Да, вы, что?

МАРК ЛЬВОВИЧ
А вдруг из красноярского края бумага придет?.. Хотя молодая жена вряд ли признается… Во всем будет виноват муж… Извини… Работа… Такое могут насочинять!..

СЕВА
Мне-то зачем? Я ведь пострадавший!..

МАРК ЛЬВОВИЧ
(взяв под руку Севу)
Милости просим, в процедурную…

Сева и Марк Львович выходят из кабинета.

КОНЕЦ 4 СЕРИИ


















ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий


Оригинальный сценарий сериала



















220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by



   

5-я серия
Студенческие годы
Часть четвертая

Что естественно, то не безобразно?

НАТ. ДОРОГА В ЛЕСУ – ЛЕТНЕЕ УТРО

СТАС, крепко сложенный молодой человек лет 27-и, и СЕВА с рюкзаками на спинах идут по тропинке вьющейся вдоль дороги.

СЕВА
А, что у вас за компания? С вашего завода?

СТАС
С нашего завода, только я и Марголин. Остальные – кто, откуда. Да и социальное положение у нас разное. Я, например, токарь. Марголин бывший спортсмен с высшим образованием. Чернышев – кандидат, каких-то маразматических или кибениматических наук. Ирка – студентка. Шитоха - депутат райсовета.

СЕВА
Ни чего себе - коктейль!

СТАС
Живем мы в разных районах и работаем в разных организациях.   

СЕВА
Но, что-то вас объединяет?

СТАС
Мы спортсмены-туристы: альпинисты, водники, пешеходники, спелеологи и прочее.

СЕВА
А с девушками как?

СТАС
А у нас можно сказать матриархат. «Если женщина хочет», то мы мужики всегда, пожалуйста. Конечно, какие-то поползновения в этом направлении делаются, если девушка понравилась. Но если не получилось – ну, и, не надо, ну, и, слава богу!.. И голова не болит…

СЕВА
У вас, я так понял, каждый сам по себе.

СТАС
Наши политические пристрастия всем до лампочки, я коммунист, Марголин сионист, кандидат наук Чернышев антисемит. Нам все равно – еврей, негр, тигр… Мы туристы, можно сказать, интернационалисты. 

СЕВА
А если, случится, какая заварушка?

СТАС
А если случиться, то не здесь на природе, а там, в городе - разберемся. 

СЕВА
Я так, понял, что здесь в лесу вы отдыхаете.

СТАС
Да, отдыхаем. Я в городе и пяти минут без дела не могу посидеть. От безделья устаю. А здесь на природе целый день могу, просто так, ничего не делая и не о чем не думая, протирать задницу на бревне у костра или на берегу реки и не устаю… Наоборот – «балдею»…

Стас и Сева сворачивают с тропинки вправо и скрываются в лесу.

НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВОМ ЛЕСУ НА БЕРЕГУ РЕКИ – ЛЕТНЕЕ УТРО

МАССОВКА. Вокруг костра на импровизированном «квадрате», сложенного из бревен, сидят туристы в количестве двадцати пяти человек и с аппетитом едят из мисок гречневую кашу, запивая горячим  дымящимся чаем из кружек.

На раздаче у ведра, наполненного гречневой кашей с тушенкой, стоит мужчина, семитской внешности, крепыш тридцати трех лет МАРГОЛИН. Он в фуфайке, одетой на голый торс, в кирзовых сапогах, в залатанных синих шароварах, (под фуфайкой болтается на волосатой груди красный галстук), на голове зимняя шапка: одно ухо шапки опущено, другое поднято вверх.   

Под дружные приветственные возгласы, сидящих у костра, на поляну выходят с рюкзаками за плечами Стас и СЕВА.

Сева и Стас снимают рюкзаки, достают из боковых карманов рюкзаков миски, ложки и кружки.

Стас первый зачерпывает кружкой из висящего над костром ведра чай и протягивает свою миску Марголину.   

Сева повторяет действия Стаса.

МАРГОЛИН
(к Стасу)
Стас. Вы с Севой последние. Каша уже остыла. Ты сегодня дежурный по лагерю и  от «охоты» освобожден.
(к Севе)
Тебе Сева, как новичку, самое простое - к четырем вечера добыть килограмм десять картошки.

СТАС
(к Марголину)
А себе что поручил добыть на званый ужин?

МАРГОЛИН
(гордо подняв голову)
За мной дичь! Гусь!

Марголин закатывает до локтя рукав фуфайки на правой волосатой руке и, зачерпнув из ведра рукой гречневую кашу с тушенкой, полную ладонь, вытряхивает ее в миску Стасу и повторяет это еще раз.

Сева, выпучив глаза, с ужасом глядит на действия Марголина.

Стас, воткнув ложку, в наложенную ему рукой Марголиным в миску кашу, идет к костру, садится на бревно и начинает с удовольствием ее есть.

Марголин, зачерпнув из ведра рукой гречневую кашу с тушенкой, полную ладонь, вытряхивает ее в миску оторопевшему Севе и повторяет это еще раз.

СЕВА
(растерянно моргая глазами)
Ты, Изя, кашу… рукой?!

МАРГОЛИН
(слизывая с корявых пальцев гречневую  кашу, виновато)
Кто-то половник спёрнул, в смысле скомунниздил…
(недоумевая, вопросительно)
А что мало? Добавить?

Сева передергивается от омерзения, подходит к костру и садится  на бревно рядом со Стасом. Ставит миску между ног. Смотрит по сторонам.

Все с аппетитом едят кашу. Некоторые поднимаются и подходят к Марголину за добавкой. Им он тоже кашу рукой кладет.

СЕВА
(оглядываясь в сторону Марголина)
Что с Марголиным? У вас на слете комсомольского актива он был другой. А здесь, как «бичуган» с помойки. Лето, а он в фуфайке и зимней шапке… Этот галстук на голой груди?..

СТАС
Это, как бы сказать, его образ или… слово иностранное есть…

СЕВА
Имидж?

СТАС
Точно… Заодно и лысину, и спину волосатую прикрывает… Он у нас здесь главный, хозяин, организатор и вождь. Непререкаемый авторитет. Безоговорочный лидер. Его слово – закон! Все, что он изрекает – истина!
(тихо, переходя на шепот, щелкая пальцем под подбородком)
Дружит с зеленым змием. 

Сева обводит взглядом сидящих вокруг костра и с радостным изумлением замирает, останавливая свой взгляд.

К костру походит молодая двадцатилетняя девушка ИРА, высокая, русая, симпатичная, с большими наивными голубыми глазами на пол лица. Садится к брюнетке 25-ти лет (ШИТОХА) и о чем-то с ней переговаривается. Замолкает, замечая взгляд на себя Севы и, глядя исподлобья на него, смущенно улыбается.

Стас поворачивается к Севе, что-то сказать, но замечает влюбленный взгляд Севы. Смотрит в сторону Иры, переводит взгляд на Севу. Усмехается.

СТАС
(толкая локтем Севу под бок, шепотом)
Очнись, студент. Люди кругом! Чего уставился, как баран на новые ворота?

СЕВА
(выдыхая, шепотом)
Кто это, голубоглазая? Как зовут эту кинозвезду?

СТАС
Ира.

СЕВА
Она вся светится, как солнышко… Кто она?

СТАС
У нее был туберкулез костей. По больницам… в деревне у бабушки жила… Одичала… Вылечилась… А сейчас вырвалась на свободу… Гуляет, веселится по полной. А как она поет Окуджаву! Вечером услышишь… Сказка!

Сева, склонив голову на бок, искоса, влюблено смотрит в сторону Иры.

НАТ. КРАЙ ПОЛЯНЫ В СОСНОВОМ ЛЕСУ НА БЕРЕГУ РЕКИ - УТРО

Сева и Стас устанавливают палатку.

СЕВА
(втыкая алюминиевый колышек в землю, натягивая полу палатки)
А что за званый ужин, в честь чего?

СТАС
(втыкая колышек с противоположной стороны, улыбаясь)
Марголин праздничную дату в календаре не нашел. А повод для пьянки должен быть. И он придумал… В честь юбилея… 15 лет назад в этот день Марголин поцеловался с девушкой. Праздничный ужин в честь первого поцелуя Марголина с девушкой.

СЕВА
Ни хрена себе! Он даже помнит свой первый поцелуй?

СТАС
И ты тоже вспомни. Все должны сказать тост про свой первый поцелуй. А если не помнишь, то придумай. Я, например, помню. И тост скажу.

СЕВА
Интересно. И как ты первый раз поцеловался?

СТАС
Мой первый поцелуй закончился плачевно.

СЕВА
Расскажи свой тост, а я придумаю такой же.

СТАС
(мечтательно)
Мой первый поцелуй!
(закрыв глаза от удовольствия)
Я встречался с девушкой, мне было пятнадцать лет. У меня никогда не было такой девушки! Умная, строгая, красивая. Она мне нравилась, ну просто, до безумия! И мы  поцеловались в тени сирени растущей во дворе ее дома…
(возбужденно вскакивая, с пафосом)
Что было! У меня закружилась голова. На радостях подпрыгнул сорвать веточку сирени (снизу все цветы сирени были ободраны) и... О! Ужас!!! Как бы это помягче сказать? Извините за выражение. Пукнул. И так, до неприличия, громко!..

Сева встает и, схватившись за живот, весело смеется.

СТАС
(продолжая, театрально-грустно)
Она покраснела, но сделала вид, что ничего не слышала. Я тоже покраснел, как вареный рак, втянул голову в плечи. Стыдно! Я не знал, куда деться, что делать? Так неудобно! Молчим. Пауза затянулась. Надо было что-то делать, как-то разрядить обстановку, что-то сказать. И сказал!
(выдержав артистическую паузу
«В здоровом теле – здоровый дух!»
(через паузу)
«Дурак! Идиот!» – закричала она и, заплакав, убежала.
(якобы смахивая рукой слезу, всхлипывая)
Больше я, ее не видел. Помню, сижу у телефона и боюсь позвонить. А потом не помню.
(грустно покачивая головой, громко)
Дурак был. Из-за какой-то ерунды…

Сева весело смеется.

СТАС
(самодовольно глядя на реакцию Севы, серьёзно)
Ну, как тост?

СЕВА
Здорово! Я не Станиславский – верю! Артист! А у вас публика поймет?

СТАС
У нас публика – туристы. Когда не могут идти в категорийный поход, где не все позволено, то они  «отрываются» на выходные в лесу в походе выходного дня. Эти походы они называют «матрасными». У Ирки, кстати, первый разряд туриста - водника.

СЕВА
Понял. Они так расслабляются?

СТАС
Да. У нас, что естественно, то не безобразно.
 
СЕВА
(нахмурившись)
А что там Марголин про какую-то охоту говорил, про картошку?

СТАС
Все что в окрестности, в радиусе 20 км. от лагеря, растет, бегает, плавает, шевелится, считается бесхозным и является предметом «охоты». Если курица или гусь в деревне отходят от забора дальше двадцати метров, они для нас дикие. Все окрестные поля, огороды, сады - дары природы.

СЕВА
А моя картошка?

СТАС
А вон, видишь, за речкой поле колхозное? Там картошка твоя. Бери рюкзак и вперед!..

Стас и Сева заканчивают устанавливать палатку.

НАТ. ПРОСЕЛОЧНАЯ ДОРОГА ВДОЛЬ КОЛХОЗНОГО ПОЛЯ - ДЕНЬ

Сева с пустым рюкзаком на спине подходит к картофельному полю.

Останавливается на обочине дороги, смущенно мнется, глядя на поле.

Смотрит по сторонам.

По дороге вдоль поля  в сторону Севы едет запряженная конем телега.

В ней, сидит, управляя конем вожжами, розовощекий мужик лет пятидесяти (МИКОЛА).

Телега подъезжает к Севе.

СЕВА
Здравствуйте.

МИКОЛА
(останавливая коня, натянув вожжи)
Здравствуй сынок.

СЕВА
(делая серьезное лицо)
А не подскажете, далеко ли у вас тут туалет.

Микола растерянно пожимает плечами, поднимает глаза к небу, задумчиво пожевав губами, некоторое время молча смотрит на Севу, усмехается.

МИКОЛА
(широко поведя рукой в сторону леса)
Да, вот…

СЕВА
(нетерпеливо перебирая ногами)
Я городской и как-то не привык. Мне надо условия и чтоб никто не видел. Это же интимное мероприятие.

МИКОЛА
(с сочувствием)
Тады, придется потерпеть… До вёски километра полтора… Садись, подвезу.

СЕВА
(смущенно)
Извините, я думал вы юмор поймете. Это я так себе зубы заговариваю.

МИКОЛА
(похохатывая в кулак)
А, это ты так про туалет пошутил? Хорошо! Сваей расскажу и соседям про чудака, что я встретил, который штаны в лесу стесняется снять по нужде… Посмеемся.

СЕВА
(с вызовом, кивая в сторону картофельного поля)
Я картошку воровать пришел…
(к Миколе, виновато)
Да, воспитание не позволяет… законопослушный я… стесняюсь…

МИКОЛА
А чаго стесняться? Колхозная - значит ничейная. Бери - не хочу. Сторожа нет.   

СЕВА
А может купить у кого?

МИКОЛА
А гроши есть?

СЕВА
Рубль.

МИКОЛА
(радостно заерзав)
Садись, я тебе за рубль, мешок прошлогодней дам и чарку гарэлки налью…

Телега, запряженная конем, с сидящими на ней Миколой и Севой, едет вдоль колхозного поля засеянного картошкой.

НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВОМ ЛЕСУ НА БЕРЕГУ РЕКИ - ДЕНЬ

Стас, по-хозяйски, с литровой кружкой в руке, ходит кругами по лагерю.

На поляну заходит с полным рюкзаком картошки за плечами Сева. Вытирает пот со лба.

СТАС
(подходя к Севе)
А, Сева! Картошку принес.
(указывая рукой под сосну)
Клади сюда.

Сева подходит к сосне, снимает рюкзак.

Вокруг ствола в обхват сосны разложены: четыре вилка капусты, огурцы, помидоры, лук зеленый, лук репчатый, гора яблок и груш, почти ведро ягод, пять бутылок водки, десять бутылок вина крепленого и «сухого» и бутыль пятилитровая с мутной жидкостью. Хлеб, крупы в пачках и молоко в трех-литровой банке.

СТАС
(с довольным видом)
Мясо с маслом в речке утопили… Там наш холодильник. Попируем. Не юбилей, правда, но дата. Все справились с заданием. Один Марголин где-то пропал. Ждем его с дичью. Гуся обещал. Ставь сюда и можешь погулять до вечера. Все пошли поплавать, позагорать на плотину, там озеро искусственное. Гуляй. А я здесь побуду за сторожа, кофеек попью. Ну, как там у тебя с тостом про первый поцелуй, придумал?

СЕВА
На твою тему: что естественно, то не безобразно.

СТАС
Ну-ка… Ну-ка… Поведай…

СЕВА
Я лучше у костра поимпровизирую.

СТАС
Самая хорошая импровизация – это хорошо подготовленная и отрепетированная импровизация.

СЕВА
Цензура?

СТАС
А ты забыл, где живешь?

СЕВА
Ну, хорошо. Вот мой тост. Оцени.

Сева принимает театральную позу, как солист у рояля.

СЕВА
(прокашлявшись, поправляя невидимую «бабочку»)
Я свой первый поцелуй не помню, потому что у меня, как это не прискорбно, его не было. Я, мальчик, еще нецелованный.

СТАС
(подыгрывая)
Девочки! Сидеть! После тоста!

СЕВА
Но я вам поведаю поучительную историю, которую услышал из уст моего преподавателя химии. Вот она. Это было еще до Великой Октябрьской революции. Юноша и девушка полюбили друг - друга. Он из знатного дворянского рода, а она обыкновенная мещанка. Родители  юноши отказались наотрез благословить влюбленных. А в те времена без благословления родителей - никакого венчания.

Стас, отхлебнув из кружки и приняв сосредоточенно-внимательное выражение лица, слушает.

СЕВА
(продолжая)
И вот расстроенные влюбленные решили, как Ромео и Джульетта отравиться. Не понарошку, а по настоящему. Отец  влюбленного юноши был профессором – химиком и юноша химию немного знал и знал, каким химическим препаратом лучше всего свести счеты с жизнью.

Стас в удивлении приподнимает брови, ставит кружку на землю у сосны.

СЕВА
(продолжая)
И вот как-то решившись, когда родителей влюбленного не было дома, влюбленные забрались на последний этаж, где была химическая лаборатория отца, закрылись в ней, а ключ выбросили в окно во двор. 

Стас в задумчивости чешет подбородок, смотрит удивленно на Севу.

СЕВА
(продолжая)
Юноша взял с полки колбу с порошком, на которой была написана формула вещества. Разбавив водой, разлил в два хрустальных бокала, прихваченных с собой… Выпив на брудершафт до дна, после своего первого страстного поцелуя, обнялись и стали ждать смерти…

Стас, скорбно сложив руки на груди, печально склоняет голову.

СЕВА
(продолжая)
Юноша думал, что он разбавил порошок сулемы, а он взял колбу с порошком щелочи - сильнейшего слабительного. Формула сулемы отличалась от щелочи всего лишь валентностью в одной из букв формулы…

Стас, выпучив глаза, сдерживая смех, уставился на Севу.

СЕВА
(продолжая)
В результате: в одном углу лаборатории «заседал» влюбленный, а в другом – его возлюбленная. У нас-то сейчас в данной ситуации все бы было по другому: что естественно - то не безобразно… А тогда…    

Стас, схватившись за живот, падает на землю и, дергая ногами, хохочет во все горло.

СЕВА
(продолжая)
На крики юноши прибежал дворник и освободил их из заточения. Она рванула в одну сторону, а юноша в другую. Вот так закончилась эта романтическая история…
(громко, как призыв)
Учите химию, может и пригодится, а то всякое бывает.

Сева подходит к Стасу и протягивает ему руку. Стас берет руку Севы и встает с земли, продолжая весело хохотать.

ЗТМ.

НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВОМ ЛЕСУ НА БЕРЕГУ РЕКИ - ДЕНЬ

У тлеющего костра на бревне «квадрата» сидит с литровой кружкой в руке Стас.

Сзади к Стасу подходит в одних плавках с полотенцем перекинутым через плечо и штормовкой в руках Сева.

СТАС
(задумчиво бормочет)
Люди будьте бдительны! Лучше перебдеть, чем недобдеть…  бдеть… бздеть… бзднуть…
(вскакивает возбужденный, кричит)
«Эврика!»
(замечая Севу)
Сева, знаешь слово, где есть три гласные буквы Е?

СЕВА
Не знаю.

СТАС
Змееед.

СЕВА
А что за зверь такой?

СТАС
В Полесье на болотах стервятник коршун или орлан? А, знаешь, слово в котором семь гласных О?

СЕВА
Нет.

СТАС
Обороноспособность.

СЕВА
(загибает по очереди пальцы, шепчет)
О… бо… ро… но… спо… соб… ность.

СТАС
А слова с окончанием ЗО?

СЕВА
Пузо, железо…

СТАС
Правильно. Только два.

СЕВА
Еще вспомнил – Карузо!

СТАС
Это имя собственное. А какое главное правило бойца в танке в боевых условиях, знаешь?

СЕВА
Нет!

СТАС
Не бздеть!

СЕВА
(хохоча)
Здорово… Двойной смысл… В замкнутом пространстве не… и врага не…

СТАС
А знаешь, какое слово я сейчас сам придумал?

СЕВА
Какое?

СТАС
Девять букв и только одна гласная!

СЕВА
На девять букв всего лишь одна?

СТАС
(гордо выпрямившись)
Только никому не говори. Это будет бомба! Я сам у костра загадаю эту загадку…
(через многозначительную паузу)
ВЗБЗДНУТЬ!
 
СЕВА
(весело смеясь, в уме считая и по очереди загибая пальцы)
Так ты лингвист?

СТАС
(радостно потирая ладони)
Я чувству, что сегодня вечером, будет очень весело. Свой химический тост ты скажешь после моего тоста. Я думаю, и Марголин что-нибудь выдаст этакое…

СЕВА
Да, праздник первого поцелуя у нас будет с ароматом очень устойчивого запашка.

СТАС
Это одна из вечных тем обсуждаемая человеком, когда ему нечего делать, или когда он выпивши. Любовь, политика, работа и дерьмо. Без них – никуда…

СЕВА
Это пока мы молоды. У стариков появляется основная тема – здоровье. Человек живет чувствами…  Да. Что естественно, то не безобразно.

СТАС
И что б до вечера закрыть эту тему, я тебя, перед купанием, развеселю историей, что со мной года два назад приключилась.

Сева садится  на бревно, приглашая сесть рядом Стаса.

Стас отрицательно махает головой.

СТАС
(прохаживаясь вдоль «квадрата»)
Пошли мы как-то в «матрасный» поход. Как обычно. Палатки, рюкзаки, гитара. Электричка. Толпа человек двадцать. От электрички километров семь до места, где лес и речка. Идем.

Сева кладет на бревно штормовку и, сложив на груди руки, приготовился внимательно слушать.

ЗТМ.

НАТ. ДОРОГА В ЛЕСУ – ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

МАССОВКА. Позади в хвосте группы туристов идут с рюкзаками за спиной Стас и тридцатилетний брюнет ЧЕРНЫШОВ.

ЧЕРНЫШОВ
Стас, двух медичек видишь впереди? Я их пригласил. Они, правда, далеки от туризма, но чем черт не шутит… Слева беленькая - твоя, справа черненькая - моя.

Впереди Стаса и Чернышева, взявшись за руки, с небольшими легкими рюкзаками за спинами идут две симпатичные девушки двадцати двух лет. Одна со светлыми волосами (ОЛЯ), другая с темными волосами (ВАЛЯ).

ЧЕРНЫШОВ
(продолжая)
Рекламу я тебе сделал, что надо!  Не боись! Медики, они без комплексов. Все прямо и откровенно. Что естественно, то не безобразно. Так что можешь без гнилых подъездов прямо и откровенно ей говорить: чего ты от нее хочешь…

СТАС
А как их зовут?

ЧЕРНЫШОВ
Одна Оля, а вторая Валя.

СТАС
А моя беленькая?

ЧЕРНЫШОВ
(останавливаясь в растерянности)
Ой!.. Бля… Забыл!

СТАС
Ладно, сейчас я к ним подойду - познакомлюсь. Заодно заценю твой вкус…

Стась, ускорив шаг, подходит к девушкам.

СТАСЬ
(запыхавшись)
Привет медицине.

ВАЛЯ И ОЛЯ
(одновременно)
Привет.

СТАС
Разрешите представиться, Стас.

ВАЛЯ
Валя.

ОЛЯ
(с интересом разглядывая Стаса)
Оля.

СТАС
Позвольте поинтересоваться? Вы как, с «домом» или без?

ВАЛЯ
Не волнуйтесь, у нас палатка двухместная есть.

СТАС
Смотрите, а то ежели что, то сами понимаете… у нас палатка с сеткой от комаров и тент от дождя.

ОЛЯ
У вас какая палатка?

СТАС
Тоже двухместная.

ВАЛЯ
Нет, извините, мы вдвоем, в вашу палатку с вами не поместимся.

СТАС
Но вы можете разделиться. Оля ко мне в палатку…
(показывая на идущего позади Чернышева)
А вы Валя, к моему товарищу… У него тоже имеется сетка от комаров.

ВАЛЯ
Мы пришли вместе, и вместе будем ночью спать.

ОЛЯ
(хитро улыбаясь)
А давайте сделаем так, вы нам отдадите свою палатку, а сами пойдете к товарищу…

Стас раскрыв рот от изумления, что-то нечленораздельное мычит.

ВАЛЯ
(понимающе улыбаясь)
Оля пошутила. Все впереди… Времени много.
(оглядываясь назад на Чернышева)
Всякое может быть… Я про этого кандидата наук, наслышана… он сразу ручки свои будет распускать…  приставать с глупостями …

СТАС
(совершенно серьезно)
Что вы, с ним совершенно безопасно! Он в Сибири в лыжном походе был и там, кое - что, отморозил… У него и справка есть…

Оля в изумлении раскрыв глаза, прикрыв рот кулаком, хихикает. Оборачивается назад и, с жалостью, смотрит в сторону Чернышева.

Чернышев, ничего не подозревая, радостный, приветливо машет Оле рукой.

ВАЛЯ
Знаем мы его справку. Мне девочки рассказывали… Он так заманивает к себе очередную жертву своих… как бы это, помягче, сказать… порочных наклонностей!
 
ЗТМ.

НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВОМ ЛЕСУ – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

МАССОВКА. Вокруг костра на импровизированных сидений из бревен, сложенных в квадрат, сидит группа туристов не старше тридцати лет и поет туристскую песню под гитару. Среди туристов Стас, который сидит напротив, через костер, Вали и Оли.

Стас встает, обходит «квадрат» вокруг костра, подходит со спины к  сидящей Оле.

СТАС
(склонившись, в ухо Оле, шепотом)
Оля, ну, так как там, насчет моего предложения перебраться ко мне в мою палатку… у меня тепло, мягко  - поролончик…

ОЛЯ
(приподнявшись, шепотом)
Ты извини, но я с подругой, мы пришли вместе. Неудобно перед ней…

СТАС
Ну что ж, с подругой, так с подругой. Что поделаешь. Извини.

ОЛЯ
Стас ты что, обиделся! Прости, не могу, я с подругой…

СТАС
Все нормально, Оля, не волнуйся. Отдыхай и не о чем не думай. Наше дело предложить, ваше дело отказаться… Попытка - не пытка…

Стас возвращается на свое место. Сидит, о чем-то размышляя. Подумав немного, встает и идет от костра в темноту.

НАТ. ЛЕС В ПОЛУМРАКЕ СВЕТА ЛУНЫ – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Стас стоит, оглядываясь по сторонам.

Издалека слышится пение под гитару группы туристов и виднеется огонек костра.

Стас достает сигарету и закуривает. Оглядывается. Снимает штаны и приседает под елочку.

В темноте виднеется огонек сигареты Стаса.

Стас достает из кармана кусок газеты.

В темноте раздается шорох и перед сидящим на корточках Стасом появляется Оля.

Стас в растерянности, с широко раскрытыми глазами, смотрит очумело на Олю.

Оля приседает перед Стасом на корточки.

ОЛЯ
Стас, ты не обижайся, я не виновата, я с подругой, как-то неудобно…

СТАС
(извиняясь, через паузу)
Ты, Оля, пойми меня правильно. Я понимаю что, что естественно, то не безобразно… Как-то неловко… Так уж воспитан, что в туалете я предпочитаю одиночество.

ОЛЯ
(задумчиво- отрешенно)
Что?

Оля поднимается с корточек и, облокотившись рукой на  голову Стаса, заглядывает за его спину.

ОЛЯ
(сдавленно вскрикивает)
Ах!..

Закрыв в ужасе рот рукой, Оля быстро скрывается в темноте.

НАТ. БЕРЕГ РЕКИ – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Стас стоит у елочки и тихо смеется. Прислушивается и идет в сторону реки.

За густыми ветками куста стоят, воровато оглядываясь в сторону костра, Марголин с семисотграммовой бутылкой вина в руке и Чернышев.

К ним сзади по берегу подходит Стас.

СТАС
Я не опоздал.

МАРГОЛИН
(вздрагивая, с досадой)
Тьфу, ты! Чтоб ты был здоров!  Ты, как всегда, вовремя!

ЧЕРНЫШЕВ
(держась в испуге за сердце)
Что б ты всю оставшуюся жизнь, жил только на одну зарплату! Ну, у тебя и нюх! Как дела с Олей?

СТАС
Еще никак, возникли маленькие трудности, в чисто эстетическом плане… но мы их решим.

МАРГОЛИН
(нетерпеливо попрыгивая)
Выпить хочешь?

СТАС
Неа…

ЧЕРНЫШЕВ
Так какого хрена!..

МАРГОЛИН
(к Чернышеву)
Подожди…
(к Стасу с надеждой)
А будешь?

СТАС
Буду.

МАРГОЛИН
(со злостью)
Вот, гад…
(ехидно)
А у нас посуды нет из чего пить.

СТАС
А емкость с «пойлом» есть?

МАРГОЛИН
Есть.

СТАС
И у меня хлебало есть.

МАРГОЛИН
(строго махая указательным пальцем)
Только два глотка!

На берегу реки, в сумерках, стоят три фигуры и по очереди с горла пьют вино.

НАТ. ПОЛЯНА В ЛЕСУ – УТРО. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Из палатки, с помятым лицом, жмурясь, держась ладонями за виски, выбирается Стас.

У костра Валя готовит завтрак, помешивая, зачищенной от коры веточкой, в ведре кашу.

СТАС
(подходя к костру)
А где, твоя подруга Оля?

ВАЛЯ
(в сердцах, махая рукой)
Да, ну, ее! Вольтанутая какая-то. Ночью «прилетела» к костру с выпученными глазами, схватила рюкзак и убежала на последнюю электричку. Такая трусиха!  А тут, ночью! Одна! Семь километров!

СТАС
Как же ты ее одну отпустила?

ВАЛЯ
Ты не волнуйся за нее, ребята, что пришли в лагерь с последней электрички видели ее на станции.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

НАТ. ПОЛЯНА В СОСНОВОМ ЛЕСУ НА БЕРЕГУ РЕКИ – ДЕНЬ

У костра сидит Сева и весело смеется, глядя в сторону Стаса, прохаживающего вокруг «квадрата».

СТАС
Больше я свою медичку Олю не видел. А ее подруга Валя стала заядлой туристкой. Иногда мы с ней, правда редко, встречаемся то  в горах, то на реке в байдарочных походах, а чаще  на различных туристических слетах.  Увидит меня, то вдруг начинает смеяться, иногда  даже почти  до истерики…               

СЕВА
(поднимаясь, сквозь смех)
Я пошел на озеро. А Ира там?

СТАС
Там. Топай…
   
Стас, по-хозяйски оглядывая стоянку, задумчиво сложив губы, прохаживается по поляне.

ЗТМ.

НАТ. КРАЙ ПОЛЯНЫ В ЛЕСУ – УТРО. РЕТРОСПЕКЦИЯ

МАССОВКА. У костра группа туристов, человек двадцать, готовят праздничный ужин. Одни сидят, другие стоят. Все чем-то заняты. Ира и Шитоха чистят картофель, Чернышев режет мясо для шашлыка, девочки шинкуют капусту, режут помидоры для салатов и т. д.

Прохаживаясь вокруг «квадрата» за всеми наблюдает Стас.

Все слушают Шитоху.

ШИТОХА
(продолжая чистить картофелину)
Психологическая несовместимость, все из-за нее…  У Марголина редкий дар, несмотря на все его порочные наклонности, он создает вокруг себя дружелюбную, веселую, брызжущую оптимизмом атмосферу. С ним легко и весело. Он умеет разряжать взрывоопасную гнетущую обстановку одним словом, одним неординарным, нестандартным действием.

Стас, слушая, что говорит Шитоха, останавливается и согласно кивает головой.

ШИТОХА
(продолжая)
А главное не обидчивый, не боится показаться смешным, а наоборот хочешь быть им. Он все делает на публику. Ему надо было не институт физкультуры кончать, а театральное или цирковое училище.

К костру подходит Сева с ведром полным воды, ставит его около Иры, она, бросив игривый взгляд на Севу, подает ему другое пустое ведро. Сева берет ведро, но не уходит, а слушает, что говорит Шитоха.

ШИТОХА
(продолжая)
А с Изей история приключилась на приполярном Урале. Лыжный поход. В радиусе триста км ни души, ни жилья. Сбежать некуда. К концу похода напряжение такое в группе было! Малейшая искра и взорвется бомба. Все настолько раздражены, скрипят зубами. Десять дней видеть одни и те же рожи! Раздражает все: и как сосед твой идет, дышит, хлюпает носом, даже как говорит. Еще один переход и… Вертолет геологов ждет в назначенный день и время. Один переход. И вот, после последнего ночлега, собрали вещи, палатки, одели снаряжение, лыжи, рюкзаки, стали в шеренгу. Уперлись рукам в палки. Все ждут команды старшего. И вдруг его недоуменный голос:
- «Чьи лыжи? Кто забыл? Какая уродина!!»
Все повернули головы в сторону снятого лагеря и уставились на одиноко стоящую пару лыж, воткнутую в снег. Возникла немая пауза. Никто не пошевелился.
- «Кто?!» – Вопит старший, а в ответ - тишина.
Старший выехал с головы колонны, стал ехать мимо ее, заставляя по очереди каждого поднимать ногу с лыжей. Доехав до Марголина, он остановился. - «Исаак Самуилович, подними ногу,» – говорит он. Изя поднял не снаряженную лыжей ногу. - «Изя, где лыжа?» - уже спокойно спрашивает старший.
- «Где, где – бурчит Изя – Где надо…» - и осекается, разглядывая поднятую ногу.
Дикий хохот огласил приполярный Урал. Все раздражение, все напряжение накопившееся за десять дней похода выплеснулось в этот смех…

Все находящиеся около костра смеются.

Сева улыбаясь, берет пустое ведро и идет к реке.

СТАС
(поглядывая на часы)
Ну Марголин, ну морда нерусская… И где он шляется?
 
ШИТОХА
Наверное, местные аборигены поймали, за воровство, и сдали в милицию.

ИРА
Не просто сдали, а предварительно оттырили. И теперь бедный Марголин лежит в сельском лазарете, зализывает раны…

ЧЕРНЫШЕВ
Скорее всего, сидит в засаде…
(вскакивая, радостно)
А вот и он!

К костру, под дружные приветственные возгласы, подходит весь мокрый от пота, с завернутым в фуфайку гусем, Марголин.

К костру подходит с наполненным водой ведром Сева, ставит его у костра.

СТАС
(подходя к Марголину)
Чего так долго?

МАРГОЛИН
(поглаживая, с закрытыми глазами гуся по голове)
К ферме я подобрался быстро. Долго «охотился», наконец выждал момент, когда стая гусей подошла к реке, схватил одного и «ходу». Но тут вышла петрушка, гусь-то оказался не простым, а, наверное, вожак стаи. И вся стая с гоготом двинуло за мной. Что делать? Не приводить же всю стаю в лагерь. Решил в обход. Следы замести. Километров пятьдесят кружил и приблудил малость…

СТАС
У костра расскажешь, за ужином. Иди, искупайся, переоденься и отдохни.
(к Севе)
Сева, возьми у Изи гуся.

Сева берет у Марголина завернутого в фуфайку гуся.

Гусь открывает глаза и начинает гоготать.

СТАС
(к Марголину)
Ты что, ему шею не свернул?!

Марголин махает рукой и убегает от костра.

Стас подходит к квадрату, выдергивает вбитый в торец бревна топор, подходит к Севе, держащего завернутого в фуфайку гуся.

Стас поворачивается  лицом к костру с топором наперевес.

СТАС
(громко)
Требуется гусеубийца, палач для усекновения головы… и разделочный пень.

Стас склоняет голову, плюет на большой палец и пробует остроту  лезвия топора.

СТАС
(поднимая голову)
Добыча нашего чучхе, великого кормчего, дуче и фюрера – Исаака Самуиловича Марголина…

Сзади раздается смех Севы.

Стас удивленно моргает глазами.

Квадрат у костра пуст от людей. Лежат брошенные в спешке ножи рядом с неочищенной картошкой и недорезанным салатом, недорезанным мясом для шашлыков и прочее

СТАС
(к Севе)
Вот так всегда. Интеллигенция сраная!  Как революцию, экзекуцию… всю грязную, черную, кровавую работу делать - так пролетариат… А, как наваристый супчик с гусем, так они тут как тут… С большой ложкой в чистых вымытых с мылом руках и белоснежной салфеточкой под подбородком, обвязанной вокруг шеи.
(глядя на гуся, с обидой)
Мне тоже птичку жалко, но кушать хочется!

СЕВА
Чего ты? Я, между прочим, тоже интеллигент… будущий. И ничего… всегда, пожалуйста! Могу и тебе башку отвернуть… если хорошо попросишь…

СТАС
Не сомневаюсь. Ты не интеллигент. Ты будущий врач. А врач человек без принципов, махровый материалист… Кстати, как ты к богу относишься?

СЕВА
Как и ты, никак. Ты же коммунист.

СТАС
Но у меня иногда появляются сомнения. Кто-то же нас с тобой, это небо, звезды сделал, сотворил.

СЕВА
Я тоже как-то… Наверное есть какой-то космический разум, но не этот дед с бородой и нимбом над головой.

СТАС
Ну и как ты к этому разуму, по моему богу, относишься?

СЕВА
У меня с ним взаимная приязнь.

СТАС
А это как?

СЕВА
Я ему «до лампочки» и он мне «до фонаря»!

СТАС
Ладно, пошли к реке, а то  мои интеллигентики кровь увидят - загадят блевотиной весь квадрат и праздник испортят.

Сева с завернутым в фуфайку гусем и Стас с топором уходят к реке.

ИНТ. ВНУТРЕННЕ ПРОСТРАСТВО ПАЛАТКИ – НОЧЬ

В изголовье, лежащих в палатке в спальниках, Стаса и Севы, в кружке горит свеча.

СТАС
Как вечер удался?

СЕВА
На славу! Класс! Особенно ты блистал! Твой тост, твоё взбзднуть, произвело такой фурор!

СТАС
И ты тоже был в ударе!.. А как гуся уминали!..

СЕВА
А как Ира пела!

СТАС
Она наша Пугачева. Правда Чернышев говорит, что она не поет, а орет.

СЕВА
Но как орет! Вдохновенно, с полной самоотдачей, со всей душой, искренне и этим берет…

СТАС
Да, цепляет…

СЕВА
А стол, какой, был накрыт!

СТАС
Удивительно, столько выпил: и водки, и самогонки, и вина… Не в одном глазу…

СЕВА
Закусь хорошая, компания хорошая, настроение отличное и реакция замещения…

СТАС
Чего? Какое еще замещение?

СЕВА
Это нам химик на лекциях говорил – на природе много кислорода, а он нейтрализует спирт, реакция замещения происходит…

СТАС
В городе после такого употребления количества спиртного, мне бы потребовалась реанимация. А что ты следующие выходные делаешь? Может, на областной слет махнем?

СЕВА
Нет. Батя, путевку мне достал с заданием.

СТАС
Каким заданием?

СЕВА
Там женский коллектив собрался на экскурсию или поход. Женщины со всех районов нашей области, ударницы коммунистического труда.

СТАС
(улыбаясь)
Ударницы кому нести чего куда?

СЕВА
До Минводы самолетом, а оттуда на автобусе Тиберда, озеро Рица, Домбай, Архыз, и еще чего-то там и обратно в Минводы, а оттуда самолетом домой.

СТАС
«Матрасники?» И надолго?

СЕВА
Две недели.

СТАС
Две недели в курятнике? Выдержишь? Ты смотри, будь хозяином! Кавказцы народ горячий. Пожоще с этими парнями - кавказцами. Они на наших девочек падкие. И девочек предупреди, чтоб не давали никакого повода. Никаких шуточек и подколок и фривольностей по отношению к кавказцам. Они юмора не понимают. Пусть девочки говорят, что у них есть хозяин – ты.

СЕВА
Не пугай! Пуганый! Знаю! Сталкивался с ними. Не раз приходилось этих дур спасать, но есть и такие, что специально едут «погулять», пожить весело. Заработать.

СТАС
У нас женщина после тридцати, отработанный материал. У нас им ничего не светит. А у них они идут за милую душу.

СЕВА
(усмехаясь)
У них и пятидесятипятилетние в самом ходу. А если, еще килограмм под сто весит, то…

Пола палатки открывается и к ним внутрь залезает Ира со свернутым в рулон спальником в руках.

ИРА
Привет мальчики!

СТАС И СЕВА
(одновременно, с вытянутыми лицами)
Привет.

СТАС
Пришла поцеловать не целованного мальчика?

ИРА
Стас, ты свободен, собирай шмотки и вали к Шитохе… Она меня заколебала! Все уши про тебя прожужжала. Два раза бегала на речку подмываться… Иди - «клиент созрел»…

СТАС
Ира, ты такая красивая милая девочка… а такие вещи говоришь…

ИРА
Ты, что тупой? Не видишь, что мешаешь, что девушка Ира к молодому человеку на романтичное свидание при свече пришла? Сгинь!.. И в темпе вальса!

Стас, вжав голову в плечи, прихватив спальник, быстро выбирается из палатки.

ИРА
(расстилая свой спальник)
Так, Сева: на моём будем спать, а твоим накроемся. И не смотри на меня так ошалело, я сама ошалела и не знаю, что делаю!.. Никто на меня так восхищенно влюблено не пялил глаза, как ты… Спасибо… Извини, если что…

Ира плачет и, всхлипывая, берет Севу за голову и целует его в губы.

Сева обнимает Иру.

ЗТМ.

КОНЕЦ 5 СЕРИИ



















ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий


Оригинальный сценарий сериала















220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by









6-я серия
   Студенческие годы
Часть пятая

ТИТР: Глава 1. Озеро Рица

По серпантину гор Центрального Кавказа едет экскурсионный автобус.

На панели над смотровым окном водителя табличка с надписью: Минводы - озеро Рица – Домбай.

ИНТ. САЛОН ЭКСКУРСИОННОГО АВТОБУСА (В ДВИЖЕНИИ) – УТРО

МАССОВКА. Двадцать шесть женщин и четыре мужчины, сидя в креслах, о чем-то между собой переговариваются, читают, дремлют, просто смотрят в окно. 

На первых креслах у водителя сидит Сева и беседует с симпатичной девушкой 20-ти лет, сидящей рядом.

В конце салона у смотрового заднего окна, последнего длинного ряда сидений, заваленных вещами, одна в 2-х местном кресле, напротив входной двери,  с сумочкой на коленях сидит сорокапятилетняя женщина (ЛЁДЯ), приятная, гладкая лицом, полная, грудастая, высокая, яркая блондинка с волосами до плеч и меланхолично смотрит в окно.

Впереди сидящая женщина, лет сорока (МАНЯ), оживленно разговаривает с соседкой, женщиной тридцати пяти лет. Обе поворачивают головы назад, в сторону Лёди.

Маня привстает с сиденья и поворачивается к Лёде.

МАНЯ
Ну что ты, как немец, все нашу экскурсию молчишь?

ЛЁДЯ
(нехотя, лениво)
А, чё, говорить?

МАНЯ
(язвительно)
С коровами, со своими, доярка знатная, говоришь, а с нами брезгуешь…

ЛЁДЯ
С ними хорошо говорить, они отличные собеседники, потому что умеют слушать молча и  в ответ не несут чепуху, как ты.

МАНЯ
Ну, и - дура.

ЛЁДЯ
(спокойно)
А я это знаю. Не приставай Маня. Я отдыхаю.

МАНЯ
От чего?

ЛЁДЯ
(лениво-доброжелательно)
От всего. И от тебя, надеюсь, тоже отдохну.

Маня поворачивается с соседке, садится в кресло и, покрутив пальцем у виска, указывая ладонью на сзади сидящую Лёдю, продолжает разговор.

НАТ. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КАВКАЗ – ОЗЕРО РИЦА - ДЕНЬ

Панорама озера Рица.
 
МАССОВКА. У оборудованного для туристов «приюта» под руководством Севы, группа женщин в количестве двадцати пяти человек, шумя и галдя, ставят палатки, разжигают костер, в оборудованном обложенном камнями кострище.

Из стоящего экскурсионного автобуса, трое мужчин выносят вещи.

На берегу одиноко, отдельно от всех, стоит, с сумочкой на плече, Лёдя и смотрит на озеро.

По озеру вдоль берега, у «приюта», курсирует, туда-сюда, весельная лодка.

На носу лодки в каракулевой кепке, гордо выпрямившись, заложив, как Наполеон правую руку за отворот рубахи, стоит грузин ВАХТАНГ 30-ти лет, среднего роста крепыш, с усами, в начищенных до блеска хромовых сапогах, со сложенными гармошкой галифе, пиджаке и красной рубахе.

Из расстегнутой на три пуговицы рубахи, видна пышная растительность на груди.

За веслами сидит маленький 25-ти летний грузин, без головного убора, ГОГИ.

Сделав очередной разворот, лодка причаливает к деревянному причальному настилу на берегу. Из лодки выскакивает Вахтанг, поправляет кепи и решительно поднимается к приюту в гору.

Проходя мимо Лёди, подобострастно ей кланяется, выпучив от восторга глаза.

Подходит к, занятым своим делом, туристам.

 ВАХТАНГ
(кричит наугад в толпу)
Начальник! Начальник!

Никто не обращает на Вахтанга внимание. Все заняты делом, шумят и галдят.

ЛЁДЯ
(оборачиваясь, кричит)
Всеволод Анатольевич! Ау! К вам приплыли!

От группы туристов отделяется Сева.

Вахтанг распахивает приветственно руки…

Сева замечает Вахтанга. Засунув в карманы руки, гордо подняв голову, со скучным лицом озабоченного важными делами человека, медленно подходит к Вахтангу.

СЕВА
(небрежно склонив голову, словно снисходя)
Я вас слушаю.

ВАХТАНГ
Хозяин! Очень дэвушку хачу! Продай дэвушку! 
(плотоядно глядя в сторону Лёди)
Вон ту королеву, бэлэнкую, сочную. Что хочешь, отдам! Пол Грузии отдам!

Сева небрежно делает жест рукой: подожди.

Медленно спускается с горы. Подходит к Лёде.

СЕВА
(растеряно и виновато улыбаясь)
Тут… Вот… Э… Приглашают тебя, Лёдя, в гости на пару дней на экскурсию. Обещают взамен пол Грузии. Ты как на это смотришь?

ЛЁДЯ
(спокойно глядя в глаза Севы, нехотя)
Ну, если пол Грузии - то можно.
(через паузу, добродушно улыбаясь)
А лучше пусть угостят нашу экскурсионную компанию вином или фруктами.

СЕВА
(опешив)
Так ты, что?.. Согласна!?

ЛЁДЯ
(зевая)
А чё, тут, такого? Вы завтра на дачу Сталина собрались, а я не люблю Сталина… Он моего деда… раскулачил… Где джигит? Я готова…

СЕВА
Прямо сейчас?

ЛЁДЯ
А чего тянуть?
(хлопая по сумочке)
У меня всё с собой.

СЕВА
(пожимая плечами)
Тады: Ой!

Сева возвращается к Вахтангу.

Вахтанг нетерпеливо переминаясь, с надеждой смотрит на Севу.

СЕВА
(через глубокомысленную паузу)
Значит, так! Вопрос решен положительно.
(протягивая руку)
Паспорт?

Вахтанг суетливо достает из кармана паспорт и, радостный протягивает его Севе.

ВАХТАНГ
(возбужденно подпрыгивая)
Да. Я в курсе ваших условий продажи…

Сева нехотя берет паспорт Вахтанга, долго  сверяет лицо Вахтанга с фотографией в паспорте, смотрит на свет страницу с фотографией и печатью, удовлетворенно хмыкает, кладет паспорт себе в карман.

СЕВА
(деловым тоном)
Сегодня к вечеру бурдюк вина. Послезавтра к одиннадцати ноль-ноль она должна быть здесь. Все расчеты и благодарности непосредственно с Лёдей.

ВАХТАНГ
Лёдей?

СЕВА
Извиняюсь, с Леокадией.

ВАХТАНГ
(восторженно)
О, Леокадия!

СЕВА
Всё! Забирай, свою королёву!

Сева и Вахтанг бьют по рукам.

Вахтанг почти на цыпочках  в сапогах, подбегает к Лёде и, взяв двумя пальчиками под локоть, ведет её к лодке, у которой суетится Гоги. Лёдя, не оборачиваясь, махает на прощание рукой.

Сева вздыхает, сокрушенно и неодобрительно качает головой.

У приюта вся толпа туристов раскрыв от изумления рты в гробовой тишине наблюдает за отбытием из лагеря Лёди.

НАТ. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КАВКАЗ – ОЗЕРО РИЦА - ДЕНЬ

Панорама озера Рица.

У причала напротив приюта стоит лодка до краев, между сидениями, загруженная коробками, пакетами и корзиной с фруктами.

За веслами сидит Гоги и с сожалением глядит в сторону приюта.

К стоянке поднимаются: Лёдя и Вахтанг, держащий её под ручку.

У освобожденного от палаток, туристского инвентаря и мусора, стоит вся толпа туристов и, с нескрываемым интересом в гробовой тишине, наблюдает за прибытием в лагерь Лёди.

За спиной экскурсантов стоит готовый, с работающим в холостую двигателем, к отправке автобус.

К причалу спускается Сева и останавливается напротив Вахтанга и Лёди.

СЕВА
(с интересом оглядывая Лёдю)
Жива?

На губах у Лёди счастливая улыбка, под глазами круги, щеки ввалились и она стала телом стройнее.

ЛЁДЯ
Не то слово…

Ледя, помахав Вахтангу ручкой, поднимается к приюту.

ВАХТАНГ
(кричит вдогонку)
А подарки!? Леокадия!

ЛЁДЯ
(равнодушно кивая, весело кричит)
Отдай девочкам!
(к стоящим у приюта)
Девочки! Разбирайте!

Половина женщин, что постарше устремляются к лодке, впереди всех Маня.

Вахтанг, засовывает паспорт во внутренний карман пиджака…

…идет за женщинами…

…которые толкаясь, шумя и галдя разбирают коробки и свертки. ЗТМ.

Из ЗТМ. Маня, поднимаясь к автобусу, проходит мимо Севы с раскрытой коробкой с женскими туфлями на шпильках, разглядывая этикетку.

МАНЯ
Двадцать пять рублей! С ума сойти!.. Мать троих детей! Ужас!.. Орденоносец! Кошмар! Убиться, можно!

ИНТ. САЛОН ЭКСКУРСИОННОГО АВТОБУСА (В ДВИЖЕНИИ) – УТРО

МАССОВКА. Двадцать шесть женщин и четыре мужчины разглядывают «подарки» из лодки: нижнее женское бельё, колготки, босоножки, туфли, бижутерию и о чем-то между собой переговариваются. Все периодически поглядывают назад в сторону Лёди.

На первых 2-х креслах рядом с водителем сидит Сева с симпатичной девушкой, примеряющей широкополую женскую шляпку от солнца, и рассматривает корзину с фруктами.   

В конце салона у последнего длинного сидения, заваленного вещами, одна в 2-х местном кресле, сидит Лёдя.

Она меланхолично молча смотрит в окно и чему-то улыбается.

ТИТР: Глава 2. «Раскладка».

ИНТ. ОТДЕЛЕНИЕ МИЛИЦИИ – НОЧЬ

В кабинете начальника отделения майора ЛЫСУХО, сидящего во главе совещательного стола, за столом сидят в цивильных костюмах Марголин, Сева, Стас, Чернышев и ГОНТАРЕВ (25).

Около майора с раскрытой папкой в руке, подобострастно согнувшись, стоит сержант ДОЮЖЕНКО.

ДОЮЖЕНКО
(к майору, возбужденно)
Шесть человек, все местные, но прописаны в разных районах… Работают в разных организациях: один рабочий, один студент, третий преподаватель ВУЗа, четвертый старший инженер НИИЭВМ и хозяин, я так думаю, конспиративной квартиры, зам председателя физкультуры… И по национальности разные!..
Белорус, поляк, русский, украинец и еврей.

С правой стороны от майора сидят, переглядываясь, Стас, Чернышев и Гонтарев.

С левой стороны сидят: Сева, равнодушно зевающий, и Марголин, который ерзает на стуле, с блокнотом в руке.

МАЙОР
(к сержанту)
Странно, и чего у них общего? Что их связывает?

ДОЮЖЕНКО
(возбужденно)
Я думаю секта, или еще хуже, может тут замешано ЦРУ, у одного из них брат в Америке!

Майор с удивлением смотрит на сержанта.

МАЙОР
Ну, ты загнул! Сейчас не 37-й… Но подозрительно… А сколько их всего было в квартире?

ДОЮЖЕНКО
Человек тридцать… В однокомнатной квартире! Даже на балконе были люди. Мы задержали пятерых, больше в газик не поместилось. Соседка позвонила, мол, поют громко.

МАРГОЛИН
Еще 23-х часов не было. Законы знаем…
(тихо толкая Севу)
Хорошо еще мы не успели выпить! Все не могли решить: куда ехать на выходные?

МАЙОР
Мы разберемся. Кто вы и что вы. Но как вы объясните свое сборище и что за секта? Псалмы пели? А может вы антисоветская организация?

МАРГОЛИН
Пели мы Окуджаву, Визбора…
Мы туристы, про нас вся милиция Центрального района знает! Мы в парке напротив музея Великой Отечественной войны каждую среду собираемся в восемь вечера. А потом идем к кому-нибудь на квартиру, договариваться насчет похода на выходные, и «раскладку» сделать…

МАЙОР
Какую еще «раскладку»?

МАРГОЛИН
Обычную. Кому, какие продукты на предстоящий поход взять. Я как раз писал: кому что купить и взять в поход.
(показывая блокнот)
Вот у меня еще недописанная раскладка для Тамары.

МАЙОР
Ну-ка дайте сюда! 

Марголин передает майору блокнот.

МАЙОР
(читает)
ЧБТ…
(к Марголину)
Это что?

МАРГОЛИН
Это сокращенно: Черная Баба Тамара.
(на немой вопрос майора)
У нас их две Тамары, одна белая - ББТ, а вторая черная – ЧБТ… Чтоб различать…

МАЙОР
А это, что такое? Взять одного Х и две Б?

Майор весело смеется, вопросительно смотрит на Марголина.

Все, кроме Марголина весело смеются.

МАРГОЛИН
Это сокращенно: один хлеб и два батона.

Майор, улыбаясь, передает листок Марголину…

…берет у сержанта папку, читает.

ДОЮЖЕНКО
Товарищ майор, я не знаю, как быть… Из квартиры никто не хочет уходить… Там одна, делегированная ими, девица, по имени Ира, заявила от имени всех протест, и сказала, что они не уйдут из квартиры пока их товарищей не освободят из мрачных казематов.   

МАЙОР
(отрываясь от папки)
Каких казематов?

ДОЮЖЕНКО
(пожимая плечами)
Мрачных…

МАЙОР
(к туристам)
А кто тут Кошель Всеволод Анатольевич?

СЕВА
Я.

МАЙОР
Похож! Во, как вымахал! Я тебя еще вот таким помню… Привет папе, от майора Лысухо передай.

СЕВА
Хорошо, но он сейчас…

МАЙОР
Да, знаю в столице на пленуме…

Майор встает, передает папку сержанту.

МАЙОР
Ладно, ребята, с виду вы вполне приличные… Я вас сейчас отпускаю. Но…
(подняв указательный палец)
За два дня я про вас все разузнаю. В субботу в 11-00 сюда, ко мне. Я вам вынесу приговор. Что это будет? Может штраф за нарушение общественного порядка с сообщением на работу, может… Там, посмотрим. Свободны.

Все задержанные дружно встают и направляются к выходу.

ЧЕРНЫШЕВ
(себе под нос)
Ну, что? Поход на предстоящие выходные для нас «накрылся»?

МОРГОЛИН
(тихо)
Зато у меня полный холодильник «пойла»! Замочим, освобождение?..

Сержант Доюженко, с обиженным лицом, смотрит вслед туристам, покидающих кабинет.

ТИТР: Глава 3. Гадина

КВАРТИРА МАРКИЗА - ДЕНЬ

В гостиной Сева и АЛИНА (26) симпатичная блондинка.

АЛИНА
(игриво стреляя глазками)
Во сколько Олег придет?

СЕВА
Сказал к 17 -00.

АЛИНА
А сейчас?
(смотрит на наручные часы)
Двенадцать.

СЕВА
Он сказал, чтобы я тебя встретил и до его приезда тебя развлекал.

АЛИНА
Так развлекай.

СЕВА
Да я не знаю, чем тебя развлекать…

АЛИНА
Двенадцать… Так мы еще успеем… Надеюсь, твоя «развлекалочка» развлечет меня…

Алина снимает с себя платье, лифчик, трусики.

Со снисходительной улыбочкой бросается на шею Севы.

Сева резко размыкает ее руки…

…толкает на диван…

…понимает с пола платье, трусики и лифчик…

…бросает на диван Алине.

Алина, удивленно вытаращив глаза, с недоумением смотрит на Севу.

АЛИНА
(изумленно)
Ты, что, меня не «хочешь»?

СЕВА
Извини - не хочу…

АЛИНА
Ты и не хочешь!? Такой парень! Маркиза боишься?.. Так он знать не будет!

СЕВА
У меня девушка есть. Я её люблю и скоро на ней женюсь.

АЛИНА
Не женишься, никто за тебя замуж не пойдет, а если надумает, то через месяц сбежит…

СЕВА
Это почему?

АЛИНА
Да потому что у тебя на лбу написано большими заглавными буквами, что ты блудливый, похотливый кот… Прекати-поле…

СЕВА
Нет. Я буду хорошим семьянином и заботливым отцом.

АЛИНА
(зло)
Не будешь!

СЕВА
Даже!

АЛИНА
Даже! Ты будешь сидеть за изнасилование?

СЕВА
Кого?

АЛИНА
(пытаясь разорвать свое платье)
Меня.

СЕВА
(весело смеется)
Да, ты права, я не смогу жениться и тебе никто не поверит, что импотент мог изнасиловать женщину.

АЛИНА
Ты импотент!? Рассказывай сказки…

Грустно склонив голову

СЕВА
Да. Я на Приполярном Урале, попал под лавину и кое-что отморозил. Ты, думаешь, почему Олег поручил мне тебя встретить и развлекать, пока его нет? Тебя, такую эффектную красавицу с гибким станом, блондинку?

АЛИНА
(растерянно, с довольной улыбкой)
Почему?

СЕВА
Потому! Год назад ты бы не успела переступить порог, как я тебя прямо на полу… А сейчас…

Сева уныло садится на стул, скромно положив на колени руки.

АЛИНА
(одеваясь)
Бедный Сева…

ИНТ. КВАРТИРА СЕВЫ – ВЕЧЕР

Сева сидит в комнате у телевизора, смотрит новости.

На экране новости 1979 года.

На журнальном столе звонит телефон.

Сева снимает трубку.

ГОЛОС МАРКИЗА
Чего сбежал. Дождался бы меня, рюмочку чая выпили…

СЕВА
Красивая, боялся, что тебя не дождусь…

ГОЛОС МАРКИЗА
А чего, такого, дело обычное…
СЕВА
У тебя, что с ней?…

ГОЛОС МАРКИЗА
Да, ничего… Снял по случаю…

СЕВА
Предупреждать надо, а то я благородство перед другом проявил…

ГОЛОС МАРКИЗА
Хрен с ним… Ты чего ей про себя наплел. 

СЕВА
А что такое?

ГОЛОС МАРКИЗА
Про Сибирь…  Это же - фишка Чернышева. Ты знаешь, мне кажется, она тебе поверила!

СЕВА
А что б не приставала с глупостями…

ГОЛОС МАРКИЗА
А что? Приставала…

СЕВА
Да не парься… девушка, что надо… Успехов… Пока…

Сева кладет трубку и продолжает смотреть телевизор. ЗТМ.

Из. ЗТМ. Сева сидит в комнате у телевизора, смотрит новости.

На экране новости 1979 года.

На журнальном столе звонит телефон.

Сева снимает трубку.

ГОЛОС МАРКИЗА
(взволнованно)
Слушай, Алина рыдает у меня в гостиной, стенает, волосы рвет!..

СЕВА
Ты её на хер послал!

ГОЛОС МАРКИЗА
Нет. У неё деньги пропали из кошелька… Двести рубликов!

СЕВА
Значит, ты про мою Сибирь ей правду сказал?

ГОЛОС МАРКИЗА
Ммм… Сказал…

СЕВА
Все ясно… Только вот на понятно: Почему не пятьсот, а двести?

ГОЛОС МАРКИЗА
Говорит, что кроме тебя, некому…

СЕВА
Хорошо. У тебя стандартные листы и ручка есть?

ГОЛОС МАРКИЗА
Есть? А зачем?

СЕВА
Пусть заявление на имя начальника районного отделения милиции майора Лысухо Б.П. пишет: Как было дело и откуда у нее такие большие деньги и где она их украла… А еще скажи, что я ее засажу на лет пять за навет… Что у меня мусора все «повязаны» и что мой папа первый секретарь обкома…

ГОЛОС МАРКИЗА
Райкома…

СЕВА
Какая разница… Звони, если она заявление напишет. И передай этой гадине, чтоб не попадалась на моем пути…

Сева кладет трубку и продолжает смотреть телевизор. ЗТМ.
 
ТИТР: Глава 4. Дружба народов

ИНТ. ОДНОКОМНАТНАЯ КВАРТИРА МАРГОЛИНА – ОСЕННЕЕ УТРО

На полу у балконной двери на матрасе ничком лежит одетый Сева. Медленно, со стоном поднимается, садится, протирает глаза.

Лицо Севы опухло после пьянки, под глазами круги. Сева оглядывается по сторонам, соображая.

Рядом на полу на ковре лежит  Гонтарев, со снятой обувью и носками. На голых пятках заметны темные пятна.

На кровати раздетый, под одеялом, лежит Марголин.

Из-под одеяла торчат голые ступни Марголина с темными пятнами на пятках.

Сева встает, подходит к неприбранному столу со следами прошедшей попойки.

Смотрит на свет пустые бутылки, проверяет содержимое рюмок.

На столе лежит железный прут.

Сева берет его, внимательно рассматривает, повертев, смотрит в сторону кровати.

В старой никелированной кровати с панцирной сеткой в ножной спинке из трех прутьев два.

Сева подходит к кровати примеряет прут в недостающее место между двумя такими же прутьями.

Сева недоуменно пожимает плечами, кладет прут обратно на стол.
 
Сева скрывается в кухне. ЗТМ.

Из ЗТМ. Из кухни с пустым молочным 2-х литровым бидоном выходит Сева.

Посмотрев по сторонам, подходит к буфету берет с полки ключи и уходит. ЗТМ.

Из ЗТМ. В комнату с бидоном в руке заходит Сева.

На полу на ковре с прутом в руке, сидит, злой как черт, Марголин. Смотрит на вошедшего Севу.

На матрасе, где спал Сева, на спине лежит Гонтарев, и стонет, в бессильной ярости сжав кулаки.

МАРГОЛИН
Сева, а ты где ночевал?

СЕВА
На полу, на твоем матрасе.

МАРГОЛИН
Странно. У тебя все нормально?

СЕВА
Вот, пиво вам принес… Вагиза нет… Водки нет… Прут кто-то вывернул из кровати…

МАРГОЛИН
Да, Сева. И моего джинсового костюма нет. Колечко мое золотое, тоже пропало. Вот же скот!

СЕВА
Вагиз! Вор! Он же на нас денег не жалел! Поил каждый день! И стол за окончание работы накрыл… Откуда у него столько денег?

ГОНТАРЕВ
Я по телику про одного азербайджанца слышал, объявленного во всесоюзный розыск, что он угнал государственный КАМАЗ и пользуется им, как своим. По всему Союзу «капусту рубит». Может это наш Вагиз?

МАРГОЛИН
И еще, Сева, вот этим прутом, нам с Гонтарем, по пяткам настучал. Синяки видишь? 

СЕВА
По пяткам? Ну, да. Есть такая восточная пытка для преступников - бить по пяткам палкой. А если тихонько и долго постукивать в одну точку, образуется синяк. Можно в тюрьму не сажать, не сбежит. Ходить невозможно, только если ползти. А если ползти, далеко не заползешь. Так он…

МАРГОЛИН
Сколько ходить не сможем?

СЕВА
Как минимум неделю, если не месяц!

МАРГОЛИН
Вот подонок! А я для него!.. Всю проводку в его КАМАЗе сгоревшую заменил!

СЕВА
Кстати. А откуда ты в машинах разбираешься? Ты же зам по физкультуре.

ГОНТАРЕВ
(со стоном садясь)
Изя закончил РТИ. Уважаемый человек, специалист был. По Союзу на все испытания приемочные ездил, во всех всесоюзных комиссиях состоял. А когда его родной брат еврей Иосиф рванул, в Америку…  Сразу всего лишился, из всех комиссий исключили, с работы поперли… Друзья туристы на завод пристроили… Хорошо квартира однокомнатная осталась.

СЕВА
(к Марголину)
Это правда?

МАРГОЛИН
(махает рукой)
Давай, скорее, пиво!

ГОНТАРЕВ
И я хочу!

Сева с бидоном присаживается на ковер. ЗТМ.

Из ЗТМ. На полу сидят Гонтарев, Марголин и Сева.

Передавая друг другу бидон, пьют из него по очереди пиво.

СЕВА
(удивленно)
А мне, почему не настучал по пяткам?

МАРГОЛИН
А ты самый молодой, не лязгал языком по пьянке, черножопыми чурбанами не называл кавказцев, как Гонтарев. Хотя… Почему? Не знаю… Ты не только евреям и бабам нравишься, и вот видишь - даже мусульманам.

СЕВА
А тебе, за что? Ты столько ему сделал…

МАРГОЛИН
А за то, что еврей!

ГОНТАРЕВ
Мы для них неверные. Аллах разрешает поступать с неверными, как угодно. Неверного можно обмануть, у него можно украсть, можно и убить. А лучше зарезать, как барана. Аллах простит.

СЕВА
Вот тебе и дружба народов… 

На полу сидят Гонтарев, Марголин и Сева. Передавая друг другу бидон, пьют из него по очереди пиво.

ТИТР: Глава 4. Шабашка

НАТ. СИБИРЬ – ТАЙГА – ДЕНЬ

В окружении огромных луж стоит передвижная строительная бытовка.

Справа от бытовки недостроенное строение.

ИНТ. ПОМЕЩЕНИЕ БЫТОВКИ - ДЕНЬ

За неприбранном после пьянки столом, сидит, упершись в стол локтями и подперев голову ВАСЬКА (27).

Вася смотрит мутными глазами на стоящий перед ним, наполненный до краев водкой, стакан.

Вдоль стены на самодельных 2-х этажных нарах, лежат в различных после «отключки» позах люди.

На нижнем ряду нар, громогласно храпя, лежит здоровенный мужчина (40) БУГОР.

На полу лежат в обнимку два шабашника (25 и 30).

На верхнем ярусе, положив голову, на сложенную в рулон фуфайку, спит Сева.

Сева медленно открывает глаза, кривится от боли в голове, приложив ладонь к виску, садится, продирает глаза. Трясет головой и обращает свой взор на Ваську.

ВАСЬКА
(бормочет, уставившись в стакан)
Пойдет или не пойдет?

Васька тяжело вздыхает, берет нетвердой рукой стакан.

ВАСЬКА
(выдыхая воздух)
Ну, что, погнали наши городских?

Васька опрокидывает четверть стакана в раскрытый рот, давится и облевывает водку назад в стакан.

В стакане белая прозрачная жидкость становится желтовато мутной.

ВАСЬКА
(пьяно мотая головой, сокрушенно)
Не пошла!

Васька тупо смотрит  на стакан, подумав немного, сморщившись подносит, закрыв глаза, ко рту и, запрокинув шатающуюся голову, начинает пить мутную жидкость. Медленно выпивает весь стакан, не отрываясь.
 
ВАСЬКА
(задыхаясь, хватая ртом воздух)
Пошла милая.
(поглаживая живот)
А куда ты родимая денешься?

Голова его падает на стол и руки плетями свисают вдоль туловища.

Сева слезает с нар, оглядывается, с места, где он лежал, достает рюкзак…

…всовывает в него фуфайку…

…берет рюкзак, надевает его за плечи.

Подходит к храпящему Бугру.

Долго трясет его.

Бугор открывает глаза…

…смотрит мутными глазами на Севу.

СЕВА
(кричит)
Аванс получил за проделанную работу?!

Бугор закрывает один глаз, смотрит на Севу, согласно кивает головой.

СЕВА
Рассчитай меня за неделю, что я отработал.

Бугор, не вставая, подумав, залазит за пазуху, вынимает кошелек, слюнявит палец и, кося глаза на живот, отсчитывает десять червонцев. Засовывает кошелек обратно за пазуху и протягивает деньги Севе.

СЕВА
Чего так мало – всего лишь сотня за два этажа?

Бугор молча подносит к глазам Севы кукиш, который медленно превращается в здоровенный кулак…

…закрыв глаза, продолжает храпеть.

НАТ. СТАНЦИЯ Ж/Д - ТАЙГА – ВЕЧЕР

Под навесом Сева читает расписание. Подходит к скамейке, снимет рюкзак, достает из него фуфайку, одевает. Ложится на скамейку, кладет рюкзак под голову.

НАТ. СТАНЦИЯ Ж/Д – ТАЙГА - УТРО

Вдоль станции с рюкзаком на плечах, разминаясь, прохаживается Сева.

К станции подходит с котомкой за плечами, Васька.

ВАСЬКА
(радостно)
И ты, Брут? Линяешь? Правильно. Если Бугор начал пить – это надолго…
(сокрушенно)
Не надо было аванс брать.

СЕВА
(согласно кивая)
Если б на дожди, если б дороги не размыло, если б…

ВАСЬКА
Еще лето, почти два месяца… Может махнём в Сыктывкар… Другую бригаду найдём… Земляки вроде…

Сева и Васька прохаживаются вдоль станции, о чем-то оживленно беседуя.

НАТ. РАЙЦЕНТР В СИБИРИ - ДЕНЬ

МАССОВКА. Навстречу друг другу идут две бригады шабашников.

Во главе одной группы из пяти человеке, впереди старший, МОСКВИЧ (40).

Впереди другой группы из четырех человек во главе с Марголиным, ЛОХМАТЫЙ (26), ВАЛЕНТИН (25), СЕВА.

МОСКВИЧ
(останавливая группу, громко) 
Не будем мы ему ничего делать, менту поганому!  Мы спецы! Строители – профессионалы! А как мы можем работать?! За десятерых!.. А тут, крылечко поправить!.. Еще и бесплатно!

МАРГОЛИН
(останавливаясь)
Что случилось?

МОСКВИЧ
Подпись не ставит, морда мусорская! А без его визы никто на работу не берет. Поедем дальше, в Шошку.

МАРГОЛИН
Кто не ставит?

МОСКВИЧ
Начальник районной милиции.

МАРГОЛИН
А мы как раз к нему. За визой.

МОСКВИЧ
А вы откуда?

МАРГОЛИН
А вы?

МОСКВИЧ
Москвичи.

МАРГОЛИН
А мы бульбяши с БССР.

МОСКВИЧ
(махая рукой)
Тут не заработаешь. Объектов с объемами хорошими нет.

МАРГОЛИН
А мы по маленькому, уже почти договорились крышу в магазинчике битумом заливать. Вот виза нужна.

МОСКВИЧ
Фу… Это разве работа, эту крышу уже лет пять заливают, а она все течет…

Москвич с сожаление смотрит на группу Марголина и продолжает движение со своими товарищами.

НАТ. РАЙОННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ МИЛИЦИИ – УТРО

У единственного входа в одно–этажное деревянное здание с небольшой верандой, огражденной перилами, бригада Марголина внимательно смотрит как Сева, на крыльце из пяти ступенек, забивает молотком в новую оструганную доску гвоздь.

Валентин в руках держит пучек гвоздей семидесятка.

Лохматый держит оструганную новую доску.

Марголин пробует на устойчивость перила.

Забив гвоздь, Сева протягивает руку за следующей доской… ЗТМ.

Из ЗТМ. Облокотившись о перила небольшой веранды бригада Марголина молча дружно курит, лениво обозревая окрестности.

К отделению подъезжает милицейский газон, из которого влезают МАЙОР милиции (52) и молодящаяся женщина 45-ти лет с «дипломатом» в руках (ГЛАВБУХ).

МАЙОР
Как крыльцо? Готово?

МАРГОЛИН
Так точно.
(сбегая по ступенькам крылечка)
Принимайте работу.

Марголин подходит к машине.

МАЙОР
(не глядя на крыльцо)
Молодцы!
(указывая на главбуха)
Это наш главбух, ваш кормилец и поилец… Прошу любить и жаловать.

Главбух раскладывает на капоте бумаги. Берет в руки одну папку  и протягивает Марголину.

ГЛАВБУХ
(Марголину)
Это тебе: процентовки и договора на новую работу. И вот здесь распишись.

Марголин расписывается в ведомости, берет деньги, которые ему, достав из кармана, дает Главбух.
 
Главбух подняв голову, обращается к остальным членам бригады.

ГЛАВБУХ
Подходите по очереди. За проделанную работу денежки получите.

Ребята, весело улыбаясь, дружно, друг за другом спускаются по ступенькам. ЗТМ.

Из ЗТМ. Главбух замыкает защелками свой «дипломат» и кладет под мышку…

Окидывает взглядом стоящих перед ней в ряд членов бригады.

ГЛАВБУХ
(с хитринкой)
Мы к вам три дня приглядывались. Ребята вы, я вижу, с понятием. Не конфликтные…
(бросая взгляд на Марголина)
Опытные.
(к майору)
Я думаю, мы с ними сработаемся.

Подходит к Севе.

ГЛАВБУХ
(окидывая оценивающе взглядом)
Как зовут? Красавчик?

СЕВА
(испуганно)
Сева… Кошель…

ГЛАВБУХ
(к майору)
Подожди в машине.
(Марголину)
А с тобой прораб, надо кое-что обсудить.

Главбух отводит Марголина в сторону.

ГЛАВБУХ
(доверительно)
Тут у меня на даче банька прохудилась, а руки у моего мужа из одного места растут.
Человечка дай на пару-тройку дней.

МАРГОЛИН
(выпячивая грудь)
Так я сам…

ГЛАВБУХ
(скривившись)
Нет, не надо.
(хищно прищурившись)
Севу Кошеля мне выдели.

МАРГОЛИН
(понимающе)
Понял. А…

ГЛАВБУХ
Инструмент и роба у меня есть.

МАРГОЛИН
А…

ГЛАВБУХ
Завтра с утра.

МАРГОЛИН
А…

ГЛАВБУХ
Я пришлю машину.

МАРГОЛИН
А оплата?

ГЛАВБУХ
Не боись.
(распрямив грудь и проведя ладонями по бедрам)
Как ты думаешь… Он справится?

МАРГОЛИН
(восхищенно, с придыханием)
О! Еще как! В этом деле он мастер, можно сказать: профессор.
(с уважением глядя в сторону Севы)
100% гарантия качества!

ГЛАВБУХ
Вот и хорошо. До свидания.

Майор и Главбух, садятся в «газон».

По пыльной дороге газон уезжает.

Марголин, разглядывая бумаги, довольный, потирает руки.

МАРГОЛИН
(возбужденно радостно)
Расценки! Мама дорогая! Мечта бездельника! По высшему разряду! Расценили эту несчастную, почти готовую крышу - по полной.

Сева недоуменно перекладывает из руки в руку два «червонца».

СЕВА
А за что нам деньги дали? Это, что – аванс?

МАРГОЛИН
(удивленно)
Как, за что? За крылечко!

СЕВА
За крылечко!? И сколько?

МАРГОЛИН
(с гордостью)
За классную работу! Пятьсот рубликов!

СЕВА
(восклицая изумленно)
За прибитые четыре доски?

МАРГОЛИН
Пять!

СЕВА
А почему по два червонца, а не по сто?

МАРГОЛИН
Им тоже жить в этой глуши надо… Расходы представительские… А тут бесхозные, пашущие днем и ночью шабашники, которым разрешено платить хорошие деньги…

СЕВА
За работу, всего двадцать процентов?

МАРГОЛИН
Ты следующий раз, когда будешь в ведомости расписываться не корчи рожи. Не смотри на сумму, за которую расписываешься, а молча бери, сколько тебе дают.

СЕВА
Но это же…

МАРГОЛИН
Радуйся, что меня  случайно встретил… И, это ж надо! Где!? В Сыктывкаре! Сейчас бы пахал, где-нибудь в глухой тайге, как эти спецы-строители из Москвы или как папа Карло!..

СЕВА
Бедный СССР! Вот так он и развалится когда-нибудь! И наша в этом лепта, к сожалению, будет….

МАРГОЛИН
Хорошо когда есть люди, которые умеют и понимают, как надо жить… В конкретных условиях.

Марголин хлопает снисходительно по плечу Севу. ЗТМ.

Из ЗТМ. Бригада Марголина, не торопясь, вразвалочку с инструментами за плечами, идет в сторону виднеющегося вдали магазина с плоской крышей.

ТИТР: Глава 5. Ира.

ИНТ. КВАРТИРА СЕВЫ – ДЕНЬ

Сева сидит у телевизора и глядит на экран.

На экране: кадры из хроники 1980г.

В комнату входит МАТЬ СЕВЫ (55), с сумочкой в руках.

МАТЬ СЕВЫ
Скоро год, как бабушка твоя умерла. Надо к годовщине подготовиться. Я плохо себя чувствую. А ты съезди на кладбище.
(скорбно потупив глаза)
Навести. Прибери могилку. Памятник, как уже месяц поставили. Посмотри, все ли хорошо. Привет передай. Цветочки поменяй.
(протягивая сумочку)
Я тут все приготовила.

СЕВА
Хорошо. Сейчас, только оденусь.

Семен с сумочкой в руках идет в прихожую.

Набрасывает на себя куртку. Берет с тумбочки связку ключей. Звенит звонок.

Семен открывает входную дверь.

У входа стоит Ира.

ИРА
(заходя в квартиру)
Привет!

СЕВА
(радостно)
Привет! Пришла сказать: - «Да!»

ОЛЯ
Да…

СЕМЕН
(резко прерывая, хватает её в охапку, кричит)
Ира! Ирочка!

Ира, вырываясь из его объятий, испуганно выставляет вперед руки, сжатые в кулаки.

Сева, оглядываясь на появившуюся в дверях мать.

СЕВА
(уныло, к Ире)
Ты же сказала: - «Да!»

ИРА
(грустно улыбаясь)
Ты не дал мне договорить,
Я хотела сказать: – «Да нет!»
(серьезно)
Я по другому поводу.
(матери)
Здравствуйте. Извините…

МАТЬ
Здравствуй Ира! Я уже и не надеюсь, что его кто-нибудь окрутит… Этого валацугу…

Мать, махнув рукой, торопливо уходит на кухню.

СЕВА
Позвонила бы. Предупредила. А то я, увидев тебя, размечтался… Академка заканчивается… Уеду учиться… Бери меня пока тепленький…

ИРА
Не будем Сева… Я по делу… Хочу по реке Бобр пройти на байдарках. Племяш компанию собрал. А я, все – таки, кандидат в мастера спорта. Прослежу.

СЕВА
Я по Бобру ходил. Карта есть военная - пятисотметровка. Поехали со мной. Я по дороге расскажу.

ИРА
Карту прихвати. Я по дороге посмотрю.

Сева, помахивая связкой ключей, идет за картой.

НАТ. КОЛЬЦЕВОЕ ШОССЕ – ДЕНЬ

«Москвич-412» едет по шоссе.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) - ДЕНЬ

За рулем Сева и рядом на переднем сидении, рассматривая карту, сидит Ира.

ИРА
И куда?

СЕВА
Через неделю год, как бабушка моя умерла. Надо на кладбище съездить.
(скорбно потупив глаза)
Навестить. Посмотреть установленное надгробие. Прибрать могилку. Привет передать. Цветочки поменять.
(кивая головой в сторону багажника)
Мать там все приготовила…
Она не может – приболела.

ОЛЯ
Помню Матрену Яковлевну. Царство ей небесное.
(задумчиво)
Она умерла на следующий день, как мы с Ваней расстались.

СЕВА
(сокрушенно качая головой)
Ну, начинается! Опять! Я тебя когда-нибудь убью, если еще раз вспомнишь про него. Забудь! Вычеркни из своей памяти навсегда! Этот гад, за год мог бы о себе напомнить. Хотя бы придти на встречу, о которой вы с ним договорились…

ОЛЯ
(обиженно)
Зачем ты так. Чем он тебе не понравился, за что ты его не любишь?
 
СЕВА
А за что его мне любить?.. Девушку любимую увел… Тебя… Мы с тобой тогда вместе на слет ехали в электричке. Он к нам подсел… Ему, видишь ли понравилось как ты поёшь. Сволочь он!

ИРА
Он не такой!

СЕВА
А какой?

ИРА
(отводя глаза)
Хороший.

СЕВА
Это он с тобой был хороший.

ИРА
Он настоящий мужчина моей мечты.

СЕВА
Мужчина? То, что он тащил до  места слета и обратно двенадцать километров твой рюкзак в парадном костюме, в белой манишке с галстуком и лакированных туфлях?

СЕВА
И это тоже. Он всё бросил, чтобы не потерять меня…

СЕВА
Три дня. А потом исчез! Он продолжил свой маршрут, а мы назад в город. Да. И мне он поначалу понравился. А он… Подонок! У вас, за эти три дня, что проходил слет, что-нибудь было?

ИРА
(неопределенно пожимая плечами)
Не знаю. Как в тумане. Как какое-то наваждение. Мне было хорошо с ним. Я была, наверное, счастлива…

СЕВА
Никто: ни весь слет, ни я, ни ты ничего про него не знаем… Он тебе про себя что-нибудь говорил?.. Кроме своего имени?

ИРА
Да, говорил, что он один, что у него жена во время родов умерла, что у него четырехлетняя дочь…

СЕВА
Ты до сих пор на нашу встречу туристов каждую среду ходишь? Надеешься, что придет?..

ИРА
Хожу, сегодня пойду последний раз… У меня предчувствие, что я его сегодня увижу…

Сева, закатывая к небу глаза, мотает головой.

Перед машиной дорогу перебегает черная кошка.

ИРА
(в ужасе хватаясь за голову)
Стой!

Нога Севы нажимает на педаль.

Сева крепко сжимает руль - резко тормозит.

Ира слегка ударяется лбом о переднее стекло.

СЕВА
Что случилось?

ИРА
Черная кошка!

СЕВА
Ну, и что?

ИРА
Плохая примета…

СЕВА
Ты что веришь в эту лабуду?

ИРА
Не очень, но сегодня у меня предчувствия нехорошие…

Сева, закатывая к небу глаза, вставляет ключ в замок зажигания.
 
СЕВА
Успокойся! Тебе ничего не грозит… Я за рулём.

Ира с опаской смотрит на дорогу, как машина пересекает место, где перебежала дорогу кошка.

НАТ. ГОРОДСКОЕ КЛАДБИЩЕ – ДЕНЬ

У могилы молча стоят Ира и Сева.

Сева достает из сумочки рукавицы, искусственные цветы, пластиковую бутылочку с водой.

СЕВА
Я сам справлюсь. Ты, Ира походи тут минут пять - прогуляйся.

Ира некоторое время смотрит на Севу, как он ухаживает за могилкой. Разворачивается и медленно бредет среди могил, разглядывая и читая надписи на надгробных плитах. ЗТМ.

Из ЗТМ. Сева втыкает цветочки в землю у надгробной плиты.

Выпрямляется. Молча смотрит. Поворачивает голову. Влево, потом вправо, разворачивается. Пожимает плечами. Прислушивается.

За большим кустом сирени, метрах в пяти, раздается тихое всхлипывание. Плачь.

Сева подходит к кусту сирени.

У могилки, глядя на надгробную плиту, прикрыв ладонями рот, всхлипывая от плача, стоит Ира. Плечи её вздрагивают.

Глаза ее полны слез. Лицо скривлено гримасой боли от обиды, как у маленького ребенка.

Сева подходит сзади к Ире, бережно берет ее за плечи.

Читает, глядя через плечо Иры, вслух надпись на надгробной плите.

СЕВА
Иван Иванович Каминский… Погиб при исполнении служебных обязанностей. Десятого августа…
(с нескрываемым изумлением)
Так это ж на следующий день, после того как  вы расстались…
(задумчиво покачивая головой)
А ты его столько ждала…

Ира, застонав, резко разворачивается и, припав на грудь Севы, рыдает навзрыд.

На надгробной плите медальон с изображением в форменном кителе молодого(28) капитана Ивана Ивановича Каминского.

НАТ. КОЛЬЦЕВОЕ ШОССЕ – ДЕНЬ

«Москвич-412» едет по шоссе.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) - ДЕНЬ

В автомобиле за рулем Сева и рядом на переднем сидении сидит Ира. Оба молчат.

ИРА
Я в поход не пойду. Я теперь знаю, что делать… Дату рождения, фамилию, имя, отчество, место захоронения и дату смерти… Я знаю. Осталось найти его родных и дочь…
(через продолжительную паузу)
Я думаю, из меня получится хорошая мама…

Ира берет с передней панели карту и кладет ее в бардачок.

НАТ. КОЛЬЦЕВОЕ ШОССЕ – ДЕНЬ

«Москвич-412» едет по шоссе.

КОНЕЦ 6 СЕРИИ




















ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО  ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий


Оригинальный сценарий сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by








ТИТР:

7-я серия

АРМИЯ

ТИТР: Глава 1. Повестка

ИНТ. КВАРТИРА СЕМЕЙСТВА КОШЕЛЕЙ – ДЕНЬ

В кабинете за письменным дубовым двух тумбовым столом сидит Анатолий Иванович Кошель и с жалостью поочередно смотрит на… 

…листок-бланк с печатями, который он держит, в руках…

…на два конверта, лежащие на столе…

…на напротив стоящего Севу.

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(с сарказмом)
Ну, что поздравляю! Вам, дорогой, мой, сынок, повестка из военкомата!

СЕВА
(с изумлением на лице)
По поводу чего? Медкомиссию пройти?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Медкомиссию обязательно! А через месяц придется тебе послужить в рядах нашей славной и непобедимой Советской Армии.

СЕВА
Какая армия, с января мне на учебу? Не имеют права!

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Конечно, там, в военкомате не звери и всё понимают, но закона такого, нет! Ты сейчас учишься?

СЕВА
Нет!

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Имеют полное право, тем более что возникли некоторые обстоятельства…

СЕВА
Какие обстоятельства? Один твой звонок военкому и вопрос будет решен!

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Ты не дослушал. У этой твоей знакомой Лиды, которой ты, дорогой мой диссидент, свою теорию коммунизма задвигал, папа чуть-чуть повыше рангом меня… Он по идеологии…

СЕВА
А причем здесь, эта, дура, и ее папа?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(трогая рукой один из конвертов)
Вот письмо от парторга твоего факультета. Эта праведница перевелась с санитарной гигиены, где срок учебы пять лет, на лечебный факультет по специальности терапевт…

СЕВА
(озадаченно теребя висок)
Там семь лет…

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Обидел ты ее очень сильно, а женщины, ты же знаешь, пока её в койку не затащишь, очень мстительны. Тебе придется схлестнутся опять с этой…  А она думает, что ты отчислен! А на два года академический отпуск не по болезни - не дают. Придется тебе два года послужить или…

СЕВА
Что или?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(с издевкой в голосе)
Жениться на ней! Отличная партия! А кто папа!.. Не в пример, твоему!

СЕВА
(судорожно дергаясь)
На этой клистирной трубке! На этой Д два С?! Ни за что!

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Вот и прекрасно! Два года службы в армии тебе не помешают.

СЕВА
Это ж два потерянных года!

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Я, думаю, что служба в армии пойдет тебе впрок…  Не будешь языком лязгать, где попало и что попало!

СЕВА
Папа, ты что?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(жестко, ударив рукой по столу)
Я так решил и своих решений не меняю!

Сева с удивлением и растерянностью смотрит на отца.

ТИТР: Глава 2. Хромоножка

ИНТ. ПОЛИТОТДЕЛ ЧАСТИ – ДЕНЬ

В своем кабинете за совещательным Т-образным столом сидит полковник Чепик и рассматривает, раскрывая и закрывая из простой картонки удостоверение.

На раскрытом удостоверении фотография Севы и гербовая печать.

Рядовой Сева стоит вытянувшись в струнку, с напряженным ожиданием смотрит на полковника.

ЧЕПИК
Капитан Уткин докладывал, что вы рядовой Кошель в санчасти всех солдат от всех болезней лечите одним лекарством… даже расстройство желудка?

СЕВА
Так точно, товарищ полковник!

ЧЕПИК
Ну и что же это за уникальное лекарство, эта панацея?

СЕВА
Таблетка аспирина! Товарищ полковник.

СЕВА
И от поноса?!

СЕВА
Так точно.

ЧЕПИК
А в чем секрет?

СЕВА
Сила внушения. Мне солдаты верят, я очень убедительно могу им внушать эту веру. У меня прабабка была известная на всю российскую губернию народная целительница. Заговоры и прочее… Она открыла секрет моей бабке: помогают лекарства и отвары из трав, а заговоры и прочие манипуляции - это все «туфта», главное, что б человек поверил.

ЧЕПИК
А бабка тоже стала целительницей?

СЕВА
Никак нет! Прабабка хотела её научить, но та отказалась, мол, некогда: корову надо доить, за хозяйством смотреть.

ЧЕПИК
А как ты попал на медицинский?

СЕВА
Моя мать врач.

ЧЕПИК
Все-таки гены сработали… А меня вылечить от язвы можешь?

СЕВА
Это зависит от вас. Если вы сами себе поможете, то запросто!

ЧЕПИК
И что для этого надо.

СЕВА
Атлас патологоанатома с картинкой этой язвы.

ЧЕПИК
И что?

СЕВА
Надо смотреть на картинку язвы и запоминать, как она выглядит. Пока не запомните наизусть. Месяца хватит…

ЧЕПИК
А потом?

СЕВА
Каждую ночь, представляя, что она у вас в желудке, мысленно эту язву бомбардировать кровяными тельцами, которые тоже в атласе есть, и уменьшать в размере вашу нарисованную язву карандашом, обводя на ширину грифеля её контуры, не сразу, а каждый день по одному замкнутому контуру.

ЧЕПИК
И долго это делать?

СЕВА
Пока не исчезнет.

Чепик с недоверием смотрит на Севу, переводит взгляд на удостоверение в руках.

ЧЕПИК
Я не понял - это что? Что за «липа»? Специально, к службе в армии, слеплена?
(читает)
Режиссерские курсы при факультете организационно культурной деятельности Института Культуры?

Чепик поднимает голову и с недоверием смотрит на Севу.

СЕВА
(убедительно-четко)
Меня, как руководителя художественной самодеятельности института на эти курсы послали. А эту бумажку папа посоветовал взять и справку из мединститута…

ЧЕПИК
(оценивающе глядя)
Ладно. Верю! Уткин мне докладывал: кто твой папа…
(задумчиво, сам себе)
У меня другая задача: как это болото расшевелить! Попробуем… Главное начать…
(к Севе)
Скоро 23 февраля - День советской Армии и не мешало бы какой-нибудь концерт или представление организовать.
(с сомнением)
Сможешь?

СЕВА
Так точно? Как раз ко дню Советской Армии мы в институте ставили…
Запросто! Напишу за день сценарий и… Как два паль… Извините… Театрализованное представление…

ЧЕПИК
(удивленно)
Всего за месяц!

СЕВА
Если дадите людей, актовый зал офицерского клуба для репетиций.

ЧЕПИК
(нажимая кнопку на селекторе)
Коля, Уткина ко мне!

В кабинет без стука заходит капитан УТКИН, простоватый, добродушно улыбающийся рубаха-парень(33).

ЧЕПИК
(к Севе)
Знакомьтесь, Капитан Уткин. Наш особист… Мой заместитель по…

Чепик вопросительно смотрит на Уткина.

УТКИН
(быстро)
По культуре.

ЧЕПИК
(к Севе)
Капитан за вами будет присматривать. Все организационные вопросы, которые надо решить он поможет решить.
(смотрит на календарь)
Генеральную репетицию я назначаю на 20 февраля.
(через паузу, подумав)
Свободны.

Капитан Уткин, подбадривающее глядя на Севу, обняв за плечи, ведет его к выходу из кабинета.

Полковник, задумчиво хмыкая, смотрит вслед ушедшим…

…нажимает кнопку на селекторе.

ЧЕПИК
Коля, соедини меня с начальником госпиталя генерал-майором Кушевским…

Чепик, кривится, хватаясь за живот. ЗТМ.

Из ЗТМ. Полковник Чепик выходит из-за стола…

…раскрыв приветственно руки, идет…

…к стоящим у входа по стойке смирно рядовому Севе и Уткину.

Полковник по очереди трясет им в рукопожатии руки.

ЧЕПИК
(возбужденно-радостно)
Молодцы! А как, рядовой Лейбутин «Яблочко» станцевал!.. Этот плакат: все ушли на фронт! А девушку где нашли в сцене прощания под песню:
(напевает)
«…дан приказ ему на запад, ей в другую сторону»…

УТКИН
Это моя жена.

ЧЕПИК
Почему только одна женщина? У нас отдельная секретная часть, три тысячи офицеров и три тысячи жен! Они же от скуки, от безделья тут с ума сходят!

УТКИН
Офицеры жен своих не очень отпускают…

ЧЕПИК
Я этот вопрос решу. Сколько надо женщин столько и берите. Чтоб ко Дню победы…
(нахмурившись, Уткину)
Если, кто из офицеров «рыпнется», ты, капитан, знаешь, что делать…

УТКИН
Так точно!

Чепик подает руку Севе и трясет её.

ЧЕПИК
Поздравляю, сержант…

Сева смотрит на свои погоны рядового.

ЧЕПИК
(улыбаясь)
Приказ лично командиром части генералом Козиным подписан, сержант Кошель.
(оборачиваясь к Уткину)
А тебе капитан, очередная благодарность.

Чепик возвращается к столу, смотрит в календарь.

ЧЕПИК
(потирая руки)
Ну что, впереди 8-е марта, первое мая, и…
(поднимая указательный палец)
Самый главный праздник – День Победы! Вперед! Свободны!

Сева и капитан Уткин уходят.

Чепик, выдвигает из стола ящик, вынимает толстый медицинский атлас, кладет на стол и раскрывает его.

ИНТ. ОФИЦЕРСКИЙ КЛУБ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ – ДЕНЬ

В вестибюле у одной из дверей стоит сержант Сева Кошель с листком в руках.

На двери табличка с надписью: Солдатская самодеятельность.

Сева подходит к информационному стенду у входа в клуб…

…прикалывает листок к стенду и отступает на шаг.

На листке большими буквами написано объявление: В солдатскую самодеятельность требуются женщины (чтецы, танцоры, вокалистки и артистки в драмкружок). Запись желающих в среду в 11-00.  ЗТМ.

Из ЗТМ. Сева, глядя на наручные часы, заходит в клуб.

На циферблате: 11-00.

Сева поднимает глаза и, испуганно, смотрит в зал вестибюля.

МАССОВКА. Весь вестибюль заполнен нарядно одетыми молодыми женщинами, которые, собравшись в группки, между собой о чем-то судачат.

ГОЛОС ИЗ ТОЛПЫ ЖЕНЩИН
Это он!.. 

В вестибюле возникает мертвая тишина, все женщины, с нескрываемым интересом смотрят на Севу.

Все они, словно по команде, расступаются, образуя проход к комнате солдатской самодеятельности.

Сева, приходя в себя, распрямляет плечи, делает непроницаемое лицо и медленно…

…оценивающе глядя по сторонам, идет к  комнате солдатской самодеятельности.

ИНТ. КОМНАТА СОЛДАТСКОЙ САМОДЕЯТЕЛЬНОСТИ - ДЕНЬ

Растерянные: ефрейтор ЛЕЙБУТИН (20) с аккордеоном на плечах и сержант РАКОВИЧ с нотами в руках(19), с надеждой смотрят на неунывающего капитана Уткина.

В комнату входит Сева и, ничего не говоря, прислоняется к стене спиной и, задрав голову, тяжело выдыхает воздух.

СЕВА
(сам себе, вслух, в отчаянии)
Это не «источницы»! Это жены офицеров!.. Мне хана!.. Пристрелят!..

УТКИН
(снисходительно улыбаясь)
Спокойно! Не бойся, Сева! Ты под моей охраной. Вот это да! Сам не ожидал!  Твоя задача не давать повода…  Для тебя они не женщины, а члены художественной самодеятельности! Они члены, а не…
(поворачиваясь к Раковичу и Лейбутину)
Всем понятно!

Лейбутин с аккордеоном  и Ракович, с испугом глядя на Севу, становятся по стойке «Смирно!».

УТКИН
(угрожающе)
И не одного телодвижения, даже намека на Шуры-муры!.. Если жить хотите…

ЛУЙБУТИН и РАКОВИЧ
(одновременно)
Так точно!

УТКИН
Сержант Ракович!

РАКОВИЧ
Я!

УТКИН
Сколько тебе надо в твоё ВИА певичек по сценарию?

РАКОВИЧ
Две вокалистки.

УТКИН
Прослушаешь и выберешь четыре. Пианино на сцене клуба! Там и выберешь. Ефрейтор Лейбутин, тебе сколько плясуний?

ЛЕЙБУТИН
Пять-шесть.

УТКИН
Десять! С запасом! Соседняя комната большая и пустая, там просмотр устроишь.
(к Севе)
А ты, Сева, здесь! Чтецов-декламаторов и артисток в драмкружок выберешь по таланту и способностям… а не по красоте и смазливости… Понял? Смотри у меня!  Десять штук! Понял!

Сева молча кивает головой.

УТКИН
(тяжело вздыхая)
А я займусь, самым сложным - организацией запуска женщин на просмотр.

Капитан достает из папки листы и шариковые ручки, раздает присутствующим.

ИНТ. ОФИЦЕРСКИЙ КЛУБ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ – ДЕНЬ

В вестибюле у двери стоит Сева.

На двери табличка с надписью: Солдатская самодеятельность.

Сержант Кошель, поглядывая на вход в клуб, кого-то с нетерпением ждет.

Смотрит по сторонам.

У входа в кафе-столовую стоит девушка НЮРА (23), скорбно склонив голову, чуть приподняв правую ногу на носок и опершись о стену. 

Девушка скромно одета, ничем не примечательна, с большими чуть навыкат выразительными глазами.

Сева некоторое время наблюдает за ней.

Девушка, почувствовав взгляд Севы, вопросительно на него смотрит.

Сева подходит к Нюре.

СЕВА
(шутливо)
Девушка, вы не меня ждете?

НЮРА
(растерянно)
Нет, жду заведующую. У неё ключи, чтобы кафе-столовую открыть.

СЕВА
(пристально рассматривая ее лицо)
Извините. Вы то, что надо! Какое лицо! Какое интересное лицо!

НЮРА
(усмехаясь)
Вы, что художник?

СЕВА
В некотором смысле, да.
(с нотками самодовольства)
Скажем так - творческая личность.
(удивляясь)
А почему вы так решили, что я художник?

НЮРА
А вы не первый, кто мне это говорит. Может, слышали про художника Алексея Филиппова из Ленинграда. Так же говорил про мое лицо:  что – то, про иконы, мадонну Рафаэля… Даже адрес дал своей студии, чтобы мое лицо рисовать с натуры.

СЕВА
И?

НЮРА
Нет, я постеснялась, да и некогда было, сюда в глушь Валдайскую надо было ехать на работу.

СЕВА
Работу!? У вас есть здесь работа? Счастливая!

НЮРА
Не очень.

СЕВА
Девушка, а как ваша фамилия? Я запишу и отдам начальнику политотдела части полковнику Чепику, чтобы ваш муж разрешил вам участвовать в моем театрализованном представлении на День Победы.

НЮРА
У меня нет мужа. Я не замужем, к сожалению.

СЕВА
Как!!! Здесь в городке все замужем. Есть пару холостяков молоденьких лейтенантов, а женщины все…  Простите за нескромный вопрос: сколько вам лет?

НЮРА
(сокрушенно кивая головой)
Старая я для сцены.
(вызывающе)
Уже двадцать три!

СЕВА
(ободряюще)
Не уже двадцать три, а еще двадцать три.
(нравоучительно)
До тридцати девушка - ещё, а после тридцати, если не вышла замуж, то тогда - уже.

НЮРА
А что я должна делать  в вашем представлении? Говорить: - «Кушать подано»?

СЕВА
Хм…  Все великие актеры с этого начинали… Но вам просто надо выбежать на сцену и помахать платочком, вслед уходящим на войну мальчикам, под слова песни Окуджавы:
(напевает)
«…До свидания мальчики. Мальчики. Возвращайтесь живыми назад…», помахать на прощание им вслед платочком
и этим же платочком скорбно смахнуть слезу со своих огромных, выразительных и прекрасных в своей скорби глаз.

НЮРА
(с горечью)
Выбежать на сцену?
(чуть не плача)
Вы что издеваетесь? Как вам не стыдно, товарищ старший сержант! А парень вроде ничего…

СЕВА
(озадаченно)
А что я такого сказал? Чем я вас обидел?

НЮРА
(с сомнением)
Точно не знаете?

СЕВА
А, что я должен знать?

НЮРА
Вы же в кафе раз сто заходили. А как между собой повариху товарищи офицеры зовут, не знаете?

СЕВА
Так вы там поварихой работаете? А я как-то на вас внимания не…  Через раздаточное окошко видел… Работает в белом халате с белым колпаком кто-то, а я… Как-то… Ну и как вас офицеры зовут?

НЮРА
(глухо, всхлипывая от плача)
Хромоножка…

К входу в кафе торопливо подходит заведующая, ухоженная женщина лет сорока и, бросив удивленный взгляд на Севу и Нюру, кивком головы поздоровавшись, открывает дверь.

Нюра, приподняв пятку правой ноги, пытаясь и стараясь идти как все, заваливаясь на правый бок, проходит внутрь следом за заведующей.

Сева с изумлением и болью смотрит вслед заходящей в офицерское кафе-столовую хромающую Нюру.

К Севе, со сторону входа в клуб, подходит красивая с яркой внешностью девушка 25-ти лет (ЛЮДА).

ЛЮДА
(постукивая пальцем по плечу Севы)
Очнись! Ну, что? Акела  промахнулся? Не там ищешь. Я сама выбегу с платочком. 

СЕВА
(весело, с иронией)
Бедные мальчики! Не дай бог им выжить на войне… И вернутся… И попасть в твои цепкие объятия.

ЛЮДА
Не юродствуй. А вдруг один из них вернется генералом?

СЕВА
Бедный генерал!

ЛЮДА
Генерал никогда не бедный! Ты знаешь, какая у него зарплата!

СЕВА
А как её зовут?

ЛЮДА
Кого?

СЕВА
Ну, эту…  хромоножку.

ЛЮДА
Нюрку-повариху?.. Нюрка.

СЕВА
А как по-русски по правильному - Нюра?

ЛЮДА
Анна, Аннушка. А зачем она тебе?

СЕВА
Типаж интересный. Глаза большие. Жаль, что у нее дефект.

ЛЮДА
Лупатое чучело!

СЕВА
А чего она тут?

ЛЮДА
Место тихое, укромное, можно зарыться со своим дефектом, как мышка в норке. А она и есть серая мышка… Ждет, когда подойдет очередь на операцию по удлинению ноги у Елизарова.

СЕВА
(через паузу)
А где твоя подруга? Я же её тут жду.
(декламирует)
«…Как ждет любовник молодой минуты первого свиданья»…
(с грустью)
Хотел посмотреть в деле.

ЛЮДА
Отказалась. Она тебя боится.

СЕВА
С чего это?

ЛЮДА
Говорит, что взгляд у тебя как у дьявола, что перед тобой она чувствует себя голой. Ты так на неё смотрел! Будто раздевал и ручки свои шаловливые распускал. Она даже явственно почувствовала, как ты её по груди гладил. И даже, извините, на попе твою горячую руку почувствовала. Сатир!
(серьезно)
Муж у неё очень ревнивый. Замполит, твой, кстати. Ему дай только повод. Убьет и тебя, и её, и полковника Чепика и сам, потом застрелится…

В вестибюле появляются улыбающийся добродушный рубаха-парень капитан Уткин с капитаном ИВАНОВЫМ (30), симпатичным красавцем блондином голливудской внешности.

УТКИН
(к Севе и Люде)
Привет артистам! Привел вам ведущего, твоего Люда напарника, нашего театрализованного представления. С детства на театральных подмостках.

Иванов кивком головы здоровается с Севой, галантно целует руку у Люды.

ИВАНОВ
(к Люде)
Мадам, вы с вами незнакомы?
(прижимая руку к груди, извиняясь)
У меня на женские лица и имена память плохая.

ЛЮДА
(жеманно)
Ещё, как незнакомы! Давеча, у дочки генерала Козина, мы не с вами не виделись…
 
Уткин подходит к двери солдатской самодеятельности.

УТКИН
(приглашает, открывая дверь)
Как говорил товарищ Ленин: «Работать, работать, работать…»

Сева и Иванов, галантно держащий Люду под руку, заходят в комнату.

ИНТ. КАЗАРМА 1-Й РОТЫ – ВЕЧЕР

В расположении роты, Сева, лежа на кровати, заложив руки за голову, о чем-то думает.

ИНТ. ШТАБ ОТДЕЛЬНОГО БАТАЛЬОНА - ДЕНЬ

У парадного входа в фойе, около часового со знаменем прохаживается сержант Сева.

К Севе, приветственно махая рукой и улыбаясь, с папкой в руке, подходит ефрейтор ПИВАШ (22).

ПИВАШ
Привет земеля!

СЕВА
Здравия желаю! Ну что писарь – крыса штабная, узнал?

ПИВАШ
(восхищенно мотая головой)
Ну, Сева, ты молоток! Нюрка повариха это то, что надо! За тобой так «секут», такая слежка. Все офицерье на тебя имеет зуб. Особенно твой замполит. Жен их тебе начальник политотдела выделил на твою самодеятельность, так ты смотри!

СЕВА
Не учи ученого.

ПИВАШ
Ни-ни, ни с кем, даже намека не позволяй! А тут! Одна и не замужем!

СЕВА
А кто она такая? Откуда она тут в нашей закрытой сверхсекретной  части ракетных войск стратегического назначения появилась? Чья-то дочка?

ПИВАШ
Её дядька старшиной сверхсрочником у нас служил, ветеран части еще с войны, пристроил её на работу два года назад.

СЕВА
У нее кто-нибудь есть?

ПИВАШ
Она ж инвалид! А тут все здоровые молодые амбициозные…  И любовника нет! Живет в половине коттеджа - тоже одна. На отшибе, рядом с лесом. Молодая! Двадцать три годика.
(хитро подмаргивая)
Подумаешь дефект, на одну ногу хромает! Зато между ног…  Не дура, учится заочно в институте на библиотекаря, тебе умнику, поговорить будет с кем наедине. Давай! Уперад! Распорядок работы кафе ты знаешь. Её адрес -  Краснознаменная 1.

Сева, глядя вслед уходящему Пивашу, о чем-то размышляет.

ИНТ. ОФИЦЕРСКИЙ КЛУБ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ – ДЕНЬ

В комнате солдатской самодеятельности Люда, капитан Уткин и Сева.

СЕВА
(держа в руках сценарий)
Ну, где этот Иванов?

УТКИН
Его не будет.

СЕВА
Заболел?

УТКИН
Нет. Перевели из нашей части, куда-то на Север… Получил срочное назначение…

ЛЮДА
(зло, посмотрев, на Уткина)
Языком надо было Иванову меньше «лязгать»!

УТКИН
Шутки у него…

ЛЮДА
Неделю назад на репетиции за кулисами, его девочки спросили про секретный чемоданчик на случай боевой тревоги, войны и ЧП международного, который выдают дежурному по части… Им интересно, что там? Ядерная кнопка?

УТКИН
А он пошутил, что ему самому интересно, не что, там, в чемоданчике, а сколько ЦРУ за содержимое чемоданчика заплатит…
(к Севе)
Меня там, среди девочек, не было.

ЛЮДА
А откуда тогда знаешь? Морда КГБистская…

УТКИН
(виновато разведя руки)
Сигнал поступил, я должен был среагировать и доложить куда надо…

Сева растерянный стоит со сценарием в руке.

ИНТ. КАЗАРМА РОТЫ - НОЧЬ

У тумбочки дневального стоит с повязкой на рукаве ДНЕВАЛЬНЫЙ рядовой Казачков (18)…

…над дневальным горит лампочка…

В расположении роты темно: солдаты спят.

По коридору прохаживается с повязкой на рукаве ДЕЖУРНЫЙ ПО РОТЕ младший сержант (20).

В расположение роты заходит старший лейтенант (30) ЗАМПОЛИТ хозяйственной роты.

ДНЕВАЛЬНЫЙ
(негромко)
Дежурный на выход!

Дежурный по роте подбегает к замполиту, становится по стойке смирно, отдает честь.

ДЕЖУРНЫЙ ПО РОТЕ
(шепотом)
Товарищ старший лейтенант, за время вашего отсутствия происшествий не случилось, рота отдыхает. Младший сержант…

Замполит, останавливает жестом руки дежурного по роте.

ЗАМПОЛИТ
(тихо)
Все на месте?

ДЕЖУРНЫЙ ПО РОТЕ
(шепотом)
Так точно!

ЗАМПОЛИТ
(в полголоса)
А где спит сержант Кошель? Покажи!

Дежурный по роте, растерянно поведя глазами, ведет замполита в помещение, где спят солдаты.

Дежурный по роте подводит замполита к кровати и показывает рукой.

В полумраке казармы на кровати, кто-то лежит, накрывшись одеялом с головой…

…виднеется черная макушка спящего.

Замполит недовольно морщится, делает движение возвращаться назад…

…замирает…

…подозрительно смотрит на дежурного по роте.

ЗАМПОЛИТ
(заговорщицки подмаргивая)
Ну, что, младший сержант, теперь уже ефрейтор?.. Лопухнулся?.. Старший сержант Кошель блондин, а вы черного на его место положили…  Будить будем?

ДЕЖУРНЫЙ ПО РОТЕ
(потерянно)
Не надо…

ЗАМПОЛИТ
(ехидно, довольно потирая руки)
Надо, Федя, надо…
(засекая время на наручных часах, шепотом)
Рота, тревога!

ДЕЖУРНЫЙ ПО РОТЕ
(орет)
Рота тревога!

ДНЕВАЛЬНЫЙ
(включая освещение в казарме)
Рота, тревога!

Замполит, поглядывая на наручные часы, прохаживается около тумбочки дневального. Слышен шум разбуженных и спешно одевающихся солдат роты. ЗТМ.

Из. ЗТМ. МАССОВКА. Полусонные, злые,  уже одетые солдаты хозяйственной роты стоят в строю.

Замполит, заложив руки за спину, покачиваясь на носках ступней, стоит перед строем.

ЗАМПОЛИТ
Товарищи солдаты, из расположения нашей хозяйственной роты пропал старший сержант Кошель. Где он? Что с ним? В самовольной отлучке или по дороге из клуба, что-нибудь с ним случилось…

В строю стоит, шатаясь, с закрытыми глазами ефрейтор  Пиваш.

ПИВАШ
(спросонья на всю казарму)
Да у поварихи, Нюрки, он…

Гул в строю.  Пиваш мгновенно просыпается и хватается за голову.

Замполит в некотором замешательстве стоит, потирая в задумчивости висок.

ЗАМПОЛИТ
(через продолжительную паузу, тихо)
Рота! Отбой.

ДЕЖУРНЫЙ ПО РОТЕ
(с кислым лицом, негромко, дневальному)
Рота, отбой.

ДНЕВАЛЬНЫЙ
(орет)
Рота отбой!

Солдаты молча расходятся.

На месте построения роты, одиноко, понурив голову, стоит ефрейтор Пиваш.

ИНТ. КОМНАТА КОМАНДИРА РОТЫ – УТРО

У двери стоит, по стойке смирно Сева. Перед ним командир роты капитан Довженко.

ДОВЖЕНКО
(оценивающе-удивленно)
Старший сержант Кошель. Я подаю в отставку. Пол года! Целых пол года! И я не знал! Я! Который, все про всех в моей роте знает.
(нервно потирая руки)
Даже кто ночью под одеялом пукнет! Каждый день всё про всех знал!
(извиняясь, разводит руками)
Докладывают. Все всех закладывают. Даже Пиваш, мать родную продаст! И тот молчал! Только спросонья ляпнул…
(изумленно)
Ты кто, Кошель? Все знали, а я не знал…

СЕВА
Так уж все. Я да Пиваш… Вы же сами говорили: - «Делайте, что хотите, но если попадетесь…»

ДОВЖЕНКО
Говорил. Но никто, ни одна собака!.. Неужели тебя все так сильно любят или сильно боятся? За что?

СЕВА
(пожимая плечами)
Не знаю… Может, уважают?   

ДОВЖЕНКО
Уважают? Гм. Авторитет. Жаль, но мне с тобой сержант придется расстаться.
 (официально, переходя на, вы)
Приказом командира нашего отдельного батальона подполковника Пластуна, вы переводитесь в первую роту. Через день на ремень, через два на кухню. Как говориться: придется послужить перед демобилизацией. Звание вам оставили, а в должности понизили. Уже не заместитель командира взвода, а командир отделения. Приказ вам уже в первой роте доведут.

СЕВА
А откуда вы узнали, что полгода я знаком с Нюрой?

ДОВЖЕНКО
Она сама всё полковнику Чепику рассказала.

СЕВА
А что с ней?

ДОВЖЕНКО
(лицемерно-удивленно)
Ты что, жениться на ней собираешься?

СЕВА
Ммм…

ДОВЖЕНКО
(усмехаясь)
И она не собирается. Она ничего к тебе не имеет. Двадцать четыре часа на сборы ей дали. Отбыла из части на место своего рождения к маме, пока ты на гауптвахте сидел. Даже адреса не оставила. На прощание попросила передать тебе большое спасибо…

СЕВА
За что спасибо?

ДОВЖЕНКО
Сказала: за всё…
(с уважением глядя)
А я дурень думал: ну с чего это, ни с того ни с сего, гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя? Ходила убогая, поникшая, серая мышка, хромоножка, с потухшим взором. А тут! Вдруг! После майских праздников вижу, и не только я один: - расцвела роза. Глазища на все лицо, как икона. А как одеваться стала! Принцесса! Даже хромать по-другому стала, как пава! А как голову гордо держала! Даже я, иногда на неё посматривал, с некоторым, мягко говоря, удивлением…

Капитан Довженко с уважением смотрит на Севу.

ИНТ. БАТАЛЬОННАЯ ГАУПТВАХТА – ДЕНЬ

По узкому коридору с автоматом на плече ходит часовой, и периодически заглядывает в глазки четырех камер.

В сержантской камере на топчане сидит Сева и рядом, напротив, стоит капитан Уткин.

СЕВА
Скоро ноябрьские, пришел меня вызволять, чтоб репетировать?

УТКИН
Нет, к сожалению. У нас ты же знаешь, ставят крест, на человеке, если попался на грубом нарушении Устава и с таким шумом на всю часть… Месяц гул стоял от пересудов!

СЕВА
А кто вместо меня режиссером.

УТКИН
Тебе известная мадмуазель, наша примадонна, Люда. Она за лето поступила в Ленинградский институт Культуры на заочный. Факультет организация чего-то там, каких-то массовых мероприятий…

СЕВА
Массовиков затейников?

УТКИН
Их самых! Люда сказала: и я могу!

СЕВА
Ну, что ж: карты ей в руки!

УТКИН
Но я по другому поводу. Я к тебе  по поручению полковника Чепика. Просил передать, тебе, большое спасибо!

СЕВА
За что?

УТКИН
За язву. Исчезла.

СЕВА
Точно?!

УТКИН
(крестясь)
Феликсом Эдмундовичем клянусь!

СЕВА
(с удивленной задумчивостью)
Только с сильной волей человек мог уничтожить язву таким способом.

УТКИН
(жалостливо глядя в глаза Севы)
Ты извини Всеволод Анатольевич, у меня вот здесь в боку, где печень…

Сева закатывает к потолку глаза.

ЗТМ.

ТИТР: Глава 3. Пластун, дембель

НАТ. ВОИНСКАЯ ЧАСТЬ – ДЕНЬ

Вдоль плаца через дрогу длиною метров триста стоят одноэтажные деревянные склады.

За складами Сержант Кошель со штык-ножом на ремне, рядовой ДУДАРЬ (20) и ефрейтор Пиваш, стоя кружком, рассматривают полулитровую банку. 

ДУДАРЬ
Моя подруга мне посылку прислала.

ПИВАШ
А что это?
(разглядывая этикетку, читает)
Сливовый компот.

ДУДАРЬ
Ага. Сливовый. Две столовые ложки.

ПИВАШ
Здесь пол литра. Две ложки компота, две сливы, а всё остальное водка?

СЕВА
Мне нельзя, я на дежурстве.

ПИВАШ
Через полчаса тебя сменяет Бычичко.

СЕВА
Тогда можно… Только грамульку.

ДУДАРЬ
Мы тоже по чуть-чуть. Для пробы.
(постукивая рукой подвешенную на ремень солдатскую флягу)
Остальное, во фляжку выльем. Вечером попируем!

Сева вскрывает штык-ножом банку, отбрасывает в сторону крышку и протягивает её Пивашу.

Пиваш осторожно, чтоб не расплескать, берет банку и делает глоток и, выпучив глаза, хватает ртом воздух.

ПИВАШ
Спирт!

Дударь хватает банку, делает глоток, закрывает рот рукой, поднимая большой палец.

Сева берет из рук Дударя банку.

Из-за последнего склада, метрах в тридцати, появляется подполковник ПЛАСТУН и, спотыкаясь, бежит к солдатам.

ПЛАСТУН
(кричит)
А! Попались!

Сева, прикрывая лицо ладонью, быстро ставит на землю банку…

…бежит, сломя голову, вслед за убегающими Пивашом и Дударем.   

ПЛАСТУН
(останавливаясь, вдогонку)
Сержант Кошель, стоять!

Сева, Пиваш и Дударь скрываются за первым поворотом складов.

Подполковник Пластун подходит к банке, наклоняется…

…берет почти наполненную банку…

…разглядывает этикетку, нюхает, пробует на язык…
 
…выпучивает глаза…

…опять читает этикетку, морщится.

ИНТ. КАЗАРМА 1-Й РОТЫ - ДЕНЬ

У тумбочки дневального, запыхавшийся Сева, одевает повязку дежурного по роте.

Сева, как ни в чем небывало прохаживается по расположению роты.

В казарму входит подполковник Пластун, осторожно держит в левой руке банку со спиртом.

СЕВА
(кричит)
Рота смирно!

Сева, отдавая честь, строевым шагом подходит к полковнику с докладом.

СЕВА
Товарищ подполковник, за время вашего отсутствия происшествий не случилось сержант Кошель…

Пластун с улыбкой, отдавая честь и держа в левой руке банку, выслушивает доклад, внимательно разглядывая Севу.

В казарму забегает командир 1-й роты.

Подполковник Пластун молча приглашает движением руки командира 1-й роты.

Оба скрываются в комнате командира роты.

Из комнаты выглядывает командир роты.

КОМАНДИР 1-Й РОТЫ
(испуганно)
Сержант Кошель, зайдите.

Сева, поправляя гимнастерку, подходит к комнате комроты, стучится.

ИНТ. КОМНАТА КОМАНДИРА 1-й РОТЫ – ДЕНЬ

Подполковник Пластун и Комроты смотрят на входящего Севу.

СЕВА
(к командиру 1-й роты)
Разрешите войти.
(к подполковнику)
Товарищ подполковник разрешите обратиться к товарищу капитану.

ПЛАСТУН
Разрешаю.

СЕВА
(к командиру 1-й роты)
Товарищ капитан сержант Кошель по вашему приказанию прибыл.

Сева окидывает взглядом кабинет…

…на столе стоит пол литровая банка с этикеткой.

На этикетке надпись: «Компот сливовый».

ПЛАСТУН
(орет)
Старший сержант Кошель! Смирно! За нарушение воинского Устава! Объявляю вам десять суток ареста.

СЕВА
Есть десять суток ареста! А за что товарищ подполковник?

ПЛАСТУН
(задыхаясь орет)
Как вы могли! Распивать! За складами! С рядовыми!.. Дежурный по роте! Вот это что?.. Это чья банка?.. А ну дыхни!

СЕВА
Никак нет! Товарищ подполковник. Я никуда не отлучался. Я готовлюсь к сдаче дежурства сержанту Бычичко. Это банка полулитровая… Чья? Не знаю!
 (дует полковнику в лицо)
Хуу…
 
Сева поворачивается к командиру роту и дует в его сторону.

СЕВА
Хуу…

КОМАНДИР 1-Й РОТЫ
(принюхиваясь, разводит руки)
Товарищ подполковник, может вы ошиблись, обознались?

ПЛАСТУН
(в бешенстве)
Кто? Я!?
(истерично)
Дневальных ко мне!
(к Севе)
Вон отсюда! И что б завтра на губу!

СЕВА
(отдавая честь)
Есть на губу!

Сева, четко, по-строевому, разворачивается и выходит из комнаты.

ИНТ. КАЗАРМА 1-й РОТЫ – ДЕНЬ

Сева подходит к тумбочке дневального.

Два дневальных орудуют швабрами на месте построения роты на поверку.

СЕВА
(кричит)
Дневальные ко мне!

К Севе, побросав швабры, подбегают дневальные.

СЕВА
(показывая кулак, тихо)
Я никуда не выходил из расположения роты… Уборка казармы к сдаче… Поняли! Убью, салаги! Быстро в кабинет командира роты!

Дневальные, постучавшись, заходят в кабинет комроты.

Сева, поправив штык-нож и повязку дежурного, становится на тумбочку дневального.

Из комнаты доносится рев командира батальона и испуганное бормотание дневальных. ЗТМ.

Из. ЗТМ.  Дневальные выбегают из кабинета комроты…

…хватают швабры и начинают мыть коридор.

Выходит командир роты, смотрит, улыбаясь одобрительно на Севу, покачивая из стороны в сторону головой…

…следом выходит багровый подполковник Пластун.

Сева, стоя у тумбочки дневального, вытягивается по стойке: смирно!

Подполковник становится напротив Севы и, уставившись в упор прямо в глаза Севы, пристально наблюдает за его реакцией.

Сева навытяжку, не моргая, с непроницаемым лицом, смотрит в глаза Пластуна.

Дневальные орудуют швабрами.

Командир роты с интересом, усмехаясь, смотрит на «дуэль» Пластуна и Севы.

Подполковник Пластун не выдерживает, отводит взгляд.

ПЛАСТУН
(уважительно)
Ну, Кошель, у тебя и выдержка. И все же меня не обманешь. Сдашь дежурство и на гауптвахту.
 (к командиру роту)
Доложишь, мне лично!

Подполковник Пластун выходит из казармы…

ИНТ. РАСПОЛОЖЕНИЕ РОТЫ – ВЕЧЕР

Сева сидит за столом в ленинской комнате и оформляет свой дембельский альбом.

В ленинскую комнату входит капитан Уткин.

Сева вскакивает и становится по стойке «смирно!»

УТКИН
Да брось ты Сева. Садись!
(глядя на альбом)
К дембелю готовишься?

СЕВА
Так точно.

УТКИН
Я к тебе с предложением от Чепика.

СЕВА
Что за предложение?

УТКИН
Начальник клуба майор Лисиченко на пенсию уходит… Ты, майором хочешь стать?.. Зав клубом, в смысле, начальником клуба?

СЕВА
Сержант и сразу майором?

УТКИН
Вначале лейтенантом… Главное - должность майорская.

СЕВА
А чего я? Вон Люда, из нее будет прекрасный начальник  клуба. Она быстро там свои порядки наведет! А какие она пышные феерии ставит!

УТКИН
У тебя твои скромные театрализованные представления были лучше. У тебя было всё просто, понятно, трогательно…  За душу брало…

СЕВА
А у неё?

УТКИН
Вроде все тоже самое и сценарий и исполнители…  Но не то… не так как у тебя было…  Красиво, пышно… но не смотрится - без души. У тебя был коллектив дилетантов с горящими глазами, а у неё сборище талантов с пустыми глазами…  В чем секрет?

СЕВА
Ты понимаешь, можно долго говорить о режиссуре, но это слова…  Не знаю… Гамлета тысячу раз играли, а один – Смоктуновский, сыграл, так, что… Не знаю!

УТКИН
Так как, начет, предложения полковника?

СЕВА
Никак! Армия не моё…  И попал я в неё случайно…

УТКИН
Я так и думал. Жаль. Прощай Сева! Не забывай чекиста-особиста капитана Уткина. Я рад, что был с тобой знаком и моя печень тоже…

Уткин, прощаясь, легонько обнимает одной рукой Севу и выходит из ленинской комнаты.

НАТ. ПЛАЦ ЧАСТИ – ДЕНЬ

МАССОВКА. На плацу в строю в один ряд стоят солдаты и сержанты, готовые к отправке домой на демобилизацию.

Первый справа стоит старший сержант Сева Кошель.

Подполковник Пластун проходит вдоль строя, проверяя готовность демобилизованных к отправке домой.

Пластун останавливается напротив Севы.

ПЛАСТУН
(с надеждой в глазах)
Послушай, Кошель, так все же, там за складами, это был ты? Честно скажи.

СЕВА
За какими складами?

ПЛАСТУН
Тебе же ничего не будет. Ты же через час едешь домой. Демобилизуешься… 

СЕВА
(правдиво, глядя в глаза)
Товарищ подполковник, если вы про эту банку с компотом, то не я. Зачем мне врать?

Подполковник, тяжело вздохнув, отходит от Севы, достает бумажку и встает перед строем, готовясь читать прощальное напутствие.

КОНЕЦ 7 СЕРИИ




















ЗАПИСКИ ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий



Оригинальный сценарий
16-ти серийного сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by










8-я серия

ТИТРЫ: Глава 1, Подсознание

ИНТ. МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ – ДЕНЬ

В коридоре у двери группа студентов, среди них Сева с книгой в руке и ПЕТЯ Каменщиков, склонившийся у импровизированного глазка, просверленного во входной двери в аудиторию.

ПЕТЯ
(отрываясь от глазка)
Как ты, Сева, сдаешь экзамены? На лекции не ходишь, даже конспекта нет. Еще и первый идешь. И всегда сдаешь! В чем секрет?

СЕВА
Очень просто. Главное уверенность в себе: что сдашь, что прорвешься. Наглее надо быть.  Перед экзаменом делаешь морду «лопатой»… И вперед!

ПЕТЯ
Как это? «Лопатой»?

СЕВА
Подебильнее… Туповато…

ПЕТЯ
Научи!

СЕВА
Это очень просто. Надо сосредоточиться…  Или, подожди. Дай я на тебя посмотрю…  Так, так… Неплохо получается!

Сева делает два шага назад, протянув вперед правую руку, восхищенно смотрит на растерянно моргающего Петю, одобрительно кивая головой.

СЕВА
(продолжая)
Нормально! Молодец! Полный дебил! А взгляд!? Такого тупого взгляда я никогда не видел. Ничего не выражает! Ни одной мысли! Ну, ты, и артист… Смоктуновский! Можешь смело идти первым. На все вопросы препода говори два слова – да, нет и почаще кивай головой.

ПЕТЯ
Да я ничего и не делал. Ты чего?

СЕВА
И не делай. Тебе не надо делать. Все нормально. Класс! Трояк обеспечен!               

ПЕТЯ
(делая зверское лицо, сжимая кулаки)
Ты что? Хочешь сказать, что я дебил! Умник хренов! Да я! Тебя!..

СЕВА
(миролюбиво)
Петро, ну чего ты пристаешь в такой судьбоносный момент. Да шучу я. Как сдаю? Сам не знаю. Просто чувствую, когда надо учить, когда не надо…

ПЕТЯ
А когда надо?

СЕВА
Основные, нужные для будущей работы, я учу…  Досконально. И ничего не боюсь.

Сева, засунув за пояс брюк под рубаху навыпуск книгу, вдохнув воздух, решительно заходит в аудиторию. ЗТМ.

Из. ЗТМ. Из аудитории выходит весь красный и потный Петя. У входа его встречает Сева.

СЕВА
Ну?

ПЕТЯ
(тяжело выдыхая)
Трояк… А ты…

СЕВА
Отлично! Пошли, там уже группа «здоровых» в соседней аудитории ждет… Замочим успешную сдачу.

ПЕТЯ
(задумчиво)
Я все лекции прослушал, конспект вел… Билет, что вытянул, знал на пятерку, а получил трояк. А ты даже на лекции не ходил - пятерку.

СЕВА
Так бывает…  Идешь на экзамен: полный ноль, а выходишь с экзамена уже не полный. Таково свойство моего организма и об этом я знаю.
(задумчиво теребя подбородок)
А у тебя, что-то как-то наоборот…

ПЕТЯ
Что ж у тебя за такой организм?

СЕВА
В смысле мозг, что в голове, и костный мозг, что в позвоночнике. Ты же знаешь, почему студент потеет при сдаче экзамена…

ПЕТЯ
Слышал: когда опасность и защиты нет и объекта агрессии нет.

СЕВА
В критической ситуации, когда уже казалось: Все! Нет выхода! Мозг находит этот выход…  Где-то, что-то слышал, где-то что-то видел. В нужный момент всплывает, приходит в мозг. Подсознание просыпается! В самый последний момент приходит правильное решение!

ПЕТЯ
Но ведь для этого нужна определенная база знаний.

СЕВА
Значит, она у меня есть! Не зря я много читал, впитывал в себя устную информацию. Все в жизни делается не зря. Да и повидал я много чего всякого.

ПЕТЯ
Нет. Тут еще талант надо и… «Морду лица», а не колхозную рожу… как у меня…

Петя и Сева идут по коридору и заходят в соседнюю, аудиторию. Из аудитории раздаются радостные приветственные восклицания.

ТИТРЫ: Глава 2, Зрительная память

ИНТ. МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ – ЛЕТНИЙ ДЕНЬ

В коридоре у двери в аудиторию группа студентов, среди них Сева, с раскрытой книгой в руках и ПЕТЯ Каменщиков, склонившийся у импровизированного глазка, просверленного во входной двери в аудиторию.

Сева захлопывает учебник.

На обложке: Желтков М. М. Кожные и венерические болезни.

СЕВА
Мымра, что практические вела, специально пришла на экзамен, что б меня завалить… И столы, для подготовки к сдаче, передвинула поближе, что б не списывали. Уже шестую «пару» поставила!

ПЕТЯ
(отрываясь от глазка)
Похоже очень этим обидела нашего профессора… У него, наверное, свой план по двойкам был, а тут помощница пришла.

СЕВА
Мы почти последние остались, а она… всё не уходит!

Сева, втягивая живот, засовывает книгу за пояс под рубаху навыпуск.

СЕВА
Петя, ну как? Не видно?

Петя смотрит на живот Севы и поднимает указательный палец.

СЕВА
(плюёт через левое плечо)
Тьфу!.. С богом!

Сева решительно заходит в аудиторию.

ИНТ. УЧЕБНАЯ АУДИТОРИЯ - ДЕНЬ

За экзаменационным столом сидят ПРОФЕССОР (60) и МЫМРА (45), принимающие экзамен у студентов. ЗТМ.

Из. ЗТМ. Сева с билетом в руке, отходит от стола, где Профессор и Мымра принимают экзамен…

…подходя к пустому, из шести подготовленных к экзаменам переставленных в ряд столов…
 
…незаметно вынимает из-за пояса учебник и, садясь, кладет его на колени и ими же  прижимает учебник к низу стола…

…экзаменационный лист, чтоб не елозил, прилипает кусочком пластилина…

…указательным пальцем, левой руки, свесив кисть, открывает книгу, переворачивает страницы…

…задирает к потолку голову, якобы, глубокомысленно задумался…

…правой рукой держит «шарик», готовый писать на листе.

Мымра дает вставшему студенту, у которого очень потерянный вид, очевидно получившему неуд, зачетку.

Профессор с неудовольствием смотрит на Мымру.

МЫМРА
(к Севе, с сарказмом)
Ну, что Кошель, о чем задумались?

СЕВА
(не опуская головы, задумчиво)
Да вот вспоминаю страницу, на которой излагается моя тема: Местные методы лечения гонореи…

МЫМРА
(с ехидцей)
Ну и что, получается?

СЕВА
У меня зрительная память уникальная. Пришлось весь талмуд прочитать! Всего Желтакова! Триста восемьдесят две страницы!

МЫМРА
Конечно, пришлось! Восемь раз мне зачет по лабораторным сдавал.

ПРОФЕССОР
(перебивая)
Вам Кошель, за то, что учебник весь от корки до корки прочитали… Только за одно это можно удовлетворительно поставить.
(к «Мымре»
А что, есть такие люди, я даже знаю некоторых с уникальной зрительной памятью.

МЫМРА
Сомневаюсь. Это он ко мне боится идти.

ПРОФЕССОР
(к Мымре)
Да, кстати, вы уже можете идти. Двоек вы поставили достаточно… План мой перевыполнили… С остальными я уже сам, быстро управлюсь.

«Мымра», недовольная, собирает сумочку и уходит.

Все, кто сидел, готовился к сдаче, кроме Севы, толкаясь и работая локтями, ринулись со своими листками к преподавателю.

Сева, скосив глаза вниз, удовлетворенно хмыкает.

Прижимает коленями книгу к низу стола…

…правой рукой пишет на экзаменационном листе…

…левой рукой, облокотившись локтем в стол…

…левой ладонью, положив её на лоб, прикрывает глаза; якобы, думает то, что-то пишет…

…скосив вниз глаза, смотрит текст в учебнике. ЗТМ.

Из ЗТМ. Сева сидит напротив Профессора, который смотрит его исписанный лист.

ПРОФЕССОР
Ну-тес. Посмотрим, как ваша зрительная память.

Преподаватель извлекает из портфеля учебник…

…кладет на стол.

На обложке учебника: Желтков М. М. Кожные и венерические болезни.

Раскрывает книгу, листает, смотрит текст в книге и в листе.

ПРОФЕССОР
(восхищенно)
Немыслимо! Почти один к одному! Даже запятые! Ну, молодец! Что поставить?

СЕВА
Я буду, счастлив, если вы мне поставите трояк.

ПРОФЕССОР
(листая зачетку, уважительно)
Я вам поставлю хорошо. У вас, я смотрю, нет троек, Кошель.
(расписываясь в зачетке, удивленно качая головой)
Невероятно! Такая зрительная память! Талант!

Сева, схватив зачетку, быстро выходит из аудитории.

ИНТ. МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ – ЛЕТНИЙ ДЕНЬ

В коридоре у двери в аудиторию одиноко стоит Петя.

СЕВА
Давай, Петя, иди! Мымра план по двойкам выполнила… Трояк тебе обеспечен!

Петя, поплевав через плечо, заходит в аудиторию.

Сева заглядывает в дырочку.

ИНТ. УЧЕБНАЯ АУДИТОРИЯ - ДЕНЬ

За четырьмя из шести столов готовятся студенты, среди них Петя. Два ближних стола, один из них за которым сидел Сева, пусты.

Профессор, поднимается и, разминаясь, прохаживается вдоль столов готовящихся к сдаче студентов.

Проходит до торца аудитории разворачивается и идет обратно.
 
Профессор останавливается, смотрит, хищно прищурившись…

…резво подскакивает к столу, где готовился Сева и…

…извлекает оттуда, удивлено тараща глаза, раскрытый учебник.

ПРОФЕССОР
(читает вслух)
Местные методы лечения гонореи…

Профессор бежит к двери.

ИНТ. МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ – ЛЕТНИЙ ДЕНЬ

В коридоре у двери в аудиторию одиноко стоит Сева и смотрит в «глазок». Сева резко отскакивает от двери…

Скрывается в аудитории напротив.

Из аудитории выскакивает с раскрытым учебником в руках Профессор и, стоя в проеме двери, смотрит то в одну, то в другую сторону.

ПРОФЕССОР
(орёт)
Где этот самородок! Где этот жулик! Так обвести вокруг пальца! Ну, это ж надо! Зрительная память у него? Талант! Найдите его, немедленно!..

Махнув в отчаянии рукой, заходит в аудиторию.

Из аудитории напротив выглядывает Сева.

ТИТРЫ: Глава 3, Филькинштейн

ИНТ. МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ – ДЕНЬ

В коридоре у доски с расписаниями занятий стоят Сева и Петя Каменщиков.

СЕВА
…Филькинштейн.  Зверь! Нам крышка! Какая-то социальная гигиена! Зачет без экзамена! 

ПЕТЯ
Этот гад, всегда перед началом лекции проверял всех по списку. А в конце пары проверял опять по списку - все ли высидели два часа.

СЕВА
Все равно надо идти. Последнее занятие. Посмотрим на преподавателя и узнаем, когда и где получить зачет и что это за «птица» такая - Филькинштейн?

ПЕТЯ
Если кому из девочек, будущих обладательниц красного диплома, из тех, кто не пропускает ни одного занятия и всегда сидит в первом ряду, поставит автоматом зачет, возьмем конспект.

СЕВА
Как там говорится, лучше иметь красную морду и синий диплом, чем синюю морду и красный диплом.

ПЕТЯ
Я знаю одну такую с синей мордой «красотку»-отличницу Меркулову… Ей автомат точно будет. У неё конспект возьму, она ко мне симпатизирует…

Сева и Петя идут по коридору.

ИНТ. ЛЕКЦИОННЫЙ ЗАЛ-АМФИТЕАТР - ДЕНЬ

МАССОВКА. В первом ряду среди студентов сидит МЕРКУЛОВА (24), серьезная девушка в очках с раскрытым для записи конспектом.

На последнем ряду среди группы студентов, положив руки, на пустую парту, сидят Петя Каменщиков и Сева.

В аудиторию заходит ФИЛЬКИНШТЕЙН Генрих Альбертович (30), чернявый, симпатичный улыбающийся во весь рот молодой человек с тоненькой папочкой, зажатой двумя пальцами, в правой руке.

ФИЛЬКИНШТЕЙН
Итак, начнем заключительную лекцию, по очень важной и актуальной теме: Социальная гигиена…

На последнем ряду среди группы студентов, откинувшись на спинку парты, зевая, со скучными лицами, сидят Петя Каменщиков и Сева. ЗТМ.

Из ЗТМ. Генрих Альбертович, стоя за кафедрой, раскрывает папочку. Достает из неё ведомость и стандартный лист.

ФИЛЬКИНШТЕЙН
Зачет без сдачи, можно получить сейчас же. Я зачитаю список студентов, кто заработал, так называемый «автомат».
Это следующие товарищи: Балашевич А. Ю, Кошель В. А; Каменщиков П. И;…

Сева и Пётр, вскочив с выпученными глазами, в недоумении поочередно глядят то друг на друга, то на Генриха Альбертовича.   

ФИЛЬКИНШТЕЙН
(кладя листок со списком)
Всех названных, прошу не толкаясь, по очереди…

Сева и Каменщиков, перелезают через сидящих студентов, громыхая и топая, сбегают по ступеням, на ходу доставая зачетные книжки студента.

В очереди к преподавателю с протянутыми, раскрытыми зачетками стоят: первым Петя, вторым Сева.

Получив зачет, Петя, радостный, отходит от кафедры.

Сева протягивает «зачетку» Генриху Альбертовичу.

В первом ряду, сидящая Меркулова, хватает ртом воздух.

МЕРКУЛОВА
(задыхаясь от возмущения)
Генрих Альбертович! Я не поняла! Почему?!

Филькинштейн, поднося ручку к раскрытой зачётке Севы, останавливается. Поднимает голову, смотрит вопросительно в сторону Меркуловой.

МЕРКУЛОВА
(обиженно, вскакивая)
Я не пропустила ни одного занятия! Мне сдавать зачет, а Кошель не разу не был ни на одной лекции – ему «автомат»! Вы свои списки перепутали, наверное?!

Сева  испуганно, смотрит на Филькинштейна.

Генрих Альбертович смотрит в зачетку, лежащую перед ним, ободряюще смотрит на Севу и заговорщицки подмаргивает ему.

Филькинштейн спокойно, солидно, но громко, на все аудиторию, пристально глядя на Меркулову.

ФИЛЬКИНШТЕЙН
Ну, раз не ходил, значит, социальную гигиену знает…               

Меркулова широко раскрывает глаза и потерянно садится обратно на сидение.

ТИТРЫ: Глава 4, Спичечный коробок

ИНТ. ЭЛЕКТРИЧКА – ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР – НОЯБРЬ.

МАССОВКА. В салоне вагона группа по зимнему одетых, в куртках с капюшонами, в толстых свитерах под горло, вязанных шапочках, теплых атреконенных ботинках, человек тридцать туристов.

По проходу прохаживается по хозяйски оглядываясь по сторонам, на галдящих спортсменов-туристов, СТАРШИЙ (36).

В салон вагона заходит с рюкзаком Сева. Снимает рюкзак, смотрит на туристов,

На Севе защитного цвета солдатский полушубок, с утепленным меховым воротником, толстые, такого же цвета толстые шаровары, заправленные в яловые сапоги и офицерская шапка ушанка.

Сева подходит к Старшему.

СЕВА
Вы на слет, на соревнования по туризму?

СТАРШИЙ
На обрыв под Новым Сверженем.

СЕВА
А что за контора?

СТАРШИЙ
Общество «Красное знамя».

СЕВА
А чего на электричке?

СТАРШИЙ
Водила на свадьбу сына на нашем автобусе удрал.

СЕВА
А вы как будете идти? В обход или прямо через Неман по железнодорожному мосту?

СТАРШИЙ
Прямо – по железке.

СЕВА
Тогда я с вами.

Сева подсаживается к туристам.

ЗТМ.

НАТ. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ СТАНЦИИ - НОЧЬ

Сева смотрит, как на перроне туристы собираются к переходу на слет.

Рядом стоит с рюкзаком  Старший и снисходительно наблюдает за своими товарищами. Изо рта Севы и Старшего от холода идет пар.

Сева зябко поеживается…

…подвязывает клапана шапки-ушанки на подбородке, поднимает утепленный меховой воротник.

СЕВА
Я, наверное, пойду. Стоять холодно, догоняйте…

СТАРШИЙ
Давай…

Сева, в сумерках, идет от станции вдоль железнодорожных путей в сторону моста.

ЭТМ.

НАТ. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ МОСТ ЧЕРЕЗ НЕМАН - НОЧЬ

Сева подходит к мосту, становится на пешеходный деревянный настил, идущий вдоль железнодорожных путей.

Из темноты, перед ним возникают три зловещие тени.

Сева останавливается, оглядывается назад.

Сзади, в сумерках, при свете луны, видны два человека: ШЕТЕРКА (25) подобострастно согнувшийся в сторону стоящего ПАХАНА (35).

Во рту Пахана дымящийся окурок, зажатый зубами.

ПАХАН
(выплевывая окурок, хрипло, по блатному растягивая слова)
Эй, валацуга, притормози.

ШЕСТЕРКА
Куда путь держим? Гражданин?

СЕВА
(растерянно)
На слет… Завтра с утра соревнования…

ПАХАН
(одобрительно)
Спортсмен? Это хорошо!

ШЕСТЕРКА
Может рекорд установит?

Все, окружившие Севу, весело ржут.

СЕВА
Не понял, в чем дело?

ПАХАН
Не бойся парниша. Все будет хорошо…

ШЕСТЕРКА
Если вести себя будешь хорошо.

СЕВА
А что надо делать?

ПАХАН
Молодец! Понятливый парень. Ну, что, начнем?

Пахан что-то кидает к ногам Севы и подсвечивает фонариком.

На деревянном настиле лежит спичечный коробок.

СЕВА
(с недоумением, глядя на коробок)
И что?

ШЕТЕРКА
Надо его носом на четвереньках, до конца моста прокатить.

СЕВА
(глядя вдаль, прикидывая расстояние)
Вы что? Это почти километр!

ШЕСТЕРКА
Не почти, а всего километр.

ПАХАН
Ты не первый это расстояние преодолеешь.
(к товарищам)
А какой?

ШЕСТЕРКА
(злорадно ухмыляется)
Восьмой.

СЕВА
Это ж подсудное дело?

ПАХАН
Статья - десять лет. Садизм.

ШЕСТЕРКА
Во, во. Он самый!

ПАХАН
(успокаивая)
Но у нас это не статья, ты у нас все сам будешь делать добровольно и по-Стахановски…

ШЕСТЕРКА
В книгу рекордов Гинаса захотел попасть…

ПАХАН
(пиная носком коробок)
Ну, давай, вперед!

СЕВА
А если я откажусь… не буду…

ПАХАН
Не советую.

ШЕСТЕРКА
Будешь, как миленький, с визгом и писком, как поросенок под «пером»…
Со слезами на глазах, в припрыжку…

ПАХАН
Бить будем и очень больно… Подкованными сапогами…

Сева, с надеждой оглядывается назад.

СЕВА
(подняв гордо голову, с пафосом)
Товарищи, в то время, когда американские империалисты, бряцают нейтронным оружием, мы советские люди, дружно, строем, сплотив ряды, идем к коммунизму! А, вы!..

Пахан, легким движением руки, бьет Севу в подбородок.

Сева покачнувшись, приседает на колено…

…выплевывает кровавую слюну.

СЕВА
(встает, гордо подняв голову)
Коммунисты не сдаются!
(орет дрожащим голосом)
Вихри враждебные веют над нами… Вставай проклятьем заклейменных…

ШЕСТЕРКА
(испуганно)
Ну, его, на фиг, коммуняку! Этого идейного придурка… может пусть идет.

ПАХАН
Нет! Это он нас на понт берет, сучара!

Пахан бьет ногой по ступням Севы, сбивает его с ног…

Сева, закрыв виски руками, падает на настил вдоль путей и  орет диким голосом «Интернационал».

Компания под руководством пахана накидывается на лежащего Севу и яростно бьет его ногами.

СЕВА
(кричит)
Не надо, не бейте, уговорили!

По движению руки Пахана, прекращается избиение. Подручные Пахана отходят.

СЕВА
(шатаясь, встаёт)
Я сейчас. Дайте рюкзак снять!

Пахан светит фонариком в лицо Севы.

Сева делает вид, что пытается снять рюкзак…

…резко обнимает шею Пахана правой рукой, что есть силы, прижимает к себе, валит его и падает сам вместе с ним на шпалы между рельсом и настилом железнодорожного моста.

Пахан ударяется головой об рельс, теряет сознание.

Сева наваливается на него всем телом и орет.

СЕВА
Коммунисты не сдаются! Вставай проклятьем заклейменных…

Товарищи Пахана пытаются высвободить своего главаря из объятий, никак не могут разомкнуть намертво сцепившиеся руки Севы.

Толкаясь, бьют ногами Севу, стараясь попасть в голову, но не задеть Пахана. ЗТМ.

Из ЗТМ. Группа туристов с электрички пытаются разомкнуть руки Севы, обнимающего шею Пахана мертвой хваткой.

СТАРШИЙ
(кричит)
Отпусти ты его! Это мы… с электрички!

Сева освобождает из объятий Пахана…

…который пытается убежать. Но его крепко держит Старший.

Лицо Севы в крови, он улыбается.

СЕВА
(медленно поднимаясь)
А где остальные?

СТАРШИЙ
Убежали…
(улыбаясь)
Ты даже слова интернационала знаешь? Так орал, что на станции было слышно… «Коммунисты не сдаются»!..

СЕВА
Папа заставил выучить… Демагогия - наше лучшее оружие в борьбе за правое дело с бандюгами…

СТАРШИЙ
А с этим, что делать?

СЕВА
А этого… Надо сдать в милицию в Новом Свержене… Я не первый, а восьмой…

Сева бросает взгляд на пешеходный настил.

СЕВА
А вот и улика…

Сева поднимает спичечный коробок.

ТИТР: Глава 5. Дружба народов

НАТ. ЛАТВИЯ - РЕКА ГАУЯ - ДЕНЬ

В долине по реке плывут три байдарки, на одной из них спереди, на месте матроса с веслом сидит Сева, на месте капитана сзади разглядывая карту, лежащую у нее вместе с веслом на коленях, сидит Белая.

Сева лениво подгребает веслом, направляя байдарку по центру течения.

Впереди в метрах пятьсот виден обрыв, на котором стоит женщина (ИНГЕ) с годовалым ребенком на руках.

БЕЛАЯ
(глядя в карту)
Здесь переход, где она петляет сильно. На карте десять км, а по реке все сто.

Поднимает голову, смотрит вперед.

БЕЛАЯ
Вон к тому длинному обрыву, где стоит женщина с ребенком в руках, мы будем подплывать два раза. Такой река делает зигзаг… Там есть хутор.

СЕВА
Давай сделаем остановку. Молочка на хуторе купим.

БЕЛАЯ
После второго раза есть место для остановки, на краю обрыва.

Байдарки с туристами подплывают к обрыву.

На правом краю обрыва, с годовалым ребенком на руках, стоит Инге(26).

ИНГЕ
(кричит)
Будьте вы прокляты! Поработители! Оккупанты! Смотри, Улдис, сынок - вот они, русские. Это твои враги. Они пришли на нашу землю.  Никто их не звал. Твоего деда сгноили в Сибири. Смотри сынок на них. По нашей реке! Русские сволочи! Будьте вы прокляты! Поработители! Оккупанты!

Сидящие в байдарках вжимают  головы в плечи. С испугом слушая горячую речь Инге, быстро работают веслами.

Инге до самого поворота реки идет вслед за байдарками.

Байдарки сделав крутой разворот по течению реки, удаляются от Инге в обратном направлении.
 
СЕВА
(облегченно вздыхая)
Ее ребенку, года нет, а уже с молоком впитывает в себя ненависть к русским. Вот тебе и дружба народов! Слава богу, уплыли…

БЕЛАЯ
Не радуйся, сейчас мы, сделаем резкий разворот и к ней обратно приплывем. Готовься! Я же тебе уже про зигзаг, что делает Гауя, говорила… А эта, националистка – «лесная сестра», перейдет с одного края обрыва на другой.

Байдарки делают крутой разворот вместе с течением реки.

Стоящая на обрыве Инге с ребенком становится все ближе и ближе к плывущим. ЭТМ.

Из. ЗТМ. Байдарки с туристами подплывают к обрыву.

На левом краю обрыва, с годовалым ребенком на руках, стоит Инге.

ИНГЕ
Смотри, Улдис, сынок - вот они, русские! Это твои..

СЕВА
(кричит, перебивая)
Женщина, мы не русские! Мы белорусы! Мы сами под игом проклятых москалей страдаем! Мы из Минска.

ИНГЕ
А почему на русском языке говорите?

СЕВА
А как с вами общаться, як размаулять? На беларусской мове? Ваш язык мы не ведаем… Вы сами тоже, на русском говорите и без акцента. А сыну, почему не на латышском говорите? Зачем ему русский язык?

Инге ничего не отвечает, поворачивается и уходит.

БЕЛАЯ
Сева! Табань слева, крутой поворот!

Сева, упираясь веслом, табанит слева.

Преодолев поворот, кладет весло на грядушку.

СЕВА
Видно, что городская, на лето приехала в декретный отпуск.

БЕЛАЯ
А мы хотели остановиться… Молочка на хуторе взять. Жаль… Вот тебе и дружба народов…

Три байдарки плывут па латвийской реке Гауя.

ТИТР: Глава 6. Грехи молодости?

ИНТ. КВАРТИРА СЕВЫ - ВЕЧЕР

На диване сидит Сева (34) и смотрит телевизор.

По телевизору идут новости 1984 года.

Звонок телефона. Сева поднимает трубку:

ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ
Сева?

СЕВА
Я.

ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ
Ты, прости, но… 
(через паузу)
Сыну восемнадцать лет, хочет с отцом познакомиться… Увидеть его… В Армию забирают…

СЕВА
А я тут причем?

ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ
Как причем? Ты же отец.

Сева вытирает выступивший на лбу пот, лихорадочно вращает глазами, соображая.

СЕВА
Тридцать четыре отнять девятнадцать – сколько будет?

ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ
Пятнадцать.

СЕВА
Так рано я еще детей не делал. Шестнадцать – куда ни шло.
(облегченно выдыхая воздух)
А, простите, вам какой Сева нужен?

ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ
Алешкевич.

СЕВА
(язвительно)
Извините, но моя фамилия Кошель!

Сева радостно, с облегчением, бросает телефонную трубку.

ТИТР: Глава 7. Перестройка

ИНТ. КВАРТИРА МАРКИЗА - ДЕНЬ

Сева и Маркиз с бокалами, на четверть, наполненными виски, сидят за журнальным столиком.

На экране телевизора экстрасенс Чумак делает руками делает пассы, чего-то заряжая энергией.

МАРКИЗ
Чего не расписался в ЗАГСе с Милой, что опять случилось?
Который раз уже облом!.. Сколько ты раз заяву в ЗАГС подавал?

СЕВА
Раз пять! Просто ужас какой-то! Заявление писали аж пищали, как замуж хотели за меня… А стоило мне с ними переспать, по твоей методе, что до свадьбы надо притереться, как они…

МАРКИЗ
Странно, такой мужик! Говоришь после постели сбегали… Ты что извращенец? Мазохист?

СЕВА
Да нет, как в советском кино, нормальный, добропорядочный самец…

МАРКИЗ
Может, ты их в сексе не удовлетворяешь?

СЕВА
Еще как удовлетворяю! До оргазма и не одного за один раз… Как сказала Мила: у меня долгоиграющий, дубовый кол…

МАРКИЗ
Может, ты им противен. Как человек?

СЕВА
Черт его знает! Я когда первый раз хотел жениться… Выбрал одну, с расчетом: квартира есть, родители неслабые. Подали заявление в ЗАГС. Залезли в койку…  А через неделю  началось! Все знакомые мужики вдруг прозрели неожиданно и к ней: Лезут, домогаются! В наглую! Я в панике! Ребята – кричу: – «Где вы раньше были? Почему не замечали? А теперь вдруг»… Рогом прут и все!

МАРКИЗ
Да, припоминаю: моя соседка Катя, я ее в упор не видел, а после того как она тебя у меня не хате «поимела»… Неделю на нее смотрел, с, мягко говоря, с желанием затащить ее к себе в койку, но, слава богу, у меня, как и у тебя закон: В своем огороде не гадить… И что твоя первая невеста?
         
СЕВА
Забрала через месяц заявление из ЗАГСа и вышла замуж за более перспективного, с личным автомобилем. Ладно, думаю, девок много. Я с другой заявление в ЗАГС отнес. И два месяца не прошло - и эта сбежала. Тоже с перспективным, но уже помоложе меня.

МАРКИЗ
А с третьей?

СЕВА
Я с третьей в ЗАГС с заявлением. А ту вообще, за неделю до росписи, буквально вытащил из-под дружбана.  Ее не тронул, а дружбану рыло набил. Я к ней. «Ты чего?» А она: «Я не причем, это все он. Не виноватая я. Силой взял!» Забрал я заявление, так она все равно через месяц вышла замуж, за какого-то деревенского. Я призадумался. Да что же это такое?  Все вроде у меня есть, и красив и умен и образование, и при должности и носки не воняют… В чем дело? Может в характере или я в сексе профан? Карма какая-то!

МАРКИЗ
Счастливчик! А мне приходится попотеть, чтобы она меня бросила. Вот даже книжку у тебя по психологии импортную приобрел. Ты же знаешь у меня закон: «спортил» девку - женись! Вынужден был написать заяву в ЗАГС, а женится на ней не хочу… а надо. Возраст уже…

СЕВА
Девушек навалом. На любой вкус. Все симпатичные, стройные, красивые, а главное молоденькие, кровь с молоком…

Сева и Маркиз с бокалами, на четверть, наполненными виски, сидят за журнальным столиком.

ИНТ. КВАРТИРА СЕВЫ – ВОСКРЕСЕНЬЕ - ДЕНЬ

Сева сидит в халате и шлепанцах, смотрит телевизор.

На  экране телевизора: новости времен перестройки.

По комнате с игрушечным автоматом носится пятилетний сын Севы ГЛЕБ.

ГОЛОС ЖЕНЫ
(из кухни, к Севе)
Всеволод, вынеси мусор.

СЕВА
(нехотя вставая)
Хорошо дорогая…

Сева идет в сторону кухни. ЗТМ.

Из. ЗТМ. Сева, воровато оглядываясь в сторону кухни, откуда раздаются звуки приготовления пищи, садится на диван…

…достает из-за пазухи конверт…

…разглядывает. Пожимает плечами…

СЕВА
(вслух, сам себе)
По штемпелю Житомирская область… без обратного адреса?

Сева вскрывает конверт, достает из конверта фотографию…

…кладет рядом на диван… 

…заглядывает внутрь конверта…

…трясет, пытаясь вытряхнуть содержимое из конверта…

…конверт пуст…

…засовывает конверт за пазуху, поглядывая с опаской в сторону кухни…

…берет с дивана фотографию, смотрит, переворачивает.

На обратной стороне фотографии надпись: Олежке два года.

Сева откидывается на спинку дивана и, закрыв глаза, о чем-то размышляет. В недоумении, пожимая плечами, открывает глаза.

По комнате с игрушечным автоматом носится сын Севы.

СЕВА
(останавливая сына)
Глебаня, стой!

ГЛЕБ
Что, папа?

Сева смотрит, вытянув руку, на фотографию и переводит взгляд на Глеба.

На фотографии: На фоне забора, или частного дома, или деревенской хаты, стоит маленький мальчик лет пяти. Мальчик смотрит, улыбаясь, в объектив, правой рукой уцепившись за штакетину. Глеб, совершенно похож на мальчика с фотографии, только одет по-другому,

Глеб с нетерпением смотрит на отца.

СЕВА
(отпуская сына)
Гуляй, Глебаня!

Глеб продолжает бегать с автоматом по комнате.

Сева засовывает фотографию в конверт, прячет за пазуху и, откинувшись на спинку дивана, о чем-то думает, глядя в потолок.

ИНТ. КВАРТИРА СЕМЕЙСТВА КОШЕЛЕЙ – ДЕНЬ

В своем кабинете отец Севы, АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ Кошель и его сын Сева.

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Давненько ты к нам на историческую родину из столицы не заезжал. Как дела? Как настроение? Как тебе эта перестройка?

СЕВА
(печально)
Понимаешь, папа. Не знаю, что со мной происходит. Может, я ошибся, выбирая профессию. Меня теперь ничего не интересует. Сам знаю, что это пройдет, но тоска такая, все из рук валится! Бабы так себе! На работе скучно. Такое ощущение, как - будто всё в жизни уже испытал, ничего нового не будет! От политики мутит. По телевизору один спорт смотрю. И книги перестал читать. Пролистаю пару страниц и думаю: зачем это всё? Чтобы лишний раз убедиться, что об этом уже знал, только не успел словами сказать?! Глупо всё!.. У меня библиотека философии – от Платона до нашего века. Так я теперь хочу в букинистический магазин отнести! Зарплаты даже на жратву не хватает! Люди – суки!.. Чего им все не хватало?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(напоминая)
Я же тебе говорил: зависть это главный момент любой перестройки.

СЕВА
(разводит руками)
Да никому я не завидую! Спасибо, что с квартирой помог. Мне даже машины не надо!.. Душа болит, и ничего тут не поделаешь!..

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Душа у него болит! А совесть у тебя не болит. Ты о детях подумал - второй развод! И когда у тебя эти романы бесконечные закончатся?!

СЕВА
Папа, я, что, виноват, что они сами меня бросают. Поначалу как пиявки, липнут, ко мне, а потом насосавшись крови отваливаются… И все: и первая жена и вторая после тридцати это сделали.

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Это физиология, я с твоей матерью этот период пережил, потому что она до меня и после меня никого не знала. А ты почему-то выбираешь, мягко говоря, распущенных… Найди хорошую невинную девушку…

СЕВА
А мне распущенные больше нравятся, с ними легко и просто, не надо лицемерить… А, с этими «честными» – одна морока…

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Если до тридцати, женщина живет чувствами, то после тридцати она живет умом, рассудком. В тридцать лет у  нее неожиданно открываются глаза. Оглядывается по сторонам: Где это я? Почему живу в Хрущебе? Где мой Мерседес? Почему я не на Канарах?
(недовольно качая головой)
Она вдруг осознает себя  женщиной!

СЕВА
(саркастически усмехаясь)
А если она еще и замужем, то вдруг обнаруживает возле себя «козла» - скромного терапевта со скромной зарплатой, которого она одевает, обстирывает, кормит, а он ее за это «трахает», и бесплатно, и не на Мальдивах…

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Влюбиться тебе надо по-настоящему… Но, ты уже был…
Мужчина и женщина, только тогда живут в любви  и согласии, когда знают в «любви» только друг друга. У французов есть хорошая поговорка: Если женщина «знает» только одного мужчину – это рай! Но если попробует второго, то в ней просыпается проститутка…

СЕВА
Если есть с чем сравнивать, то, конечно…

ИНТ. КВАРТИРА ЭКСТРАСЕНСА – ВЕЧЕР

На полу на ковре в позе лотос сидит по пояс голый Сева.

Около Севы на корточках экстрасенс МОНГОЛ (45) азиатскими чертами лица вынимает из тела Севы серебряные иголки и складывает их в маленькую коробочку.

МОНГОЛ
Ну, как, полетал? Хорошо было?

СЕВА
Здорово! Парил, как орёл… Но чего так мало, каких-то пять минут?

МОНГОЛ
(усмехаясь)
Ты на часы посмотри: два часа!

СЕВА
(с изумлением, смотрит на наручные часы)
Ни хрена себе!

В комнату заходит АНЖЕЛА (35) симпатичная брюнетка, обвешанная амулетами, вся в чёрном.   

АНЖЕЛА
(с интересом глядя на Севу)
Добрый вечер.
(к Монголу)
Где мои иглы?

МОНГОЛ
(протягивая коробочку)
Спасибо.

АНЖЕЛА
(забирая коробочку, к Севе)
Несчастный ты человек.
 
СЕВА
Почему?

АНЖЕЛА
У тебя синдром Медеи.

СЕВА
А что это такое? Синдром? Я знаю только про похмельный синдром. Ну, еще про Дауна. А Медеи?..

АНЖЕЛА
Ты женат?

СЕВА
Был. Три раза.

АНЖЕЛА
Из-за любовников развелся?

СЕВА
Из-за одного, остальных не знаю…

АНЖЕЛА
У тебя в роду ведьмы были?

СЕВА
Пробабка, целительница народная – порча, сглаз, колтун…

АНЖЕЛА
Медея - волшебница. Была такая. Она дарила женихов девушкам. Обладатель синдрома Медеи, мужчина, обладающий сильной энергетикой, большой аурой. Он, «полюбив» женщину, передает ей часть своей энергетики, она как бы заряжается  и начинает, как включенная лампочка светится. И мужчины, чувствуя этот невидимый для глаза свет, энергию, как мотыльки, на нее сразу слетаются. У тебя мощная энергетика, аура метра три.

СЕВА
А откуда вы знаете?

АНЖЕЛА
Я её вижу. Тебя женщины всегда бросали, через недели две, ну самое большое месяц, потому что встречали другого, как им казалось лучшего? Я права?

Анжела вопросительно-внимательно смотрит на Севу и выходит из комнаты.

СЕВА
(к Монголу)
А ведь она права. Я всегда винил себя, в том, что  почти все мои женщины меня бросали, кроме моей третьей жены, которую я бросил сам. Оказывается это все синдром какой-то Медеи!
(словно его осенило)
И этот богатенький старпер… Год ходил в этот чертов бассейн, не замечал… И, стоило мне влюбиться в Иру, вдруг неожиданно воспылал, даже руку и сердце ей предложил. А мое первое увлечение? Моя школьная любовь, кажется Лена? Почти все женщины, что меня бросали, выходили замуж… И что мне делать, с этим синдромом?

МОНГОЛ
Открывать брачное агентство.
(смеётся)
Заряжаю! Неделя секса с обладателем синдрома Медеи и замуж на всю оставшуюся  жизнь! Всего за, гм… За сто долларов. Не маловато? У тебя еще здоровья на много лет хватит?

СЕВА
Кто эта женщина?               

МОНГОЛ
Ясновидящая. Тебе повезло, ты получил бесплатную консультацию у самой Анжелы Ивановны…

Сева задумчиво смотрит на закрытую дверь.

ТИТРЫ: Глава 8, «Золото» партии

ИНТ. КВАРТИРА СЕМЕЙСТВА КОШЕЛЕЙ – ДЕНЬ

В кабинете за письменным дубовым двух тумбовым столом сидит изможденный болезнью, полностью седой Анатолий Иванович Кошель (67) и, напротив его, стоит Сева (44).

Слева вдоль всей стены книжные полки, полностью заставленные книгами.

Справа на тумбе, высотой метра полтора, обшитой полированным дубом, стоит гипсовый бюст В.И. Ленина.

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(тяжело, с придыханием)
Я тебя чего срочно вызвал? Ты, как врач, знаешь - дни мои сочтены…  Рак…  Пора помирать…  Я планирую это мероприятие на послезавтра…
Подпишу кое-какие бумаги и…

СЕВА
Папа…

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(жестко)
Я принял решение и его не отменю!

Отец Севы достает из стола связку из трех ключей: два больших двухсторонних и один односторонний маленький…

…подходит к тумбе с бюстом Ленина…

…снимает переднюю деревянную панель, ставит её сбоку.

Внутри тумбы большой несгораемый сейф Хрущевских времен.

Сева с удивлением глядит на действия своего отца.

Анатолий Иванович отпирает ключами один внутренний замок, потом другой.

Вращает штурвал и с усилием открывает дверцу сейфа.

Вся метровой высоты внутренность сейфа набита до упора пачками денег.

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(наблюдая с любопытством за Севой)
Это все твое… Эта зелень… Ты не рад?

Сева с досадой на лице, глядит на содержимое сейфа.

СЕВА
Такие деньги не к добру! Говорят, скоро доллар рухнет…

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Говорят, но это произойдет не скоро. А если что, то…

Анатолий Иванович маленьким ключом отпирает небольшую дверцу вверху сейфа и достает пластину в сто грамм золота.

СЕВА
Золото партии?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Можно сказать, что благодаря ей, и стране, которой уже нет, у меня это золото… Партии, которой я отдал всю свою жизнь без остатка, свое здоровье, уже нет.  Есть секта перекрасившихся членов партии.

СЕВА
За деньгами никто не придет?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Никто. Это мои деньги, заработанные вот этой рукой.

СЕВА
Рукой?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Да. Эта рука ставила подписи под документами, пока она еще что-то значила.

СЕВА
Приватизация? Продавал за взятки недвижимость партии?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Я честный коммунист. И ты это знаешь! Это были деловые сделки нашего партийного ООО, где я был председателем.

СЕВА
И сколько здесь?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(кладя пластину обратно)
Где-то миллиона три зеленых и золота пару килограммов.

СЕВА
И что мне с ними делать?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Это гарантия твоего будущего, защита от кризисов, дефолтов, революций. У тебя дети - мои внуки, Глебушка и Алёна. Отправь их куда-нибудь подальше отсюда с твоими бывшими женами, их матерями… В Англию, Швецию, или Данию…
И сам свали куда подальше… А лучше заройся в своей клинике и сиди там тихо и мирно, не лезь ни в какие партии, в политику, а живи в свое удовольствие. Я думаю: на лет двадцать, если не шиковать, вам этих денег хватит. А я…

Анатолий Иванович кривится от боли, подходит, схватившись за живот, к письменному столу достает коробку…

…из коробки вынимает шприц и ампулу, кладет их на стол…

…садится, закатывает рукав.

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
(теряя сознание от боли)
Помоги, сынок, ты же врач… укол… 

Сева подскакивает к отцу, вскрывает ампулу, наполняет шприц. ЗТМ.

Из ЗТМ. За столом облокотившись о спинку стула, подняв к потолку голову, сидит, тяжело дыша, Анатолий Иванович.

Сева читает название лекарства на ампуле.

СЕВА
(с изумлением на лице)
Это ж, сильнейший наркотик!

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Да. Это единственное лекарство, что помогает мне от боли.

Анатолий Иванович кивает на ключи от сейфа, лежащие на столе.

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ
Это теперь твое, а я пойду полежу.
(на движение сына помочь)
Я сам. Приберись тут.

Анатолий Иванович встает и медленно выходит из кабинета.

Сева берет ключи, некоторое время смотрит на содержимое сейфа…

…достает пачку долларов и кладет во внутренний карман пиджака…

…запирает сейф, ставит на место переднюю панель тумбы…

…гладит по гипсовой голове бюст Ленина.

СЕВА
Спасибо партии родной, за доброту и ласку… И, тебе, Володя, спасибо.

Сева садится за стол и, улыбаясь, подняв вверх голову, о чем-то размышляет.

КОНЕЦ 8 СЕРИИ



















ЗАПИСКИ ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий



Оригинальный сценарий
16-ти серийного сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by










9-я серия

«Стометровка»

ИНТ. ДВУХКОМНАТНАЯ КВАРТИРА В СПАЛЬНОМ РАЙОНЕ - ДЕНЬ

В черных на высоких шпильках женских сапогах, натянутых на голые ноги с голенищем до самых колен, в легком прозрачном халатике, сквозь который видно обнаженное роскошное тело, прохаживается высокая, статная, красивая, эффектная блондинка 23-х лет (ЛИКА). Она лениво перелистывает журнал «Караван историй», посматривая на экран включенного полуметрового по диагонали цифрового телевизора стоящего в углу у окна.

Тяжелые бархатные портьеры плотно зашторены.

Комната освещена ярким светом хрустальной люстры.

Вдоль стены стоят два мягких кресла, между ними журнальный столик на колесиках с набором на две персоны: два фужера, коньяк, шампанское и две вазы одна с фруктами, вторая с шоколадными конфетами.

Вся поверхность пола комнаты застелена коврами.

В торце комнаты в углу стоит на треноге вешалка с висящими на ней предметами женской одежды и дамской сумочкой. Рядом с вешалкой дверь в другую смежную комнату.

Лика подходит к журнальному столику, отщипывает виноградину и поворачивается на шум.

В комнату входят: элегантно одетый сорокавосьмилетний Всеволод Анатольевич Кошель (СЕВА) и симпатичная, модно одетая, обвешанная  дорогой бижутерией, сорокапятилетняя женщина АНЖЕЛА.

АНЖЕЛА
(указывая рукой на Лику)
Это Лика.

ЛИКА
(взглянув на Севу, непроизвольно)
Ой! Какой старый!
(испуганно прикрывает рот рукой, виновато бросая взгляд на Анжелу)
Я извиняюсь…

СЕВА
(окинув взглядом Лику, посмотрев на Анжелу и одобрительно хмыкнув, к Лике)
Ничего страшного. Это я так выгляжу… На самом деле я еще старше. Лика? Случайно, мадам, ваша фамилия не Мизинова.

ЛИКА
А вы, что, Антон Павлович Чехов?

СЕВА
(бросая недовольный взгляд на Анжелу, к Лике)
Ты, что, первый раз?

ЛИКА
Нет. Я уже сто лет, как не девочка.

СЕВА
Я имею ввиду - за деньги?

ЛИКА
За деньги? Да, наверное… Хотя ресторан, розочки, шампанское - тоже деньги. А они будут?

СЕВА
Будут.
(достает из внутреннего кармана пиджака стодолларовую купюру)
Вот тут у меня бумажка есть, на ней изображен старикашка, еще противней и старее чем я, тут есть цифра - сто. Это ему столько лет. Как он тебе? Нравится?

ЛИКА
(выхватывая купюру из рук Севы, и любовно ее разглядывая)
Ой! Так это ж Франклин! Кто не мечтает стать первой леди Соединенных штатов?! Это ж моя любовь!

СЕВА
Да, но ее еще надо заработать.

АНЖЕЛА
(к Лике, недружелюбно, указывая на Севу)
Когда он тебя, сучка драная, будет «иметь» в позе «рыба», ты на этого старикашку, что на этой бумажке,  можешь любоваться и «балдеть» от мысли о том, что ты за эту бумажку сможешь поиметь.

СЕВА
(к Лике)
И если ты будешь хорошо себя вести… И мне понравится…
(похлопывая по карману)
Я тебе еще одну такую бумажку дам.

Анжела в изумлении поднимает брови, пытается что-то сказать, но раздумывает.

ЛИКА
(прижимая к груди руки с купюрой)
Я буду паинькой, я буду стараться.

СЕВА
Ну что, начнем отрабатывать авансированные «бабки»?

ЛИКА
(жеманно)
Я готова.

СЕВА
Покажи «товар» полностью… Снимай халатик.

Лика сбрасывает халатик.

Халат падает на ковер у ее ног.

Обнаженная Лика преступает лежащий халатик, поворачивается спиной к Севе, наклоняется, поднимает халат и бросает на одно из кресел. Поворачивается и, уперев руки в бока и широко расставив ноги, с гордостью демонстрирует себя перед Севой.

СЕВА
(оценивающе окидывая взглядом Лику)
Пройдись до двери и обратно.

Лика, важно ступая, доходит до двери в другую комнату, разворачивается и, самодовольно улыбаясь, подходит к Севе.

ЛИКА
Ну? Как?

СЕВА
(разворачивая Лику спиной к себе слегка прижимаясь к ее спине и, положив подбородок на плечо, дыша ей в ухо)
Очень даже неплохо.
(легонько проводя ладонью правой руки по бедру Лики, а левой расстёгивая молнию ширинки в брюках)
И нога под тобой…
(ладонями, приподнимая ее груди)
И номер, что надо.
(проводя пальцем по ее губам)
Я надеюсь и губки твои нежные у тебя «рабочие».
(вдыхая воздух)
И аромат от тебя, как от ямайской розы.

Анжела, глубоко дыша, вся раскрасневшаяся, с завистью смотрит на Лику с Севой.

Лика, держа в левой руке купюру и прижимая ее к груди,  склонив на бок голову, с умилением на лице, нежится от слов Севы.

СЕВА
(продолжая)
А ручки у тебя, какие?
(берет ладонь ее правой руки и просовывает к себе в расстегнутую ширинку)
И ручки у тебя нежные, ласковые… и пальчики шаловливые…

Лика снисходительно улыбается, потом на ее лице появляется удивленное выражении и постепенно ее глаза округляются все шире и шире.

ЛИКА
(глубоко выдыхая и отрешенно глядя в потолок)
Ого…

СЕВА
И руки у тебя золотые… У мертвого поднимут…
(легонько толкая ее в спину)
Пошли, милая, денежки отрабатывать и покрепче держись ручкой…

Сева и Лика медленно уходят в смежную комнату.

Анжела подскакивает к журнальному столику, хватает бутылку коньяка и с горла делает добрый глоток.

ЗТМ.

ИНТ. ДВУХКОМНАТНАЯ КВАРТИРА В СПАЛЬНОМ РАЙОНЕ - ДЕНЬ

У вешалки стоят большие черные на высоких шпильках  женские сапоги. Вешалка пуста.

Сева сидит в кресле, расслабленно вытянув ноги и, умиротворенно улыбаясь, смотрит на экран работающего  телевизора.

На экране: хроника новостей 1998г.

У журнального столика стоит с сумочкой в руке одетая в скромное платьице и такие же скромные туфли Лика.

ЛИКА
(невинно моргая ресницами, скромно сложив на груди руки, томно, к Севе)
Я хорошо себя вела?

СЕВА
(нехотя, переводя взгляд на Лику)
Вполне.

ЛИКА
Я тебе понравилась?

СЕВА
В принципе…
(хлопнув себя по лбу, улыбаясь)
И дернул меня черт за язык!
(достает из внутреннего кармана пиджака стодолларовую купюру)
Она  твоя.
(протягивает банкноту Лике)
Ты ее честно заработала.

Лика осторожно берет банкноту, ласково поглаживает и кладет ее в сумочку.

В комнату тихо и незаметно входит Анжела и наблюдает за происходящим в комнате.

ЛИКА
За полчаса я заработала мамашину месячную зарплату. Двести долларов - это моя цена?..

СЕВА
Я тебе честно скажу: Был бы я побогаче, я бы тебе больше дал…

АНЖЕЛА
(к Лике, грубо)
Ты узнаешь свою настоящую цену после пятого клиента. Цена твоя будет расти или падать в зависимости от очереди, желающих тебя «поиметь»…

СЕВА
(к Лике, мягко)
Тебе лучше было бы «поработать» с персонами Вип.

ЛИКА
А что это – работать с персонами?..

СЕВА
Это шикарная женщина - секретарь, подруга, собеседник, товарищ, проститутка, в одном лице, сопровождающая «большую шишку».

АНЖЕЛА
Это называется: эскорт услуги.
(строго глядя на Лику)
Что за самодеятельность? Почему одета?!  Почему не в ванной?! Через два часа придет новый клиент!

ЛИКА
(лениво потягиваясь, с обидой в голосе)
Мне вот этого клиента хватило…
(проводя ребром ладони по горлу)
Вот так!
(просительно)
Анжела Ивановна, пожалейте, ванну я дома приму и спать, спать… спать…
(поворачивается уходить, оборачивается, к Севе)
Мне говорили, что есть настоящие мужчины – я не верила, потому что мне не попадались такие…  Но теперь точно знаю, что они есть… Пока.

Лика уходит.

АНЖЕЛА
Сева, что случилось? Что она себе позволяла? Почему ты ей не указал её место, которое она заслуживает? Как там им Гриша говорит, ведя на «случку»: пошли ****ь, потаскушка, падла, тварь, шкура продажная…

СЕВА
(виновато склонив голову)
Ну, извини… Юность свою вспомнил… Девушка первый раз… Не хотелось… Да и понравилась она мне…

АНЖЕЛА
Понравилась?! «Сделал «дело», слезай с тела, гуляй смело» – твои слова?

СЕВА
(недовольно морщась)
Мои.

АНЖЕЛА
Тебе хватало максимум десять минут… А ты целых полчаса с ней…

СЕВА
(пряча глаза)
Поговорили немного…

АНЖЕЛА
(в ужасе округляя глаза)
Поговорили!? С кем?!

СЕВА
(прикидываясь невинной овечкой)
Так получилось… Извини… Расслабился… Может, бури магнитные…

АНЖЕЛА
Дура я, теперь она выйдет из под контроля… Надо было её с Гришей свести…

СЕВА
Анжела, прикинь!? Она даже Брехта знает!

АНЖЕЛА
Какого еще Брехта!?

СЕВА
(удивленно)
Бертольда…

АНЖЕЛА
Это еще что за «птица»?

СЕВА
(неопределенно пожимая плечами)
Так… Один знакомый драматург…
(весело улыбаясь)
Чего ты переживаешь? Да я, ее уже забыл…  Ты, помнишь мой принцип: дважды в одну реку не входить… Она же деньги взяла…

АНЖЕЛА
(успокоившись, хитро усмехаясь)
Покраснела от стыда, но взяла…

СЕВА
Всё, могила, она твой «работник». Ты же знаешь, когда женщина краснеет от стыда?

АНЖЕЛА
Нет… Напомни…

СЕВА
У женщины это случается в жизни три раза… Первый раз, это когда она из девушки превращается в женщину, когда с ней мужчина сделает «это».

АНЖЕЛА
Это когда любовный стон девушки медленно переходит в звериный рев ненасытной неудовлетворенной женщины?

СЕВА
Как-то так. Второй раз она краснеет от стыда, когда она в первый раз за «это» взяла деньги… Что Лика и сделала.

АНЖЕЛА
А третий?

СЕВА
А третий, это когда она первый раз за «это» сама дала деньги…

АНЖЕЛА
(через паузу)
Я думаю, недели ей хватит на осмысление, того, что с ней сегодня было. Легкие деньги – это как наркотик… Если на тебя она так повлияла, то я пожалуй попробую ее в эскорт услугах.

Анжела подходит к окну, отодвигает штору, смотрит наружу.

АНЖЕЛА
Она уехала.

СЕВА
У нее, что  - машина?

АНЖЕЛА
(презрительно)
Старенький Фиат Пун-то. Можешь, тоже уезжать. Со следующей недели у нас другой «контингент» намечается… Вам же с Гришей каждый раз новую подавай!.. И больше так не делай! Нечего нюни распускать! Один у нас такой уже был! Запал на проститутку! Жениться даже хотел! Козел старый! Хорошо, что Гриша вмешался…

Сева нехотя встает. Подходит к Анжеле галантно целует ей руку, поворачивается уходить.

АНЖЕЛА
(натянуто улыбаясь)
Сева… Когда тебе понадобятся деньги на «девочек»… Приходи ко мне… я уже созрела, для того, чтобы в своей жизни покраснеть от стыда в третий раз.

Сева замирает при выходе из комнаты, ничего не говоря, выходит.
               
Анжела с грустью в глазах смотрит ему вслед.

НАТ. ВХОД В КАЗИНО - ВЕЧЕР

Из казино быстро выходит, тяжело дыша, держась за сердце, весь красный и возбужденный сорокапятилетний мужчина в выцветшем малиновом пиджаке САШКА.

Навстречу ему идет Сева, нажимая на брелке с ключами кнопку блокировки автомобиля. Сева останавливает Сашку, схватив его за руку.

СЕВА
Привет, Сашка.

САШКА
О! Сева, привет! Уноси отсюда ноги, пока цел! Разденут…
Какими судьбами тебя сюда занесло?

СЕВА
(смеется)
Да вот скучно в выходной одному. Сто баксов халявных появилось… лишних… Решил сходить в казино, посмотреть: что это такое? А ты?

 САШКА
(с ненавистью глядя на дверь из которой вышел)
Ходил в казино, потому что появились шальные деньги. Получил все то, что ожидал получить.

СЕВА
А чего такой злой, с красной мордой, какой-то возбужденно-опустошенный… 

 САШКА
Адреналину нахватался! Ах, ели б!.. Но!.. Увы!.. Вовремя не ушел. Успел хапнуть, но захотелось большего. Ведь уже выиграл и порядочно! Жадность фрайера сгубила! «Просрал» все! И свои, и шальные тоже. 

СЕВА
Так зачем ты сюда ходишь? Чего тут хорошего в казино?

 САШКА
Чем хорошо в казино? Грабят, но культурно. А стрессы, ощущения, переживания те же, что и в подворотне, когда тебе набьют морду и заберут последнее…

СЕВА
Ты что подсел на казино? У тебя лудомания?

 САШКА
Да я болен. И знаю об этом…
Заходя в казино, я всегда задаю охранникам, стоящим у входа, вопрос: – «Больные есть?»

СЕВА
А ты сейчас женат или нет?

 САШКА
Один, как в попе дырочка. Я игрок, существо почти бесполое. Мои сексуальные потребности: «девица-отсосиновик» с рабочей губой, а еще лучше, девочка – «мастер золотые руки», чтоб дрочить хорошо умела.

СЕВА
Почему?

САШКА
А чтоб можно было в карты играть, одновременно с отсосом или онанизмом… Не отвлекаться… Совмещать полезное с приятным… А вот что приятное, а что полезное? Это вопрос! Игра или… 

СЕВА
Теперь понятно, почему ты нас покинул, разве это секс? С твоими возможностями можно  переходить в Альфонсы, если тебе без разницы возраст.

 САШКА
Такой секс, меня по-видимому больше устраивает, потому что дешевле, чем у Анжелы. А онанизм «…тихо сам с собою, правою рукою…» как-то претит, но скоро видно придется и о нем всерьез подумать.

Сашка призадумался, лезет в карман, достает тощий кошелек, сокрушенно хмыкает.

 САШКА
Денег на казино все меньше и меньше остается. Холодильник дома пуст. Одет во «фрак бичугана». Пиджак мой малиновый – уже не малиновый, а хрен знает какой. То ли серый, то ли цвета «каки», размазанной по асфальту. Все деньги уходят на игру. Доллар лишний появится – бегу играть. Телевизор смотрю, газету читаю, а сам о игре предстоящей думаю. Что там по телевизору идет? Что в газете написано? Через минуту забываю. Перед глазами то четыре туза, то стрит флаш, то флаш Рояль.
 
Сашка замолкает.

 САШКА
(через паузу, встрепенувшись, оживленно)
И вот когда совсем «прищемит», когда уже все! Могила! Вдруг на последнюю фишку выигрываю! И не слабо выигрываю! Не отпускает дьявол! Нет, чтобы бросить и зажить нормально, так все равно продолжаю играть. Пока везет. Спускаю выигрыш, а потом опять выигрываю! И так без конца. Но постоянно выигрывать не получается. Сколько за пятнадцать лет исчезло игроков! Соратников по болезни. «Друганов» по игре. Не счесть! Один я остался, еще держусь. Но, чувствую, скоро и мне конец придет…

СЕВА
А что сейчас будешь делать?

 САШКА
Домой в свою пустую холодную квартиру с таким же пустым и холодным холодильником. Неделю буду писать…  Так я стресс снимаю.

СЕВА
Писать?  Ты что заделался писателем?

 САШКА
Как тебе сказать? Меня проигрыш в казино стимулирует. Пишу сценарии, синхронны для телевидения, интермедии… какая никакая копейка перепадает…
Потом на неделю опять сюда…
Ты что первый раз в казино?

СЕВА
Да. Почти. Лет пять не был.

 САШКА
Новичкам первый раз всегда везет. Удачи, тебе, Сева. Ставь на цифру 23 - сегодня ее день.
(доставая ключи от машины)
Пока. Анжеле привет! Поеду.

СЕВА
(окидывая взглядом стоянку)
А где твой «Феррари» красный?

Сашка, ничего не говоря, показывает на вывеску казино, махает в отчаянии рукой и подбегает к стареньким бежевого цвета «Жигулям» «Семерка».

ИНТ. ЗАЛ КАЗИНО – ВЕЧЕР

У стола с рулеткой Сева, с группой из пяти играющих, следит за вращающим колесом и катящимся шариком. Перед Севой на игровом столе стопка желтых фишек, в правой руке зажаты четыре сторублевые черные фишки.

К игровому столу подходит 55-летняя, в вечернем платье, с большой дорогой косметичкой в руках женщина (РАЯ).

РАЯ
(хлопая по плечу Севу)
Здорова! Сева! И принес тебя черт именно сегодня, именно сейчас, сюда. Гаденыш - все мои планы нарушил!..

СЕВА
(с сожалением глядя на застывший шар на цифре 23, оборачиваясь к Рае)
Что ты наезжаешь на меня Раиса? Что я тебе сделал?

За игровым столом стоит крупье КОСТИК, молодой человек лет 25-ти.

КОСТИК
Господа! Двадцать три, красное.

Рая берет руку Севы с четырьмя черными фишками, забирает их у Севы и кладет себе в косметичку.

РАЯ
(к крупье)
Костик! Вот эти желтые и вот эти сотки теперь мои.

СЕВА
(задыхаясь от возмущения)
Сашка мне говорил, что в казино грабят, но культурно.
А это неприкрытый наглый грабеж среди белого вечера!
Я не понял?!

Рая отводит Севу от игрового стола.

РАЯ
(протягивая Севе брелок с ключом)
Сева, хочешь по блату девочку, она сейчас свободна, ты ей очень понравился… Недорого.

СЕВА
(машинально беря брелок)
Я, как только, так сразу. А кто? Ничего хоть?

РАЯ
Ты ее знаешь. Виктория.

СЕВА
Какая Виктория?

РАЯ
А прошлую пятницу у Гриши на юбилей со мной приходила.

СЕВА
Так ее же Валя зовут.

РАЯ
Черт! Забыла! Там у Гриши она Валей была, а здесь ее знают как Викторию.

СЕВА
Конечно, помню! Такая обаятельная, обворожительная, с такой харизмой! Мне даже объяснила, что такое пятимерное пространство.

РАЯ
Видела, как ты перед ней как павлин хвост распустил. Всё вокруг нее вился… Еле отодрала ее от тебя, когда все расходились…

СЕВА
(нетерпеливо)
А где?

РАЯ
Здесь в гостинице. Пятый этаж, 504 комната.  Вика уже там.

Сева быстро, ничего не говоря, уходит.

Рая подходит к игровому столу, берет желтые фишки, пересчитывает и недовольно кривится. 
         
ИНТ. ЗАЛ КАЗИНО – ВЕЧЕР

За покерным столом сидит Рая, смотрит в карты.

За спиной Раи возникает Сева.

СЕВА
(тактично покашливая)
Рая. Можно тебя на минуту.

РАЯ
(к крупье, бросая карты)
Я пас.

Рая отводит Севу в сторону к игровым автоматам.

РАЯ
Чего так долго?

СЕВА
(виновато)
Первый раз со мной такое… Вздремнул часик.

РАЯ
(протягивая руку)
Ключ!

СЕВА
(протягивая брелок с ключом)
Рая!  Как еще раз Вику увидеть?

РАЯ
Сева, а твой принцип два раза в одну реку не входить?

СЕВА
Есть исключения из правил. Я слышал про слово благодать. Теперь я знаю значение этого слова. Это эйфория! Какая женщина! Она ведьма! Или это гипноз? Как в тумане. В сладком, розовом, дурманящим…  Я хочу еще раз увидеть Вику.

РАЯ
Ты думаешь: чего я привела ее на юбилей к Грише? А? Как подарок - на всю ночь! Сам попросил!

СЕВА
Да хрен с ним с Гришей! Мадам, могу ли я надеяться?..

РАЯ
Это невозможно. Вот смотри.
(доставая блокнотик и раскрывая его)
Видишь список желающих Викторию? На два месяца вперед! А вот имена клиентов.

СЕВА
(заглядывая в блокнот)
Баграт… Нуршараф… Джансуг… Сындыбай… Айдамир…

Сева, выпучив глаза, вопросительно смотрит на Раю.

РАЯ
Да, горячие восточные парни - почти олигархи. За тысячу километров сюда приперлись ради Вики. Ты на этот столбец посмотри – на цены.
(вопросительно смотрит)
Потянешь?

СЕВА
(продолжительно свистнув от удивления)
Тысяча баксов?!

РАЯ
Нет, евро. Она любит евро,  драгоценные брюлики и горячих кавказских парней… Нравится ей… И она тоже не любитель дважды в одну реку входить, разве  что за очень, ну очень, хорошие деньги.

СЕВА
Она же может замуж выйти, с ее харизмой, хоть за президента!

РАЯ
Может. Но не хочет сидеть в золотой клетке. Она в поиске смысла жизни.  Нравиться ей свобода, смена места и партнеров по сексу.
(хитро прищурив глаз)
Я так думаю, ты не случайно здесь появился? Она там, у Гриши на юбилее, сказала тебе: когда и как ее найти?

СЕВА
(изображая невинность)
Да нет, я тут случайно.

РАЯ
(с жалостью глядя)
А сейчас она тебе ничего не сказала… приспала и ушла…  Иди Сева домой и не порти мне пейзаж. Дай поиграть. И копи деньги… Лучше евро.
(помахивая ладошкой)
Гуд бай… бай… бай…

СЕВА
До свидания.

Сева медленно, склонив в задумчивости голову, бредет к выходу.


ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – ДЕНЬ

За рулем Сева и рядом с ним на переднем сидении солидный модно одетый моложавый мужчина 50-ти лет.

СЕВА
(следя за дорогой)
Ты «чехол» прихватил?

ВИТАЛИК
Не понял?

СЕВА
Это на тот случай, если захочешь ее в попу «отоварить».

ВИТАЛИК
(выпучив глаза)
Куда!?

СЕВА
(спокойно, словно нехотя)
Туда, туда.

ВИТАЛИК
А что это – «чехол»?
 
СЕВА
Ты не знаешь!? «Чехол» – это презерватив! Давеча, в одном из твоих магазинчиков я видел «гусарские». У тебя размер «оправки» нормальный? А то если огромный, то у тебя там есть «богатырские».

ВИТАЛИК
(суетливо, глядя по сторонам)
Давай заедем куда-нибудь - купим.

СЕВА
(лениво)
Не надо. У Анжелы есть. Я к тому, что может у тебя пристрастия какие к…

ВИТАЛИК
Какие пристрастия? Я даже не знаю, как ими пользоваться.

СЕВА
(усмехаясь)
«Девочки» тебя научат и помогут надеть. Они это любят делать, если «оправка» приличная…

ВИТАЛИК
Помогут? Я вообще-то стеснительный…

СЕВА
Виталик, Я так понимаю, что ты впервые идешь на «стометровку»? Ты основательно поругался с женой?

ВИТАЛИК
Да. Решил расслабиться. Приперло… Сколько стоит проститутка? «Бабок» у меня навалом…

СЕВА
От пятидесяти до ста… Анжела скажет сколько… Если девочка понравиться можешь дать больше… Так сказать, премия, за старание, за качество «работы»…

ВИТАЛИК
Я, намедни, подсчитал, сколько денег уходит на жену каждый день.
(прикидывая в уме)
Проститутка обойдется в раз пять дешевле.
(злорадно потирая руки)
Жена получается дороже. Ей каждый день деньги давай, а проститутке через два, а то и через… пять.

СЕВА
(согласно кивая головой)
Да, возраст уже - не мальчики… Далеко за сорок.
 
ВИТАЛИК
Жена каждый день лезет с любовью, у нее сейчас переходной возраст – сорок пять баба ягодка опять.

СЕВА
А тут когда захотел, тогда и «сходил». Это женщинам любовные переживания полезны для здоровья, им сколько не «люби» - им все мало, а мужикам – чревато, «боком вылезает».

ВИТАЛИК
Во всем должна быть мера…

СЕВА
Надо стараться не для кого-то, а для себя. Вождь гуннов Аттила, дядька мой – наглядный пример. Много случаев из своей практики нам Митя, врач сексопатолог, рассказывал. В преклонном возрасте мужики, через - чур стараясь, желая показать себя перед бабой, занимаясь «любовью», от инфаркта «копыта отбрасывают» или «ласты склеивают»… 

ВИТАЛИК
(смущаясь)
Послушай Сева я вообще-то не супермен. У меня нормальный, относительно… У меня перерыв небольшой… Как бы не «облажаться»…

СЕВА
Да ты не зацикливайся. Запомни: тебя, ее удовольствия не должны волновать. Ты платишь деньги за свои удовольствия. Тебе ведь надо - не ей! Даже если не получится…  И что? Перед тобой не женщина, а проститутка. Она на работе. Что тебе вздумается, то с ней и делай, куда хочешь свой пенис туда и пихай. Хоть ей в ухо! Она товар. Ты платишь.

ВИТАЛИК
А сколько им лет?

СЕВА
До тридцати. Не старше.

ВИТАЛИК
Такие молодые?

СЕВА
Зато вкусные. Ты после их на свою старуху смотреть не захочешь. Будешь, как в страшном сне думать о своей жене, что придется ее «трахать», когда помиришься. Только по пьянке или спросонья сможешь на нее «взбираться». Конечно, если у тебя к ней большая любовь. Если, как человек она тебе…

ВИТАЛИК
(решительно сдвинув брови)
Нет… Ты знаешь, что она мне сказал? Что замуж за меня вышла по расчету. Что она меня никогда не любила… Тварь…

СЕВА
После стольких лет совместной жизни – такое, сказать?.. Вот дура! Но, ты подумай: стоит ли идти на «стометровку»? Ты  уже не «сможешь» со своей женой… Не захочешь. Молоденькие девочки, для таких как ты «старичков» далеко за сорок, как наркотик. Попробуешь, и пропал. Станешь, как гурман – подавай только свеженькое. После «стометровки» ты уже к жене в постель не вернешься. Решай.

ВИТАЛИК
Чего решать? Я решений не меняю. Вези!          

СЕВА
Запомни. У тебя есть деньги, ты покупаешь товар. Ты же сам торгаш! А лучше, для начала, все время молчи и смотри на старших, запоминай. И не красней! Поскольку ты первый раз, мы с тобой вдвоем одну «девочку» «отоварим». Вначале я начну, когда у тебя появиться невыносимое желание, уступлю тебе, когда закончишь, опять я. Так сказать «не отходя от кассы».

ВИТАЛИК
«Хором»? А она согласится?

СЕВА
Конечно, согласится! Двойной тариф! Её уже об этом Анжела предупредила и, наверное, даже, на всякий случай, проинструктировала.

ВИТАЛИК
Какой верх цинизма! Ужас! Бедная девочка!

СЕВА
Ей до лампочки! Пока мы с тобой будем проходить процесс обучения, она, стоя в известной позе, будет  «Караван историй» листать или Высшую алгебру учить…

Сева, снисходительно улыбаясь, управляет машиной, следя за дорогой.

Виталик растерянно мотает головой, сдавленно посмеиваясь.

ВИТАЛИК
«Стометровка»? Почему?

СЕВА
Мы так называем квартиру, которую на год вскладчину снимаем.

ВИТАЛИК
Кто мы?

СЕВА
Мы – это группа товарищей, не обремененных моралью и достаточно обеспеченных. Квартиру мы благоустроили: все, что надо есть. Холодильник всегда наполнен продуктами, спиртным. Телевизор, музыка…

ВИТАЛИК
А кто этим всем заправляет?

СЕВА
Анжела «девочек» поставляет, за квартирой следит, на ней весь сервис, но старшим считается Гриша. Это его «предприятие».

ВИТАЛИК
Он сутенер?

СЕВА
Нет, мы платим по таксе сами, наличными, валютой. Девочки никаких процентов не «отстегивают» ни Анжеле, ни Грише. Анжела получает зарплату от наших годовых взносов.

ВИТАЛИК
А сколько вас – соучастников этого предприятия?

СЕВА
Человек двадцать.

ВИТАЛИК
И сколько у вас времени на «это» уходит.

СЕВА
На «случку»?

ВИТАЛИК
Как у вас все грубо.

СЕВА
Сколько… У нас публика деловая, время – деньги… Ну сколько времени уходит, на то, чтоб расстегнуть и застегнуть ширинку.

ВИТАЛИК
Пришел, увидел, «поимел»? И все?

СЕВА
Нет. Надо еще достать эту зеленую нерусскую бумажку и бросить ей на спину.

ВИТАЛИК
Я не понял? Как на спину?

СЕВА
У нас другой ракурс любования и обожания женщин. Я, например, вначале ей на «клык» даю, в смысле в ротик, а потом ставлю её  в известную всем позу. Как там у Крылова? «Однажды лебедь раком щуку…» Теперь понятно?

ВИТАЛИК
Понятно.

СЕВА
На секс минут пять-десять. В общем целом максимум полчаса.

ВИТАЛИК
А сколько раз в неделю?

СЕВА
Сколько хочешь, если есть деньги и здоровье.

ВИТАЛИК
А на самом деле.

СЕВА
Кто раз в неделю, кто два раза…

ВИТАЛИК
Так. Если в неделю раза два посещать вашу «стометровку», по полчаса, два умножить на… то это получается… Фигня получается… на всех, если по максимуму - двадцать часов в неделю.

СЕВА
Да немного. Мы «ходим» только днем и по будням.

ВИТАЛИК
А чего так?

СЕВА
У всех семьи. Один я только сейчас холостой, а у них по трое, даже у одного пять детей…

ВИТАЛИК
А я как буду вашу стометровку посещать? Время назначите?

СЕВА
Нет. Как только «захочется» звони Анжеле, она, если свободно, быстро организует. Время и цену скажет… и всё.

ВИТАЛИК
А почему, цена не одинаковая?

СЕВА
Это Анжелины дела. Одна проститутка стоит, условно говоря – один доллар, другая пятьдесят, третья сто. А для Гриши «поставляют» по пятьсот. «Поиметься» под Гришей большая удача. У проституток тоже конкуренция и они, как «товар», подвержены законам рынка…

ВИТАЛИК
Пятьсот долларов!

СЕВА
(тяжело вздыхая, мечтательно возведя глаза)
Есть и тысячедолларовые…

ВИТАЛИК
Да ты, что?

Сева, продолжая следить за дорогой, искоса посматривая в сторону Виталика, улыбается.

Виталик ерзает на сидении.

ВИТАЛИК
Но ведь это же заметно, соседи видят, участковый…

СЕВА
Анжела каким-то экстрасенсом числится - порча, сглаз, ясновидение. У нее журнал посещений есть.

ВИТАЛИК
Люди все разные приходят.

СЕВА
Все официально. Анжела какой-то диплом имеет, она частный предприниматель, налоги платит – все законно.

ВИТАЛИК
Разумно. А «девочки» откуда?

СЕВА
(равнодушно-спокойно)
Насчет «девочек» у нас нет проблем, это в основном студентки ВУЗов, старшекурсницы. Подрабатывают. Заканчивают свое высшее заведение, выходят замуж, разъезжаются. Но в процессе учебы, перед распределением, приводят новых «девочек» с младших курсов.  Деньги всегда нужны: хорошая косметика, стильная одежда, модная обувь, развлечения и прочее… А еще эти постоянные кризисы, дефолты, да и учеба платная…

ВИТАЛИК
Студентки? Это не «плечевые» для дальнобойщиков, не уличные девки с панели. Этим «светится», портить свою будущую жизнь нет резона. Умно. При нынешних товарно-денежных отношениях в нашем обществе – хорошая школа для будущего построения карьеры.

СЕВА
Ты когда-нибудь покупал «любовь»?

ВИТАЛИК
Нет?

СЕВА
Значит, ты меня не поймешь. Я когда первый раз заплатил, что-то из меня ушло, какое-то неприятное чувство появилось в моем отношении к женщинам. Как сейчас помню этот червонец! Видел бы ты ее лицо, когда она брала деньги? Вот почему я сейчас не смотрю в лицо…

ВИТАЛИК
Ты так ненавидишь женщин?

СЕВА
Вообще секс я люблю. И женщин люблю, если без секса, как приятного собеседника, товарища, друга. В женщине все должно быть прекрасно. У нас какие сейчас отношения? Правильно! Товарно-денежные отношения. Сейчас все продается! Всё! Даже здоровье можно купить!

ВИТАЛИК
И любовь?

СЕВА
Нет! Покупается не любовь, а молодое, здоровое, стройное, гибкое, красивое, сексуальное тело, для удовлетворения своих животных инстинктов. Любое тело! Одно тело стоит рубль, другое сто, а третье тысячу. Цена! Вот в чем загвоздка! Есть деньги – у тебя всё есть. Нет? Соси палец и «дрочи» втихую под одеялом. Я за секс плачу. Свои кровные, заработанные, не важно как, деньги…

ВИТАЛИК
Я так не думаю. Женщина, прежде всего, для меня - человек. Я им всегда нахожу оправдание, какие-то побудительные причины: сейчас тяжело жить, зарабатывать – кризис во всем мире.

Виталик грустно смотрит в боковое окно.

СЕВА
(продолжает рулить, следя за дорогой)
Зачем тебе «стометровка»? У тебя же столько симпатичных девочек в магазинах. Любая сочтет за честь бесплатно отдаться тебе, даже под прилавком.

ВИТАЛИК
Я как ты говоришь: в своем огороде не гажу. Один раз обжегся. Я очень сентиментальный, влюбчивый, привыкаю быстро к тому, кто меня пригреет. Но… инстинкты! Их же надо удовлетворять!  А у вас, то, что надо: пришел, «поимел», заплатил, как ты говоришь, даже не посмотрел в лицо и отвалил…

СЕВА
Я тоже иногда сентиментальный… Бывает… Нельзя расслабляться… Привыкаешь… Прирастаешь… Солидаризируешься… Старые мы уже. У каждого свои проблемы: и со здоровьем, и материальным положением. Постель хорошее дело, но на ней дело не кончается. Сразу молоток или отвертку в руки сует и что самое неприятное: начинает разговоры про деньги затевать. Хорошо одному: никто не мешает, тишина и спокойствие, и деньги на месте.

ВИТАЛИК
Природа! Я иногда думаю: удовлетворение потребностей человека – естественный процесс? Для исправления естественных надобностей вывода шлаков – туалеты, для того чтобы удовлетворить потребности в еде  - магазины, столовые, кафе, рестораны, а для самых главных сексуальных естественных потребностей – ничего нет! Почему?

СЕВА
Общество у нас такое лицемерное. Само не «может», так и другим не дает.

ВИТАЛИК
Нет. Это в средние века придумали, мол, беспорядочный половой образ жизни ведет к распространению болезней. Но сейчас и медицина, и гигиена  на должном уровне. Надо закон принять о свободе продажи сексуальных услуг всем слоям населения.

СЕВА
Если такой закон примут, то Гриша на каждом углу около биотуалетов, поставит киоски  для продажи и покупки сексуальных услуг. Будут огромные очереди желающих или продать или купить эти услуги.

ВИТАЛИК
Да. И не будет пидаров, не голубых, не  лесбиянок. Вот только цены, как установить, так сказать составить прейскурант?

СЕВА
Рынок все цены установит, распределит, кто, и какая услуга сколько стоит. Чем моложе, тем дороже. Богатые старые будут «иметь» бедных молодых, богатые страшные - бедных, а если не «стоит» или совсем бедный отсосут или подрочат по дешевке… Не будет ни казино, ни других азартных мероприятий, все будут копить деньги на секс…

ВИТАЛИК
Я вот сейчас думаю: А ведь нормальный человек так спокойно, буднично и цинично про все про это, так не говорил бы, не рассуждал бы, даже, может быть, и не думал. Откуда это пришло и когда? У самого дочь 25 лет. Как я до этого дожил?..

СЕВА
Это все перестройка… Раньше мы чего-то строили с человеческим лицом. К чему-то стремились. На что-то надеялись. По крайней мере, делали вид, что во что-то верим. А сейчас во что верим? Что мы строим? Капитализм?

ВИТАЛИК
Казарменный капитализм со звериным рылом.

СЕВА
Но он какой-то непонятный мне. Мы с тобой потерянное поколение из СССР. Ты адаптировался, а я «попрыгал, попрыгал» – не мое это… Я сейчас живу для себя и на все смотрю как сторонний человек равнодушно, цинично и по возможности пользуюсь благами этого капитализма без всяких тормозов и моральных принципов. Я сейчас свободен! Парю как орел!.. Но, иногда, с тоской вспоминаю, как когда-то на партийном собрании разбирали мой моральный облик ****уна-коммуниста.

ВИТАЛИК
Да, женщинам ты нравился всегда… Моя женушка, чтоб ее!.. На тебя глаз давно положила… Но ты… Я даже удивлялся твоему равнодушию к женщинам бальзаковского возраста… Теперь все понятно. А почему ты меня пригласил на вашу «стометровку»?

СЕВА
Я тебя везу, Виталик, с надеждой, что ты вольется в нашу «группу товарищей» и внесешь свой взнос. Ряды наши с каждым годом редеют: безвременно покидают этот мир, банкротства, деньги кончаются, с возрастом «любовь» дорожает и содержание квартиры стоит денег…

ВИТАЛИК
А у тебя, откуда деньги? Ты же не бизнесмен, не сынок олигарха?

СЕВА
Когда-то, во время перестройки, когда все было можно, что не запрещено законом, я оказался в нужный момент, в нужном месте. Я до сих пор еще пользуюсь тем, что тогда «поимел». На «стометровку» пока хватает. (У меня норма на каждый месяц и я ее соблюдаю.) Живу тихо, не жирую. Работа есть любимая, зарплата приличная…

ВИТАЛИК
А если бы не оказался в нужном месте и не «поимел», то, что еще имеешь? Если б не перестройка?

СЕВА
Если бы, да кабы… Не знаю, был бы я, наверное, добропорядочным семьянином…

ВИТАЛИК
(весело смеется)
Сомневаюсь… Был бы ты номенклатурным работником и делал бы тоже самое что и сейчас, но уже в другой лицемерно-патриотической форме.

СЕВА
(останавливая машину)
Ну, что, Виталик? Приехали. Пошли «товар» смотреть, который будем  «иметь»…

НАТ. ДВОР У ДОМА В СПАЛЬНОМ РАЙОНЕ – ДЕНЬ.

Из иномарки выбираются солидные импозантные в дорогих костюмах мужчины Сева и Виталик. Расправляют плечи и вальяжно идут вдоль дома.

ДВОРНИК-ЖЕНЩИНА 50-ти лет, по виду бывшая интеллигентная женщина, вежливо прекращает мести тротуар, пропуская мужчин.

ДВОРНИК-ЖЕНЩИНА
(облокачиваясь на черенок метлы, с завистью глядя на иномарку Севы)
Вот они - новые хозяева нашей новой жизни.
(смотрит в сторону Севы и Виталика)
А чего они тут интересно делают в нашем задрипанном районе?

Сева и Виталик заходят в подъезд.

ДВОРНИК-ЖЕНЩИНА
Все понятно - к Анжеле… Будущее свое хорошее за хорошие деньги узнать… Или порчу снять?
(задумчиво)
И дочка моя, что-то к Анжеле ходить зачастила?
(вздыхает)
Университет уже заканчивает… Замуж давно пора… Наверное, влюбилась…

КОНЕЦ 9 СЕРИИ




















ЗАПИСКИ ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий



Оригинальный сценарий
16-ти серийного сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by








10-я серия

Фильм десятый

Жить или любить?

НАТ. ДВОР ЭЛИТНОГО ДОМА В ЦЕНТРЕ – УТРО

Из подъезда выходит импозантный пожилой моложавый седовласый мужчина 55-ти лет, приятной наружности, Всеволод Анатольевич Кошель (СЕВА), достает из кармана брелок с ключами от машины.

Навстречу Кошелю идет, понурив голову, с китайской породы собакой Чау-Чау, пожилой, солидный мужчина 70-ти лет СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ.

СЕВА
(церемонно кланяясь)
Доброе утро Сергей Иванович.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(отпуская собаку погулять без поводка, тяжело вздыхая)
Если б, оно было доброе.

Чау-Чау, почувствовав свободу, бежит радостно к первому кустику и поднимает около него заднюю лапу.

СЕВА
А что так?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Володя Ольшанский умер…
(осеняя себя крестом)
Царство ему небесное… сегодня утром.

СЕВА
(задумчиво)
Повезло.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(возмущенно)
Ты чего?.. Человек умер.

СЕВА
(оправдываясь, извинительно)
Уснул и не проснулся – повезло… Повезло, что не мучался, не болел, не обременял заботами своих родных, а лег спать и не проснулся. Завидую, я, ему.
(мечтательно возведя к небу глаза)
Мне бы так.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я тоже так хочу, все так хотят. А как будет-то?

СЕВА
Страшно подумать. Но когда-то это случится.
            
СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(согласно кивая)
Заветное желание каждого человека – тихо заснуть и не проснуться. Только мы себе не признаемся в этом.

СЕВА
(задумчиво)
Странно. Всего шестьдесят три… Вроде не болел… Гипертоник, но без кризов… Работа спокойная в министерстве иностранных дел -  бумажки, по его словам, перебирал…  Хоть и на пенсии, но работал… Жена молодая…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(возбужденно)
Вот-вот… Жена… Молодая… Это все из-за нее! Володя мне не раз жаловался, что его жена любила по утрам с ним «любовью» заниматься.

СЕВА
А ты, что, видел? Со свечкой… прости, стоял?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я его в пять утра в окно видел, как он, со своим мопсом прогуливался…

СЕВА
Выходит, не спал он…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А умер в постели… Я видел, как его голого снимали с кровати, и упаковывали в черный пакет…  Я же рядом живу… и на крики его жены прибежал… И она тоже голая, носилась с выпученными глазами, по своей квартире…

СЕВА
Да… Смерть, достойная мужчины…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Ну, почему мы, мужики, такие идиоты! Для чего мы живем? Для этих ненасытных в сексе баб? Столько всего в жизни есть интересного! А мы перед ними… даже ценой своей жизни… Самоубийцы!..

СЕВА
Вы правы, Сергей Иванович. Мне иногда кажется, что Бог этот мир создал для женщин, и все что в мире есть приятного, дарующего счастье, радость наслаждение… Все для них.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Они даже чувствуют наслаждение от любви в семь раз больше! Мы – мужики, обслуживающий персонал женщин. Нам кажется, что мы хозяева положения, а на самом деле мы игрушки в их руках. И они от нас берут все по полной. Используют…  Последнюю энергию из нас сосут…  Вампиры!..

СЕВА
(согласно кивая головой)
А мы и рады для них стараться… А куда его увезли?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
В твою больницу, в морг.

СЕВА
А когда похороны?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Завтра.

СЕВА
Помощь, какая, нужна?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Да, нет.

СЕВА
(направляясь к машине)
Я тогда на работу… Пока Сергей Иванович.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Пока…
(вдогонку)
Анжеле, привет.

СЕВА
(остановившись, недоумевая)
Какой Анжеле?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Нашей Анжеле - электросексу нашему… ясновидящему…

СЕВА
(изумленно)
Вы ее знаете?! Вы…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(сокрушенно качая головой)
Я уже три года не посещаю ее «салон»… Отпосещался…

СЕВА
Как, так?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Она мне три года назад вызывала скорую. И девочке бедной, скорую… которая подо мной была, во время «случки»… и которую из-под меня (сто десять кило!) Анжела извлекала, после приступа…

СЕВА
Что-то такое краем уха слышал. Но никогда бы не подумал, что это вы.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я тоже раньше про тебя был другого мнения. Тоже бы никогда не подумал, что такой представительный интеллигентный мужчина «клиент» Анжелы.

СЕВА
А сейчас?.. Без «этого»… Как живется?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(улыбаясь, с показной бравадой)
Одной проблемой меньше. У старости другие приоритеты – внуки, жена заботливая, кресло качалка с пледом, телевизор и мой Жоржик.

Чау-Чау, при упоминании своей клички, подбегает к Сергею Ивановичу и преданно на него глядит, виляя хвостиком.

Сергей Иванович ласково треплет псину.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Иди, гуляй.

Чау-Чау бежит обратно.

ИНТ. САЛОН АВТОМОМИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – УТРО

За рулем Сева, задумчиво глядит вперед движения авто на дорогу.

НАТ. ДВОР ЭЛИТНОГО ДОМА В ЦЕНТРЕ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Не скамейке у подъезда сидят Сева и Сергей Иванович.

СЕВА
Я смотрю у тебя, Сергей Иванович, и шевелюра, и зубы на месте, и ни одного седого волоса. Сколько тебе лет?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
О! Столько не живут. Скоро семьдесят. А тебе?

СЕВА
Скоро на пенсию.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
У тебя тоже волосы все и седых не видно. Красишься?

СЕВА
Нет. Не крашусь. А ты?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Тоже нет. Раз так сохранился и с нервами порядок, ты, наверное, как и я - «пофигист».

Из открытой форточки второго этажа, слышен вопль Володи Ольшанского.

Сева и Сергей Иванович поворачивают головы на крик.

КРИК ВОЛОДИ ИЗ ФОРТОЧКИ
Что ты жопой вертишь?! Сучка драная! Вперед смотри!..

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Это Володя. Кому это он? 

СЕВА
(удивленно)
Интеллигент в третьем поколении и так выражается!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Ладно, бог с ним с Володей… Что там, насчет пофигизма?
 
СЕВА
В некотором смысле… В смысле, что само слово «погифист» в моей жизни присутствовало, но что оно означает – не знаю.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я тоже не знаю, но догадываюсь.

СЕВА
И что оно означает?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Терпимость к жизни. Человек, который принимает жизнь такой, какой она есть. Примерно так.

СЕВА
Поясни на своем примере.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
И волосы, и зубы у меня все, и седины нету, и «морда лица» красная, хоть прикуривай. Не курю. Не пью.

На втором этаже в окне открыта форточка.

КРИК ВОЛОДИ ИЗ ФОРТОЧКИ
Куда ты лезешь, дура! Ногами работай!..

СЕВА
(бросив взгляд в сторону крика)
Не пьешь!?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Почти. И к женщинам пока еще хожу раз в неделю. Моя философия жизни проста. Кода-то лет сорок пять назад, я определил рамки дозволенного, для себя и для других. Условный коридор, очерченный границами, за которые я стараюсь не переступать и не позволяю  это делать другим. Я всех, кто меня обижает или пытается обидеть, оправдываю, жалею. Несчастные люди! Ну, не повезло им с социальной средой, где воспитывались и выросли. Пускай выплескивают свой негатив на меня – я выдержу. Я могу слушать и умею слушать. Меня за это качество, очень женщины любили и любят.

На втором этаже в окне открыта форточка.

КРИК ВОЛОДИ ИЗ ФОРТОЧКИ
Черт подери! Ну, куда? Куда?! Падла!..

СЕВА
А если перебор?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(неодобрительно кивая головой в сторону открытой форточки)
Нет, оппонент, как правило, вначале недоумевает, не понимает, куда попал, натыкаясь на непробиваемую стену и это, иногда, выводит его из себя, но через некоторое время  он успокаивается. Главное не испугаться! Я спокоен и не знаю страха. Если появляется страх, то дело «труба» и распаленный оппонент может «оборзеть» и нарваться на неприятности.

СЕВА
И что ты ему сделаешь?

На втором этаже в окне открыта форточка.

КРИК ВОЛОДИ ИЗ ФОРТОЧКИ
Так тебе и надо, потаскуха!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Лучше об этом не говорить, потому что до такого не доходило. А если становится «горячо», то я, если есть возможность, просто ухожу. Как там: угол падения равен углу отражения, как аукнется, так и откликнется – это не для меня.

СЕВА
Для тебя: как об стенку горох?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
О! Похоже. Это мое.

СЕВА
Но ты же живешь в обществе! Неужели ты не сопереживаешь? Ты посмотри, что вокруг твориться!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Конечно, переживаю – у меня есть свои моральные и другие принципы. Мне многое не нравиться, но жить то надо. Если я могу что- то изменить, что-то сделать - то я и делаю. Если я не могу - то не делаю. Я трезво оцениваю ситуацию. Я не геройствую и не лезу на рожон.

На втором этаже в окне открыта форточка.

КРИК ВОЛОДИ ИЗ ФОРТОЧКИ
Ну, куда? Куда? Сучка драная! Вот же тварь!

СЕВА
Ну, разве ты не видишь разницу между тобой и, например, Абрамовичем. Тебя это не бесит?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
У меня нет чувство зависти. У меня тоже когда-то были очень неплохие деньги, но мне они радости не принесли. Есть люди, которые живут хорошо, шикуют, ездят по миру… На здоровье! Пусть живут! Мне до них нет дела. Только меня не трогайте!

СЕВА
Но всё же, если вдруг, кто-то перейдет твою тобой придуманную условную границу, что ты будешь делать?

На втором этаже в окне открыта форточка.

КРИК ВОЛОДИ ИЗ ФОРТОЧКИ
Да не ори ты - как резаная! Кобыла безрогая!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
По отношению ко мне пусть переходят, я стерплю.  Но если кто переступит мною очерченные рамки и границы по отношению к моим близким, к дорогим и любимым мною людям… Берегись! Медленно, методично, безжалостно буду уничтожать. Они даже не будут знать, кто их уничтожает. Но, слава богу, такого, еще не случилось.

СЕВА
Не может быть! Так ли? Столько лет прожил! Неужели у тебя, как у каждого нормального человека, хоть маленького, скелета в шкафу не было?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Гм… Один раз было… Очень давно... Сорок пять лет назад… Но это моя личная страшная тайна. Её никто не узнает! Даже там: на небе, на страшном суде! Но я атеист и в разные религиозные страшилки не верю.

СЕВА
А если страшный суд есть?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Как-нибудь отбрешемся, а если не отбрешемся, то… что тут сделаешь – что будет, то и будет. А у тебя есть скелет?

СЕВА
А кто признается? А как ты думаешь, у Володи «скелет в шкафу» есть? 

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Не знаю, как насчет скелета, но пассия молодая симпатичная длинноногая у него появилась…

СЕВА
Да, ты, что?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Не раз и не два видел, как она по утрам, как шпион, «шмыгала» в свою старенькую Фиат-Пунто. Мой Жоржик свидетель…

СЕВА
Так он боец-молодец!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Да, молодец! Завидный жених! Квартира у него четырехкомнатная – один в ней прописан… район элитный… «Лексус» новенький…

СЕВА
А дети?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Дети – граждане США и Англии… Не знаю как насчет «бойца»… «Оправка» у него приличная… В корень удался… В бане видел…

Из подъезда, в белой рубашке, жилетке от костюма «тройка», в галстуке и трико со шлепанцами, глубоко выдыхая воздух, разгоряченный, держась левой рукой за сердце, выходит ВОЛОДЯ Ольшанский, интеллигентного вида, небольшого роста, но крепко сбитый мужчина 60-ти лет.

Увидев Сергея Ивановича с Севой, молча здоровается кивком головы.

Сергей Иванович и Сева, тоже молча здороваются кивками головы и вопросительно-выразительно смотрят на Володю.

ВОЛОДЯ
(гневно)
Чтоб она сдохла! Все жилы из меня достала! А как нервы потрепала! А сколько адреналина из меня вытащила! Оглобля двухметровая! Чтоб я так жил! Чуть не издох! Не хватало мне еще инфаркт подцепить! И все и из-за какой-то засранки!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(к Володе)
О ком ты так?

ВОЛОДЯ
(с любовью)
О ней – моей Машеньке.

СЕВА
(к Володе)
А она жива? Мы думали: ты её, там, у себя - насилуешь.

ВОЛОДЯ
С удовольствием бы её придушил. Но она в телевизоре.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
В телевизоре!? А что за Машенька?

ВОЛОДЯ
Шарапова! Двадцать пять двойных подач и столько же эйсов! Ну, не стерва!

СЕВА
Теннисистка? А с кем она играла?

ВОЛОДЯ
С кем? Сама с собой! Бегала напротив ее какая-то уродина, но та только мяч перекидывала и смотрела со страхом: попадет Маша в ее площадку или промажет.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Ну и кто выиграл?

ВОЛОДЯ
Кто, кто? Шарапова! Чтоб она сгорела! Из тысячи ударов по мячу она пятьсот промазала, пятьсот три попала. Два тай брейка! Один проиграла. А в решающей партии, пристрелялась и, разгромила соперницу под ноль.

СЕВА
Шарапова вроде ничего девочка - симпатичная.

ВОЛОДЯ
Да, красивая.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А ты её такими словами обзывал… Сука… стерва и еще хуже… А было еще то, что даже я не решаюсь озвучить, а именно - площадная ругань, отборный мат и прочая брань с ненормативной лексикой!

ВОЛОДЯ
А к ней не прилипнет. Это моя любовь, запоздалая. Моя принцесса, королева, царица, шахиня… Одно радует, что я не увижу ее  старой и беззубой, потому что не доживу. Да и долгожданный апокалипсис, слава богу, скоро…

ИНТ. САЛОН АВТОМОМИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – УТРО

За рулем Сева, задумчиво глядит вперед движения авто на дорогу.

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА - ТРОТУАР – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

По тротуару не торопясь, степенно идут два пожилых мужчины Сева и ВОЛОДЯ Ольшанский, хорошо одетый, в жилетке, при галстуке, с дипломатом в руке,  интеллигентного вида, крепко сбитый 63-х лет.

ВОЛОДЯ
Как я бездарно в субботу провел день - бестолково, бессмысленно.

СЕВА
А что ты делал?

ВОЛОДЯ
Сидел на даче, потом гулял по лесу.

СЕВА
Болело, что-нибудь?

ВОЛОДЯ
Да нет.

СЕВА
Не умер?

ВОЛОДЯ
Нет.

СЕВА
Почему бездарно?

ВОЛОДЯ
Сделал бы что-нибудь полезное… Почитал… Познание свое расширил…

СЕВА
Ёма ё! Какое познание жизни в 63 года? Прожил день и хорошо. Пользу ты принесешь миру - когда помрешь! Хорошо если твое тело пойдет на удобрения, а то, и как пища для опарышей. Ты чего? Смысл жизни хочешь познать? 

ВОЛОДЯ
Вообще-то  не мешало бы.

СЕВА
Не смеши меня. Радуйся, что живой, ходячий, не «овощ», что с работы идешь. Что носом дышишь. Или уже началось? Сколько будет два умножить на два?

ВОЛОДЯ
Четыре.

СЕВА
А правильно ли? Надо и себя проверить. Может у меня тоже с головой начинается?

Сева останавливает мимо проходящую ДЕВУШКУ 20–ти лет.

СЕВА
Девушка? Проверьте нас. Как у нас с головой?

ДЕВУШКА
Я слушаю дедушка.

СЕВА
Два умножить на два – четыре?

ДЕВУШКА
Пожилые люди, а шутки у вас…

Девушка, крутя пальцем у виска, уходит оглядываясь.

СЕВА
Ушла. А как проверить?

ВОЛОДЯ
На сотовом калькулятор найди и умножь.

СЕВА
(доставая сотовый телефон, что-то набирает пальцем)
Точно. Сейчас. Я быстро. Два на два.
(протягивая сотовый Володе)
Смотри. Правильно. Так мы еще математики. Твою маковку…

ВОЛОДЯ
Сева, а что ты знаешь про вторую молодость?

СЕВА
Это – седина в бороду, бес в ребро? Ты по поводу своей молодой жены?

ВОЛОДЯ
Как-то неудобно, я уже почти старик…

СЕВА
Так чего ж ты на ней женился?

ВОЛОДЯ
Это она захотела… Любит она меня…

СЕВА
Так, хорошо! И чего тут стесняться? Радоваться надо! Гордись: «У меня жена молодая, а у тебя беззубая старуха…». Значит ты мужик настоящий. Значит здоров. Как там у тебя насчет полового вопроса? Висит или наоборот?

ВОЛОДЯ
Тьфу… Тьфу пока все нормально, но какая-то эйфория, как в молодости. Удержу нет… Даже страшно…

СЕВА
Этот период перед закатом, перед концом «конца». Древние римляне называли его как-то: то ли кельма, то ли кальма… А потом все!..

ВОЛОДЯ
Что всё?

СЕВА
На печку и суши лапти… Смерть «герою» бойцу секса…

ВОЛОДЯ

Перед закатом? А долго эта вторая молодость длится?

СЕВА
Это зависит от здоровья. Хотя… Старость не лечится… Не знаю… Может до самой смерти…

ВОЛОДЯ
Хорошо бы…

СЕВА
Что хорошо?

ВОЛОДЯ
Умереть здоровым. Что б жена моя не видела меня беспомощным хныкающим стариком, больной развалиной…

СЕВА
Ну и что?  В библии старцы с Саскией ничего не могли сделать. А мы сейчас все можем: члены искусственные, имплантанты, вибраторы… Так и ты будешь любоваться, глаз услаждать, язык - есть, пальчики шаловливые - есть…

ВОЛОДЯ
Фу… Что за гадости ты говоришь… У меня жена молодая…

СЕВА
Что жена? Если действительно любит, то знала что ее ожидает… Если любит - поймет… Доглядит… присмотрит… Похоронит…

ВОЛОДЯ
Ужас!.. Как подумаю…

СЕВА
А ты не думай. Или уже нечем любить? Пришел конец «концу»?

ВОЛОДЯ
Я уже говорил, что еще нет. Но…

СЕВА
Вот когда придет этот конец, тогда и думай… А пока живи, люби молодую жену, наслаждайся жизнью. А что будет потом – потом и будет.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. КАБИНЕТ ГЛАВВРАЧА ОБЛАСТНОЙ БОЛЬНИЦЫ – УТРО

За столом сидит в белом халате Всеволод Анатольевич Кошель. Задумчиво смотрит на поверхность стола.

ИНТ. КАБИНЕТ ТЕРАПЕВТА В ПОЛИКЛИНИКЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

За столом в белом халате сидит тридцатитрехлетний СЕВА, что-то пишет в амбулаторной карте больного.

Медсестра молодая симпатичная 20-ти летняя женщина (ГАЛИНА) с амбулаторной картой в руке подходит к двери, приоткрывает ее.

ГАЛИНА
(в коридор)
Ярецкий Геннадий Брониславович!

Галина передает карточку Севе и садится напротив его.

В кабинет заходит женщина сорока восьми лет (ЛЮСЯ).

ЛЮСЯ
(к Севе)
Доктор это я - Ярецкий Геннадий Брониславович.

Сева и медсестра Галя многозначительно и недоуменно переглядываются.

ЛЮСЯ
(продолжая)
Я вместо Гены. Он мой… полюбовник.

СЕВА
Гражданская жена?

ЛЮСЯ
Во, во! Она самая.

СЕВА
А как вас зовут?

ЛЮСЯ
Люся.

СЕВА
Слушаю вас Люся.

ЛЮСЯ
Я сейчас.

Люся  открывает дверь. Выходит. Через полминуты возвращается с улыбающимся во весь рот поджарым мужчиной 55-ти лет (ГЕННАДИЙ).

ГЕННАДИЙ
(виновато склонив голову)
Здравствуйте.

СЕВА
Что случилось Геннадий  Брониславович. Вы мои рекомендации все выполнили? Лекарства, что я вам выписал, принимали?

ГЕННАДИЙ
Все как вы сказали… и диету соблюдал. 83 кг! При моем росте метр восемьдесят.

СЕВА
Как себя чувствуете? Я помню: вы мне говорили, что большой вес доставляет вам очень много неудобств, особенно когда хорошо выпьете водки… Одышка, шнурки из-за живота не можете зашнуровать, давление, кухня становится маленькой, за все цепляетесь, разбитая посуда, двери становятся узкими… А сейчас?

ГЕННАДИЙ
Прекрасно! Давление в норме, одышка исчезла, посуда целая, шнурки шнуруются.

ЛЮСЯ
Но мне приходится закрывать его лицо тряпкой!.. Чтоб не видеть его «морду лица»: череп обтянутый пожеванной кожей.

СЕВА
(рассматривая Геннадия)
Нормальное лицо. Чуть-чуть глаза впали, скулы немножко выступают.
(к Галине)
Галя, посмотри на Геннадия Брониславовича, как женщина.

ГАЛИНА
(к Люсе)
Очень даже приятный, симпатичный, с озорным блеском в глазах мужчина.

ЛЮСЯ
С каким удовольствием я рассматривала его лощеное, без морщин, круглое сытое лицо. Он когда при весе, очень представительный, красивый, моложавый мужчина. Я его водила в гости по своим знакомым, подругам, демонстрировала, как редкой красоты экспонат! С удовольствием бы поставила его, как статую у себя в квартире, и целый день любовалась бы им, как Пигмалион Галатеей. А сейчас? Тьфу!.. Не показать подругам, не выйти с ним под ручку на улицу…

ГЕННАДИЙ
(к Севе)
Это когда стрелка весов переползает, когда я взвешиваюсь, цифру сто.

ЛЮСЯ
Но в Америке все толстые и живут до 90 лет… У меня есть деньги… Если надо импортные лекарства какие… Я куплю… я заплачу кому надо, если их трудно достать…

СЕВА
Вы плохо владеете информацией и у них в Америке такие же проблемы. Но у них нет проблем в выборе. Они выбирают здоровый образ жизни. И вопрос секс или кекс не возникает. Главное здоровье! А если как вы говорите: морда лица не нравится… Сделайте пластическую операцию.

ГАЛИНА
(к Люсе)
Женщина, вы просто  его не любите, если бы любили, то… Вы, что его смерти хотите в угоду своим прихотям?

ЛЮСЯ
Нет! Я хочу, чтобы он был и  красивый и здоровый…

СЕВА
Хотите и рыбку съесть…
(осекаясь)
Извините, и кекс и секс? Надо выбирать что-то одно…

Люся заплаканная уходит из кабинета.

ГЕННАДИЙ
(растерянно)
Доктор, я без секса не могу, она у меня единственная женщина, с которой я могу «шуры-муры»… С такой рожей, как сейчас, она выгоняет меня из своей «хаты» на улицу. Кричит вдогонку, чтобы я принял божеский вид, что она не может на меня без содрогания смотреть…
(безнадежно, качая головой)
Доктор! На склоне моих лет она моя последняя поздняя любовь…
(задумчиво, размышляя)
Секс или кекс? И здоровым быть хочется и любить… Что делать? Быть или не быть? Жить или любить?

СЕВА
Вы у меня спрашиваете?
Я не психолог, я терапевт, я лечу вас от одышки от повышенного давления, от ожирения… А ваши сексуальные проблемы меня не интересуют.
Сами решайте! Что еще?

ГЕННАДИЙ
Я пошел. До свидания.

СЕВА
До свидания.

Геннадий Брониславович,  понурив голову, выходит из кабинета.

Сева и медсестра Галя, недоуменно пожимая плечами, переглядываются.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. КАБИНЕТ ГЛАВВРАЧА ОБЛАСТНОЙ БОЛЬНИЦЫ – УТРО

За столом сидит в белом халате Всеволод Анатольевич Кошель.

Напротив сидят, в дорогом больничном халате в белоснежной рубашке с галстуком, Константин Никитович (КОСТЯ), мужчина 60-ти лет и лечащий врач Дмитрий Львович грузный мужчина 50-ти лет.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
(к Севе)
Всеволод Анатольевич, я лечащий врач, а не нянька…

СЕВА
(скривившись, потирая шею, к Дмитрию  Львовичу)
В чем дело?

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
«Колеса», что я ему приписал, под подушку прячет… А чтоб не «ширяться» - шоколадками от медсестер откупается.

СЕВА
(с трудом, морщась, ворочает головой к Дмитрию  Львовичу)
Дима, ты уже не на «зоне», а в областной  больнице. От таблеток и уколов, тобой назначенных он отказывается?
(к Косте)
Никитович, ты чего?

КОСТЯ
(к Севе)
А ты чего… рожи корчишь? Что у тебя с шеей?

СЕВА
(сморщившись)
Второй день шея болит – не могу голову повернуть. Боль сумасшедшая! И колени не гнутся.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
(участливо)
Может, продуло? Весна – то жара, то холод… Разность температур…

СЕВА
(натянуто-шутливо)
Да нет, я думаю, это последствия хомута, что я пятнадцать лет носил. А колени, последствия лямки, что я тянул, упираясь ногами, как бурлак.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Какой еще лямки?

СЕВА
Семейной. Хомут тоже из этой «оперы».

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Но ты уже лет десять, как разведен.

СЕВА
Так я ж говорю, что последствия. Семейная жизнь сказывается, профзаболевание. Старые натруженные нервы ноют.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Клин клином вышибают. Женись. Новый хомут, попросторнее, одень.

СЕВА
Ты думаешь?

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
(с усмешкой)
Шея привыкла, так сказать: генетическая память, хомута требует, дискомфорт испытывает. Десять лет терпела и вот взбухла. Привычка. Придется тебе жениться.

СЕВА
Четвертый раз? ЗАГС не разрешит.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Сейчас можно хоть сто раз. Свобода, блин!

СЕВА
Найди мне подходящую кандидатуру. Чтобы помоложе, с квартирой, машиной, но без детей и дачи.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Ну, ты даешь! Для того чтобы все это поиметь, надо кое-что при себе иметь. С «этим делом» у тебя как?

СЕВА
Пока никто не обижался.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
За деньги никто не обижается.

СЕВА
Спроси у бывшей жены.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
У моей или у твоей?
(поворачиваясь к Косте)
А, может, у бывшей Константина Никитовича.

КОСТЯ
Что вы несете? Шея у него болит от того, что на девочек молоденьких заглядывается. Ни одну попку не пропустит, чтобы не посмотреть. А  колени болят потому, что за этими попками носится, как молодой. 
(к Севе)
Посмотри в паспорт, козел ты старый!

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Шейная болезнь известная -  весенняя. По весне у всех сексуально озабоченных мужчин проблемы с ней…

СЕВА
Весна! Люблю этой порой гулять по улице и смотреть по сторонам, как молоденькие женщины и юные девушки сняв с себя теплые штаны, пальто и шубы… Приятно посмотреть на голые  стройные ножки, если на них «мимо» юбочки. А на их попки обтянутые джинсами, штроксами, лосинами! А какие у них нежные шейки и мордашки, а губки, свежие, яркие! Так и просят поцелуя! А обнаженные руки и плечи! А головки? А глазки?! Как они ими стреляют! А как они, фривольно качая бедрами, на высоких шпильках дефилируют, как по подиуму, по мостовой!

Дмитрий Львович, нетерпеливо ерзая на стуле, демонстративно смотрит на ручные часы.

Костя, горько усмехаясь, слушает Севу.

СЕВА
(продолжая)
Они чувствуют, что на них обращают внимание. Ничего, что дяденька старенький. Ему уже наверное за 35, а может быть и все сто. Все равно приятно – мужчина. Смотрите! Вот я, какая красивая! Какие у меня ножки, фигурка! Ни у кого таких нет!.. Весна! Почки на деревьях набухают, травка зеленеет, солнышко светит… Жить хочется! Любви хочется!

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
(выразительно бросая взгляд на настенные часы, официально, к Севе)
Вы тут разберитесь Всеволод Анатольевич с вашим протеже, проведите разъяснительную работу. Мне надо идти – больные ждут…

Дмитрий Львович встает и выходит из кабинета.

КОСТЯ
И мне любви хочется!
(указывая большим пальцем, вслед выходящему из кабинета Дмитрию Львовичу)
А этот… нехороший человек… Дмитрий Львович… что мне прописал? Какое лекарство!? Оно же на потенцию мужскую влияет! Мало мне других проблем с женой, так еще и либидо пропадает и уже не «стоИт» по-человечески…
 
СЕВА
(сложив руки на груди, философски размышляя)
СтОит – не стОит… СтоИт – не стоИт… Какая разница. По мне так; когда одной проблемой в жизни меньше - это даже лучше. Голова не болит. Не стоИт и бог с ним! Что я, кому должен! Перед кем…

КОСТЯ
Ой, ли! От кого я слышу? Какая жизнь без любви? А какая любовь без секса?!

СЕВА
Не можешь любить физически - люби платонически. Так даже красивее.

КОСТЯ
Не юродствуй! Для чего живу? Для себя - любимого! Это моя единственная радость в жизни! Все остальное как-то не в радость.

СЕВА
Вот именно!  Для себя любимого! Если не можешь любить другого, возлюби себя. И нет проблем. Мы живем под грузом условностей, привычек, норм, правил, обязанностей. Внушили нам, что нужно это, нужно то. А ничего никому не нужно! Никому и ничего не должны! Ты свободный человек! Перед кем выкобениваться? Зачем? Не «могу» и не надо. Ну, здоровье не позволяет! Если ты хочешь как Аттила вождь гуннов, «отбросить копыта» на женщине, то - пожалуйста!

КОСТЯ
Если станет вопрос или - или, я, пожалуй, выберу Аттилу. А что? Достойная смерть для настоящего мужчины!

СЕВА
Хорохоришься? Или до тебя еще не дошло истинное положение дела, в котором ты находишься? Когда совсем прихватит, то не захочешь ничего – ни секса, ни кекса! Жить захочешь! 

КОСТЯ
Я просто не представляю, как можно жить без «любви»…

СЕВА
Дыши, питайся, чувствуй чувствами, которые еще остались, еще функционируют. Радуйся тому, что ты еще есть на этом свете! Хрен с ним с этим сексом! Есть другие удовольствия, другие чувства! Из семи - шесть останется. Но ведь это чувства! Или-или. Или живи или подыхай, но с потенцией. Выбирай.

КОСТЯ
А как бы ты, на моем месте поступил?

СЕВА
(трижды плюет через левое плечо)
Пронеси господи!
(через продолжительную паузу)
Ты знаешь?.. Не знаю…

Сева и Костя молча сидят, уставившись в поверхность стола, друг напротив друга

КОСТЯ
(отрешенно)
И в тюрьме живут, и в концлагере жили, и слепые, и глухие, и без конечностей и приговоренные к пожизненному…

СЕВА
Все пока живы – живут. Даже если осталось одно чувство из семи. У нас у врачей человек жив пока мозг «жив»… Всегда есть надежда на чудо…

КОСТЯ
А у меня надежда, остаться полноценным человеком есть? Дай мне её!

СЕВА
Дело в том, что у тебя ее нет. Время упущено. Я смотрел твою медицинскую карту. Раньше у тебя «это» было раз в год, потом раз в полгода, а сейчас каждый месяц. Вот когда это случилось впервые… Надо было к нам приходить… А так… Через месяц ты будешь «овощем». Через полгода труп. Когда у тебя последний приступ был?

КОСТЯ
Неделю назад… Второй раз за месяц…

СЕВА
Подожди! Есть! Эта надежда и для тебя, и для твоей жены Верочки!..
(хлопая себя ладонью по лбу)
Как это я забыл!

КОСТЯ
Для Верочки? Это ты про кого гутаришь? Про себя? Сева, я давно заметил, как ты на мою молодую жену смотришь.
(шутливо грозя пальцем)
Скажи, ты меня специально хочешь вывести из игры. На мое место метишь – морда, Казановская?

СЕВА
(думая о своем, машинально)
А ты в этом уверен? Еще неизвестно на чье место…

КОСТЯ
Ты на что намекаешь? На моего заместителя, этого неоперившегося юнца!?

СЕВА
Ну, вот! И шуток уже не понимаешь! Ты отлично знаешь, что женщина старше тридцати, для меня не женщина, а друг, товарищ, брат… А сколько твоей молодой жене? Сорок? Да, она мне нравиться, как человек остроумный, веселый, жизнерадостный, приятный во всех отношениях… Я о другом…
Имплантант!

КОСТЯ
А это кто такой?

СЕВА
Зубной имплантант ставят, и в сердце и в член мужской вживляют… Я видел на каком то семинаре… Воздухом накачивают, моторчик есть, все что хочешь! Любой размер и время действия любое - по желанию «заказчика». И, главное  - общение с любимым человеком! Мечта женщины!

В кабинет без стука заходит симпатичная ухоженная в дорогом модном «прикиде», обворожительно улыбающаяся женщина сорока лет, жена Кости ВЕРОЧКА.

Мужчины вежливо приподнимаются с сидений.

Сева окидывает взглядом Верочку и грустно вздыхает.

Костя, опустив виновато голову, искоса смотрит на жену.

ВЕРОЧКА
(растерянно)
О чем воркуете, голубки? Что такие скучные? Опять кризис в мире? Или доллар упал?

КОСТЯ
(ухмыляясь)
И доллар тоже…

ВЕРОЧКА
Что, и евро!?

СЕВА 
Ты что не в курсе? Грядет Апокалипсис, а ожидание его способствует поголовной мужской болезни осажденных городов – импотенции.

ВЕРОЧКА
Ааа! Вот почему вы грустные! Бедненькие! Что, симптомы? Костик не бойся! Я тебя не брошу! Я буду тебе верной женой, даже если ты станешь импотентом на все 300%! Такого красивого мужчину можно просто, как произведение искусства, как шедевр держать в доме на зависть всем подругам и соседям. И самой любоваться, лелеять и холить…

КОСТЯ
У нас в доме этими шедеврами все полки в мебельных гарнитурах заставлены, все стены завешаны… и на тебе до самых пяток нанизаны…

ВЕРОЧКА
Дорогой мой… Эти шедевры прекрасны своей бессловестностью. Твой обаятельный бархатный баритон, а твоя манера говорить изысканным языком и не только на английском. А твои поистине энциклопедические знания в любой области науки и искусства. А твоя королевская благородная осанка и снисходительно-покровительственная манера изъясняться… Все мои подруги зеленеют от зависти общаясь с тобой!..

Костя что-то пытается сказать, встает, протягивая руки к Верочке. Мертвенно-бледный, задыхаясь, падает на пол.

ИНТ. КАБИНЕТ ГЛАВВРАЧА ОБЛАСТНОЙ БОЛЬНИЦЫ – УТРО

На столе лежит шприц и пустая ампула.

На стуле сидит порозовевший Костя. Около него стоят Сева и Дмитрий Львович.

КОСТЯ
(горько)
Второй раз в неделю. И так неудачно! Первый раз при Верочке…

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Потому, что лекарства не принимали…

КОСТЯ
Что со мною будет?

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Лечиться надо и все будет хорошо… Не так как было… Но жить полноценно будете.

КОСТЯ
А какие чувства у меня останутся?.. Кроме любви.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Не так чтобы совсем, но и не совсем насовсем…

КОСТЯ
Хочется, как Аттила,

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Хотеть не вредно. Каждый мечтает и хочет умереть: заснуть и не проснуться. А будет по-другому.

КОСТЯ
Хочу умереть – заснуть и не проснутся. Как там у Лермонтова: Я б хотел, забыться и заснуть… Что всю ночь, весь день мой слух лелея, про любовь мне сладкий голос пел…

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Это, конечно, хороший вариант, но… остаток своих дней вы можете провести так: глотать «колеса» и «сидеть на игле». А «ходить» вы будете «под себя». А почему? А потому что вас, «овоща», будут возить на инвалидной коляске.

КОСТЯ
А кто я буду, если не буду мужчиной? Про меня будут говорить не он, а оно? Как же без любви, без либидо.

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Когда ваше либидо «отдаст концы», вы станете другим человеком. Свойство нашего мозга приспосабливаться к любым потерям… И думать вы будете по-другому.

КОСТЯ
Я уже сейчас думаю по- другому… Инерция осталась. Генетическая память. Как у человека, когда ногу отрежут, то она у него еще долго болит. Фантомная память. Как там у Соломона: «Все пройдет» и это тоже. А сколько лет я смогу не совсем полноценно  жить?

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Десять лет я вам гарантирую, а там может, что медицина новое изобретет… Придумает… Откроет…

КОСТЯ
(к Севе)
Сева, ну скажи мне, что-нибудь…

СЕВА
Что я скажу? Я сейчас администратор, а не врач. Я верю Дмитрию Львовичу у него отличные показатели по смертности, по…  Я скажу из опыта моей жизни. Я тоже был, как и ты в похожем положении. У меня, молоденького  юноши была первая любовь.

КОСТЯ
У тебя любовь!

СЕВА
Да у меня. Она была старше меня на десять лет. Меня с ней разлучили, - подло, по-скотски. Я думал, что я умру, но мне не дали умереть… Вот такой Дмитрий Львович спас меня. Прошло уже сорок лет, я живу и, как, ты видишь… Неплохо.

КОСТЯ
А где Верочка?

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
С ней Варенька, медсестра… Ничего с вашей женой плохого не будет…  Глубокий обморок от шока…  Варенька ей успокоительного уколола. Наверное, спит в вашей Вип палате.

КОСТЯ
Неужели она меня так любит, что в обморок упала?

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Все может быть…

КОСТЯ
Почему у человека такая тяга к этой жизни? Хоть букашкой-таракашкой, но жить?

ДМИТРИЙ ЛЬВОВИЧ
Потому, что другой жизни не знаем, хотя подозреваем, что есть иные формы жизни – плазменная, астральная, ментальная, кремнево-каменная…

КОСТЯ
Я всецело, ваш доктор: режьте, кромсайте, колите, но спасите… не хочу быть «овощем»… Хочу хоть с одним чувством, но жить…

Мужчины молча смотрят перед собой на шприц с пустой ампулой, лежащих на столе.

КОНЕЦ 10 СЕРИИ

 

















ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий
При участии Александра Демьянкова


Оригинальный сценарий
16-ти серийного сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by








11-я серия
«ДОМИК ЛЕСНИКА»
Фильм первый
Тёща

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ЛЕТНЕЕ УТРО

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - УТРО

За накрытым, с нехитрой закуской, в основном консервами и водкой, деревянным столом, сидят и пьют молча водку из пластиковых стаканов семь грустных пожилых мужчин в камуфляжной одежде: СЕВА 55 лет, МАРКИЗ 57 лет, СТАС 60 лет, «ЛЮТЫЙ» 58 лет, Вертинский (ПИВЕЦ) 60 лет, ЧЕРНЫШЕВ 65 лет и СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ 70 лет, стоящий у окна.

Чернышев берет гитару.

ЧЕРНЫШЕВ
(поет)
Солнца не будет: жди, не жди,
Третью неделю льют дожди,
Третью неделю наш маршрут
С ясной погодой врозь…

ЗТМ.

Из ЗТМ. От окна отходит Сергей Иванович.


СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(подходя к столу и подсаживаясь к компании)
Ну и погодка! Что б я так жил!
(к Стасу)
А ты Стас, какого хрена, приперся. Ты же не рыбак и, наверное, не знаешь, что такое мормышка?

СТАС
Я старый турист и все про рыбалку знаю. Но признаюсь честно - не любитель. Я холерик… Терпения не хватает… Я только тогда рыбу ловлю, когда она клюет.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
С женой поругался?

СТАС
Нет. Я с женой не ругаюсь… Отругались… Я даже, честно скажу -  у нас мирное сосуществование… уже года три живем членораздельно… Я удрал на рыбалку из-за тещи. Как ты говоришь: приперлась…

СЕВА
Она еще жива? Сколько ей?

СТАС
Семьдесят. А энергии на все сорок! Я из-за нее чуть «ласты не склеил», под свою же машину попал!

МАРКИЗ
Ну-ка, ну-ка! Расскажи.

СТАС
(окидывая взглядом присутствующих)
Это все мой сотрудник Вадим… Щенок! Рассказал, как он тёщу приручил, и я по его методе тоже захотел…

ПИВЕЦ
И что, получилось? Приручил?

СТАС
Почти. Но лучше б она осталась прежней. А то, сейчас, такая услужливая, слащавая, что тошнит…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(наливая водки в стакан стоящий перед Стасом)
Ну, давай, что за метод? Как его? Вадима?

Стас выпивает водку, облизывается.

СТАС
Ну, хорошо, слушайте.

ЗТМ.

ТИТР:
Теща

НАТ. УЛИЦА – ПРОЕЗЖАЯ ЧАСТЬ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Автомобиль едет по улице вдоль тротуара.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

За рулем сидит молодой мужчина 30 лет (ВАДИМ). Рядом на переднем сидении с большой хозяйственной сумкой на коленях сидит дородная со следами былой красоты женщина 50-ти лет ЕВДОКИЯ ЛЬВОВНА.

На заднем сидении ЖЕНА Вадима молодая женщина 25-ти лет.

НАТ. УЛИЦА – ПРОЕЗЖАЯ ЧАСТЬ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ 

Автомобиль едет по шоссе.
 
ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Вадим, управляя автомобилем, трясет головой в такт музыке несущейся из магнитолы.

Евдокия Львовна с недовольным лицом, прижимает к вискам пальцы, как от головной боли, смотрит в сторону Вадима.

Рука Евдокии Львовны протягивается к выключателю магнитолы – музыка прекращается.

Вадим недовольный поворачивается в сторону Евдокии Львовны.

ЕВДОКИЯ ЛЬВОВНА
(назидательно, указывая пальцем на магнитолу)
Тише едешь - дальше будешь!

Вадим, зло насупившись, ничего не говоря, продолжает рулить, прибавляет газу.

ЕВДОКИЯ ЛЬВОВНА
Немедленно сбавь скорость! Ты что, нас убить хочешь?

ВАДИМ
(сбавляя скорость)
Мама я и так ползу как черепаха. Что вы все мной командуете? Это моя машина. За полчаса я столько команд наслушался и выполнил!
(передразнивая)
Не верти головой! Смотри вперед! Сбавь скорость! Пропусти, идиота, сзади на  джипе! Музыка чем вам помешала? Какие еще команды будут?

ЕВДОКИЯ ЛЬВОВНА
Это не твоя машина. Это наша машина! Кто помог тебе ее приобрести? Кто внес весомый вклад?

ВАДИМ
Вы знаете, сколько она стоит? Ваши две тысячи это как мертвому припарка! Вы своими командами только отвлекаете меня.

Вадим внимательно смотрит вперед, на что-то обратив внимание, замедляет ход машины.

ВАДИМ
(продолжая, натянуто)
Очередная жертва тещи.

Жена и Евдокия Львовна, повернув головы, смотрят на обочину дороги.

НАТ. УЛИЦА – ПРОЕЗЖАЯ ЧАСТЬ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

На тротуаре при дороге, у разбитого автомобиля, лежит неподвижное тело, прикрытое покрывалом. Вокруг толпятся люди.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Теща с ужасом смотрит на Вадима.

ЕВДОКИЯ ЛЬВОВНА
(сдавленно)
Тише едешь – дольше будешь.

Вадим вопросительно смотрит на Евдокию Львовну.

ЕВДОКИЯ ЛЬВОВНА
Дольше жить буду.
(делая ужасные глаза)
Немедленно пристегнись!


НАТ. УЛИЦА – ПРОЕЗЖАЯ ЧАСТЬ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ 

Автомобиль выезжает из города на скоростную трассу…


ТИТР:
Прошло пять минут


НАТ. ЗАГОРОДНОЕ ШОССЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Вадим паркует к обочине автомобиль. Из автомобиля выскакивает Вадим. Он в ярости хлопает дверью. Кидает в салон ключи зажигания на переднее сидение.

ВАДИМ
(дрожа от злости)
Мама! Если вы такая умная. Если вы так разбираетесь! Все знаете в автомобильном деле… Езжайте сами!

Вадим разворачивается, переходит на противоположную сторону трассы, голосуя. Садится в первую остановившуюся машину.

Проезжая мимо своего автомобиля, из открытого окна, машет на прощание рукой.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

В салоне автомобиля сидят, глядя друг на друга, растерянные, ничего не понимающие, Евдокия Львовна и жена Вадима.

ТИТР:
Прошло два часа.

НАТ. ЗАГОРОДНОЕ ШОССЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Автомобиль стоит у обочины.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

На заднем сидении сидят, глядя в разные стороны, Евдокия Львовна и жена Вадима.

ЖЕНА
(устало)
Мама, ты обещала погостить у нас неделю. А уже четвертая пошла. Вот он и…

Евдокия Львовна молчит, упрямо сжав губы.

Открывается дверь у места водителя, с безразличным видом, словно ничего не случилось, за руль садится Вадим.

ВАДИМ
А куда мы едем? Я как-то призабыл.

ЕВДОКИЯ ЛЬВОВНА
(радостно)
Я тоже. А давай обратно, в город, на вокзал за билетами. Надоела я вам, наверное…

ВАДИМ
(доставая из кармана билеты)
Я уже купил.
(протягивает билеты теще)
На сегодня в 23-00.

ЕВДОКИЯ ЛЬВОВНА
Тогда зятек любимый, к тебе домой, за моими вещами.

НАТ. ЗАГОРОДНОЕ ШОССЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Автомобиль с разворотом переезжает сплошную линию и едет в обратную сторону по шоссе.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - УТРО

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, посмеиваясь, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

МАРКИЗ
За городом! Кинуть двух беспомощных женщин на произвол судьбы – молодец, этот Вадим! Надо за это налить «грамульку».

Все наливают по пятьдесят грамм водки в пластмассовые стаканчики, выпивают, закусывают и с интересом смотрят на Стаса.

СТАС
(сокрушенно качая головой)
А я, дурак, этот номер проделал в городе!

ТИТР:

Стас и тёща

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Автомобиль едет по шоссе в потоке машин.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

В автомобиле за рулем СТАС.

Рядом на переднем сидении с большой сумкой на коленях сидит ТЕЩА.

Стас, управляя автомобилем, трясет головой в такт музыке несущейся из магнитолы.

Теща с недовольным лицом, прижимает к вискам пальцы, как от головной боли, смотрит в его сторону.

Женская рука выключает музыку.

Вадим недовольный поворачивается в сторону тещи, зло насупившись, ничего не говоря, продолжает рулить.

ТЕЩА
Немедленно сбавь скорость! Ты что, убить меня хочешь?

СТАС
(сбавляя скорость)
Мама, я и так ползу как черепаха. Что вы командуете? Это моя машина. За полчаса я столько наслушался! Музыка-то чем вам помешала?  Вы своими упреками только отвлекаете меня.

Теща с ненавистью смотрит на Вадима.

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Автомобиль Стаса едет по шоссе в потоке автомашин.

Он паркует машину к тротуару.

Из салона выскакивает Стас. В ярости хлопает дверцей.

СТАС
(дрожа от злости)
Если вы такая умная. Если вы во всем разбираетесь! Так «рубите» в автоделе… Езжайте, блин, сами!

Стас уходит. Он скрывается за углом.

Автомобиль Стаса остается стоять у тротуара.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Ключи от машины болтаются в замке зажигания.

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Мимо автомобиля Стаса проходит холеный мужчина (НЕЗНАКОМЕЦ) среднего возраста.

ТЕЩА
(выглядывая в боковое окошко)
Молодой человек!..

Прохожий останавливается.

ТЕЩА
Извините, пожалуйста. У вас водительские права есть?

Незнакомец глядит с удивлением.

НЕЗНАКОМЕЦ
Есть. А что?

ТЕЩА
Понимаете, я с зятем поругалась. Вы бы не могли меня подвезти?.. Я вам за беспокойство заплачу.

Мужчина оглядывается по сторонам. Пожимает плечами.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Незнакомец садится за руль. Поворачивает ключ зажигания.

Слушает, как работает двигатель. Смотрит назад.

НЕЗНАКОМЕЦ
Простите, почему у вас на машине не работают габаритные огни?

ТЕЩА
Не знаю. Должны работать.

Мужчина вздыхает.

НЕЗНАКОМЕЦ
Женщина, вы бы взглянули сзади – горят или нет?!

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Теща выходит из салона. Глядит на задний бампер.

Огни мигают.

ТЕЩА
(громко)
Кажется, всё работает!

Машина Стаса сигналит ей напоследок и уезжает.

Женщина с растерянной улыбкой глядит вслед. Улыбка медленно сползает с ее лица.

НАТ-ИНТ. ОТКРЫТЫЙ ПЕШЕХОДНЫЙ ПЕРЕХОД – САЛОН АВТОМОБИЛЯ - ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Стас подходит к пешеходному переходу. Глядит налево.

Он видит…

…свою легковую машину, которая тормозит перед «зеброй».

За рулем – незнакомец. Тещи в салоне его автомобиля нет.

Немая сцена. Взгляды вора и хозяина встречаются…

Из-за этого Стас не видит, что напротив него зажигается красный свет светофора.

Машина трогается с места…

Стас бросается наперерез…

Автомобиль сбивает хозяина с ног и останавливается. От удара Стас оказывается лежащим без сознания на проезжей части.

Незнакомец видит спешащего к месту ДТП милиционера.

Он выходит из машины и исчезает в небольшой толпе зевак.

За машиной Стаса тормозит такси.

Из него появляется тёща Стаса, которая подбегает к машине и с радостным лицом садится за руль.

Подходит милиционер.

МИЛИЦИОНЕР
(к теще)
Здравия желаю!.. Предъявите водительское удостоверение!

ТЕЩА
Я… то есть у меня нет. Машина не моя. Ее украли.

Милиционер изменяется в лице.

МИЛИЦИОНЕР
Ну, вы бабулька и даете! И прав у вас нет, и машина краденая, и человека сбили?..

Тёща тупо улыбается и мотает головой.

ТЕЩА
Какого человека?..

Подъезжает «скорая помощь». Врачи оказывают Стасу первую помощь.

За их спинами тёща зятя не узнает.

Стас открывает глаза.

ИНТ. ОТДЕЛЕНИЕ МИЛИЦИИ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Тёща Стаса находится в комнате временного задержания среди проституток и алкоголичек.

Появляется Стас с повязкой на голове в сопровождении подполковника милиции.

Они останавливаются перед решеткой «обезьянника».

Стас и теща глядят друг на друга.

ПОДПОЛКОВНИК
(к Стасу)
Вот она – ваша уголовница- бабушка-угонщица. Заявление писать будем?

Лицо тёщи выражает высшую меру раскаяния.

ТЕЩА
Зятек, они думают, что я кого-то убила.

СТАС
Спасибо, мама. Я догадываюсь кого. Но как это вам удалось – не представляю!

Офицер милиции переводит взгляд с тещи на зятя.

ПОДПОЛКОВНИК
Вы что – знакомы?

Стас пожимает плечами, вздыхает.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - УТРО

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь смеющихся пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

СЕВА
(к Стасу)
Ладно бы Маркиз рассказывал, а ты взрослый солидный серьезный человек и такое насочинял. У Пивца четыре тещи было от четырех жен. Вот кто не соврет…
(через паузу)
Хотя надежды мало.

МАРКИЗ
(к Севе)
А сам - три раза был женат!

СЕВА
Мне повезло, я жен без тещ выбирал. Была одна, но и та жила во Владивостоке… А у Пивца все были местные. Я о покойниках или хорошо или ничего…

Мужчины, наливают водку в пластмассовые стаканы и, удобно устраиваясь, с интересом смотрят в сторону Вертинского.

ПИВЕЦ
Моя первая теща до сих пор жива…  Приветы из Израиля шлет…

МАРКИЗ
Первая теща?! И всё еще помнит своего первого непутевого зятя?

ПИВЕЦ
Она тогда так меня «достала», что я её чуть было не убил…  Поэтому наверное и помнит.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Ну, давай, расскажи…

ПИВЕЦ
(задумчиво, прикрыв глаза)
Сад, огород, забор, гараж, старенькая «Победа», соседи антисемиты наглые, дом с канализацией, водопроводом, электропроводкой и т. д. Требуются мужские руки… Чьи?
(протягивая над столом руки ладонями вверх)
Мои…
(вздыхая)
А мне еще и на работу надо каждый день. Попал я!.. Очень мне жена моя нравилась. Красавица! А какая ласковая! Послушная, особенно в постели, делай с ней что угодно - все  выполнит. Мама ей сказала, чтоб мужа слушалась - после себя, конечно… Куколка… Мамина…   
               
ТИТР:

Мамина дочка

ИНТ. ГОСТИНАЯ В ЧАСТНОМ ДОМЕ – ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ

За чисто убранным столом, покрытым белоснежной скатертью, сидит семья Гальпериных и Пивец. Во главе стола сидит теща САРА АБРАМОВНА серьезная женщина сорока пяти лет, по правую сторону 50-ти летний ТЕСТЬ с сыном БОРЕЙ 16-ти лет, по левую сторону с 23-х летним Пивцом его жена 18-ти летняя миловидная брюнетка ЕСФИРЬ.

ПИВЕЦ
(к теще, с нотками сарказма)
По какому поводу очередное ежедневное семейное собрание? Какая повестка дня?.. Как я должен одеваться? Как себя вести по отношению к соседям? Или что еще?

САРА АБРАМОВНА
Не юродствуй. Вопрос серьезный - твоя работа!
Мы с отцом, решили, что тебе надо поменять работу.

ТЕСТЬ
Ну, что, ты имеешь на своем хлебозаводе? Сварщик - хорошая специальность, но этого мало.

САРА АБРАМОВНА
Пока ты учишься в институте… на заочном… отец устроит тебя на свой автокомбинат автослесарем. Через год ты будешь специалистом.

ТЕСТЬ
У нас гараж, инструмент весь есть, аппарат газосварочный…  Хороший автослесарь очень хорошо «имеет».

САРА АБРАМОВНА
Тебе известно, наверное, что огромный завод в Тольятти скоро на полную мощь заработает. А как у нас налажено производство продукции ты знаешь. Ремонт автомобилей - это актуально и  перспективно.

ПИВЕЦ
(возмущенно)
Папа, мама! Поменять работу?.. Нет!.. У меня там друзья, коллектив, к которому я прокипел всей душой. Работа, как вторая жена! Я там отдыхаю и душой и телом.

За чисто убранным столом, покрытым белоснежной скатертью, сидит семья Гальпериных и, виновато склонивший голову,  Пивец.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - УТРО

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь улыбающихся пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ПИВЕЦ
Терпел я тещу, терпел. Жену уговаривал ко мне переехать. У нас с моей матерью квартира была двухкомнатная… Теща еще до свадьбы настояла, что доченька при ней будет… Под присмотром… А потом я не вытерпел… нашел повод все-таки, как от тещи избавиться.
(злорадно ухмыляясь)
Мыл я как-то стеклопосуду…

Мужчины за столом весело с сочувствием переглядываются.

ПИВЕЦ
(продолжая, скорбно сложив руки на груди)
Да. Да. Чего не сделаешь ради любви!


ИНТ. КУХНЯ В ЧАСТНОМ ДОМЕ - ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У умывальника, повязанный передником, моет стеклопосуду Пивец.

Рядом с умывальником на столе стоят помытые баночки: двухсотграммовые майонезные, пол литровые, литровые из-под варенья и разных солений. 

Пивец над раковиной колдует с двухсотграммовой баночкой из-под майонеза. Кисть не влезает, а на дне присохло что-то. Пытается пальцем достать до дна, ковыряет, ковыряет, но ничего не получается.

На дне баночки, засохшая грязь.

Пивец поднимает баночку и со злостью смотрит на  нее на свет.

Подумав, воровато оглянувшись по сторонам, бросает баночку в мусорное ведро.

Из-за спины Пивца появляется теща. Решительно отстраняет Пивца и достает баночку из мусорного ведра.

САРА АБРАМОВНА
(сует баночку Пивцу под нос)
У нас все по-людски, по-хозяйски!
(возмущенно трясет баночкой)
Это же десять копеек!
         
Пивец, со звериным оскалом на лице, вырывает из рук оторопевшей тещи баночку, хватает ее за грудки, прислоняет к стене.

Делает два шага назад, помахивая баночкой. Прицеливается, зажмурив левый глаз.

ПИВЕЦ
(с озверевшим лицом, орет)
Молись! Перед смертью! Огонь! Пли!

Со всей силы швыряет баночку в сторону тещи.

Над головой, обомлевшей и потерявшей от страха дар речи тещи, разбивается об стенку баночка и посыпает Сару Абрамовну осколками. Теща медленно оседает на пол в глубоком обмороке.

Пивец, с брезгливой гримасой на лице, преступает лежащую  тещу и выходит из кухни.

ИНТ. КОМНАТА В ЧАСТНОМ ДОМЕ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У окна в кресле-качалке сидит и вяжет Есфирь.

В комнату, глубоко выдыхая воздух, входит Пивец. Некоторое время приходит в себя. Успокоившись, с любовью смотрит на жену. 
         
ПИВЕЦ
Собирайся, милая моя ласточка, у меня будем жить.

ФИРА
(невинно хлопая глазами)
А мама разрешила?

ПИВЕЦ
(сдерживая ярость)
При чем здесь мама! Я твой муж! Я решаю, где нам жить! Собирайся!

ФИРА
(растерянно, чуть не плача)
А как же мама? Я не могу маму оставить.
      
ПИВЕЦ
(истерично смеясь)
Так пусть мама с тобой  и  спит… Дура!.. Кукла!.. Мамина дочка!..

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - УТРО

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят пожилые мужчины в камуфляжной одежде и весело смеются, хлопая в ладоши.

ПИВЕЦ
(Пивец небрежно, по театральному кланяясь)
Пару рубах, пару носков - вот мое хозяйство. Впихнул в авоську и с приветом.
(мечтательно)
Жаль. Такая девочка была! Конфетка! Эх, теща, теща, Сара Абрамовна…

Мужчины дружно встают и, чокаясь с Вертинским, выпивают водку. Садятся и, весело переглядываясь, закусывают.

СЕВА
Я насколько помню, у тебя от Фирочки дочка есть?

ПИВЕЦ
Да, есть… Рахиль… в Израиле. Теща с первой Брежневской волной умотала с семейством из Союза… Бедная тёща! Сама на поклон ко мне пришла… Пришлось ей отказаться от моих алиментов, а дочке заявление писать об отказе, а иначе бы в Израиль не пустили без моего разрешения Фиру… Если б не алименты…

Делая характерный жест: прижимая, с трясущимся кулаком, правый локоть левой рукой.

ПИВЕЦ
Хрен бы Фирочка с дочкой уехали!..

СЕВА
Интересно, если бы не отпустил бывшую жену, мать бы ее, уехала без дочки?

ПИВЕЦ
Были у меня такие мысли, но я уже на другой был женат… А у нее, у Эллочки, была тоже мама!.. Я бы сейчас не с вами тут, якобы, рыбу ловил, а лежал где-нибудь на Южном или Северном кладбище.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
У моей последней жены была золотая теща…

Мужчины, наливают водку в пластмассовые стаканы, с интересом смотрят в сторону Сергея Ивановича.

СЕВА
Как последней жены? У тебя же всего одна жена была! Ты что опять женился?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
У меня такая фишка была по жизни: я свою единственную жену всегда представлял новым знакомым, как последняя жена. А на вопрос: сколько я раз был женат? Отвечал, что один, а для, не очень соображающих, что моя жена и первая и последняя в одном лице и на всю жизнь.

СЕВА
Оригинально…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А с тещей у меня была полная гармония любви и обожания друг другом.

ПИВЕЦ
Не может быть! Теща всегда теща!

Сергей Иванович глядит задумчиво на стакан с водкой, зажатый в руке.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Поначалу, до женитьбы, когда она числилась в будущих тёщах - так и было. Честно говоря, до росписи в ЗАГСе, не очень мы любили друг друга, но так удачно сложились обстоятельства…

ПИВЕЦ
Интересно, какие могут быть с тещей обстоятельства, еще и удачные?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(вздыхая задумчиво)
Я вообще-то однолюб, с твердыми моральными принципами: соблазнил невинную девушку – женись!
Выбрал я как-то время, когда моя будущая теща, мать моей нынешней жены, была дома одна. Прихожу к ней и начинаю разговор издалека…

ТИТР:

Как я женился

ИНТ. КВАРТИРА МАРФЫ ПЕТРОВНЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

В комнате между диваном и столом, нетерпеливо постукивая  костяшками пальцев, стоит, прищурив глаза, МАРФА ПЕТРОВНА сорокапятилетняя женщина и напротив ее у двери, застенчиво переминаясь, стоит, смущенно потупив глаза, двадцатичетырехлетний Сергей Иванович (СЕРГЕЙ).   

СЕРГЕЙ
(вкрадчиво)
Дорогая Марфа Петровна, вы же в курсе, что я с вашей дочерью, уже как год «женихуюсь». Надо бы как-то нам с ней узаконить наши отношения. Обстоятельства сложились так, что с росписью в ЗАГСе тянуть уже нельзя.

МАРФА ПЕТРОВНА
(настороженно)
Какие обстоятельства?

СЕРГЕЙ
мямлить
Ну, в общем… Сложились… Таким образом, что…

МАРФА ПЕТРОВНА
Что, что? Не тяни, говори прямо!

СЕРГЕЙ
(поглаживая живот)
Как бы вам сказать…

МАРФА ПЕТРОВНА
(с ужасом раскрыв глаза)
Она что, беременна!?

СЕРГЕЙ
Ну, вот вы сами это и сказали… Да!

Марфа Петровна падает в обмороке на диван.

Сергей быстро выходит из комнаты.

Сергей возвращается с полным стаканом воды, подходит к будущей теще и брызгает на ее лицо порцию воды.

Будущая теща открывает глаза, нехорошо смотрит на Сергея, о чем-то усиленно про себя размышляя.       

МАРФА ПЕТРОВНА
(окончательно приходя в себя, строго)
Вам еще рано заводить семью. Вот окончите институт, тогда – пожалуйста. А пока…
(решительно)
Надо делать аборт!

СЕРГЕЙ
(с сожалением)
Нельзя, никак нельзя.

МАРФА ПЕТРОВНА
Почему?

СЕРГЕЙ
Врач запрещает.

МАРФА ПЕТРОВНА
Какой еще врач?

СЕРГЕЙ
Тот врач, который говорит, что через три месяца после первого аборта, второй аборт делать нельзя.

МАРФА ПЕТРОВНА
(задыхаясь, кричит)
После аборта!?… аборт!

Марфа Петровна падает в обмороке на диван.

Сергей брызгает ей в лицо добрую порцию воды.

Марфа Петровна приходит в себя, достает носовой платок из лифчика, вытирая лицо от воды, долго о чем-то про себя усиленно размышляет.  Наконец, очевидно, приняв решение, упрямо сжимает губы.

МАРФА ПЕТРОВНА
Нет! Надо закончить институт! У меня есть знакомый профессор, он сделает все как надо.
(решительно указывая рукой на дверь)
Все, уходи!

СЕРГЕЙ
(задыхаясь от злости)
Марфа Петровна, пока я еще «тепленький», пока еще у меня чувства к вашей дочери, пока…
(через паузу)
Я еще та сволочь!.. Берите меня, пока не поздно… Через два года, когда мы закончим институт, и нас распределят в разные Тьмутаракани, ваша дочь мне уже на фиг будет не нужна…

Марфа Петровна смотрит на Сергея с ненавистью, лицемерно сквозь силу усмехаясь, гладит Сергея по голове и, пустив слезу, нежно прижимает к своей груди.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят пожилые мужчины в камуфляжной одежде и весело смеются.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Через три недели будущая теща организовала и роспись в ЗАГСе, и свадьбу с шикарным столом. А когда через полгода я сделался отцом сына Александра –  внука Марфы Петровны Сашеньки, то стал и любимым зятем Сержем, мною горячо любимой тещи.
(выпивая водку)
За неё! За Марфу Петровну! Царство ей небесное!

Мужчины, встают и молча, усмехаясь, выпивают водку, закусывают.

СЕВА
(к Чернышеву)
А ты академик, чего молчишь?

ЧЕРНЫШЕВ
Я, как и ты – про тёщ только хорошее.

ПИВЕЦ
Интересно, что может быть в тёще - хорошего?

МАРКИЗ
Может.
(указывая на Чернышева)
Я после академика про свою любимую и обожаемую тещу расскажу.

ЧЕРНЫШЕВ
Моя бывшая жена из деревни. Как весна, лето, осень, так я у нее на исторической родине деревне Иваничи, почти каждые выходные. У жены там осталась мама, Марья Андреевна - моя теща и старший брат жены Миша…

Мужчины, наполняют водкой свою «тару» и, держа в руках налитые  в пластмассовые стаканы на донышко водку, с интересом приготовились слушать Чернышева.

ЧЕРНЫШЕВ
(продолжая)
Вы же знаете, как в деревне гостей встречают: сразу лопату или грабли или топор суют. Работы у них там невпроворот! Я городская штучка. При знакомстве с тещей прикинулся овечкой безвинной, что я им не помощник. Теща, побеседовав со мной, посмотрела на меня…

ТИТР:

«Лайдак»

НАТ. ДВОР У ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У крыльца стоят теща Марья АНДРЕЕВНА 50-ти лет, сын ее МИША 35-ти лет и ЧЕРНЫШЕВ 30-ти лет.

АНДРЕЕВНА
(скривившись, вздыхает, к сыну)
Ничога рабить не можа. Куды яго?

МИША
(удивленно)
Как куды? Сено варушить, навоз загребать грабельками, картошку сбирать, воду для баньки из колодца натаскать. Работа нетяжелая бабская всегда найдется… А кабанчика на свеженину зарезать? А самогонку пить?

АНДРЕЕВНА
(нехорошо прищурившись)
Гарэлку - зможешь?

ЧЕРНЫШЕВ
(ухмыляясь)
Обижаете, Марья Андреевна!

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - УТРО

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят пожилые мужчины в камуфляжной одежде и улыбаются.

ЧЕРНЫШЕВ
Вот так я лет восемь «сачковал» в деревне. Я мог всю их работу делать. Опыт у меня был богатейший – «шабашки», стройотряды, сельхозработы. Они все какие - то в деревне заторможенные, жизнь наверное, такая – размеренная, неторопливая, спокойная, вся в трудах и заботах.

НАТ. ДВОР У ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У крыльца стоят Миша и Чернышев смотрят в сторону улицы.

Вдоль забора по улице, махая приветственно рукой, к калитке подходит СТЁПА мужик сорока лет.

Отрывает калитку подходит к Мише и Чернышеву.

СТЁПА
Добры день.

ЧЕРНЫШЕВ И МИША
(хором)
Добрый день.

МИША
Проходи, гостем будешь. Можа, присоединишься к нам? Ести хочешь? А то заходь на вячеру? Зараз мати сгатуе. 

СТЁПА
Не. Я снедал. Не хочу. Я по делу заглянул.

Степа некоторое время молчит, задумчиво смотрит, как на него смотрят Чернышев и Миша.

СТЁПА
(к Мише)
У Ганны Михаловой свинья опоросилась. Шестерых порося!

ЗТМ.

НАТ. ДВОР У ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Чернышев ходит кругами по двору, поглядывая в сторону Миши и Степы.

Степа, что-то говорит Мише.

Миша его внимательно и с понимающим, деловым интересом слушает, согласно кивая головой.

Степа хлопает себя по лбу, словно что-то вспомнил.

СТЁПА
Ну,  пойду да дому, трэба на огороде работу закончить.

МИША
А ты чего приходил? Поговорить?

СТЁПА
Не я по делу… Но забыл.

Степа останавливается у калитки, хлопает себя по лбу.

СТЁПА
Я ж за грабельками пришел! Мои зламалися.

ЗТМ.

НАТ. ДВОР У ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Чернышев ходит кругами по двору, поглядывая в сторону Миши и Степы и свои наручные часы.

Степа, что-то говорит Мише.

Миша его внимательно и с понимающим, деловым интересом слушает, согласно кивая головой.

ЗТМ.

НАТ. ДВОР У ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У крыльца стоят Миша и Чернышев смотрят на уходящего Стёпу.

ЧЕРНЫШЕВ
Как ты думаешь? Дождь завтра будет?

Миша медленно и задумчиво поднимает голову, возводит глаза, подскрёбывая подбородок, кривит губы, сворачивает их трубочкой, наклоняет голову налево, потом направо. Тяжело вздыхает. И так несколько раз.

ЧЕРНЫШЕВ
(нетерпеливо)
Ну, рожай скорей! Чего, ты, рожи корчишь? Миша!

МИША
(задумчиво)
Я думаю. Вот не мешало бы к зиме крышу покрасить.

ЧЕРНЫШЕВ
(нервно дергаясь)
Какую крышу!? Ты что, с дерева свалился? Я тебя про дождь спрашиваю! Будет дождь завтра или не будет!

Миша опять задумчиво возводит глаза, смотрит по сторонам, на небо и изрекает:

МИША
Можа, буде…
(через паузу, смотрит на небо)
А, можа, и не буде…

ЧЕРНЫШЕВ
(облегченно выдыхая)
Наконец - то выродил. Спасибо! Успокоил. Исчерпывающий ответ! Ходячий метеоролог. Дитя природы…

Из хаты выходит в переднике теща.

АНДРЕЕВНА
Я по радыё чула, что не будзе… Пошли снедать.

НАТ. ОГОРОД ПРИ ХАТЕ - ЛЕТНИЙ ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Прислонившись к стволу яблони, стоит Чернышев.

Из хаты выходит Андреевна, бросив недовольный взгляд на  зятя, смотрит в сторону огорода.

На приусадебном участке на поляне в пять соток колосится трава тимофеевка.

АНДРЕЕВНА
И где гэты Михась швендается, тимафеевку в огороде, пять соток, трэба скосить!

Теща с жалостью и сожалением, задумчиво смотрит на участок с тимофеевкой.

АНДРЕЕВНА
(с укоризной)
А ты чаго, зятек дараги, бока отираешь. Зрабиу бы что путное.

ЧЕРНЫШЕВ
Поленицу дров я сложил у сарая… Воды принести?

Андреевна смотрит в сторону нескошенной тимофеевки, махает рукой и заходит в хату. Из хаты доносятся звуки загремевшей посуды.

Чернышев, засунув руки в карманы, посвистывая, вразвалочку подходит к участку с тимофеевкой.

…чешет задумчиво затылок…

…смотрит в сторону сарая при бане.

Из раскрытого окна хаты выглядывает Андреевна и с любопытством смотрит за действиями зятя.

Чернышев идет в сторону сарая.

У сарая, прислоненные к стене, стоят косы.

Чернышев некоторое время внимательно смотрит на косы.

Берет в руки одну и начинает настраивать высоту держателя древка косы под себя. Закончив, втыкает черенок косы в землю.

Заходит в сарай.

Выносит из сарая молоток, подходит к колоде, на которой стоит небольшая наковальня, снимает лезвие косы с древка и начинает клепать острие лезвия косы.

Из дома выглядывает Андреевна, подозрительно смотрит на Чернышева, ничего не говоря, покачав, жалобно глядя, головой, скрывается в хате.

Закончив клепать, Чернышев с молотком в руках заходит в сарай.

Через несколько секунд выходит из сарая с большим абразивным оселком для заточки лезвия.

Одевает лезвие косы на черенок и, воткнув древко косы с держателем, левой рукой взявшись за  конец лезвия, стал затачивать.

Доводя лезвие до нужной остроты, путем пробы большим пальцем остриё и, убедившись в качестве заточки, удовлетворенно хмыкает.

Целеустремленно идет с косой наперевес на участок с тимофеевкой.

Чернышев размеренно, с широким прокосом, косит траву.

Закончив косить, относит на место косу.

Из хаты выскакивает Маня и бежит  к скошенной тимофеевке, бросается, чуть ли не плашмя на землю и меряет указательным пальцем высоту скоса.

Чернышев подходит к Андреевне.

ЧЕРНЫШЕВ
Ну, как прокос?

Андреевна встает с выпученными глазами. Хватает ртом воздух, пытаясь что-то сказать, делает глубокий выдох и…

Немая сцена: Андреевна, наступая на, в испуге пятящегося назад Чернышева, что-то, махая руками и брюзжа слюной, кричит ему в лицо.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят пожилые мужчины в камуфляжной одежде и весело смеются.

ЧЕРНЫШЕВ
Чего только я в свой адрес не выслушал от нее… Я узнал про себя такое!.. Короче. Я сейчас помню только последние слова тёщи – хлус, маняка, лайдак и гультай.

Мужчины, встают и молча, усмехаясь, выпивают водку. Прикусывают.

МАРКИЗ
(к Чернышеву)
Слово лайдак в белорусском селе, звучит, почти что, как ругательство. Этим словом работящие деревенские женщины называют самых последних опустившихся до нельзя людей.

ЧЕРНЫШЕВ
Долго я в Иваничах не появлялся. Стыдно было. Вся деревня узнала, кто я есть на самом деле! Но потом пришлось приехать. Но как ни странно, теща, стала относиться ко мне с уважением.

ПИВЕЦ
(к Маркизу, с сарказмом))
Ну, что Олег, давай, огласи  панегирик своей обожаемой теще.

Мужчины, понимающе переглядываясь, наполняют водкой свою «тару» и, держа в руках налитые  в пластмассовые стаканы на донышко водку, с интересом приготовились слушать Маркиза.

МАРКИЗ
Скоро тридцать. Я парень симпатичный. Красивый, блондин. С дипломом торгаша. Уже работаю зам. зав. овощного магазина. Папа умер. Один. Жилье есть. Машина «Москвич-412» от папы остался.  Пора жениться. Я тоже, как Сергей Иванович…  Испортил девочку – женись!

ПИВЕЦ
Ты, жениться? Сам захотел? У тебя же невест штук десять было. Заявление носил в ЗАГС каждые три месяца. Я ж помню… Сколько «пойла» перепили…
         
МАРКИЗ
Да, у меня был тогда закон: прежде чем расписаться, надо пожить вместе, так сказать, притереться, привыкнуть к совместной жизни. Но видимо в моем характере и поведении было что-то не так. Они сами от меня убегали, не дожидаясь окончания испытательного срока в три месяца перед регистрацией брака…

СЕВА
Сами? Так вот ты зачем у меня книгу несоветскую по психологии брал. Я помню, замызганные после тебя страницы, о доведении соседей, знакомых и врагов до самоубийства. Значит, ты специально бедных девочек доводил, делал так, чтобы они сами от тебя сбежали?

МАРКИЗ
(морщась)
Зачем до самоубийства, до неприязни, до нелюбви… Есть тысяча мелочей, вроде неприметных, как то: ковыряние в носу, дурно пахнущие носки, харканье, храп, беспричинное хихикание и прочее, но вызывающие к тебе неприятие…
(театрально)
Но сколько веревочке не виться… Нашелся человек, который…

ПИВЕЦ
Тёща?

МАРКИЗ
Она, родимая…

ТИТР:

Испытательный срок

ИНТ. КВАРТИРА МАРКИЗА – ЛЕТНЕЕ УТРО. РЕТРОСПЕКЦИЯ

На звонок к входной двери, одетый к выходу, походит тридцатилетний Маркиз. Глядит в глазок. Испуганно отскакивает, прижимаясь спиной к двери, лихорадочно соображает. Звонок непрерывно настойчиво звонит. Маркиз, взяв себя в руки, поправляет волосы на голове, открывает входную дверь.

В квартиру заходит ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА пятидесятилетняя женщина и её дочь - растерянная, застенчивая, симпатичная девушка ЯНА 24-х лет, с испугом смотрящая на свою мать.

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
(грозно сдвинув брови)
Ты, Олег? Ты мою дочку згвалтавал?

МАРКИЗ
Згвалтавал? Как вы можете! Я люблю ее и она…

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
Эта твоя квартира? Показывай!

МАРКИЗ
Смотрите…

Олимпиада Ивановна отодвигает Олега в сторону и скрывается в квартире Маркиза.

МАРКИЗ
Яна?

ЯНА
Здравствуй Олег. Извини… Это не я… Это моя мама… Олимпиада Ивановна…

Яна прижимается к Маркизу, Олег ласково с любовью обнимает её.

К влюбленным подходит довольная Олимпиада Ивановна.

С любовью глядя, ласково треплет по голове Олега.

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
Паспорт с собой?

МАРКИЗ
(хлопая по карману)
Имеется.

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
Поехали! Карета подана.

МАРКИЗ
Куда поехали?

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
Ты же собирался с Яной заявление подавать… Заявление в ЗАГС…

МАРКИЗ
Но, простите, зачем ехать?.. через два дома ЗАГС… Но он не функционирует – воскресенье…

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
У нас в Дубках будете заявление подавать.

МАРКИЗ
А это далеко?… Почему в Дубках?

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
У вас три месяца надо ждать, после подачи заявления, до регистрации брака, а у нас в Дубках всего месяц…

МАРКИЗ
Когда поедем?

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
Сейчас и поедем.

МАРКИЗ
В воскресенье?!

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
У нас уборочная – работаем без выходных. Сельсовет всегда открыт – круглые сутки. У моего сына «Запорожец», но он надежней твоего бывшего папина «Москвича».

МАРКИЗ
А я с утра уже пиво пил…

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
Мой сынок Андрей нас завезет, Я вижу ты готов к поездке…  Поехали, коллега…

МАРКИЗ
Простите, как вы сказали: - коллега?

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
Я ведь тоже зав. магазина, правда, сельского, а не овощного…
(хитро подмаргивая)
Знаю, что такое усушка, утруска, срок давности…

Маркиз растерянно лезет в карман за ключами.

НАТ. ДЕРЕВНЯ ДУБКИ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

«Запорожец» останавливается у дома.

С сумками, набитыми продуктами, из машины выбираются Олимпиада Ивановна и АНДРЕЙ парень лет 28.

Из машины нехотя выбирается Маркиз и подает руку появившейся из машины Яне.

Компания заходит в хату.

ИНТ. ДОМ ОЛИМПИАДЫ ИВАНОВНЫ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ

МАССОВКА. За накрытым с водкой столом шумно галдят родственники Яны, человек двадцать. Посередине с Яной захмелевший Маркиз со стаканом в руке.

Будущая теща подает на стол горячее.

В хату заходит запыхавшийся Андрей.

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
Ну, что там с Ганной?

АНДРЕЙ
У Ганны как раз сегодня очередь пасвить  общественных коров.

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
(глядя на часы)
Поздно ее подменять. Подождем. Вы наливайте гости дорогие…

МАРКИЗ
(к Яне)
А кто такая Ганна?

ЯНА
Наш председатель Сельсовета… Сельсовет в соседней деревне…

МАРКИЗ
(к Яне)
А кто все эти гости?

ЯНА
Мои родственники: брат Гриша с женой, сестры Маня и Соня с мужьями, двоюродные и троюродные братья и сестры мои, их мамы и папы…

МАРКИЗ
А папа – кто?

ЯНА
Его нет… Умер пять лет назад…

ЗТМ
 
ИНТ. ДОМ ОЛИМПИАДЫ ИВАНОВНЫ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Из ЗТМ. МАССОВКА. За накрытым с водкой столом шумно галдят родственники Яны, человек двадцать. Посередине с Яной захмелевший Маркиз со стаканом в руке.

В хату заходит запыхавшийся Андрей.

ОЛИМПИАДА ИВАНОВНА
Ну, что там Ганна? Отпасвила?

АНДРЕЙ
Зараз доит корову, через час будет в сельсовете.

ИНТ. ПРИЕМНАЯ СЕЛЬСОВЕТА – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

МАССОВКА. Подвыпивших человек двадцать пять шумно галдят разместившись с двух сторон совещательного стола.

У председательского кресла друг напротив друга сидят совершенно пьяный Маркиз, которого придерживает Андрей и Яна с матерью.

В комнату заходит со связкой ключей в руках председатель Сельсовета женщина сорока лет ГАННА.

Ганна достает из сейфа документы и раскладывает их перед собой на столе.

Выразительно смотрит на мать Яны, держа в руках пустой бланк свидетельства о браке.

Олимпиада Ивановна согласно кивает головой.

Ганна кладет перед Яной и Маркизом чистые листки.

ГАННА
(молодым)
Пишите заявление, дату не ставьте.

ЗТМ.

ИНТ. ПРИЕМНАЯ СЕЛЬСОВЕТА – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Из ЗТМ. МАССОВКА. Подвыпивших человек двадцать пять тихо сидят, разместившись с двух сторон совещательного стола и
настороженно глядят за действиями председателя Сельсовета.

Ганна дышит на большую печать и ставит штамп в свидетельстве о браке. Передает его Яне.

Теща, отбирает у Яны свидетельство, надевает очки, внимательно читает и радостно улыбаясь, сует себе в сумочку.

Маркиз мотает пьяно головой, смотрит за действиями тещи.

МАРКИЗ
(к Ганне)
Простите, это незаконно, а как же месяц испытательного срока?

ГАННА
А срок уже прошел.

МАРКИЗ
!?!

Ганна, тыкая пальцем в бумагу перед носом Маркиза.

ГАННА
Вот ваше заявление… вот дата, первого июля, а сегодня  первое августа…
Посмотрите, эта ваша подпись?

МАРКИЗ
Моя.

ГАННА
Поздравляю вас с законным браком, желаю вам счастья!

МАРКИЗ
А как же обмен кольцами?

Олимпиада Ивановна выразительно смотрит на сына Андрея.

Тот, спохватившись, снимает с пальца обручальное кольцо и протягивает его сестре Яне.

Яна берет кольцо, подходит к Олегу и надевает кольцо на палец Маркизу.

Маркиз тупо смотрит на кольцо, снимает, одевает, снимает, одевает, оно ему немного великовато, разводит руки.

МАРКИЗ
А у меня кольца для невесты  нет.

Яна наклоняется, незаметно снимает с пальца колечко, аккуратно бросает на пол, поднимает  колечко, кладет в ладонь Олега.

ЯНА
А вот оно. Не ты его уронил?

МАРКИЗ
(тупо глядя на кольцо)
Не я.

ЯНА
(протягивая руку)
А ты попробуй надень…

Маркиз с помощью Яны  надевает на ее палец кольцо.

Все присутствующие дружно вскакивают из-за стола и, толкаясь, галдя, пробиваются к молодым, чтобы поздравить с бракосочетанием.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят пожилые мужчины в камуфляжной одежде и весело смеются.

МАРКИЗ
Шлепок печатью! И все! Попалась птичка! Окольцевали!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я так понял, что ты не очень-то и сопротивлялся. Небось, половину, как обычно, приврал?
 
Сергей Иванович бросив взгляд в сторону окна, встает, поднимает наполненный на треть водкой стакан.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я предлагаю тост: За наших тещ! Стоя и не чокаясь. И минуту помолчим. 

Все встают с пластиковыми стаканами с водкой в руках и молчат, скорбно опустив головы.

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ДЕНЬ

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

КОНЕЦ 11 СЕРИИ


 

















ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий

12-я серия

Оригинальный сценарий сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by










«ДОМИК ЛЕСНИКА»

Фильм второй

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ДЕНЬ

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЧЕРНЫШЕВ
Как-то увидел  передачу по телевизору, где говорилось про неврозы, стервозы, истерики, психозы, беспричинную ярость и прочие женские «заморочки». Провел опрос среди женского состава своей конторы, но вначале рассказал про телевизионную передачу. Задал один вопрос каждой: как они снимают напряжение, избавляются от своих неврозов и стрессов?

ТИТР:

Женские «заморочки»

ИНТ. ПОМЕЩЕНИЕ БЮРО ДИСБАЛАНСА НИИ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Посередине в торце комнаты за письменным столом сидит нач. бюро 30 летний ЧЕРНЫШЕВ. Вдоль стен слева и справа за  четырьмя письменными столами находятся четыре сотрудницы.

За двумя ближними к начальнику столами две сотрудницы бюро ХРИСТИНА 25 лет и ЕВГЕНИЯ З6 лет работают с документами –  пишут.

За третьим столом в правом углу ВЕРА ГАВРИЛОВНА 55-ти лет, печатает на пишущей машинке.

У четвертого стола в левом углу за кульманом работает ЮЛИЯ 30-ти лет.

ЧЕРНЫШЕВ
Девочки, хватит работать.
(застенчиво улыбается)
Я скоро женюсь и мне интересно – что меня ожидает, к чему готовиться? Я вам задал вопрос и дал время на размышление. Кто первый?

Женщины прекращают работать и смотрят по сторонам друг на друга.

ЕВГЕНИЯ
Просто ору, могу и ручки распустить - не важно на кого и кто попадется под руку. Плохо, если под горячую руку попадаются дети, хорошо,  если это муж, а так без разницы, даже на работе бывает… сами ж видели…

Евгения пожимает плечами и разводит руки, мол, всё, что еще говорить. Смотрит на Юлию, мол, давай теперь ты.

ЮЛИЯ
(с грозным выражением на лице)
На кого? Конечно, на мужа! На кого еще! Я на него с криком, а он от меня в туалет с газетой или с книгой  залезет, закроется и демонстративно, вслух, читает. Я свет в туалете выключу и продолжаю на него орать. А он, негодник, свечу зажжет и продолжает вслух читать…
(улыбается)
А потом ласково, так, спрашивает через дверь, когда я кончаю орать на него: - «Ну, что, милая моя, солнышко моё, можно выходить?» «Можно» - говорю, а потом вместе смеемся. Понимаем друг-друга. Что поделаешь? Физиология женская такая.

Улыбается по-доброму, мечтательно подняв глаза в потолок, вздыхает.

ХРИСТИНА
(быстро скороговоркой, нехотя, с неудовольствием)
А я? Прихожу домой, вся взвинченная, злая. Посмотрю на мужа… И вся злость, куда-то уходит.
(вздыхая, через паузу, с обидой))
Что с этого убогого заморыша возьмешь? Посмотрю на это «несчастье», подойду к окну, поплачу… и все проходит… и легче становится…

Вера Гавриловна с пониманием смотрит на Христину. Подходит к ней и ласково прижимает ее голову к себе. Возвращается к своему рабочему месту.

ВЕРА ГАВРИЛОВНА
(весело, с задором)
Вы же, как я снимаю стресс, сами знаете, когда, раз в месяц, в черных очках прихожу. Мой муж уже сразу по моему выражению лица, видит, когда я не в себе. Я еще не успеваю рот открыть на него, а уже лежу на диване с «фингалом»  под глазом, в «отрубоне»… Он на мне «хук» справа, за тридцать пять лет совместной жизни, отработал до совершенства. Потом извиняется, говорит, что у него на мои психи рефлекс срабатывает автоматически… После этого «хука» целый месяц никаких стрессов…

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЛДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЧЕРНЫШЕВ
Всего ожидал, но вышло по-другому… Моя жена, как могила. Ничего из нее не выдавишь – не слезу, не крика. Вся в себе. Даже не понять: обижаю я ее, или нет, и когда? Гестапо! Партизан на допросе! Как сейчас я думаю: обиду она на меня какую-то носила внутри, в груди. Если б прямо сказала, что за обида? Ан, нет, носила в себе! Не по-человечески это, не по-людски. А может она с испугу: Вышла замуж, нежданно-негаданно? 

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Женщины – всё они… От них все радости и беды. Они двигатель прогресса, они заставляют мужиков шевелить мозгами и руками, работать до изнеможения, «делать» и добывать деньги и тд. и тп.

СЕВА
Это благодаря им произошли все революции… Мужики бы пошумели и успокоились… А эти идут до конца, без жалости и страха преодолевая и уничтожая все препятствия вставшие на их пути…

ЛЮТЫЙ
А как они нас «разводят»! А какие они лживые стервы… Я с детства любил блондинок и не любил брюнеток. А когда «женилка» выросла, встретил, наконец, такую… Беленькая светленькая, как солнышко. Влюбился «по уши»! Женился… В первую брачную ночь снимаю с неё трусики… А там!.. Между ног!.. Не белая «лилия», а черная! Брюнетка!.. Крашеная оказалась, падла!

ПИВЕЦ
И что развод?

ЛЮТЫЙ
До сих пор с этой тварью живу… До сих пор осадок… И когда не в настроении напоминаю ей, кто она есть на самом деле…

СЕВА
А как они самолюбивы, злопамятны, мстительны! А если её обидеть!.. «О, женщины! Вам имя – вероломство!»

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
И Шекспир и вы не правы… Не совсем может быть… Чтобы мы без них делали? Со скуки бы сдохли. С ними не соскучишься… Такое могут выкинуть!

ПИВЕЦ
А какие капризные недотроги: то у нее голова болит, то на работе устала… то…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я этот вопрос решил кардинально в своё время. Всегда, в любое время, как только «захочу», жена мне всегда шла на встречу, даже когда у неё были месячные…

ПИВЕЦ
Не может такого быть! Они же думают, что у них жопа в алмазах!..

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Может.

ПИВЕЦ
Ну и как ты этого добился?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Все произошло случайно…

ТИТР:

Женская щепетильность

ИНТ. КВАРТИРА СЕРГЕЯ ИВАНОВИЧА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

В постели Сергей Иванович (СЕРГЕЙ) (35) занимается «любовью» с женщиной (30).

С грохотом раскрывается дверь спальни и в проеме появляется запыхавшаяся, растрепанная жена Сергея НАТАША (30), заходит в комнату, в ужасе смотрит на постель, срывает одеяло.

НАТАША
(кричит)
Серёжа! Это ты!

Из-под одеяла появляются разгоряченные испуганные лица голых женщины и Сергея.

НАТАША
Подлец! Подонок! Негодяй!

Наташа, резко разворачивается, и выбегает из комнаты.

СЕРГЕЙ
(хватаясь за голову)
Бля!.. Жена!..

ИНТ. КВАРТИРА СЕРГЕЯ ИВАНОВИЧА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Наташа в гостиной лихорадочно собирает свои вещи в чемодан.

В гостиную в халате, заходит Сергей.

СЕРГЕЙ
Сама виновата! Зачем меня с ней познакомила? А что я? Мужик! Физиология такая! Гормоны. Сама приучила меня к регулярному сексу. А тут решила меня проучить! Обиделась!..  На дачу уехала! Проучила? А подруга воспользовалась! Да и не было у меня с ней ничего! Не было.

НАТАША
(сдерживая плачь, продолжая упаковывать вещи)
А что ты с ней голый с голой в постели делал? Всё! Развод! К маме! На вокзал! Под забор! Только, что б тебя не видеть! Предатель!

СЕРГЕЙ
Ну не было у меня с ней ничего! Да! Голый! Да в постели! Да заманила она меня своими легко доступными телесами! Да обнимались! Но!..

НАТАША
Что но?

СЕРГЕЙ
Не успел! Ты помешала.

НАТАША
Что не успел?

СЕРГЕЙ
Как бы так помягче… Только я хотел ввести своего «бойца» в её «грот любви»… Ты помешала…

НАТАША
Так, ты, что, её, сучку драную, не «взял)?!

СЕРГЕЙ
(виновато)
Нет…

Наташа потерянно садиться на стул, сложив руки на груди.

НАТАША
Это правда?

СЕРГЕЙ
Век воли не видать… Зуб отдам… Гадом буду… Мамой клянусь…

НАТАША
Бедненький Сереженька…
(встает, подходит с Сергею)
Иди ко мне…

Наташа встает, подходит к Сергею, обнимает его.

СЕРГЕЙ
(шепотом в ухо жене)
Ты меня прощаешь?

НАТАША
Да, милый!

Наташа страстно целует Сергея.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЛДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде и неудержимо смеются.

СЕВА
(к Сергею Ивановичу)
Известная тема: женщина решила отдаться мужчине без остатка, а он ее не «взял». Страшнее нет обиды для женщины! Твоя жена отмщена…

ПИВЕЦ
Вот это да! Выкрутился!  Если б я знал, то может быть, я был бы женат всего один раз. Иваныч? А если бы ты сказал что «всунул»?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я не дурак… Что я, женщин не знаю…

ПИВЕЦ
Ну, допустим…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Развод и немедленный! Я ее знаю…

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ВЕЧЕР

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЧЕРНЫШЕВ
Оказывается, что человека можно легко и непринужденно оболгать. Слово не воробей. Бывает: скажут проходя, небрежно про человека гадость и… полетело. А человек даже не подозревает о том, кто он есть в общественном мнении… Встречаю Таню-бортпроводницу.

ТИТР:

В каждой шутке есть доля шутки?

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

По тротуару навстречу друг-другу идут 50-ти летний Чернышев и его ровесница ТАНЯ, высокая, крупная, но с фигурой женщина, приятная лицом.

Таня замедляет шаг, внимательно смотрит на Чернышева и останавливается.

Чернышев тоже останавливается в шаге от Тани.
 
ТАНЯ
(радостно)
Чернышев?! Привет!

ЧЕРНЫШЕВ
(радостно обнимая и целуя в щёчку Таню)
Танечка! Сколько лет, сколько зим! Почти 30 лет не виделись!.. Еле узнал… По голосу… А в остальном изменения глобальные. Была хрупкой 20-ти летней девочкой, а стала мощной женщиной, но при фигуре. И грудь что надо! Шестой  номер?
 
ТАНЯ
(весело поправляя грудь)
Как ты? Кто ты? Где ты?

ЧЕРНЫШЕВ
Я? Никто и нигде. Горбачусь, там же, в НИИ. Правда, уже стал зам зав гав чего-то. Двое детей. Развелся. Свободен уже два года! А ты?

ТАНЯ
Я тоже разведена.

ЧЕРНЫШЕВ
А ты, в данный момент, сейчас чем занята?

ТАНЯ
Ничем.

ЧЕРНЫШЕВ
Пошли ко мне. «Почирикаем» за рюмочкой чая. Вспомним юность. Я тут рядом обитаю.

ТАНЯ
Пошли. Есть что вспомнить. Что спросить. Ты же все про всех должен знать. Про Марголина расскажешь. Как он там? Женился? Почти тридцать лет прошло!..

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЧЕРНЫШЕВ
Пришли ко мне. Сели за стол. Выпили по рюмочке коньяка, говорили, вспоминали, я даже на гитаре, по ее просьбе, почти забытые песни спел. Люди мы взрослые, без комплексов. Так уж получилось…


ИНТ. КВАРТИРА ЧЕРНЫШЕВА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

В кровати после секса разомлевшие на спине лежат Таня и Чернышев.

ТАНЯ
(томно, с удивлением)
А ты как мужик, даже очень и ничего. А я тридцать лет думала, что ты импотент. И не только, что импотент, а еще и голубой – «девочка».

ЧЕРНЫШЕВ
Откуда?

ТАНЯ
Мне кто-то из группы Корчика сказал.

ЧЕРНЫШЕВ
И кто же тебе такое сказал?

ТАНЯ
Бородатый такой. То ли Токмаков, то ли Толкачев…

ЧЕРНЫШЕВ
Толмачев?

ТАНЯ
Да, Толмачев! Точно!

ЧЕРНЫШЕВ
Вот же гад! Тридцать лет! Ты обо мне думала, что я импотент и к тому же пидар!
(вскрикивая)
И, наверное, не ты одна!

ТАНЯ
Наверное. Но ты сам посуди. Как ты тогда себя вел? В женском халате у костра песни пел! И эти постоянные разговоры о том, что ты, когда был в Сибири, яйца отморозил! Что ты для девушек не опасен и если кто хочет выспаться, приглашал в свою палатку. Хвастался, что приставать ночью не будешь, мол, «нечем» приставать.

ЧЕРНЫШЕВ
(сокрушенно)
Это я, как сейчас молодежь говорит: «прикалывался»! У меня аллергия от солнца и я прикрывался старым мамашиным халатом. А про Сибирь? Так я же завлекал очередную жертву своих порочных наклонностей! Неужели тебе наши девочки не говорили, что я новеньких всегда так заманивал в свою палатку? А там, в палатке, ночью!… Просто ты в мою палатку не приходила ночевать… У тебя своя была.

ТАНЯ
Я с вашими девочками не очень общалась. Если бы я знала, то ты бы от меня не ушел. Я бы тебя!.. Ты мне сразу приглянулся! Симпатичный, веселый, крепкий. Лидер!.. После Марголина… Но тогда я думала: что какой смысл спать рядом с мужиком и не «иметь» его?

ЧЕРНЫШЕВ
Зря ты не зашла. Ты девочка была, хоть и стройная, можно сказать тростиночка, но номер и тогда у тебя был не слабый.

ТАНЯ
Четвертый.
(бросив в сторону взгляд)
А чего у тебя рюкзак собранный стоит? Неужели в походы, до сих пор, ходишь!?

ЧЕРНЫШЕВ
Хожу.

ТАНЯ
Да ты что? Сколько тебе?

ЧЕРНЫШЕВ
И сколько дашь?

ТАНЯ
Если бы не знала тебя, сколько я тебя знаю, то выглядишь ты очень даже! Лет сорок пять. А на самом деле? 60?

ЧЕРНЫШЕВ
Ну, ты хватанула! 59!

ТАНЯ
И куда же ты ходишь в походы?

ЧЕРНЫШЕВ
Вот давеча, в августе прошел на байдарке-тройке Браславские озера и речку Друю. С девушкой Людой и Сэмом Турецким. Вот ему-то же 60. А по выходным выезжаю на речку Бобр под Крупками, там всегда толпа таких же «молоденьких», как я собирается.

ТАНЯ
Большая толпа?

ЧЕРНЫШЕВ
Всегда человек 15-20, все лето.

ТАНЯ
И все время на Бобр?

ЧЕРНЫШЕВ
Да. Там никто не мешает. Место глухое. Проехать на машине трудно – болота кругом.  А место красивое! Обрыв, поляна, родник, выдра рядом с семейством – почти ручная. Оборудовали мы место. Лесник местный лучший друг. Он в возрасте и мы не юнцы. Далековато правда, но зато место спокойное, ягодное, грибное… Нда… Тридцать лет! И все это время ты считала, что я голубой?

ТАНЯ
И это тоже. А то, что ты импотент, то в этом была уверена на все сто!

ЧЕРНЫШЕВ
Еще, наверное, тоже кто-то до сих пор так думает.

ТАНЯ
Но мы тогда даже не знали слова такого  - «голубой»! Это было, мы знали, что есть мужеложство, но не у нас, а у уголовников. Даже мыслей не было про «это». 

ЧЕРНЫШЕВ
Теперь я припоминаю ухмылки некоторых товарищей. Значит, рыльце у них самих было в пушку. В основном об этом не думали. Так, шутили. Как там - в каждой шутке, есть доля шутки? Но были заинтересованные люди, которые хотели видеть то, что они хотели в этом видеть…

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ДЕНЬ

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь захмелевших пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЛЮТЫЙ
Где-то живет сестра родная по крови, а может и по духу. Но мы об этом с ней и не подозреваем. Живет себе где-то в России, а я живу в Беларуси. Иногда, раз в пять лет, встречаемся. В юбилейные даты. Недельку общаемся. Но… Так принято - раз сестра и притом родная. А, по сути, и не знаем друг-друга. Сестра моя красавица!.. Еще та штучка!.. Четыре раза замужем была!  А пока… Тридцать лет жили раздельно без общения. А тут компьютеры появились со скайпом и у нее и у меня – хоть каждый день общайся…

ТИТР:

Сестра

ИНТ. КОМПЬЮТЕРНЫЙ СТОЛ В КОМНАТЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

У компьютера с встроенной кинокамерой сидит Лютый и смотрит на экран монитора.

На экране монитора СЕСТРА Лютого пятидесятипятилетняя дородная, ухоженная женщина.
 
СЕСТРА С ЭКРАНА
Я тебя слышу, но не вижу.

ЛЮТЫЙ
У меня, вроде, всё нормально. Ты микрокамеру поправь.

СЕСТРА С ЭКРАНА
(указывая пальцем)
У меня «эта» - не работает.

ЛЮТЫЙ
(шутливо)
У тебя «эта», а у меня «этот». 

СЕСТРА С ЭКРАНА
(сокрушенно качая головой, повернув ее в сторону, к невидимому собеседнику)
Несчастный братик.
(к Лютому)
А я, дура, хотела тебя с подругой познакомить. Спасибо, что предупредил.
(лицемерно - плаксиво сложив руки на груди)
Прими мои соболезнования.

ГОЛОС ПОДРУГИ
А чего? Познакомь. Мужик, судя по твоим фотографиям, вижу симпатичный. Не стыдно на люди показаться. А насчет «этого»?.. Руки у него есть? Прекрасно! И язык, я слышу, хорошо подвешен – в рабочем состоянии.

СЕСТРА С ЭКРАНА
Хватит! Я вас обоих знаю! Сексуально озабоченных извращенцев! Вы у меня, сейчас, до такого договоритесь!
(отключая связь)
Целую, братик.  До свидания!

Изображение сестры Лютого с экрана монитора исчезает.

ЛЮТЫЙ
(пожимая плечами)
Сто лет не виделись… Поговорили… А как здоровье, как дела?..

Лютый работает мышкой.

На экране монитора появляется карточная игра «Паук». По экрану монитора бегает курсор мышки и перекладывает карты.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.


ТИТР:

Про блудниц

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЛЮТЫЙ
Деньги появились, как-то…
Решил я пойти на так называемую «стометровку», то есть на «случку» за деньги. Мест много, но денег мало. Подумал, выбрал адрес, где подешевле. Где я как свой… Там, одна «мадам» на дому принимает…  Прихожу я к ней…

СЕВА
А сколько ей лет?

ЛЮТЫЙ
Под сорок, но сочная, гладкая лицом, приятная…

СЕВА
Под сорок?! Так ты некрофил?
И на каком кладбище ты ее нашел?

ЛЮТЫЙ
(обиженно)
А что такое некрофил?

СЕВА
Да ладно Лютый, не обижайся. Я пошутил. Ну и что?

ИНТ. ПРИХОЖАЯ ОДНОКОМНАТНОЙ КВАРТИРЫ - ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Прислонившись к закрытой двери ведущей в комнату в домашнем халате стоит НАТАЛЬЯ, с ярким макияжем, с православным крестиком на шее, дородная женщина сорока лет  и с интересом наблюдает за вошедшим Лютым.

Лютый скидывает обувь, снимает пиджак и вешает его на вешалку.

ЛЮТЫЙ
Давненько вас, мамзель, не посещал.
(наклонив голову и прищурив правый глаз)
Сколько?

НАТАЛЬЯ
(поднимая две растопыренные ладони)
Сейчас кризис, цены поднялись.

ЛЮТЫЙ
(растерянно)
У меня всего только…
(показываю американскую купюру)
Вот…

НАТАЛЬЯ
(скривившись)
Фе… За такие деньги - разве что, ручками.
(усмехаясь)
Так ты и сам можешь.

ЛЮТЫЙ
А на «клык»?

НАТАЛЬЯ
Нет! Противно.

ЛЮТЫЙ
Ну, ты даешь! Хочешь удовольствие получить и еще за это деньги сумасшедшие взять.
(делая вид, что уходит)
Не хочешь не надо. Пока.

НАТАЛЬЯ
Постой! А «чехол» - то у тебя есть? Или и он на «халяву»?

Лютый вынимает из нагрудного кармана рубашки пакет с презервативом и заворачивает его в купюру.

ЛЮТЫЙ
(протягивая)
Есть.

Наталья выхватывает из рук Лютого банкноту с пакетиком презерватива и засовывает в карман халата.

НАТАЛЬЯ
(милостиво)
Ну, тогда ладно - в виде исключения, по блату… Все-таки постоянный клиент.
(открывая дверь в комнату)
Проходи.

ЛЮТЫЙ
(увидев на шее Натальи крестик, изумленно)
Ты, что, в бога веришь?

НАТАЛЬЯ
Верю.

ЛЮТЫЙ
А не боишься?

НАТАЛЬЯ
А чего бояться?

ЛЮТЫЙ
Все-таки за деньги продаешься - грех.

НАТАЛЬЯ
(не моргнув глазом, нагло уперев руки в бока)
Нет! Не боюсь!

ЛЮТЫЙ
(ехидно)
Ну, как же: гиена огненная, котлы кипящие, сковородка раскаленная…

НАТАЛЬЯ
(смеется)
А чего, сауну я люблю, А на сковородке нагишом канкан станцую для чертей.
(задумчиво)
А лучше пойду завтра в церковь – и на твои деньги отпущение грехов получу и - прямо в рай.

Лютый и Наталья заходят в комнату. Дверь в комнату закрывается.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде и, неопределенно пожимая плечами, переглядываются.

ПИВЕЦ
А в чем, сцуть?

ЛЮТЫЙ
А суть в том, что мне в тот же день ночью сон приснился…
Так сказать: фильм навеял…

КОМБ. ИНТ. ПРИХОЖАЯ В КОТЕЛЬНУЮ – МРАК. СНОВИДЕНИЕ.

Компьютерная графика: У входа в котельную  с кочергой стоит, запачканный сажей, ГЛАВНЫЙ ЧЕРТ-КОЧЕГАР, опершись о вагонетку.

В прихожую заходит ЧЕРТ-РАСПРЕД с накладной в руках.

ЧЕРТ-КОЧЕГАР
Что там?

ЧЕРТ-РАСПРЕД
(глядя в накладную)
Пришла партия ****ей. Принимай. Куда их?

ЧЕРТ КОЧЕГАР
(толкая вагонетку)
Давай их сюда загружай и прямо в котел. Сварим.

ЧЕРТ-РАСПРЕД
А может  этих блудниц лучше в кипящей смоле?

ЧЕРТ-КОЧЕГАР
Нет! Котел новый, импортный, прозрачный из жаростойкого стекла… Сатана достал. Испытание проведем. Так сказать, внедрим новую технику. Заодно порнуху-ужастик посмотрим… Как они там попками и разными частями тела извиваются в кипятке…

ТИТР:
Прошло два часа.

КОМБ. ИНТ. ПРИХОЖАЯ В КОТЕЛЬНУЮ – МРАК. СНОВИДЕНИЕ.

Компьютерная графика: В приемную котельной входят, запачканный сажей и сокрушенно  качающий головой, почесывая правый рог, главный черт-кочегар и черт-распрпед, раскрывший от изумления рот.
 
ГЛАВНЫЙ ЧЕРТ КОЧЕГАР
Для этих блудниц кипящая вода, как сауна… Видел, как балдеют, как нежатся?

ЧЕРТ-РАСПРЕД
Так что с ними делать?

ГЛАВНЫЙ ЧЕРТ-КОЧЕГАР
Давай их на сковородку… Посмотрим канкан или танец гопак - они ведь из Украины… Видел, какие толстозадые?

ТИТР:
Прошла неделя.

КОМБ. ИНТ. ПРИХОЖАЯ В КОТЕЛЬНУЮ – МРАК. СНОВИДЕНИЕ.

Компьютерная графика: В приемную котельной входят черт-кочегар и черт-распред, раскрывший от изумления рот.

ГЛАВНЫЙ ЧЕРТ-КОЧЕГАР
(вытирая вспотевший лоб)
Ну что ещё с ними сделать?
(в сердцах)
Ну, их на… В смысле, к черту!  Кочегары бесы про основную работу забыли, кочерги отставили – прелюбодействуют, «буракивку» в котлах гонят…

ЧЕРТ-РАСПРЕД
Пиши докладную Сатане о прохождения ими Чистилища. Передадим всех скопом  Апостолу Петру в рай. Пускай они там, на небе с ними сами разбираются.

Черт распред достает лист бумаги  ручкой и протягивает их главному черту кочегару.

КОНЕЦ СНОВИДЕНИЯ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых ухмыляющихся мужчин в камуфляжной одежде.

СТАС
Если на стометровку стало дорого ходить, то можно почти бесплатно…

ЛЮТЫЙ
Бесплатно?!

СТАС
Я когда был на нуле ходил в клубы «Кому за 30», «Кому за сорок». Там столько изголодавшихся по сексу «девиц»… Ничего очень даже попадаются…

СЕВА
(к Стасу)
Знаешь, как эти клубы зовут некоторые товарищи?

СТАС
Как?

СЕВА
Не кому, а у кого. Прикинь: клуб «У кого за тридцать», «У кого за сорок»

СТАС
Не подходит.  У меня всего двадцать. А у тебя?

СЕВА
А у меня и того меньше… Тридцать два.

СТАС
Ого!

СЕВА
Миллиметра!

СТАС
Так мало!?

СЕВА
В диаметре!

Стас смотрит, прикидывая размер, на просвет между подушечками  большого и указательного пальца.

СТАС
(с уважением)
Это другое дело!

МАРКИЗ
Не знаю как размер, но сам процесс измерения иногда приводит к неожиданным результатам…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Интересно… Поведай.

МАРКИЗ
Помню по молодости в общаге… День рождения моей тогдашней девушки… Нас три пары. «Девочки», уже давно не девочки, а известные своей, мягко говоря, свободной от предрассудков и поведения жизнью потаскушки. На заводе, те мужики, которые  не лохи, их хорошо знали и, вовсю, ими пользовались.


ТИТР:

Литовская любовь.

ИНТ. ЖЕНСКОЕ ОБЩЕЖИТИЕ – ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

В четырех-местной комнате при свете люстры с пятью лампочками, вдоль стен слева и справа на кроватях, за накрытым праздничным столом сидят скучающие гости.

Из кассетного магнитофона звучит песня в исполнении Валерия Ободзинского. 

Слева СИЛЬВА 26-ти лет, высокая, крупная девушка. Рядом с ней сидит РЫГОР крепкий, носатый 25-ти летний парень.

Напротив их через стол на кровати сидят ПАРЕНЬ с ДЕВУШКОЙ 23-ти трех лет.

Во главе стола у окна на стульях сидят 25-ти летний Маркиз и ИМЕНИННИЦА 23-х лет, симпатичная блондинка.

ИМЕНИННИЦА
(толкая под бок Маркиза)
Что-то скучно. Расскажи, хотя бы, какой анекдот.

МАРКИЗ
Одна подруга рассказывает другой: - «Пришел ко мне вчера вечером Вася. Выпили винца сухенького, закусили, музыку послушали и в постель. Встали с постели. Опять выпили, закусили и в постель.  А утром он ушел. Я вот думаю: чего он приходил? Может, что хотел сказать?»

Рыгор с Сильвой толкая игриво друг-друга локтями, весело смеются.

Именинница, кинув взгляд на Маркиза, застенчиво краснеет.

Парень, откинувшись на стену, хохочет.

ДЕВУШКА
(наивно вытаращив глаза)
А мне  в каком месте надо было смеяться?.. Что он ей хотел сказать?

МАРКИЗ
(опешив)
Кто?

ДЕВУШКА
Ну, этот Вася из твоего анекдота.

МАРКИЗ
Он хотел сказать, что он очень «хотел»!

ДЕВУШКА
Что?

МАРКИЗ
Ты вроде не блондинка и глаза у тебя не голубые… Не дура - в техникуме учишься, а юмора не понимаешь. Ну что молодой парень хочет от девушки?

ДЕВУШКА
Мама говорит, что у мужчин, только одно в голове, только об одном думают. О чем?

МАРКИЗ
А чего думать, тут и думать не надо, оно само лезет наружу. Это как еда, питье, удовлетворение естественных потребностей. Это инстинкт. Самый главный  животный инстинкт у человека.

ДЕВУШКА
Животный?

МАРКИЗ
Да! Инстинкт размножения! А проще – секс!

ПАРЕНЬ
Давайте сменим тему.

РЫГОР
А чего? Хорошая тема, жизненная…

МАРКИЗ
Перейдем, тогда, лучше к последним, исследованиям в области секса на западе, в частности, в Америке. Оказывается, параметры члена мужика соответствуют некоторым членам человеческого тела, открытым для обозрения. Например; диаметр члена соответствует величине переносицы и равен двум величинам, ото лба до хряща носа, а длина члена равна длине, измеряемой от кончика мизинца до косточки, с которой начинается кисть на правой руке.

Сильва, задумчиво глядя на своего кавалера Рыгора, с сомнением качает головой.
                СИЛЬВА
(авторитетно заявляя)
Ерунда!
(указывая на Рыгора)
Вы посмотрите на его «рубило», на его «шнобель». Вещь! А на самом деле в его штанах прыщик, пестик от одуванчика, шильце, спица…
(через паузу)
Правда, длинная.

РЫГОР
(возмущенно вскакивая)
У кого!? У меня? Пестик? Ты хоть раз видела! Пьянь подзаборная!

Рыгор, обиженно глядя на Сильву, начинает судорожно расстегивать ширинку.

СИЛЬВА
(подначивая Рыгора, с азартным блеском глазах)
А мы сейчас проверим. 
(доставая из кармашка платья сантиметр для раскройки)
Сейчас проверим эту теорию. Снимай штаны! Боров! Нет! Давай для начала руку.

Бугай протягивает правую руку.

Сильва прикладывает сантиметр к правой руке Рыгора, снимая размер от конца мизинца до косточки, а затем, поднимает сантиметр, как бы проверяя его на свет,

СИЛЬВА
(прищурившись)
Всего 18 сантиметров.

ПАРЕНЬ
18 см. – ерунда. У нас на заводе все измеряется в миллиметрах. Это будет… Ого! 180 миллиметров!

СИЛЬВА
А теперь проверим твою Олег теорию. Ну, что Микола? Снимай штаны. 

Микола недолго думая резко спускает штаны вместе с трусами на пол, выставив на всеобщее обозрение свое «хозяйство», горделиво поглядывая на присутствующих.

Все, оторопев, уставились на его приличного размера кишку.

СИЛЬВА
А как измерять? –
(растерянно, тихо лепечет, не сводя восхищенных глаз с «хозяйства» Рыгора)
Он же… висит… Надо чтобы он… это…  встал.

РЫГОР
(к Сильве)
Снимай платье. Его надо возбудить… в смысле, меня.  Ну, чего ты, рот раззявила?

Сильва, нисколько не смутившись, быстро вылезает из своего платья, с гордостью демонстрируя свое стройное  голое тело массой килограмм восемьдесят, пятый номер груди, таз в полтора обхвата, и черную «лилию» между ног.

СИЛЬВА
(вызывающе, к Рыгору)
На! Возбуждайся!

Кишка у Рыгора, как будто выстрелила и в миг превращается в приличную, здоровенную «оправку».
 
Сильва, дрожащими руками подносит сантиметр к «оправке» Миколы, но не выдерживает и хватает ее двумя руками.

Сидящая рядом именинница, стонет.

Рыгор, рыча от страсти, как бешеный зверь, валит Сильву на пол.

Именинница закатывает глаза и в истоме склонят голову на плечо Маркиза.

Парень вскакивает, поднимает со стула вместе с задранным подолом платья Девушку, отталкивает ногой стул, наклоняет Девушку над столом и судорожно расстегивает ширинку в своих брюках.

ЗТМ.

ИНТ. ЖЕНСКОЕ ОБЩЕЖИТИЕ – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

В четырехместной комнате при свете люстры с пятью лампочками на кровати Маркиз отваливается от именинницы, переводя дух. Смотрит по сторонам.

Именинница затуманенным взором, смотрит в сторону праздничного стола.

По комнате разносятся, сладострастные женские стоны и возбужденное дыхание мужичин, видны шевелящиеся обнаженные тела…

Маркиз набрасывается на именинницу, которая страстно прижимает его к себе.

В комнате, при горящей люстре – оргия. Стоны. Все три пары, где попало, заняты «любовью»: Сильва с Рыгором на полу, Маркиз с именинницей на кровати, Парень стоя, опершуюся руками о стол в известной позе, Девушку.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде ухмыляются.

МАРКИЗ
Если б не Сильва, которая переползаниями и короткими перебежками не добралась до выключателя, и не закрыла полуоткрытую дверь комнаты - до смерти бы «затрахались»!..

СЕВА
Кстати о «членах», у меня был случай…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Опять похабщина?

СЕВА
Нет. Вполне благопристойно. Немножко неприлично в женском коллективе, но вполне, для нашей компании, прилично…

ТИТР:

Неприличное слово

ИНТ. ГОСТИНАЯ В ЭЛИТНОЙ КВАРТИРЕ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

МАССОВКА. За праздничным столом среди шумных выпивших гостей сидят ТОМАРА симпатичная серьезная брюнетка в очках девушка двадцати двух лет и 25-ти летний СЕВА.

Тамара, наклонившись к Севе, что-то шепчет ему на ухо.

Сева, согласно кивает головой, недоумевая.

Сева и Тамара встают из-за стола.

Тамара берет под руку Севу, подводит к книжному шкафу, достает из него книгу и начинает, не глядя в книгу, ее перелистывать, словно ища что-то.

ТАМАРА
(виновато улыбаясь, шепотом)
Сева, можно я тебя отвлеку, не надолго, на минуточку.

СЕВА
(шепотом, заговорщицки, кося глаза в сторону гостей)
Можно. А в чем дело?

ТАМАРА
Ты, пожалуйста, не смейся. Вопрос деликатный.

СЕВА
Так, спрашивай.

ТАМАРА
(оправдываясь)
Здесь народу много. Услышат, не поймут… Меня не поймут. Подумают, что, дура.

СЕВА
Спрашивай.

ТАМАРА
Боюсь. Страшно.

СЕВА
Чего так?

ТАМАРА
Вообще-то я тебя выбрала, как человека без комплексов. Думаю, ты мне поможешь. Тебя я не стесняюсь.

СЕВА
Короче… Склефасовский.

ТАМАРА
Я как-то, уже давно, прочитала на заборе надпись. Слово. Знаю, что слово неприличное, но что оно означает, не знаю.

СЕВА
(ухмыляясь)
Из трех букв или из пяти?

ТАМАРА
Нет, не то, что ты  подумал. Эти слова я знаю. А это слово из шести букв.

СЕВА
(возведя к небу глаза, размышляя, через паузу)
Из шести?.. Не знаю…
Говори, слушаю.

ТАМАРА
(посмотрев по сторонам, наклонившись, шепчет на ухо)
За… Лу… Па… Залупа.

СЕВА
(прыснув в кулак, сдерживаясь от смеха)
Слово, как слово. По-моему из уголовного жаргона. В литературе я его не встречал, но в детстве, в юности от ребят постоянно слышал. А что оно означает? Знаю.  Могу даже показать… 

Сева, словно спохватившись, закрывает от смущения рот и испуганно смотрит на Тамару.

СЕВА
(продолжая, нерешительно)
Если хочешь…

ТАМАРА
(решительно взяв Севу под руку)
Пошли на кухню, покажешь.

СЕВА
(покраснев от смущения, мнется)
Я бы с удовольствием, но стесняюсь… месяц смеяться будешь… увидев…
(спохватившись, бормочет)
Ты извини, я пошутил…

ТАМАРА
Не тяни.

СЕВА
Ты, как медик должна понять значение слова. Это одно из названий частей интимных мест мужчины.

ТАМАРА
Интересно какого? Сзади или спереди?

СЕВА
Спереди у мужика.

ТАМАРА
(удивленно поведя глазами)
И какая?.. Я анатомию изучила, особенно спереди  у мужчин и болезни мужские знаю…

СЕВА
Это часть пениса, головка полового члена. Когда шкурку, если не обрезанный араб или еврей, залупливают, появляется головка члена. Вот она и называется залупой.

ТАМАРА
(радостно улыбаясь)
И все? А я, дура, два года боялась спросить. Спасибо. Я когда на практике была, меня отправили, (меня восемнадцатилетнюю девочку!) на паховую грыжу! Так что ты, Сева, зря испугался показать свою «эту самую».
(прищурив глаза, иронично)
Кстати, а почему бы я, увидев твой член, смеялась целый месяц?

СЕВА
Это я так пошутить хотел, что мол, маленький.

ТАМАРА
Я в клинике на такие члены насмотрелась! Даже приходилась в руках держать. Целых два месяца, каждый день. На утренних обходах особенно. Так что меня уже никаким членом не удивишь.
(жалобно)
А что, у тебя действительно маленький?

СЕВА
Ну, вот, пошутил. Теперь, точно придется показать!
(беря под руку Тамару)
Пошли в ванну.

ТАМАРА
Очень соблазнительное, интересное предложение…
(нерешительно отстраняясь)
Ладно. Верю… пошутил…
(завлекательно-игриво улыбаясь)
Не бойся, ты мне безразличен… пока еще… У меня парень есть… пока еще…
 
Тамара и Сева возвращаются к праздничному столу.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ВЕЧЕР

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ПИВЕЦ
Такой импозантный, деловой, солидный, богатый, одинокий мужчина! Квартира, машина, загородная, почти, вилла! И один. Сейчас же модно обеспеченным одиноким старичкам жениться на молоденьких. Только свистни! Или покупаешь на стороне?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Вот уже полтора года, после смерти жены, я никому не нужен и мне никто не нужен…
(с любовью, вздыхая)
Кроме моего Жоржика…

ПИВЕЦ
Жоржик?! Мальчик?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Да…

ПИВЕЦ
А сколько мальчику лет?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Десять…

ПИВЕЦ
О! Такой молоденький.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Нет. Такой старенький!

ПИВЕЦ
Не понял…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Это мой верный друг… кобель  породы Чау-Чау.

ПИВЕЦ
Тьфу… Ты!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Мы с ним вместе ходим на «стометровку»…

ПИВЕЦ
И часто?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Каждый день.

ПИВЕЦ
В семьдесят лет! Как в анекдоте: сосед говорит, что стоИт – и ты говори?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Нет! Я не вру!

ПИВЕЦ
Почему вместе с Жоржиком – верю, но чтобы каждый день!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Как-то, гуляя около дома, где я совершаю променад с Жоржиком, промерял шагами расстояние от начала фасада дома до конца. (Я все-таки бывший ориентировщик, знаю сколь надо моих парашагов на сто метров.) Ровно сто метров! И так про себя подумал: - «Вот моя «стометровка» на старости лет. Платить не надо и для здоровья полезно.

ПИВЕЦ
А как ты решаешь вопрос насчет полового вопроса?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Вопрос висит…

ПИВЕЦ
Совсем или как…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Повис. Что б понятно было, для дебилов, поясню: одной проблемой и головной болью, после инфаркта у меня стало меньше…

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – СУМЕРКИ

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

КОНЕЦ 12 СЕРИИ

 

















ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий


Оригинальный сценарий сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by








13-я серия

«ДОМИК ЛЕСНИКА»

Фильм второй

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ВЕЧЕР

За пеленой шквального ливня виднеется сруб с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

СЕВА
Мы в молодости совершаем ошибки…

ЧЕРНЫШЕВ
Ошибка, это исправимое недоразумение…

СЕВА
Я не так сказал, не ошибки, а грехи… Грехи нашей молодости, которые нам в старости доставляют неприятности и лишние заботы.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я так понял, что грехи эти связаны с сексом?

СЕВА
Я бы сказал: связаны  с любовью к женщине. Мне, еще, когда я был женат, сосватали  одну дочку и двух сынов - из Ленинграда и Житомира.

МАРКИЗ
Из Ленинграда? Армейская любовь?

СЕВА
(бросив недовольный взгляд на Маркиза)
Сейчас хорошо, есть генетическая экспертиза, а тогда определяли по цвету кожи и по «фейсу».

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Алименты?

СЕВА
Нет. Все женщины, с которыми в молодости я имел отношения к «сношению, почему-то выходили замуж. Обошлось без алиментов, но сама мысль, что у тебя где-то по свету живут твои дети…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
На здоровье пускай живут…

СЕВА
Да, но они, иногда, не вовремя о себе напоминают. Я уже пожилой человек и мне лишние стрессы и переживания ни к чему, тем более, если ты знаешь, что эти дети, может быть, и не твои…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Шантажируют? Деньги требуют?

СЕВА
Да нет, пока не требуют. Внимания требуют и любви.

МАРКИЗ
Короче, к чему клонишь?

СЕВА
(сокрушенно потирая ладонью затылок)
Внучка у меня появилась в Сибири…

Сева достает из кармана конверт…

…извлекает из него фотографию. Смотрит задумчиво.

ТИТР:

Нестыковка вышла


НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Из подземного перехода на тротуар выходит Сева.
 
От стены здания отделяется молодой человек лет тридцати с дипломатом в руке (ЛЕХА).

Леха, пропустив вперед Севу, следует незаметно за ним.

Сева, проходя мимо витрины магазина…

…смотрит в отражение от стекол витрины магазина…

…недовольно морщится.

Сева останавливается. Наклоняется, имитируя завязку шнурков…

…незаметно из-под руки смотрит назад.

Леха, останавливается и, скосив глаза в сторону Севы, делает вид, что рассматривает витрину.

Сева выпрямляется…

…поправляет прическу…

…ускоряя шаг, заворачивает за угол дома.

Леха торопливо следует за Севой.

Сева, выходя из-за угла, хватает Леху за груди, прижимает к стене.

СЕВА
(быстро, не давая опомнится)
Ни денег, ни секретов, ни дискеты с компроматом у меня нет. Любовницы нет, жену чужую не совращал. Сестра или девушка любимая со «Стометровки»?

ЛЕХА
(испуганно и растерянно тряся головой)
Какая стометровка? Мне просто надо узнать про вас… Кто вы? Что вы? Это вы или не вы?

СЕВА
(угрожающе)
Кто я? Что я? Да никто и ничто! Кому я нужен? От меня ничего не зависит. Моя подпись кому нужна?
(миролюбиво)
Что тебе от меня надо? Чего ты за мной ходишь?

Леха спокойно отстраняет руки Севы, поправляет галстук.

ЛЕХА
(словно извиняясь, смущенно)
Я и сам хотел к вам подойти, но никак не решался. Время у меня мало. Скоро поезд на Москву…  Вы Кошель Всеволод Анатольевич?

СЕВА
(угрюмо)
Он самый.

Леха залезает во внутренний карман пиджака…

…достает фотографию…

…внимательно её рассматривает…

…переводит взгляд на Севу.

ЛЕХА
(льстиво)
Да! Почти не изменились за сорок лет. А сколько вам сейчас? Где-то должно быть лет шестьдесят пять?

СЕВА
(с иронией)
Это я так выгляжу. На самом деле я еще старше. Мне шестьдесят с меньшим гаком.
(нетерпеливо)
Короче, Склефасовский!..

ЛЕХА
(протягивая фотографию)
Это вы?

Сева берет фотографию…

…прищуривается… 

…отводит на почти вытянутые руки…

…смотрит на фотографию.

Изображение на фотографии: на фоне тайги у вертолета стоят обнявшись молодой Сева (23) и девушка - рябая, кривоногая толстушка ДУНЯ (27). Девушка смущенно прячет глаза. Сева смотрит на девушку взглядом полным любви и обожания.

Сева переворачивает фотографию…

…на обороте ничего нет.

СЕВА
(изумленно приподняв брови)
Ба! Так это ж я! Моя «шабашка» в Сибири под Красноярском! Точно такая фотография у меня есть в альбоме!
(задумчиво, припоминая, с досадой)
Мы с Дуней у вертолета. Нас Матвейчик сфотографировал на память. Ну и что?

ЛЕХА
(серьезно)
Не Дуня, а Евдокия Пантелеевна – уважаемый у нас в Минусинске человек.

СЕВА
(удивленно)
В Минусинске? Моя пробабушка, царство ей небесное, оттуда родом.

ЛЕХА
Вот видите, мы почти земляки.
(озабоченно)
Мне надо про вас всё узнать. Кто вы? Что вы? Где Вы?

СЕВА
(настороженно)
Зачем тебе это?

ЛЕХА
Да она меня попросила – девушка моя. Елена Васильевна Артемьева. Я уже про вас кое-что разузнал. Но вот не пойму: как вы в телевизор попали? По всей России показали!

СЕВА
Меня?!

ЛЕХА
Вас. Вы и фамилию свою назвали и где живете. А мы думали, что вы погибли, тридцать пять лет назад…

СЕВА
Я нигде не погибал, вы меня с кем-то спутали… Какой еще телевизор?

ЛЕХА
Интервью у вас в Москве брали на каком-то симпозиуме медицинском. Спрашивали про лекарства: нужна ли им реклама?

СЕВА
Припоминаю, было такое, годика два назад. Я в командировке был и два «живчика» с камерой меня тормознули в вестибюле. Я им там высказал, что я по этому поводу думаю. Что я сам знаю, какие мне лекарства принимать, что лекарства, должен выписывать врач, а в различные «панацеи» я не верю. И что-то про цены на лекарства.

ЛЕХА
Интервью вы дали веселое. Вы там так все откровенно высказали, с таким трупным, могильным юмором! Вам бы быть писателем.

СЕВА
Спасибо за комплимент. Но писателем я ещё не стал. Хотя немного пописываю, для себя. Ну и что, что увидели меня в телевизоре? Какого черта ты за мной ходишь? Не надо  вокруг да около. Скажи прямо!

ЛЕХА
Хорошо. У меня есть девушка. Я её люблю. Она меня просила про вас разузнать.
(с сожалением)
Но вы не то, что она хотела, ожидала. У вас в роду предки  - графья, князья есть? Сейчас модно корни свои искать.

СЕВА
Да, и я тоже интересовался своим происхождением, но, увы.

ЛЕХА
Ей хотелось, чтобы вы были знаменитым человеком. А вы обычный пенсионер. И ничего, кроме своей пенсии у вас нет. Или есть?

СЕВА
 (задумчиво)
Не  накопил. Дети разбежались – каши не просят, самодостаточны. Все свои деньги, я несу в казино и на «стометровку». С возрастом «любовь» все дороже и дороже.
(набычившись)
Так я не понял! Чего любимая твоя от меня хочет? Кто она такая?

ЛЕХА
(сделав невинными глаза)
А я не сказал?

СЕВА
(в ярости)
Ну, так говори!

ЛЕХА
Она внучка Евдокии Пантелеевны.

СЕВА
Дуни, что ли?

ЛЕХА
Да.

СЕВА
Ну и что?

ЛЕХА
А значит и ваша внучка.

СЕВА
(выпучив глаза)
Чего!?

Леха ставит на землю дипломат…

…достает из кармана пакет…

…вынимает из пакета документы.

ЛЕХА
(перебирая бумажки)
Вот копия метрики матери Леночки, вот фотография вас с Евдокией Пантелеевной, а вот, её реликвия - ваш студенческий билет, благодаря которому я вас и нашел.

СЕВА
(растерянно, через паузу)
Ну-ка дай метрику моей предполагаемой дочери.
(берет метрику)
Так. Год подходит. Родилась в апреле, а мы работали вместе на «шабашке» в июле-августе… Посчитаем… Получается.

Сева сокрушенно смотрит на метрику, протягивает ее Лехе.

Леха забирает назад метрику, кладет в пакет, пакет засовывает обратно в пиджак.

СЕВА
(почесывая затылок)
Ну, ты меня, парниша, ошарашил. Даже и не знаю, как быть? Что делать?

ЛЕХА 
А ничего делать не надо. Ей достаточно, что её дед нашелся. Что он у нее есть где-то. Я свою миссию выполнил.
(доставая из другого кармана письмо)
Еще вот возьмите письмо от Леночки, она его написала на тот случай, если я вас найду.

СЕВА
А сам то, ты, кто?

ЛЕХА
Я Леха. Бизнесмен. Оказия выпала по делам моей фирмы. Вот по дороге заскочил. Хорошо у вас тут - чисто, уютно, люди приветливые, добрые. Я бы тут пожить не отказался. Я бизнесмен - так себе, но на жизнь хватает. Леночка моя будет не в накладе. Через год ей исполнится восемнадцать, и мы распишемся. Если мы к вам после свадьбы заедем? С родственниками познакомиться?

СЕВА
(машинально)
Если не помру. Заезжайте.

ЛЕХА
Извините, что потревожил. Мне пора.

СЕВА
Подожди. Я тебя Леха провожу… Не повезло ей со мной, что дед не знаменитый.

ЛЕХА
А почему вы не спрашиваете, как вашу дочь зовут? Про Евдокию Пантелеевну?

СЕВА
Извини. Но я волнуюсь. Все так неожиданно.
(снисходительно хмыкнув)
Я знаю, как дочь зовут.

ЛЕХА
Как?

СЕВА
Матрена. В метрике ж написано.

ЛЕХА
Извините, а мне показалось, что вам безразлично все это…

СЕВА
А Дуня, Евдокия Пантелеевна,  как?

ЛЕХА
Умерла три года назад.
(спохватившись, глядя на часы)
До свидания. Не надо провожать. Я еще пройдусь. Мне нравится ваш город.

Сева задумчиво смотрит вслед Алексею.

ИНТ. КВАРТИРА СЕВЫ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ

За своим «рабочим» столом сидит Сева у раскрытого альбома, рассматривает фотографию.

Изображение на фотографии: на фоне тайги у вертолета стоят обнявшись Сева и девушка Дуня. Девушка смущенно прячет глаза. Сева смотрит на девушку. Взгляд его полон любви и обожания.

Сева переворачивает фотографию…

…на обороте надпись: - «Любимому Севе от любимой Дунечки».

Сева хмыкает, сокрушенно качает головой…

…откладывает в сторону.

Сева достает из кармана конверт…

…извлекает из него фотографию.

Изображение на фотографии: семейство Артемьевых. Мать – обычная женщина. Отец еще крепенький мужичек, но с помятым, от злоупотреблений лицом. Позади своих родителей, положив руки на их плечи, стоит высокая, стройная, серьёзная, симпатичная, с русыми волосами до плеч девушка лет семнадцати (ЕЛЕНА). Взгляд у нее решительный, строгий, уверенный. Из тех девушек, кто  знает себе цену.

КОМБ. Изображение на фотографии, в руках Севы оживает.
Елена снимает руки с плеч родителей и двигается в направлении смотрящего на фотографию.

ИНТ. КОМНАТА СЕМЬИ АРТЕМЬЕВЫХ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Елена радостно улыбается…

ЕЛЕНА
Здравствуй дедушка. Я очень рада, что ты нашелся. Теперь у меня, как и у всех моих знакомых, полный комплект родных. Я сейчас живу в Красноярске, учусь в том же техникуме, (сейчас колледж), что и бабушка. Бабушка про тебя говорила, что у вас была большая любовь, но ты погиб от руки бандюги зека по кличке «Погост». Зачем она обманывала? Леша в Интернете по твоему студенческому билету все нашел. Оказывается, что ты
жив. Если тебя Леша нашел, то напиши мне о себе. Мне очень интересно: кто мой дедушка? Пришли свою фотографию. Я тебе посылаю фотографию, где я с мамой и папой. Мне от тебя ничего не надо. У меня все есть. Я всем довольна. Учеба нравится. Если можешь, напиши по адресу: Россия. Красноярский край, город Минусинск, главпочтамт, до востребования. Артемьевой Елене».

ИНТ. КВАРТИРА СЕВЫ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ

За своим «рабочим» столом Сева читает письмо.

Сева сворачивает письмо и вместе с фотографией кладет в конверт.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде. Стас, опрокинув голову, спит. Маркиз клюет носом.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Что, за большая любовь Дуня и  кто такой «Погост»?

СЕВА
Я на «шабашке» был. Три месяца в тайге! Нас было человек десять: четыре «шабашника», Дуня геодезист – старшая, остальные зеки – поселенцы. Через месяц все в нее были влюблены. Вокруг тайга, ближайший населенный пункт километров сто и одна женщина! Нам осталось пройти всего ничего. Но тут прилетел вертолет. За мной. Оказывается завтра отчетно-выборное собрание, а я член ВЛКСМ, на время шабашки стал на учет. Там нас с Дуней наш маркшейдер Матвейчик и сфотографировал. После собрания, я уже в свою группу не попал, не вернулся. Везти одного человека на вертолете накладно. Рассчитали меня  на месте, благо  Матвейчик, что за мной прилетал,  работу видел. Он и фото мне сделал, и надпись написал. Битый мужик. Сказал, что б я имя помнил. А то бывало, откроешь альбом.  А кто это? Смотришь как в… Примерно так.
               
СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Грустная история. Бедная Дуня!

СЕВА
(хитро прищурившись)
Минск – столица, а пожить, обосноваться в столице любой провинциальный житель мечтает, тем более красивая амбициозная девушка…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Для россиян Беларусь, на данный момент, стабильный и тихий от всяких потрясений уголок мира.

ЧЕРНЫШЕВ
Есть где развернуться, проявить себя, среди этих помяркоуных, спокойных, законопослушных, не амбициозных белорусов…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А фотография как?..

СЕВА
Скорее всего, это Дуня сохранила. Да, она! Каково это одной воспитывать дитё! И фотография пригодилась и мой студенческий билет, который она должна была выслать, но забыла.
(улыбаясь)
Я так с шабашки убегал, что когда получил расчет, даже штормовку со студенческим билетом забыл.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А почему студенческий билет оказался с тобой в Сибири?

СЕВА
Не знаю как сейчас, но
в СССР по студенческому  билету  на время каникул проезд на транспорте был  дешевле.
(вздыхая)
Побегал я тогда, пока новый получил.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А как ты попал на ту «шабашку»?

СЕВА
Начал я в одной бригаде, но она развалилась. Человека не хватало. Вот меня  Матвейчик и пристроил. И то только потому, что я членом ВЛКСМ был.

ВЕРТИНСКИЙ
У меня тоже где-то, наверное, есть неизвестные мне дети и внуки. Да, такая история. Чего только в жизни не бывает!

СЕВА
Да. Всё было: и Дуня, и шабашка,  и вертолёт, и отчетно-выборное комсомольское собрание. Только вот…

ИВАН
Что - вот?

СЕВА
А вот с Дуней у нас ничего не было!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(чертыхаясь)
Как не было! Чего не было?

СЕВА
(разводя руки)
Ничего не было! Придумала она все, что у меня  с ней был роман.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(через паузу, встряхивая головой, настороженно)
А как было на самом деле с Дуней?

СЕВА
(задумчиво, с ехидцей)
Она хоть и смотрела на меня с интересом, но уединялась с бригадиром нашим. Паханом  наших зеков. Его все боялись и беспрекословно слушались. Он свои последние три года, из  пятнадцати лет за убийство, «тянул» на поселении. Его и бригадиром назначили. Кличка у него была - «Погост».
 
МАРКИЗ
Не верю. Что бы ты, да и не сделал попытку. Я ж тебя с детства знаю!

СЕВА
(хитро сощурив глаза, оценивающе обозревая присутствующих)
Ты бы видел «Погоста»! Ангелочек с глазами хищника! Если б я на Дуню «глаз положил», то лежал бы мой труп в тайге с «пером» в боку под какой-нибудь огромной елью или могучим кедром.

ЛЮТЫЙ
(глубокомысленно)
Это ж надо! Как удачно все совпало! Не говорить же дочке, что её отец убийца и насильник со зловещей кличкой «Погост».

СЕВА
Вот и пригодились моя фотография (где мы по просьбе маркшейдера Матвейчика «прикалывались») и мой, чудом сохранившийся,  студенческий билет.

ЧЕРНЫШЕВ
А что? Человек положительный, симпатичный, член ВЛКСМ, студент, будущий начальник, а может и академик. Гены хорошие. Перед дочкой не стыдно. А чтоб концы в воду: решила тебя жизни лишить, не спросив разрешения.

СЕВА
И что мне теперь делать? Как поступить? Девочку жалко. Сказать правду?
 
СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Не знаю…
 
СЕВА
А может оставить все так, как случилось? Я сейчас на пенсии. Рыбалка там в Сибири!.. Охота «знатная»!  Или как?

Сева и Сергей Иванович вопросительно смотрят друг на друга.

МАРКИЗ
(к Севе)
Дай фотографию посмотреть…

Сева протягивает фотографию.

МАРКИЗ
(разглядывая фотографию)
Боже мой, какая страшная! Дунька с глухой тайги… Внучка бабы Яги… Теперь я понимаю тебя… По приезде в город, увидев нормальных женщин, так от нее рванул, что штормовку со студенческим билетом забыл. Она, кстати, в твоей штормовке стоит у вертолета, на рукаве лейбла ССО и капюшон из болоньи от плаща моего! Я его зам подшивал.

СЕВА
Где?

МАРКИЗ
Вот смотри!

Сева берет фотографию и внимательно ее рассматривает, бросая косые взгляды на Маркиза.

МАРКИЗ
Сева? Скажи честно – ведь у тебя с этой Дуней было?

СЕВА
Да ты посмотри на неё! С этой уродиной!? Рябой толстушкой тридцатилетней старушкой с кривыми ногами?

МАРКИЗ
Страшная - это точно! Но не страшней моей «кракалыги». В тайге, где в радиусе сто километров ни одной женщины, кроме одной, через неделю и на бабу Ягу начнешь посматривать. А через месяц!.. А через месяц, она становится королевой, самой красивой, любимой и желанной. Природа! Против её не попрёшь! Потому, что Дуня - женщина! А тебя бабы всегда и везде примечали…  Я не верю, чтобы эта Дуня тебя не приветила.

СЕВА
А бандюга «Погост»?

МАРКИЗ
Убийца на «химии», придуманный Дуней? Странно…

СЕВА
Ты чего? Того?

МАРКИЗ
Не было его… «Погоста»…

СЕВА
Был… Был…

МАРКИЗ
А почему ты  этому Лёхе правду не сказал? Задним умом подумал и придумал, как от внучки от мазаться. Фотографию с собой носишь. Внучку жалко?

СЕВА
Отстань от меня! Ничего у меня с Дуней не было! Я так решил! Своих решений не меняю!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(строго глядя на Маркиза, к Севе)
А как насчет рыбалки на Байкале?

СЕВА
А, тут, надо подумать…

Сева нехорошо смотрит в сторону Маркиза.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(к Севе)
А ты что, в Армии служил?

СЕВА
Пришлось.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Под Ленинградом?

СЕВА
А ты откуда знаешь?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Маркиз, про армейскую любовную историю что-то вякнул…

СЕВА
Было дело… Нюра «хромоножка»… Почти сорок лет прошло, а как сейчас помню…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Ну-ка… Ну-ка…

СЕВА
Когда я её увидел, то она мне сразу понравилась… Только мне, почему-то… Такое интересное лицо! А на фотографии, которую я потом перед «дембелем» разглядывал, она даже очень некрасивая, можно сказать страшная - лупатая, нескладная, с униженной улыбкой на губах. Но всё остальное у неё было: и нога под ней, и грудь, и губа, как говорится, рабочая…

Сева выдерживает театральную паузу, усмехается.

ЗТМ.

ИНТ. ОФИЦЕРСКИЙ КЛУБ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

В вестибюле у двери стоит Сева.

На двери табличка с надписью: Солдатская самодеятельность.

Сержант Кошель, поглядывая на вход в клуб, кого-то с нетерпением ждет.

Смотрит по сторонам.

У входа в кафе-столовую стоит девушка НЮРА (23), скорбно склонив голову, чуть приподняв правую ногу на носок и опершись о стену. 

Девушка скромно одета, ничем не примечательна, с большими чуть навыкат выразительными глазами.

Сева некоторое время наблюдает за ней.

Девушка, почувствовав взгляд Севы, вопросительно на него смотрит.

Сева подходит к Нюре.

СЕВА
(шутливо)
Девушка, вы не меня ждете?

ЗТМ.***
*** см. 7-ю серию

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

Стас, опрокинув голову, спит.

Маркиз с недоумением на лице, покачиваясь, пьяно смотрит на Севу.

СЕВА
А лет через пять, когда я уже был гражданским человеком и, напрочь, забыл про службу в армии, пришло письмо из Ленинграда. От неё. От Аннушки. Мол, всё у неё хорошо. Вышла замуж после операции на ноге. Кость удлинили. Уже не хромает. Её с мужем познакомил художник Алексей Филиппов, который её лицо рисовал. И фотография мальчика. Очевидно ее сына. Когда я эту фотографию показал своей матери, то она всплеснула руками: - «Да это ж ты, маленький, когда я тебя в детский садик водила! Где ты её взял? Я такой не помню!»

МАРКИЗ
(саркастически усмехаясь)
Через пять лет? Странно! После такой любви?

СЕВА
(недружелюбно скосив глаза в сторону Маркиза, к Сергею Ивановичу)
Как она мой адрес нашла? Кто ей его дал? Полковник Чепик или командир роты капитан Довженко?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
В армии порядок. Найти адрес, откуда призвался, не проблема. 

СЕВА
Сейчас бы  я с Аннушкой встретился, поговорил с ней, на сына её посмотрел. Сколько ему сейчас? Лет тридцать пять! С ума сойти! Моему всего двадцать пять. А как теперь её найти? Ведь я даже фамилии её не помню!

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А через художника Алексея Филиппова?

СЕВА
Жив ли он?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А если у нее сейчас фамилия мужа?

СЕВА
А есть ли муж? Может, она его придумала?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Кого?

СЕВА
Мужа. Большая фантазерка и мечтательница была Аннушка.  Помню, на краю обрыва сидим у речки на травке, а она  щебечет. Я слушал - не перебивал. А с кем ей тогда было поговорить?  Вот на меня она все и выплескивала. Все говорила, говорила, говорила: торопливо, захлебываясь, радостно. Мне нравилось её щебетание, её радость общения со мной. Я её понимал. Терпеливо молчал, согласно кивая головой, и незаметно поглядывал на часы.  Все-таки служба – тоже не последнее дело и обязанности заместителя командира взвода требуют немалого усердия и времени…

ЛЮТЫЙ
(поднимая стакан)
«…Далекие, милые были.
Тот образ во мне не угас.
Мы все в эти годы любили,
А, значит, любили и нас…»

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(поднимая стакан с водкой)
За грехи нашей молодости!

Мужчины, кроме Маркиза, встают и молча, усмехаясь в сторону Севы, выпивают водку, закусывают.

Маркиз, поведя пьяно глазами, смотрит на стакан.

МАРКИЗ
Сева? Я не понял… А чего это твой замполит ночью в роту приперся? Чтоб тебя заловить? Зачем ему это?

СЕВА
Нет. Он дежурным по части был. Обход плановый по ротам совершал…

МАРКИЗ
Значит, его у себя дома не было?

СЕВА
Ну и что?

МАРКИЗ
А жена у замполита была?

СЕВА
Была.

МАРКИЗ
Красивая?

СЕВА
(восторженно-мечтательно)
У… О… не то слово! Пальчики оближешь! Красавица!

МАРКИЗ
А она тоже в твоей самодеятельности была?

СЕВА
(утвердительно кивая, блаженно сложив руки, прикрыв глаза)
Пела. Голосок, как ручеек…
(настороженно)
А тебе зачем?

МАРКИЗ
А «хромоножку» твою она знала.

СЕВА
Они вместе в одной группе на библиографическом учились…
(нахмурив брови)
Куда, рожа, пьяная, клонишь? Чего тебе надо?

МАРКИЗ
А её не Света зовут?

СЕВА
Света… А ты… откуда…

МАРКИЗ
Оттуда… Ты же сам сорок лет назад в жилетку мне об ней пьяный плакался, когда в отпуск из армии в конце августа приезжал домой…  И про мужа её, твоего замполита, сволочь ревнивую…

СЕВА
Сорок лет!.. И ты помнишь?

МАРКИЗ
Помню потому, что у меня тоже любовь в то время была и тоже Света.

СЕВА
Ну и что?

МАРКИЗ
А то, что про хромоножку ты даже и не вспоминал. А у нас с тобой про баб секретов не было…  В то время у нас было почти соревнование с тобой по этому вопросу…

СЕВА
И что ты хочешь сказать?

МАРКИЗ
А то! Не было у тебя с хромоножкой ничего! А с женой замполита было! Вы хромоножку использовали в своих сексуально корыстных целях.

СЕВА
Ну, зачем мне врать?

МАРКИЗ
А затем, что ты на нас своими рассказами проверяешь эффект своих литературных сюжетов.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Чего?.. Чего?..

ЛЮТЫЙ
Писателем он заделался - пишет.

СЕВА
А ты откуда знаешь?

ЛЮТЫЙ
(Севе)
Да читали мы с Маркизом твои «гениальные» произведения в «Проза точка ру». Нормально пишешь, читабельно – лучше, чем я.

МАРКИЗ
Надо писать правду.

ЛЮТЫЙ
Какую правду? Если мемуары, история мировой цивилизации на 20% правда, то уже хорошо. Все кто пишет даже для себя, в душе надеются, в подсознании думают, что кто-то их прочитает. Поэтому врут! Хотят быть лучше, чем есть на самом деле.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Так что же было на самом деле в этих историях про Дуню и «хромоножку»?

СЕВА
(смеется)
Да я уже сам запутался; где правда, где ложь. Это не мемуары – это литературное произведение, на основе настоящих событий. А моя жизнь никому не интересна. Даже мне… Я сейчас о другом думаю – о вечном…

ЛЮТЫЙ
А мне понравилось про Дуню, там все есть и герой, и антигерой, экспозиция, завязка, развязка, перепетии, интрига, перевертыш и неожиданный финал.

МАРКИЗ
(к Лютому)
Я Севу знаю, что он очень щепетилен в выборе женщин. Ну ладно с Дуней, обстоятельства так сложились - выбора не было, а «хромоножка»? Чего он ее приплел?

ЛЮТЫЙ
Маркиз, чего ты прицепился к человеку? Красавица-жена замполита? Это не интересно! А вот «хромоножка»!.. Голодному до секса солдату, это… А какой сюжет! Гадкий утенок, превратившийся в прекрасного лебедя! Золушка! Грубая цветочница в пьесе Бернарда Шоу «Пигмалион»! А сынок от «хромоножки»? Как сын Карамазова и сумасшедшей бродяжки - Смердяков.

МАРКИЗ
Ну, вас, на фиг! Писаки сраные! Расплодились! Сейчас, зайди в вагон трамвая или метро и плюнь в толпу… Попадешь в писателя, а скорее всего, в поэта.

ЛЮТЫЙ
Да, стихи сейчас все строчат, кому не лень, особенно, бабы. Я вот тоже «писакой» стал.

МАРКИЗ
И, как же тебя угораздило?

ЛЮТЫЙ
Армия заставила, советская.

МАРКИЗ
Армия? А в чем она виновата?

ЛЮТЫЙ
Зарплата у солдата маленькая! Всего три рубля восемьдесят копеек. На гражданке каждый день на кабак хватало! А тут? Смех и грех. Правда, куда эти деньги девать несчастному солдату, с ограниченной свободой? Я был курсантом учебной роты. Перерывы между приемом пищи в армии огромные. В 8 утра завтрак, в 14 дня обед и в 20 вечера ужин. Было у нас в батальоне солдатское кафе, где можно было подкрепиться коржиком, булочкой, пирожным, даже консервы  рыбные были. Но это раза три в месяц, а есть хотелось каждый день.

ИНТ. ЛЕНИНСКАЯ КОМНАТА УЧЕБНОЙ РОТЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

За столом сидит рядовой Лютый и перелистывает подшивку газеты «Красная звезда». Лютый кривится и с отвращением отодвигает подшивку газеты.

В комнату заходит курсант ЛИТВИНОВ, подходит к Лютому.

ЛИТВИНОВ
Чего, такой, злой?

ЛЮТЫЙ
(глядя на подшивку)
Чуть не вырвало. Одно и тоже, на одной нудной ноте. Какая-то оголтелая патриотическая «лабуда».

ЛИТВИНОВ
За нее, за эту «лабуду», что-то, наверное, платят.

Лютый, пододвигает к себе подшивку.

ЛЮТЫЙ
(возбужденно, с горящими глазами)
Точно! Это ж, мысль! Можно заработать на пару коржиков в солдатском кафе! А вот как? Нужна тема. Патриотическая! А, что в службе солдатской интересного? Будни серые однообразные…

ЛИТВИНОВ
А если приплести любовь бедного солдатика к девушке, которая его ждет, а может и не ждет уже и…

ЛЮТЫЙ
Но преданность к ратному делу, любовь к Родине, помогают солдату преодолеть…

ЛИТВИНОВ
Давай, дерзай! Напиши маленький рассказик, как бедный солдатик, стойко перенося тяготы воинской службы, становится отличником боевой и политической подготовки, а его любимая с гордостью и нетерпением ждет его домой, готовясь к свадьбе.

ЛЮТЫЙ
Почему рассказик? Поэму в стихах!

Лютый и Литвинов возбужденные, размахивая руками, перебивая друг друга, что-то говорят друг другу.
 
ИНТ. КОМНАТА КОМАНДИРА УЧЕБНОЙ РОТЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

За столом сидит подтянутый, сухопарый майор СУХОВ (40) читает газету «Красная звезда».

На столе лежат квитанция почтового денежного перевода и бандероль.

В дверь робко стучат.

СУХОВ
Войдите!

В комнату заходит курсант Лютый, становится по стойке «смирно!»

ЛЮТЫЙ
Курсант Лютый по вашему приказанию прибыл.

Сухов внимательно осматривает Лютого с ног до головы. Одобрительно кивает. Откладывает газету. Берет бандероль с квитанцией и, удивленно тараща глаза, протягивает Лютому.

СУХОВ
Это вам, курсант Лютый. Бандероль и почтовый перевод на двадцать рублей. Из редакции газеты нашей «Красной Звезды»! Так вы поэт!?

ИНТ. ЛЕНИНСКАЯ КОМНАТА УЧЕБНОЙ РОТЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Литвинов и Лютый, стоя друг напротив друга, держа в руках газеты читают.

ЛИТВИНОВ
(читает вслух)
Я сесть хочу, я так устал,
Я спать хочу, но мне нельзя.
Я на посту – стою на страже,
Предупрежу я выпад вражий…
(скривившись)
Что за ерунда?
(к Лютому)
Тебе не стыдно? И какая у нас все-таки тупая редакция в газетке, я бы их посадил или уволил. Что они пропагандируют? Как можно уставшего, полусонного солдата ставить на пост охранять Родину?  Садисты!

Лютый смеется, достает из кармана два червонца и демонстрирует их Литвинову.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЛЮТЫЙ
Маркиз, а ты почему ничего не пишешь? Я помню в школе в стенгазете твои стишки, про партию, про  коммунизм, про Ленина, про покорение космоса, про чистую любовь появлялись регулярно.

МАРКИЗ
Было дело. Вовремя остановили. Я после окончания школы решил, что буду, как Евтушенко, Маяковский, Есенин или как Бертольд Брехт. Взял тетрадку с, по моему мнению, гениальными творениями и пошел в литературное объединение «Зарницы» для начинающих поэтов. А там председателем друг семьи дядя Гоша – писатель. Увидев меня и выслушав, чего я пришел, он почесал затылок и, ничего не говоря, повел меня…   

ИНТ. КОМНАТА-АРХИВ В ЛИТОБЪЕДИНЕНИИ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

В большой комнате заставленной стеллажами и забитых до самого потолка папками стоят, оглядываясь по сторонам, солидный, дородный, с пролысинами мужчина (ДЯДЯ ГОША) (55) и молоденький юноша (МАРКИЗ) (16).

ДЯДЯ ГОША
Эх, Олег-Олег! Зачем тебе всё это? Ты хочешь попасть в Союз писателей? Не лезь ты в это болото. Не попадешь! Мне повезло, а тебе… Все места заняты. Ты знаешь сколько желающих! И каких! Талантливых и, я бы сказал: гениальных! Тут один, очень хороший поэт Оркин писал заявление в Союз, писал, а потом надоело ему, и он послал стихи Максима Танка, получившего за них Ленинскую премию СССР, под своим именем в одно уважаемое партийное издание. В ответ получил такую разгромную рецензию! Он с этой рецензией и с поэмой Максима Танка в Обком! Маленький, но конфуз, был.

Дядя Гоша вертит указательным пальцем у носа Олега и, закрыв глаза, наугад, вынимает со стеллажа тоненькую папочку с надписью «Скоросшиватель».

ДЯДЯ ГОША
(читает на обложке)
Иван Аранович из деревни Куреняты.
(подавая папку Маркизу)
Читай, что там? Только про себя.

Олег открывает папку. Читает. ЗТМ.

Из ЗТМ. Олег перестает читать, отрываясь от папки.

ДЯДЯ ГОША
Ну, как?

МАРКИЗ
(восхищенный)
Аж, мороз по коже! Сильные, как удар наковальни, мощные рифмы. Стихи, не в пример моим. Класс!

Дядя Гоша крутит над головой пальцем и, закрыв глаза, достает с полки наугад папку.

ДЯДЯ ГОША
(читает на обложке)
Нежина Кира из Ошмян.

Дядя Гоша протягивает папку Маркизу. ЗТМ.

Из ЗТМ. Маркиз отрывается от чтения. На глазах Олега слезы.

ДЯДЯ ГОША
Ну, что, продирает?

МАРКИЗ
(смахивая слезу умиления, хрипло)
Удивительные стихи! Нежные, плавные, искренние. По сравнению с ее стихами – я как лилипут, перед великаном.

ДЯДЯ ГОША
(широко поведя рукой)
Ты посмотри, сколько здесь папочек – тысяч сто! Не меньше! И это только наша область! Все хотят стать поэтами. Ты хочешь, чтобы твои творения присоединились к этим, где их ждет забвение?

МАРКИЗ
Теперь не очень.

ДЯДЯ ГОША
А стихи пиши. Для себя, для любимой девушки, для души. И знай! Никому они не нужны.
(тяжело вздыхая)
Твоя боль, твои переживания – никому не интересны…

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ВЕРТИНСКИЙ
Писателям до перестройки раньше хорошо  было! Особенно членам союза писателей СССР.

ЛЮТЫЙ
Тогда мне нравилась жизнь писателей: нигде не работают, все время на охоте или на рыбалке, где к ним приходят светлые мысли. Они разъезжают по стране в творческие командировки, на встречи с читателями.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Помню как он, надувшись, как индюк, глаголет о своей кардинальной теме в литературе? О труженике, о строителе светлого будущего – коммунизма. «Сижу я на рыбалке, и тут меня озарило»! Не у токарного станка его озарило, не в забое, ни даже за письменным столом. У всех у них девиз: «Ни дня без строчки!»

СЕВА
А зарплата: не бей лежачего! Посидит, попыхтит месяц – два, попишет и опять в поездки, на рыбалку, охоту. В день пару строчек запишет в блокнотик… Лафа!

МАРКИЗ
А сейчас они не кому не нужны. У меня есть друг Саша писатель, сценарист, режиссер. А толку! От заплаты до зарплаты в умирающей киностудии Беларусьфильм. В долгах, как в шелках. Крутятся, как уж. Как-то пригласил меня к себе недавно на день рождения Саша…

ЗТМ.

НАТ. ДВОР ДОМА СПАЛЬНОГО РАЙОНА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

У входа в подъезд, пожимая руки друг другу, стоят Маркиз и режиссер – сценарист САША (55).

В пяти шагах от Маркиза с Сашей на тротуаре курит группа пожилых небритых волосатых мужчин в потрепанных джинсах и несвежих рубахах.

МАРКИЗ
Что это за бомжи?

САША
Где бомжи?

МАРКИЗ
Да вон на тротуаре в рваных джинсах, обросшие, с мордами небритыми, в рубашках по виду не свежих, курят.

Саша поднимает в удивлении бровь. Смотрит внимательно на курящих, усмехается.

САША
А ты знаешь, кто они - эти бомжи?

МАРКИЗ
И кто?

САША
Мои коллеги! Вон тот слева – пузатый. Легенда белорусского кино, знаменитый режиссер постановщик, лауреат международных премий! А рядом с ним, в шлепанцах, не менее знаменитый киносценарист – тоже легенда Беларусьфильма. Фамилии даже далекий от кинематографа человек, должен знать. Они на слуху.

Маркиз с изумлением глядит на коллег Саши, пришедших к нему на день рождение.

МАРКИЗ
Да. У нас в Беларуси не Голливуд, а Беларусьфильм. Но чтоб такие люди, в таком виде!.. А сколько вы, работники кинематографа, получаете?

САША
Немного больше твоей пенсии, когда не снимаем фильмы и не пишем сценарии. Но когда снимаем, а снимают у нас редко, то неплохо получаем. Спасает от нищеты то, что нам приходится писать и снимать шедевры! На международных конкурсах очень даже неплохо платят. Недавно они, вот эти бомжи, за сценарий и за режиссуру завоевали главный приз - Золотую Бригантину. По десять тысяч евро!
(печально кивая головой)
У нас кинематограф почти в глубокой попе. Да и писатели Беларуси там же.

МАРКИЗ
А в России?

САША
Россия страна огромная, но нас туда не пускают – своих хватает. А если дают заработать, то платят копейки. Мы чужаки из иностранного государства. А про Голливуд я даже и не заикаюсь.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А, ты, Сева, как заделался писателем?
СЕВА
Случилась беда, несчастье, как снег на голову. Заболел отец. Неожиданно. Внезапно. Рак. Я задумался.  Кто? За что? Почему? Почему он? Я материалист и, как в шутку говорили раньше, православный атеист, вдруг стал думать: - «А может бог? А может черт?» И пошло и поехало. Молитвы от сглаза, от порчи. Амулеты, талисманы, магнитные и медные кольца. Нашел церковь, потом костел. Даже у баптистов был. Астрологи, энергисты, Рейки. Пел мантры, астрологические карты раскладывал, торо...
 
ИНТ. КВАРТИРА СЕКТЫ РЕЙКИ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

В комнате в полумраке горящих свечей и тлеющих сандаловых благовонных палочек, под релаксирующую мелодию, на ковре полукругом сидят в позах лотос медитирующие члены секты.

ИНТ. СОСЕДНЯЯ СМЕЖНАЯ КОМНАТА – ВЕЧЕР

У зашторенного окна стоят Мастер Рейки ГЕНА и сорокалетний СЕВА. Из соседней смежной комнаты доносится релаксирующая мелодия.
 
ГЕНА
Всеволод, наверное, в твоих прошлых жизнях  были самоубийцы. У тебя очень сильные суицидальные мысли,  Но для того, чтобы добровольно и достойно уйти из этой жизни надо сильно постараться...

СЕВА
Как это, постараться?

ГЕНА
Оставить о себе память в сердцах тех людей, которые окружали тебя  в этой жизни. Ты знаешь, сколько душ витает в космосе над Землей?

СЕВА
Понятия не имею.

ГЕНА
Миллиардов десять.

Сева протяжно тихо свистит.

ГЕНА
И все хотят вселиться в новую жизнь! А чтобы заслужить это, надо постараться сейчас при жизни. Чем чаще, тебя будут вспоминать, тем легче твоей душе будет на «том свете».

СЕВА
А что сделать, чтобы меня запомнили? Повторить подвиги Геракла, или поджечь храм, как Герострат? Кого люди вспоминают? Гитлера? Сталина? Ленина?.. А кто я? Может, взорвать статую Свободы?!

ГЕНА
Да нет. Хоть это и банально, но своей жизнью, поступками, ты должен оставить о себе добрую память у окружающих тебя людей. Зачтутся только добрые чувства и мысли.

СЕВА
Это же мало – окружающих меня!..

ГЕНА
Ну, почему? Останутся фотографии, записные книжки, да и мало ли еще что…

СЕВА
Вообще-то я много где «засветился», много перед кем «красовался». Я был человеком общественным. Вот если бы я умер лет двадцать назад, когда был на пике популярности в отдельно взятых узких кругах!.. А сейчас? Кто меня вспомнит, когда помру?

ГЕНА
Для души достаточно с десяток, помнящих о тебе. Но, ты прав, чем больше – тем лучше. Если хочешь расширить круг знающих тебя – напиши книгу. Книги  пылятся на полках, но иногда их все-таки берут и читают.

СЕВА
А что? Можно попробовать! Я с детства мечтал стать писателем, даже стишки пописывал. Предложение, конечно, интересное.

ГЕНА
Начни с завтрашнего дня. И мысли о суициде уйдут, растворятся в творческом труде.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

СЕВА
Вот так я и стал, как говорит Лютый, «писакой». Память обо мне останется. Может быть, когда-нибудь где-нибудь кто-нибудь включит компьютер и наткнется на мои «творения». А может даже и прочитает! И помянет меня крепким словом. По теории вероятности это очень даже возможно. А мне там, на «небе», глядишь, и зачтется! Ребята! Читайте меня – все кому не лень! Глядишь, когда я умру, то ваше доброе слово мне очень пригодится «там», в загробном мире…
(иронически усмехаясь)
Если он есть.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(поднимая стакан с водкой)
За добрую людскую память о нас всех.

Все встают с поднятыми стаканами.

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ВЕЧЕР

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

КОНЕЦ 13-й СЕРИИ
















ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий

Оригинальный сценарий сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by












14-я серия

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь подвыпивших пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЧЕРНЫШЕВ
(поет под гитару)
Я сердце оставил в Фанских горах,
Теперь бессердечный хожу по равнинам,
И в тихих беседах и в шумных пирах
Я молча мечтаю о синих вершинах.

ЗТМ.

Из ЗТМ. Чернышев отставляет гитару.

СТАС
Все-таки большой спорт вреден для здоровья. Особенно пешеходный и горный туризм. Сказывается таскание рюкзаков по горам: в шестьдесят  колени уже не гнуться.

ЧЕРНЫШЕВ
Лечиться надо.

ЛЮТЫЙ
(к Стасу)
Ты глюкозамин пробовал глотать?

СТАС
Все пробовал, что только есть в аптеках.

МАРКИЗ
А мази?

СТАС
Тонну перемазал на свои несчастные колени, пока мой ревматолог, которая со мной мучилась года два, мне не сказала по секрету на ушко, что старость - не лечится.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А что нам доктор скажет?
(к Севе)
Сева?

СЕВА
А что Сева? Я, сейчас, не врач, а пенсионер. Я скажу так: всё яд и всё лекарство.

СТАС
Для тугодумов, объясни.

СЕВА
Всё определяет доза.

ВЕРТИНСКИЙ
(глядя на стакан с водкой)
Мудро. Вот я, свою дозу знаю.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Каждый должен знать свою дозу.

СТАС
Чтоб не дай бог, не выпить меньше своей дозы.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Правильно.
(через паузу)
Мой сосед мучился животом: гастрит, холецистит, кислотность не та.  Таблетки величиной с тарелку глотал! Без толку! Тогда ему врач по секрету на ушко, посоветовал: перед приёмом пиши принимать рюмочку водки.

СТАС
И?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Вылечился. И кислотность в норме, и гастрит с холециститом испарились. Но…

СТАС
Что но?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Стал алкоголиком. Пристрастился. Недавно помер от цирроза.

Стас в растерянности смотрит на свой стакан с водкой.

СЕВА
Я вам честно скажу: я не принимаю никаких лекарств.

МАРКИЗ
Совсем-совсем?

СЕВА
(через паузу)
Только одно медицинское средство.

СТАС
Ну-ка, ну-ка…

СЕВА
(очень серьёзно)
Презервативы.

Под дружный хохот поднимается Маркиз.

МАРКИЗ
Кстати, насчет медицинских средств. Порезал палец, а ваты нет. Пошел в аптеку…

ТИТР:

«Памперсы»

ИНТ. АПТЕКА В ПОДЗЕМНОМ ПЕРЕХОДЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У прилавка стоит Маркиз и напротив молодая женщина (30) (ПРОДАВЕЦ).

МАРКИЗ
(указывая на витрину)
Мне, пожалуйста, ваты вон в тех пакетах. Один пакетик.

ПРОДАВЕЦ
Это не вата.

МАРКИЗ
А что?

ПРОДАВЕЦ
Памперсы детские.

МАРКИЗ
А что, и не детские бывают?

ПРОДАВЕЦ
И для взрослых есть.

МАРКИЗ
А что, есть разница? И чем они отличаются?

ПРОДАВЕЦ
(терпеливо объясняя)
Шириной обхвата талии. У вас какая талия, какой размер? Я подберу вам соответствующий номер.

МАРКИЗ
Мне последний номер: у него живот здоровый.

Продавщица с недоумением смотрит на Маркиза.

МАРКИЗ
(улыбаясь, подмигивая продавщице)
Другу подарю на день рождения.

Продавщица ободряюще, азартно, стиснув зубы, трясет кулачками с поднятыми вверх большими пальцами.

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Маркиз идет по тротуару с пакетом памперсов в руке. 

Навстречу Маркизу идет с авоськой в руке пожилой шестидесятитрехлетний мужчина (ГЕНА).

Маркиз и Гена останавливаются напротив друг друга.

МАРКИЗ
Гена, привет!
(окидывая взглядом фигуру Гены)
Какой у тебя размер обхвата талии?

ГЕНА
(глядя на пакет с памперсами)
Здоров! Не знаю. А зачем тебе моя талия?

МАРКИЗ
У тебя такие же формы живота, как и у Мити. Я ему хочу сделать подарок на день рождения. Тогда скажи номер своего памперса.

ГЕНА
Чего? Чего?

МАРКИЗ
Памперса!

ГЕНА
А, на фига, он мне?

МАРКИЗ
Как? Ты не носишь памперсы!?

ГЕНА
Ты знаешь, как-то не ношу.

МАРКИЗ
В твоем возрасте? Когда всё протекает. И ночью спишь без памперсов?

ГЕНА
(сокрушенно качая головой)
Да, без них.
(понимающе, подыгрывая)
А что уже пора?

МАРКИЗ
А как, ты обходишься без них?

ГЕНА
Да, Олежек, трудно без них. Старость на подходе. Раза два среди ночи приходится подниматься. На холоде, с крылечка писать, если на даче. А в Минске на унитаз приземляться. Заметь, не стоя, а сидя. Бывает, сижу на нем, родимом, и засыпаю. Надо будет на досуге подумать, насчет памперсов.

МАРКИЗ
О чем думать. Ну, ты даешь! Отстал от жизни! Сейчас все носят! Мода такая! Появились памперсы от Кардэна, полосатые, типа тельняшки, с такими рюшечками. Изящные, тоненькие, легкие, а впитывают в себя! Целый день можно носить. А как удобно! Я вот как-то еду в метро. Приспичило…

ГЕНА
Не надо выскакивать из метро, искать место или кустик, потом прыгать на одной ноге, мучиться: расстегивать негнущимися пальцами ширинку.

МАРКИЗ
А я, прикинь, сижу себе спокойно и писаю. Главное на девушку симпатичную смотрю и писаю. С такой умильной, счастливой улыбкой! А она засмущалась. Думает: я ей улыбаюсь! А мне в такой кайф!..

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

СТАС
Да, старость - не радость. И тут болит, и там болит и (как там у Зощенко?) мочевой пузырь протекает, а ужаснее всего склероз…  Иду как-то в сторону магазина…

ТИТР:

Пакет с мусором

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

По тротуару с темным одноразовым полиэтиленовым пакетом, наполненным бытовыми отходами, держа одним пальцем, не торопясь, шествует СТАСЬ.

Навстречу Стасу идет с наполненной продуктами авоськой в руке пожилой шестидесятипятилетний мужчина (ИГОРЬ).

Стас и Игорь останавливаются друг напротив друга.

ИГОРЬ
(хитро улыбается)
Привет.

Стас подозрительно смотрит на Игоря. Проверяет: застёгнута ли ширинка.

СТАС
Привет.

ИГОРЬ
(сокрушенно качая головой)
Ну что? Началось?

СТАС
(недоумевая)
Что началось?

ИГОРЬ
(выразительно вращая рукой у виска)
Ну, это самое.

СТАС
(повторяя жест Игоря)
Что, это самое?

ИГОРЬ
С головой.

СТАС
(со злостью)
С чьей головой?

ИГОРЬ
(глядит на Стаса с сожалением)
Не с моей же, а с твоей! Как говорится: маразм крепчал?..

СТАС
Игорь, это у тебя, видимо,  с головой что-то не в порядке.

ИГОРЬ
(хитро щурится)
Да ладно!.. Короче, куда это ты свои «ходули» направил?

СТАС
В магазин за хлебом. И «холестеринчика», в смысле: масла прикупить.

ИГОРЬ
(язвительно ухмыляется)
В магазин, значит! А куда будешь хлеб класть? Пакет то у тебя полный.

СТАС
(поднимает правую руку с пакетом, изумленно)
Ёма ё!

ИГОРЬ
Что в пакете? Мусор?

СТАС
(извиняясь, с досадой)
Дочка всунула: по дороге в магазин вынести. Задумался и забыл выбросить – полкилометра тащил! Ох уж эти бабы! Лень им спрессовать мусор в ведре. Одни бумажки и полиэтиленовые упаковки. Веса никакого – один воздух, а объем приличный.

Стас глядит на улыбающегося Игоря, пытается что-то сказать. Не находит слов. Запихивает пакет в стоящую рядом придорожную урну. Молча, жмёт в благодарность Игорю руку.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых улыбающихся  мужчин в камуфляжной одежде.

СТАС
Представляю: я – с мусорным пакетом – прихожу в магазин!..

Стас сокрушенно качает головой. ЗТМ.

Из ЗТМ. В разговор вступает Лютый.

ЛЮТЫЙ
Захожу в магазин «Рабочий». Почему в «Рабочий»? Так его еще со времен моего детства прозвали. Недалеко – автозавод. Короче, теперь там при входе, в закутке, терминал  игр Спорт-пари.

ТИТР:

Джек-пот

ИНТ. ТЕРМИНАЛ СПОРТ-ПАРИ В МАГАЗИНЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

За компьютером терминала сидит сухонький мужчина  лет сорока в очках (МУЖИЧЕК).

Рядом с терминалом стоит холеная, дородная, симпатичная женщина сорока пяти лет (ЗАВЕДУЮЩАЯ) и прикрепляет кнопками на щит объявлений стандартный лист бумаги.

ЛЮТЫЙ
(к мужичку)
Ну, как там мой Джек-пот в пять из тридцати шести? Растет?

МУЖИЧЕК
(с вызовом)
Уже триста миллионов! Но это не твой Джек-пот, а мой! Я десять билетов купил.

ЛЮТЫЙ
(небрежно окидывая взглядом, с показной угрозой)
Чего!? Это мой Джек-пот! Я его уже распределил. А тебе он зачем? Ты, смотри «шавка», рот на чужое не разевай.
(показывая кулак)
А не то!..

Мужичек, с показным испугом, словно защищаясь, заслоняет лицо растопыренными пальцами, отклоняется назад.

МУЖИЧЕК
Только попробуй! Ударишь меня – я подохну, а  ты остаток своей жизни проведешь в тюрьме. Смотри, сколько свидетелей – весь магазин!

От вертушки у выхода из торгового зала магазина отделяется верзила-ОХРАННИК (25), вальяжно подходит, скрестив руки на груди, и презрительно глядит на мужичка.

ОХРАННИК
(к мужичку)
Это кто там, на мой Джек-пот покушается?
(цедит сквозь зубы)
Убью гада!

ЗАВЕДУЮЩАЯ
(отходя от щита с объявлениями)
А, ну, по тише! Расшумелись! 
(ехидно усмехаясь)
На мои триста миллионов зариться?  Размечтались!
(уперев руки в бока)
Я вас быстро на свое место поставлю!
(к охраннику)
Ты марш в зал на свой пост, а то уволю!
(к мужичку)
А тебя «щавлик», будешь выпендриваться, выкину вместе с твоим терминалом на улицу.
(к Лютому)
Ну а ты, дед, пока ноги ходят, топай потихоньку в крематорий. 
(мечтательно воздев очи)
Я на эти триста миллионов поеду на Бали. Всю жизнь мечтала!..

Все трое мужчин с изумлением смотрят на заведующую.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЛЮТЫЙ
Иду я из магазина домой и думаю, что не один я такой умный. Сколько, таких как я, хочет сорвать куш, то бишь, Джек-пот?!

МАРКИЗ
Желающих около полумиллиона, а комбинаций, пять из тридцати шести в сто тысяч  раз больше! Почему ты, а не он или она? Идиот!

ЛЮТЫЙ
И все-таки зная, что вероятность выигрыша стремиться к нулю, продолжаю играть. А вдруг? А вдруг да выпадет!..

СТАС
Кто-то же выигрывает! Кому-то везет. Я знаю, что любая лотерея – это для «лохов», но, тем не менее, играю во все, что угодно. Недолго, правда, но  играю. Я выработал такую тактику: если из десяти раз, в любую игру, не повезло, то перехожу в другую.

ЛЮТЫЙ
Я, сейчас, играю в Кено и в пять из тридцати шести, если до первого сентября ничего не выиграю, то завяжу вообще со всеми играми, кроме покера в казино.

СТАС
А чем он тебе приглянулся - покер?

ЛЮТЫЙ
Покер, единственная игра, где можно выиграть благодаря своей интуиции, интеллекту.

ЧЕРНЫШЕВ
Согласен. В покер, по крайней мере, на двадцать процентов что-то и от тебя зависит.  Играть вслепую, на удачу – нет!

ЛЮТЫЙ
(загибая пальцы)
Курить я бросил, на «стометровку» ходить – бросаю, с азартными играми «завязываю»… На водку уже здоровья нет. Ну, может быть, иногда, когда появятся шальные деньги, схожу в казино поиграть в покер. Если еще бросить «пачкать бумагу» своими «творениями»? Можно спокойно «склеивать ласты» или «отбрасывать копыта». А что еще прикажете делать?!

Лютый, глядя по сторонам, разводит руками. ЗТМ.

Из ЗТМ. Маркиз медленно поднимается со стула, поправляя не видимую бабочку и прическу, вскидывая элегантно головой.

МАРКИЗ
Я из хорошей семьи и считал себя в меру воспитанным человеком. Даже бравировал этим перед девушками. И руку я подавал при выходе из транспорта, цветы дарил и прочее… Но оказалось, что я не очень-то культурный. Один хмырь мне это доказал. Звоню я как-то Вале. 

ТИТР:

Культурное выражение

ИНТ. КВАРТИРА МАРКИЗА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ (ТЕЛЕФОНЫЙ РАЗГОВОР)

Двадцатилетний Маркиз, откинувшись на диване, подносит телефонную трубку к уху.

МАРКИЗ В ТРУБКУ
Валю можно?

ГОЛОС МУЖЧИНЫ (З/К ИЗ МИКРОФОНА)
Не знаю, не «пробовал».

МАРКИЗ
А ты что инвалид?

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
В смысле?

МАРКИЗ
Такую женщину!.. Извини, ты ее брат?

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
Нет.

МАРКИЗ
А чего ты там делаешь?

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
Живу я тут.

МАРКИЗ
(удивленно)
Так ты её муж!?

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
Нет.

МАРКИЗ
Тогда позови её.

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
Её нет дома. Что ей передать?

МАРКИЗ
А у тебя деньги есть?

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
Вообще-то есть.

МАРКИЗ
Так передай ей от меня сто рублей.

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
Как тебя зовут, умник?

МАРКИЗ
Никак.

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
В рыло, небось, никак, хочешь?

МАРКИЗ
А как насчет сдачи?

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
А если серьезно? Зачем она тебе?

МАРКИЗ
Зачем мужику баба?

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
А! Понятно. Так ты, наверное, ошибся номером, у меня никаких Валь нет.

МАРКИЗ
Мог бы сразу сказать.

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
Мог бы, если б ты как нормальный человек поздоровался и спросил:  «Будьте так любезны, если вас не затруднит, пригласите  к телефону, пожалуйста, Валентину». А ты сразу: «Валю можно?» У меня есть одна знакомая Валя… Я честно сказал, что её не «пробовал».

МАРКИЗ
Козёл!

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
А откуда ты мою фамилию знаешь?.. Только ударение не на Ё надо делать, а на О.

МАРКИЗ
Пошел, ты!

ГОЛОС МУЖЧИНЫ
И тебя приглашаю туда же!..

Маркиз кладет трубку на рычаг телефона, стоящий на журнальном столике.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

МАРКИЗ
Почему я вспомнил этот дурацкий разговор? А потому, что его витиеватое  выражение: «Будьте так любезны, если Вас не затруднит, пригласите, пожалуйста…» я запомнил на всю жизнь. Очень часто я шокировал своих девиц, да и не только их, этим его выражением. До сих пор пользуюсь. Спасибо тебе, неизвестный мужчина по фамилии Козел, с ударением на букву О!

Маркиз, поддергивая невидимые стрелки брюк, садится. ЗТМ.

Из ЗТМ. Вертинский поет под гитару.

ЧЕРНЫШЕВ
Что бабам делать в переделках,
Проплакивать свои гляделки.
Иное дело наш удел –
Вершителем быть славных дел.

Для нас любовь: ать два, лишь перекуры.
Вперед друзья вперед, вперед.
А бабы дуры, бабы дуры,
Бабы бешеный народ.
Как увидят помидоры, сразу лезут в огород.

СТАС
Не взирая на лицы, все мужчины - подлецы.

СЕВА
(перебивая)
Молодцы!

Чернышев, прекращает играть, отставляя гитару.

ЧЕРНЫШЕВ
Не помню как дальше… Только то, что они дуры.

СТАС
Песня старая, туристская… Вспоминаю, наши походы. И почему-то не могу забыть свою тогдашнюю полюбовницу Шитоху. Тоже штучка! Не совсем дура, но с юмором.

ТИТР:

Торт

ИНТ. КВАРТИРА СТАСА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Тридцатилетний Стас берет телефонную трубку.

СТАС В ТРУБКУ
Шитоха? Ты дома? Я к тебе еду наш предстоящий поход обсудить. Что, по дороге, к чаю взять? Чего хочешь?

ГОЛОС ШИТОХИ (З/К ИЗ МИКРОФОНА)
Будешь ко мне ехать на автобусе или пешком?

СТАС В ТРУБКУ
На автобусе.

ГОЛОС ШИТОХИ
Около моего дома магазинчик есть, как раз напротив остановки автобуса. Там, я видела, есть торт «Ленинградский», ещё бутылочку шампанского захвати, а можешь вина хорошего, лучше сухого. Еще к чаю, не мешало бы, коробочку конфет шоколадных.

СТАС В ТРУБКУ
Ты чего? Озверела! Где я денег столько возьму?

ГОЛОС ШИТОХИ
А чего спрашиваешь: - «Чего хочешь?» Вот этого я и хочу! А если не можешь – не спрашивай! Возьми к чаю сухарей за 10 копеек и приезжай. Чайку попьем, поговорим.

ИНТ. КВАРТИРА ШИТОХИ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Шитоха открывает дверь своей комнаты.

В комнату заходит с гордым видом СТАС, держа перед собой коробку с тортом.

ШИТОХА
(радостно, подпрыгивая и хлопая в ладоши)
«Ленинградский»! Мой любимый!
(хватает торт и, выходя из комнаты)
Ой! Как кстати! Как, здорово! 
(повернувшись на выходе к Стасу)
Ты проходи в комнату, а я тут чайку сварганю.

Стас проходит в комнату, садится на стул. ЗТМ

Из ЗТМ. В комнату заходит Шитоха с двумя чашками чая и тарелкой с сушками.

СТАС
(с недоумением)
А где торт?

ШИТОХА
(невинно хлопая ресницами)
Какой торт?

СТАС
«Ленинградский», что я принес.

ШИТОХА
В холодильнике.

СТАС
(скривившись, указывая на тарелку с сушками)
Я бы половину торта с удовольствием умял с чаем.

ШИТОХА
(счастливо улыбаясь)
Спасибо, большое за торт! Я его племяшке  Алене оставила.

СТАС
(выпучив глаза)
А не жирно ей будет - целый торт!

ШИТОХА
Так их же много придет! Целая семья: брат, его жена, моя племянница Алена.

СТАС
Пусть сами и покупают торты.

ШИТОХА
Так они ж ко мне в гости придут!

СТАС
А я, что не гость?

ШИТОХА
Какой ты гость, Ты, мой лучший друг…

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Почти пятьдесят лет прошло, я уже про нее и забыл, а тут звонит. То да се, как дела, шутки-прибаутки, а потом…

ТИТР:

Признание

ИНТ. КВАРТИРА СЕРГЕЯ ИВАНОВИЧА – ДЕНЬ (ТЕЛЕФОННЫЙ РАЗГОВОР). РЕТРОСПЕКЦИЯ

Сергей Иванович сидя в кресле, разговаривает по телефону. У ног его сидит собака «Жоржик».

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ В ТРУБКУ
(шутливо)
Ты, почему меня замуж не взяла? Ведь могла! Папа у тебя был «шишка», а я в то время карьеристом слыл. Мы даже с тобой целовались и даже…

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (З/К ИЗ МИКРОФОНА)
Мама не разрешила.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Почему?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Она сказала, что ты, общественное достояние нашего завода, что люди общественные – плохие мужья, а ей надо работник на даче.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А в результате, ты так замуж и не вышла?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Я стала общественницей: все бегала, суетилась, устраивала жизнь другим. О себе не думала…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Неужели никто из мужиков?.. Ты же была очень симпатичной!

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
По сравнению с тобой, все остальные мужчины были бледными тенями. Ты единственный мужчина, который у меня был в жизни и который мне нравился.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
И вспомнила об этом через сорок лет и позвонила.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Я поняла, что кроме тебя, у меня ничего не было в жизни хорошего.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
И когда ты это поняла?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Когда посмотрела в зеркало и увидела, что я уже старуха.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А что ты от меня сейчас хочешь?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Ничего. Просто хочу сказать спасибо.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
За что?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
За то, что ты у меня был. Прощай!

Сергей Иванович, с недоумением на лице, слушает короткие гудки, доносящиеся из микрофона телефона.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

СЕВА
Был у меня период, когда я стоял на распутье: жены нет – развелся, а гормоны еще прут, на «стометровку» ходить – дорого. Стал я подумывать о женщине, подруге жизни. А тут как раз Инесса подвернулась по случаю. То, что надо: красивая, с образованием, не слишком старая, не замужем, квартира есть. Стал я к ней захаживать. Зашел как-то и остался ночевать. Начался у нас с Инессой роман. Всё,  как положено: цветочки, поцелуи, кофе в постель.

ТИТР:

Промашка вышла

ИНТ. КВАРТИРА ИННЕСЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У зеркала стоит сорокапятилетняя симпатичная стройная среднего роста женщина (ИНЕССА). Инесса рассматривает себя во всех ракурсах.

На диване сидит Сева и наблюдает за Инессой.

ИНЕССА
(рассматривая себя во всех ракурсах)
Койка – это хорошо, но надо жить жизнью полноценной. Пора выходить в люди. Мне, ты знаешь сколько…

СЕВА
(быстро)
Двадцать пять.

ИНЕССА
(самодовольно)
Я настолько выгляжу. На самом деле мне сорок пять.

СЕВА
Сорок пять – баба ягодка опять!

ИНЕССА
(недовольно)
Я не баба!

СЕВА
(испуганно)
Ну, что ты милая. Ты моя принцесса. Самая красивая и самая желанная. А куда мы идем на люди?

ИНЕССА
В театр Янки Купалы. На утренний спектакль. Я там раньше работала.

СЕВА
На смотрины?

ИНЕССА
Да! И, веди себя прилично, без этих скабрезных шуточек!

СЕВА
Ты ж меня знаешь? Я из хорошей семьи…

ИНЕССА
(нравоучительно)
Мат, пошлость, размахивание руками, повышенный тон переходящий в крик -  это признак бескультурья, признак того что ты человек необразованный, не умеющий аргументировано, словами передавать все свои эмоции.

СЕВА
(обиженно)
Но я ж не размахиваю руками, не крою матом.

ИНЕССА
А жесты, позы у тебя не просто неприличны, а я даже не нахожу слов сказать: какие гадкие. А какая у тебя мимика лица, а «рожи», которые ты корчишь?  Обезьяна по сравнению с тобой…

СЕВА
Так, что, молчать, как дурак?

ИНЕСА
Да. Лучше молчать и выглядеть дураком, чем начать говорить и показать всем  какой ты есть полудурок.

СЕВА
А как мне общаться?

ИНЕССА
Молча.

СЕВА
Как с тобой в кровати?

ИНЕССА
Не передергивай! В кровати ты мне нравишься, потому, что боишься говорить. Молчишь как немец. Интересно почему? Обжегся? Боишься назвать меня чужим именем?
(с издевкой)
Ты хоть, помнишь, как меня зовут?

НАТ. ВХОД В ТЕАТР ЯНКИ КУПАЛЫ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Одетые по-осеннему, Инесса и Сева разглядывают анонс-афишу  за стеклом входной двери.

Афиша: Сегодня премьера. Детский спектакль. Михась Чарот. «Ажаницца не журицца» (комедия).

ИНТ. ВХОД В ВЕСТИБЮЛЬ ТЕАТРА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

На контроле стоит женщина (50) КОНТРОЛЕР с интересом разглядывает Севу, держащего под руку Инессу и протягивающего билеты.

КОНТРОЛЕР
(отрывая корешок, к Инессе)
Здравствуй, Инесса. Спектакль уже начался.
(посмотрев на часы)
Уже минут пять. Там шумно -  дети со школы. Просмотр в рамках школьной программы. А ты пьесу читала?

ИНЕССА
Нет. Повышу свой кругозор. Чарот? Наш классик.

ИНТ. ВЕСТИБЮЛЬ ТЕАТРА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У гардероба за прилавком стоит ГАРДЕРОБЩИЦА, напротив УБОРЩИЦА со шваброй. Обе оценивающе осматривают Севу и ободряюще кивают головами Инессе.

Сева снимает плащ и помогает снять верхнюю одежду Инессе.

Сева подает одежду гардеробщице.

Инесса оглядывается назад.

Контролер на входе, трясет большим пальцем, мол: Во мужик!

Сияющая от самодовольствия Инесса берет под руку Севу.

ИНТ. ЗАЛ ТЕАТРА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Зал заполнен полностью в основном школьниками старших классов. Смех, шум, гам.

Сева и Инесса сидят на заднем ряду.

ИНТ. СЦЕНА ТЕАТРА С АКТЕРАМИ – ДЕНЬ

Идет действие, где пан пытается подсунуть молодому парню,
в невесты свою сорокалетнюю дочь, заманивает хорошим приданым. А парень хочет у него выкупить молодую дивчину, которую любит, и жениться на ней,

ИНТ. ЗАЛ ТЕАТРА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Инесса смотрит, злобно сжав губы, искоса поглядывая на Севу.

ИНТ. СЦЕНА ТЕАТРА С АКТЕРАМИ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Идет действие, где парень, прознав, что дочь пана уже не первой свежести, И увидев ее (дочь для пущего эффекта играла шестидесятилетняя актриса), решил проучить пана и подсунул ему старую хромую кобылу. Но пан по зубам увидел, что кобыла не совсем то, что ему рекламировал парень. Пан требует сертификат качества, заверенный ветеринаром. Тогда парень заявляет пану, что, тот в свою очередь, не предоставил ему сертификата на свою дочь. Тогда, осмеянный прилюдно пан,(под свист и улюлюканье школьников) разрешил выйти замуж принадлежавшей ему дивчине за парня.

ИНТ. ЗАЛ ТЕАТРА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Иннеса, угрюмо глядя на сцену, сидит, вжавшись в кресло.

Рядом сидит улыбающийся Сева.

СЕВА
(с иронией, тихо)
Инесса, а у тебя сертификат качества есть?

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

СЕВА
После спектакля, как-то быстро и без поцелуев мы с Инессой расстались. Она вдруг вспомнила, что ей  срочно куда-то надо. И мы разбежались. Больше мы с ней не встречались. Спасибо Михась Чарот! А то были мысли: на старости лет еще раз жениться.

Все присутствующие хлопают в ладоши. ЗТМ.

Из ЗТМ. Чернышев берет гитару.

ЧЕРНЫШЕВ
(поет под гитару)
Кларнет пробит, труба помята,
Фагот, как старый посох стерт.
На барабане швы разлезлись,
Но кларнетист красив, как черт,
Флейтист как юный князь изящен,
Но вечно в сговоре с людьми -
Надежды маленький оркестрик
Под управлением любви.

Чернышев, откладывает гитару, ухмыляется.

ЧЕРНЫШЕВ
Работник отдела доставки пенсий еще не старая, довольно живая, стройная, более-менее симпатичная женщина приходила ко мне домой и приносила пенсию. И вдруг ни с того, ни с сего она стала губы красить, душиться разными «Шанелями», одеваться в разные «прикиды» и, что самое нехорошее, посматривать в мою сторону с нескрываемой симпатией.

ТИТР:

Работница собеса

ИНТ. КВАРТИРА ЧЕРНЫШЕВА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Чернышев жестом руки приглашает РАБОТНИЦУ СОБЕСА к себе в комнату.

Работница собеса с интересом рассматривает обстановку в комнате.

РАБОТНИЦА СОБЕСА
(жеманно)
Я, между прочим, не замужем.

ЧЕРНЫШЕВ
Вы! Не может быть!
(шутливо)
Такая фря! Совсем не были?

РАБОТНИЦА СОБЕСА
Нет, у меня уже есть внучка. Супруг мой три года назад безвременно скончался.

ЧЕРНЫШЕВ
Я тоже разведен уже лет десять, не пью, не курю, не работаю на даче, которой у меня нет. Бездельник, паразит. Женщин боюсь, в смысле, тех боюсь, которые хотят замуж. Один раз обжегся – больше не хочу.

РАБОТНИЦА СОБЕСА
Такому симпатичному импозантному мужчине одному быть нельзя! В вашем возрасте, надо чтобы кто-то рядом был,  приглядывал, да и вдвоем веселее.

Работница собеса, подходит к столу.

ЧЕРНЫШЕВ (ЗА КАДРОМ)
Я испугался: неужели она на меня имеет виды? Я даже имени её не знаю! Я ведь не камень и могу поддаться на разные женские уловки. Я как все мужики инфантилен, если сопротивления не будет то могу и… Надо этот «процесс» немедленно остановить.

Работница собеса достает из сумочки: ведомость, завёрнутые в помеченную бумажку деньги, шариковую ручку. ЗТМ.

Из ЗТМ. ЧЕРНЫШЕВ, принюхиваясь к ароматам духов,  работницы собеса, расписывается в ведомости.

Чернышев смотрит, как работница собеса пересчитывает деньги. С деловым видом, сложив ладони на живот, перебирает  большими пальцами.

ЧЕРНЫШЕВ
Можно с вами посоветоваться?

РАБОТНИЦА СОБЕСА
(мило улыбнувшись)
Пожалуйста.

ЧЕРНЫШЕВ
Я вот размышляю: На что истратить пенсию? Сумма ведь небольшая.

РАБОТНИЦА СОБЕСА
Почему небольшая! У вас приличная пенсия! А истратить можно куда угодно.

ЧЕРНЫШЕВ
(словно не слыша, в раздумье)
Я вот думаю: или три раза сходить на «стометровку» или один раз в Казино?

Работница собеса, вжав голову в плечи, быстро и лихорадочно складывает бумаги в сумку.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЧЕРНЫШЕВ
Ответа я не услышал. Её словно сдуло ветром. Только хлопнула входная дверь, и донеслось, испуганное: «До свидания».

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Нехорошо, может у человека искреннее чувство пробудилось?

ЧЕРНЫШЕВ
Интересно: следующий раз она придет, как раньше, скромно без выкрутасов, или продолжит «осаду»? Если продолжит, то у меня есть более радикальное средство, но его мне бы не хотелось применять… Надеюсь, что она порядочная женщина и поймет…

ВЕНТИНСКИЙ
А если она такая же, как и ты - борзая, и еще с юмором?.. Берегись!

ЗТМ.

Из ЗТМ. Лютый поднимает руку - просит слова.

ЛЮТЫЙ
Уже месяц прошел, как я взял флешку у Мити с «порнухой». Скопировал на свой компьютер. Надо отдать. Никак не получается!  И вот, наконец, решил сделать это завтра. Он врач, работает посменно. А в какую он смену завтра работает, не знаю. Звоню Мите по сотовому телефону.

ТИТР:

«Боец» Митя

ИНТ. КВАРТИРА ЛЮТОГО – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ (РАЗГОВОР ПО ТЕЛЕФОНУ)

Лютый, сидя в кресле перед телевизором, с флешкой в руке, говорит по сотовому телефону.

ЛЮТЫЙ В ТРУБКУ
Здорово, Митя!
 
ГОЛОС МИТИ (З/К ИЗ МИКРОФОНА)
Здоров, Лютый!
 
ЛЮТЫЙ
Когда к тебе зайти завтра флешку отдать?

ГОЛОС МИТИ
Зайди завтра с утра.

ЛЮТЫЙ
А, во сколько ты встаешь?

ГОЛОС МИТИ 
Как только встанет – встаю.
 
ЛЮТЫЙ
Кто, встанет. Солнце?
 
ГОЛОС МИТИ
Он!
 
ЛЮТЫЙ
В смысле, ты?

ГОЛОС МИТИ
Да, и я с ним. Помнишь, как там у Некрасова? – «Всю ночь поднимается медленно в гору, а утром встряхнешь – и опять с ноготок».

Из микрофона телефона слышен  женский смех.

ЛЮТЫЙ
Счастливчик! Так ты еще «боец»?

ГОЛОС МИТИ
В каком смысле?
 
ЛЮТЫЙ
В стоячем.

ГОЛОС МИТИ 
(замявшись)
Где-то так… Не так, чтобы уж, но и не уж чтобы никак.
 
ЛЮТЫЙ
А как?
 
ГОЛОС МИТИ
(горько вздыхает)
Абы как.
 
ЛЮТЫЙ
(вздыхает, через паузу)
Так все же, по времени, во сколько приходить?
 
ГОЛОС МИТИ
С утра, часов в девять.

ЛЮТЫЙ
Я так понял, ты не один. Кто-то рядом с тобой?
 
ГОЛОС МИТИ
Да. Мамзель Тамара. Привет тебе передает.
 
ЛЮТЫЙ
И её туда же. Теперь все понятно.
 
ГОЛОС МИТИ
Что понятно?
 
ЛЮТЫЙ
Твои инсинуации на стоячую тему.

ГОЛОС МИТИ
Ладно. Пока
 
ЛЮТЫЙ
До завтра.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЛДЕНЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЛЮТЫЙ
На воре и шапка горит. У кого что болит, тот о том и говорит. Наверное, у Мити проблемы по «этой» части с женщинами. Что-то последнее время стал очень часто муссировать на запретную тему. Бодрится, пыжится.  Неужели и до него добралась эта «зараза»? Когда-то это должно было произойти. Ничего не поделаешь – возраст.

ВЕРТИНСКИЙ
Для мужиков преклонного возраста, бывших «бойцов» сексфронта, это болезненное событие.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Никак не хотят смириться с наступившей старостью!

ЛЮТЫЙ
Не знаю, как кому, а мне даже лучше – на «стометровку» не надо деньги тратить и одной головной болью меньше.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Я никогда не комплексовал по этому поводу – не получилось и ладно. Не оправдал чьи-то ожидания – так это не мои проблемы. А что обо мне женщины, вообще люди подумают?  На здоровье – что хотите, то и думайте!

ЗТМ.

Из ЗТМ. Чернышев вдохновенно поет под гитару.

ЧЕРНЫШЕВ
…Под ними чай другой мужчина пьет
И ходики ни в чем не виноваты:
Они всего единожды женаты
И как хозяин их спешат вперед.
Уж лучше нет огня, который не потухнет
И лучше дома нет, чем ласковый твой дом
Где ходики стучат, старательно на кухне, Где милая моя, где милая моя,
Где милая моя и чайник со свистком.

Чернышев отставляет гитару.

ВЕРТИНСКИЙ
Когда потеряешь, узнаёшь, что ты потерял. Потерять легко, вернуть невозможно…

ТИТР:

Несчастные пять тысяч

ИНТ. КВАРТИРА ВЕРТИНСКОГО – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕКЦИЯ (ТЕЛЕФОННЫЙ РАЗГОВОР С ИРИНОЙ)

Вертинский подходит звонящему телефону и поднимает трубку.

ГОЛОС ИРЫ (З/К ИЗ МИКРОФОНА)
Алло! Вертинский?

ВЕРТИНСКИЙ
(прищурившись, что-то припоминая, через паузу)
Я.

ГОЛОС ИРЫ
Мне нужно пять тысяч долларов.

ВЕРТИНСКИЙ
(осененный, радостно)
Ирочка, ты?!

ГОЛОС ИРЫ
Узнал?

ВЕРТИНСКИЙ
(ласково)
Как можно забыть свою синеокую златовласку?

ГОЛОС ИРЫ
Вертинский, мне нужно пять тысяч!

ВЕРТИНСКИЙ
(в изумлении чешет затылок)
Их надо еще найти!.. А когда отдашь?

ГОЛОС ИРЫ
Что отдашь?

ВЕРТИНСКИЙ
Пять тысяч долларов.

ГОЛОС ИРЫ
Ты их мне подари, как когда-то дарил цветы. Ты мне должен!

ВЕРТИНСКИЙ
(озадаченно)
За что?! С какой такой стати?

ГОЛОС ИРЫ
Вспомни! А кто со мной два года любовью занимался, когда мама была на работе? Я тебя так любила! И ты тоже любил! Сам говорил! Вспомни!

ВЕРТИНСКИЙ
(грустно вздыхая)
Когда это было!

ГОЛОС ИРЫ
Было. Ты этого не можешь отрицать.

ВЕРТИНСКИЙ
Пять тысяч баксов?! Найти, можно, но как их потом вернуть? Берешь деньги чужие, а отдавать надо свои. Просто так, без расписки, без нотариуса?

ГОЛОС ИРЫ
Ты обязан мне их дать, ведь тогда я, молоденькая ничего от тебя не требовала! Сейчас мне срочно нужны деньги!

ВЕРТИНСКИЙ
Зачем они тебе?

ГОЛОС ИРЫ
Дочке на машину не хватает.

ВЕРТИНСКИЙ
Так пускай её папаша…

ГОЛОС ИРЫ
Нет у нее папаши!

ВЕРТИНСКИЙ
Так найди!

ГОЛОС ИРЫ
А я не знаю, кто он. Точно знаю, что не твоя дочь. Я уже не замужем и сейчас мать одиночка. Мне срочно надо пять тысяч!

ВЕРТИНСКИЙ
А почему ты вспомнила именно меня, а не своего армянина Сурена, или того «бугая» -трубача из филармонии, или своего первого мужа?

ГОЛОС ИРЫ
Их уже нет. Умерли все.

ВЕРТИНСКИЙ
Ну, ты даешь! Не повезло мне, что я еще живой. Я же пенсионер! Откуда у меня  такие деньги?

ГОЛОС ИРЫ
Знаю я тебя! У тебя всегда были деньги, как у богатого еврея! Ну что тебе каких-то несчастных  пять тысяч!  Жалко?

ВЕРТИНСКИЙ
Знаешь что, милая, если бы я  сейчас стал платить каждой бабе за то, что в молодости с ней «трахался», то и, будучи Рокфеллером - разорился!.. И вообще! Как ты мой телефон нашла? Столько лет прошло! Я тебя уже забыл!  Знаешь, что?.. Иди ты!..

Вертинский со злостью бросает трубку.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ВЕРТИНСКИЙ
(возмущенно)
Тридцать пять лет прошло! Вспомнила! Дурочкой была – дурочкой и помрет! Даром, что блондинка.
(злорадно)
Сколько ей сейчас? Тоже, наверное, на пенсии.

Вертинский задумчиво смотрит в потолок. Сладко жмурится, прикрыв глаза.

ВЕРТИНСКИЙ
(с болью, чуть не плача)
Где мои семнадцать лет!?
(словно оправдываясь)
Был бы я сейчас Рокфеллером, то, не задумываясь, дал бы ей все сто тысяч долларов!
(восторженно мотая головой)
За те упоительные дни, счастливые часы, райские минуты, божественные мгновения, проведенные с ней, тридцать пять лет назад!.. С моей юной очаровательной, синеокой златовлаской!
(с надрывом)
Мне и миллиона баксов не жалко!
(в отчаянии тряся руками)
Ну, нет у меня денег! Нет!
(скорбно склонив голову, смахивая текущие из глаз слёзы.)
Извини, Ирочка, прости меня, скота…

Вертинский закрыв лицо руками, склонив голову, сотрясается от беззвучных рыданий.

Все со скучными, грустными лицами, в полной тишине, задумчиво смотрят на свои наполненные стаканы.

ЧЕРНЫШЕВ
(беря на изготовку гитару, грустно поет)
Были когда-то и мы рысаками…

ЗТМ.

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

КОНЕЦ 14-й СЕРИИ




















ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий

Оригинальный сценарий сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by










15-я серия

О смерти

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – НОЧЬ

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - НОЧЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЧЕРНЫШЕВ
(поет под гитару)
А все-таки, все-таки хочется жить,
Даже когда окончательно ясно,
Что выдуманные тобой миражи
Скоро погаснут, скоро погаснут

Гаснут, а значит, в начале пути
Снова ты брошен, а путь давно начат,
Трудно, а все-таки надо идти,
Хочется жить, невозможно иначе.

Чернышев отставляет гитару в сторону.

ЧЕРНЫШЕВ
У нас при институте цех небольшой…

ТИТР:

«Овощ»

ИНТ. ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ УЧАСТОК НИИ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У своего фрезерного станка стоит САШКА, скорбно склонив голову, кладя в карман сотовый телефон.

ЧЕРНЫШЕВ
(подходя)
Ты чего? Похмелиться хочешь.  После работы, пожалуйста.

САШКА
(печально)
Мне надо отпроситься с работы.

ЧЕРНЫШЕВ
С чего бы это?

САШКА
Тесть умер.

ЧЕРНЫШЕВ
Жаль, конечно, мужика, но почему ты такой грустный?

САШКА
(изумленно)
Как почему? Человек умер…

ЧЕРНЫШЕВ
Человек? Нет, не человек, а как сейчас говорят: – «овощ»! Нечего лицемерить! Ты не девочка-школьница, которая боится осуждения и наказания. Никто тебя не осудит. Я бы наоборот радовался.

САШКА
(оглядываясь по сторонам)
Радоваться? Чему? А бог, если он есть? Не осудит? А люди?..

ЧЕРНЫШЕВ
(перебивая)
Десять лет, каждый день, во время обеда ты бегал домой поменять ему памперсы, покормить. Из-за него не мог на работу человеческую устроиться, хотя и фрезеровщик от Бога. Институт бросил! Сидел здесь в сраном НИИ, получал гроши ради того, чтобы быть поближе к дому, где лежит парализованный тесть.

САШКА
А жена моя? Все выходные дома рядом с больным папой сидела, кашки варила. Десять лет! Ни жизни нормальной, ничего! В своей полуторке  детей даже не смогли из-за него завести!
(с горькой обидой и злостью)
Будь проклят тот день, который связал меня с этим гадом, отравившим жизнь!
(со сладостным остервенением)
Будь проклят тесть, бог, черт, эта лицемерная церковь, медицина, государство и… Жена! 

Сашка с плачем припадает на грудь Чернышеву. Чернышев успокаивающе гладит его по голове. 

САШКА
(отстраняясь от Чернышева и вытирая слезы)
Признаюсь честно: это самый счастливый день в моей жизни. Все десять лет я молил бога, чтобы тесть скорее помер, а он, подонок!.. Царство ему небесное!.. Как назло, все не помирал…

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - НОЧЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЧЕРНЫШЕВ
«Хорошо американцам, они вопрос беспомощной старости решили, правда, это денег стоит. (А у нас какие зарплаты?) Они не считают зазорным отдать своего престарелого родителя в богадельню. А у нас осуждают и, правильно, наверное. У них там, в богадельнях и медицинское обслуживание и условия проживания на должном уровне. А у нас?» – размышлял я, сидя  в кабинете начальника производственного участка.

МАРКИЗ
Ну, ты и провокатор.

ЧЕРНЫШЕВ
Да, я специально спровоцировал Сашку, простого, бесхитростного парня. Да, я дал ему возможность выплеснуть накопившееся за десять лет.

СЕВА
Все мы прекрасно понимаем эту правду жизни, но лицемерим.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Правы американцы. Они и мораль, якобы, соблюли, и помехи для жизни и бизнеса устранили. Разумно поступают – человек рождается, чтобы жить, а не существовать.

ЗТМ.

Из ЗТМ. Стас, тяжело вздыхая, обращается к Севе.

СТАС
Сейчас на исходе лет думаю: На фига, я живу? Зачем?

СЕВА
Чтобы жить.

СТАС
Я же, все равно умру.

ЛЮТЫЙ
Смерть – путь к новой жизни.

СТАС
А если её нет – новой жизни?

СЕВА
Ну, нет, так, нет. Чего волнуешься?

СТАС
Знать бы, что там?

СЕВА
Помрешь - узнаешь.

СТАС
А все же! Жизнь это - что? Для чего? Кому это нужно?

СЕВА
Никому!

СТАС
Выходит, что когда-то я был кому-то нужен, а сейчас - нет?

СЕВА
Никому ты уже не нужен – отработанный материал. Да и самому себе, признайся честно, ты уже не нужен.

СТАС
Самому себе?

СЕВА
И тебе уже никто не нужен.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А дети, внуки?

СЕВА
Им не до нас, у них своя жизнь.

ВЕРТИНСКИЙ
Им нужны только наши деньги.

ЧЕРНЫШЕВ
Я каждое утро просыпаюсь и думаю: почему я не сдох?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Все мы умрем.

ВЕРТИНСКИЙ
Смерть, что меня ожидает, меня не страшит. Я к ней безразличен – так мне думается.

ЧЕРНЫШЕВ
А мне думается то, что я еще живу. Никому не нужен, а на тебе - живу!.. Кажется, уже хватит мешать жить другим, но в тоже время и не кажется, а даже и хочется еще немного «помешать». Интересно – почему? И хочется и не хочется, и колется и не очень…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Странно устроен человек! Ко всему привыкает. Живет до последнего. Нет бы, остановится: и ноги не гнутся, и в боку переклинивает, еле шевелится, ан – нет!..

ЛЮТЫЙ
У каждого есть в запасе средство уйти из жизни. Вот оно перед глазами – мол, как только почувствую, что вот -вот стану «овощем», так сразу приму и на погост... Но… С каждым днем все хуже и хуже. Ноги отказали? Так руки же есть! И руки, и ноги отказали? Так язык и глаза еще остались! И так до бесконечности.

СЕВА
А становится «овощем» – так есть памперсы, «утки», дети, которые за тобой присмотрят. И уже – про свое средство ухода из жизни – забыл куда положил, потому что склероз, потому что мозгов уже нет. И как бы ни хотел доставлять детям нудные, грязные заботы о себе, все – равно в итоге доставляешь. Почему?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Потому что мораль у нас такая лицемерная. И сами мы – лицемеры.

ЧЕРНЫШЕВ
Кому нужны эти издевательства над людьми? Все равно же – каков в итоге конец – знают?! А делают вид, что проявляют человечность, что все, что еще чуть-чуть шевелится – должно существовать.

СТАС
А почему не проявляют такую человечность к животным, которых употребляют в пищу? Тоже жизнь Богом данная!

ЧЕРНЫШЕВ
А ты что, предлагаешь, как спартанцы и Гитлер умерщвлять бесполезных обществу, немощных?..

СТАС
Кто хочет жить – живите, а кто не хочет – не живите.

ЧЕРНЫШЕВ
А если «овощ»?

СТАС
Я бы их… с согласия родных… К чему мы идем? Четверть мира инвалидов, неполноценных, больных безнадежно… Скоро мир будет одни жирные инвалиды.

ЧЕРНЫШЕВ
Так ты фашист?

СТАС
Природа в животном мире, регулирует популяции, отсекает неполноценных.

СЕВА
А человек, благодаря медицине живет с каждым годом все дольше и дольше…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Хватит, надоело! Живёте - живите. Чего голову себе морочите. Скоро будет этот как его? Вертинский подскажи…

ВЕРТИНСКИЙ
Абокакалис… Абосцакалис… Абосракалис… Ну этот… Майя и Иоанн в «Откровениях» предсказывали…

ЛЮТЫЙ
Апокалипсис.

ВЕРТИНСКИЙ
Точно, он.

ЛЮТЫЙ
Я, кстати, шестнадцати - серийный сериал на эту тему написал. Тридцать сюжетных линий!

МАРКИЗ
Как это тебя угораздило?

ЛЮТЫЙ
Телевизор навеял. Так поперло, что удержу не было…

СТАС
Про этот апокалипсис каждый день долдонят.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(к Лютому)
Я вижу, тебе, неймется. Ну, перескажи, хотя бы одну, из тридцати сюжетных линий.

ЛЮТЫЙ
Четыре. Про анонсирую. Может, заинтересуетесь и прочитаете.
(мечтательно вздыхая)
А может даже фильм снимут…

ТИТР:

Апокалипсис

ИНТ. СПАЛЬНЯ В КВАРТИРЕ ВАСИЛИЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

В кровати лежат ВАСИЛИЙ и ГАЛИНА. У изголовья играет музыка из DVD проигрывателя.

Галина лежит на спине, умиротворенно глядя в потолок.

Василий, глубоко и часто дыша, лежит на животе, обняв одной рукой Галю, а второй рукой подушку.

ГАЛИНА
(томно)
Вася, хорошо то как!

ВАСИЛИЙ
(бурчит в подушку)
Как в анекдоте: хорошо то, хорошо, но я не Вася.

ГАЛИНА
(обиженно)
Я не шучу. А что, тебе плохо? Или всё равно?

Василий приподнимется, ложится на бок, нежно целует Галину.

ВАСИЛИЙ
(ласково)
Да нет, не плохо. Мне тоже хорошо с тобой, Галя. Даже стыдно, как хорошо.

ГАЛИНА
(игриво)
Перед кем стыдно, перед собой?

ВАСИЛИЙ
(откидываясь на спину)
Не знаю, может перед тобой? Ты сегодня какая-то - непривычно нежная, ласковая, страстная.

ГАЛИНА
(обиженно)
Я всегда такая. Просто ты раньше этого не замечал. Мне всегда с тобой хорошо. Мне хорошо, если и тебе хорошо.

ВАСИЛИЙ
(игриво)
А что именно хорошо?

ГАЛИНА
Не знаю, что именно. Хорошо и всё! Как в стихах: - Со мною ты рядом и всё прекрасно - И дождь, и холодный ветер. Спасибо тебе мой ясный - За то, что ты есть на свете…

ВАСИЛИЙ
Ты меня так сильно любишь?

ГАЛИНА
Люблю.

ВАСИЛИЙ
А я чего-то сомневался. Думал, что я недостоин тебя, твоей любви. Всё мучился вопросом: почему и за что ты меня выбрала? Кто я? Не супермен, не Бред Пит. Обычный, заурядный, такой, как все. Галя, ну за что меня любить?

ГАЛИНА
И я тоже, такая как все. Тоже сомневалась: за что ты меня полюбил? Ты себя не знаешь. Цену себе. Ты самый красивый, самый сильный.
(мечтательно глядя в потолок)
Ты мой супермен! Кто такой Бред Пит по сравнению с тобой? Красивая картинка, образ бестелесный, для кого-то придуманный герой. А ты настоящий! Мой! Осязаемый. Нежный, добрый, сильный. Мой рыцарь-герой. Я могу тебя потрогать, ощутить твоё дыхание на моем лице. Обнять, приласкать, поцеловать. Любить! Ты для меня всё – весь мир, с его радостями и печалями. Хорошо!

Галина поворачивает голову в сторону Василия, приподнимается на локте. С любовью смотрит не него.

Василий, легонько похрапывая, приоткрыв рот, спит, запрокинув голову.

ГАЛИНА
(продолжая)
Вася? Ты что, спишь?  Спи мой милый. Спи. Ты так устал меня любить, отдохни, наберись сил. Я буду беречь твой сон. А потом мы снова, с новыми силами и страстью будем любить друг-друга.

Галина смахивает слезы, выступившие из ее глаз. Отводит глаза, склонив голову, слушая печальную мелодию из DVD проигрывателя.

ГАЛИНА
(продолжая, тихо)
Пока не умрём. Ведь нам так мало осталось жить! Я чувствую её приближение, её сырую прохладу. Она уже близко – эта стометровая океанская волна.
(чуть не плача)
Как не хочется умирать! Жизнь так прекрасна! Может она до нас не дойдёт? Эта волна. Там на пути у неё горы – Альпы, Карпаты…

Из DVD проигрывателя, стоящего у изголовья, перестает играть музыка.

ГАЛИНА
(продолжая, тяжело вздыхая)
Вот и все. Электричество кончилось. Значит - она уже близко.

Галя прижимается к Василию.

ИНТ. ПОМЕЩЕНИЕ В УНИВЕРСИТЕТЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Студенческая аудитория – пусто. В аудитории, с раскрытым для записи конспектом, сидит один СТУДЕНТ.

На стене у кафедры на доске висит карта мира.

У карты мира стоит ПРОФЕССОР. В одной руке у него бутылка со спиртным, к которой он периодически «прикладывается». В другой руке у него указка.

ПРОФЕССОР
Земля перед парадом планет решила навести порядок, прибраться, помыться, смыть грязь, обновиться, сменить прическу, нанести макияж - сменить имидж. Повернула резко голову, подняв подбородок, как по команде: «Смирно!».
(обращаясь к аудитории)
Она всегда это делает раз в пять тысяч земных лет. Что для неё пять тысяч земных лет? Все равно, что для нас сутки. Для нас - её жителей, паразитов на её лице, микробов, вирусов, пыли осевшей за сутки.

Профессор поворачивается в сторону окна, указывая указкой.

Студент, привстав, испуганно смотрит в сторону окна.

ПРОФЕССОР
(продолжая)
Посмотрите в окно. Сейчас полдень. Где солнце обычно в это время?
(обращаясь к аудитории)
Где сейчас оно должно быть? А оно прямо перед вами справа.
(сокрушенно качая головой)
Значит все правда.
Кувыркнулась земля. И волна стометровая из Атлантики уже идет.

Профессор с сожалением смотрит на Студента, сокрушенно качая головой.

Студент продолжает испуганно смотреть в окно.
 
ПРОФЕССОР
(продолжая, бодро)
Зато не обидно. Не ты один, а все разом, скопом  - «ласты склеим», «копыта отбросим». Водички солененькой морской глотнем на прощание.
(глядя на бутылку в руке)
Или прямо сейчас водочки, литра два, до «отключки» и не знать, не видеть каков будет конец. А может, очнувшись, с облегчением вздохнуть: - «Пронесло!»
(обращаясь к студенту)
А вдруг волна до нас не дойдет?

Профессор задумчиво, глядя в сторону окна, скребет левой рукой подбородок. Поворачивается к карте мира, тычет указкой в африканский континент.

Студент отрывает удивленный взгляд от окна и с надеждой смотрит на указку профессора.

ПРОФЕССОР
(продолжая, увлеченно)
Если солнце справа, то земля кувыркнулась под углом в сторону Африки. Значит, волна к нам придет с юго-запада. А это хорошо. Западная Африка примет удар волны на себя. Европе капут!
(обращаясь к аудитории)
А вот наша Беларусь, может и спастись!

Профессор бодро встряхивает плечами и, тыча указкой, воодушевленно, водит ею по карте.

ПРОФЕССОР
(продолжая)
Волна может не дойти или пройдет стороной по Европе!
(с сожалением)
Америкам конец, юго-западной Африке конец, Юго-восточной Азии, с Индией и юго-восточному Китаю тоже.
(бодро)
А вот Монголия и северный Китай после Тибета могут выжить. Что мы имеем: Россия и все СНГ вероятно спасутся. И исламские государства! Повезет и нашим чурекам-абрекам. 
(сокрушенно качая головой)
Вот не везет! Достанутся нам соседи, перережут они нас всех выживших, не за понюшку табака…

ИНТ. КВАРТИРА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

МУЖЧИНА, встав на стул, что-то ищет в кладовке на антресоли в кухне.

ЖЕНЩИНА стоит рядом с ним, сложив руки на животе, в нетерпении постукивая ногой.

ЖЕНЩИНА
Чего ты в кладовке  лазишь, чего ищешь?

МУЖЧИНА
(отмахиваясь)
Да тут кое-что.

ЖЕНЩИНА
(ехидно)
Не коробочку жестяную синюю?

МУЖЧИНА
(удивленно)
Да её. А ты откуда?...

ЖЕНЩИНА
Знаю? Я всё знаю. Спрятала я, её.

МУЖЧИНА
(спрыгивая со стула)
Куда?

ЖЕНЩИНА
Не скажу.

МУЖЧИНА
(угрожающе)
Почему?

ЖЕНЩИНА
(испуганно отстраняясь от мужчины)
Тебя посадят за неё. За незаконное хранение оружия и боеприпасов. Зачем тебе пистолет?

МУЖЧИНА
Он не опасный. Он стартовый, спортивный.

ЖЕНЩИНА
(язвительно)
Стартовый? А почему пули в патронах? Зачем он тебе понадобился так срочно? Я не хочу тебе передачи носить в тюрьму.

МУЖЧИНА
(нервно разводя руки)
А ничего не будет. Ни милиции, ни тюрьмы.
(переходя на крик)
Ничего не будет! Нас не будет. Ни тебя! Ни меня!
(тихо)
Ни деток наших. Одна вода соленая.
(нервно трет виски)
Лучше всего этого не видеть. Отдай коробочку пока не поздно.

ЖЕНЩИНА
Ты думаешь - она до нас дойдет?
МУЖЧИНА
(крутит пальцем у виска)
Ты что, слепая и глухая? Ни один спутниковый европейский канал не работает. Пока еще Польша  да Россия и арабские каналы.

ЖЕНЩИНА
А ты знаешь, слышал про надежду, которая умирает последней?

МУЖЧИНА
Слышал.

ЖЕНЩИНА
(умоляюще)
Может, пронесет?

МУЖЧИНА
Может. Но на всякий случай надо иметь при себе… Где она?

Женщина поворачивается, выдвигает шуфлядку буфета, достает коробку. Резко протягивает ее мужчине, пристально глядя ему в глаза.

ЖЕНЩИНА
Вот она. Бери! И ты сможешь? Хватит решимости? И кто будет первый? Я, как самая ценная любимая вещь? Дети?

МУЖЧИНА
(угрюмо смотрит на коробку)
Не знаю. На всякий случай… Это зависит от обстоятельств и как все это будет…

Мужчина достает из коробки пистолет…

ИНТ. КАБИНЕТ ПИСАТЕЛЯ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

За рабочим столом у компьютера сидит ПИСАТЕЛЬ, быстро перебирает по клавиатуре пальцами. На столе стоит настольная лампа. Подсвечник со свечами, целый блок спичек. Он возбужден, всецело поглощен работой – сочинительством.

ПИСАТЕЛЬ
(за кадром)
Что такое? Интернет «ляснул». Но компьютер еще работает. Надо распечатать все то, что пригодится, может быть, потом. А что пригодиться? Это ж не еда.

Писатель, откидываясь в кресле, смотрит на экран монитора.

На экране монитора виден текст и  заглавие, набранное большими буквами: «АПОКАЛИПСИС».

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Как же я без компьютера? А мой новый недописанный роман? Я уже ничего не могу делать, как писать свой роман. Для кого? Для себя, наверное.

Писатель поворачивает голову от монитора и смотрит на настольную лампу.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Скоро свет погаснет. Без света что будет? Катастрофа! Мегаполис без света – смерть. Разруха и раз грай! Будут не жить, а выживать. Это если волна стометровая с Атлантики до Беларуси не дойдет. Вся надежда на Карпаты. А как я без света?

Писатель шарит по столу.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Где-то у меня приготовлены свечи.
 
Находит подсвечник со свечами, пачку коробков со спичками.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
А! Вот они в подсвечнике и спички. Целая пачка! А как при свечах писать? Одену очки, прищурюсь, привыкну. Пушкин при лучине писал. Пока волна дойдет, успею еще чего написать. А о чем я пишу? О нем. Об апокалипсисе. Вот он какой! Пока не страшно.

Писатель судорожно открывает атлас мира.

Смотрит на карту.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Докуда волна дойдет? По расчетам до Урала. Сибирякам хорошо! Лучше до Минска чтоб не докатилась, а застряла в Карпатах. Хорошо бы. Волна придет и уйдет. Может что останется? Я то пожил, мне не страшно. А мои дети? Они сейчас на даче. Вовремя уехали. Может быть выживут. Займутся натуральным хозяйством. Но без благ цивилизации недолго продержатся – без света, без газа. Хорошо есть печка.

Вскакивает из-за стола, схватившись за голову, мечется по кабинету.

Подходит к окну.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
А толпы голодных, обезумевших людей  в поисках пищи?! Не волна страшна, которая придет и все похоронит. Беспредел страшен, смута голодная, беззаконие. Назад в прошлое в каменный век?

Писатель подходит к своему рабочему столу. Садится.

Закуривает.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
А что они смогут – дети? Выживут ли? Выросли на всем готовом, ничего сами не делали, только потребляли. Компьютерные птенчики. Погибнут? Или? Молодые, здоровые – приспособятся? Начнут сеять, пахать. Зиму бы пережить. А если все же волна дойдет?

Встает из-за стола, подходит к окну.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Скорей бы! Лучше бы дошла и все уничтожила, чем видеть то, что потом будет. Что там предсказывали майя; новая жизнь, новая энергия, новые люди и новые отношения? Когда это будет? Лет через тысячу! А что такое тысячу лет по сравнению с миллиардом лет? Жизнь на земле по некоторым данным раз пять погибала, но опять возрождалась. Последний потоп, когда был? Четыре тысячи лет назад? В южной Америке от предыдущей цивилизации кое-что осталось. А от нас что останется? Ничего! Может только пирамиды со Сфинксом, который от предыдущего потопа остался…

Писатель, что-то увидев в окно, хватает сумку, запихивает в нее подсвечник и пачку спичек. Направляется к выходу. У двери останавливается. Осматривает взглядом кабинет и выходит.

ИНТ. КОМНАТА В КРЕСТЬЯНСКОЙ ИЗБЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

ГАННА (60) с повязанной платком головой ходит по светелке, занимаясь хозяйством.

Из радиоточки слышен голос ФИЛАРЕТА.


ГОЛОС ФИЛАРЕТА
(за кадром)
Она пришла. Кара господняя. Бог – судья праведный и Бог всякий день строго взыскивающий. Наступил судный день и теперь каждый из нас за себя даст отчет Богу. Переполнилось его терпение. Грехи наши достигли предела. «… Извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око,  богохульство, гордость, безумство…»   Задай себе вопрос: Кто может сказать:- « Я очистил мое сердце, и чист от греха моего»?  Обратись к Богу, как к отцу своему, чего ты не мог делать раньше. Преклони колени, моли о прощении.

Ганна подходит к образку, висящему в углу, крестится. Губы ее шепчут молитву.

ГОЛОС ФИЛАРЕТА
(продолжая, за кадром)
Да, дети божьи не всегда совершенны, но если мы исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды. Возблагодари Его за то, что милостив к тебе. Возблагодари за спасение, за то, что он принял тебя в Свою семью, и дал тебе жизнь вечную. Молись. Молись за своих знакомых, которые, как и ты когда-то, находятся вдали от бога.

НАТ. ПРИУСАДЕБНЫЙ УЧАСТОК – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Под деревом за столиком сидит МУЖИК.

К нему из-за хаты выходит Ганна с собачкой неизвестной породы.

МУЖИК
Чего это с ним? Зачем спустила с цепи?
(собачке)
Ну, иди ко мне, иди моя собачка милая, мой Шарик.

ГАННА
Выл он, пить, есть не хочет, метался. Спустила с цепи, хай побегает. Ишь, как ластится к хозяину!

МУЖИК
Ганна, странно как-то. У меня, наверное, что-то с головой. Обычно в это время я в теньке под этой ивой отдыхал, снедал за столиком. Сколько времени?

ГАННА
Полдень.

МУЖИК
Почему тень с другой стороны?

ГАННА
По радиоточке говорили, что земля кувыркнулась. Что волна океанская идет. Наводнение будет. Потоп.

МУЖИК
(удивленно)
Так, что? Сбылся, таки, прогноз Гришки Распутина насчет 2012 года?
(Ганне)
А что еще говорят?

ГАННА
Молитвы читают. Сейчас наш батюшка экзарх Филарет за нас, за наши души - молится.

МУЖИК
А как скотина?

ГАННА
Красуля в поле должна пастись. Кабанчик мечется в хлеву. Выпустить?

МУЖИК
Выпусти…

НАТ. КРЫШ ЗДАНИЯ ВУЗА - ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

На плоской крыше здания ВУЗА стоит Профессор и пьяный Студент. У обоих в руках бокалы с алкоголем. У Профессора во второй руке неполная литровая бутылка виски.

ПРОФЕССОР
Как тихо! Все что могло лететь – улетело. Все что ездить – уехало. Всё что ползать – уползло. А самые первые, еще десять лет назад, наши знаменитые тараканы-прусаки. Самые древние насекомые. Не один потоп пережили. А человек знал, но ничего не сделал, не предпринял. Надеялся на авось.

Профессор, подслеповато прищурившись, смотрит вдаль прислонив ко лбу ладонь.

Вдоль всего горизонта видна белая полоса.

ПРОФЕССОР
(обреченно)
Вот она стена белая на горизонте! Видишь?
(толкает Студента)
Еще пару минут и она, волна океанская, будет здесь.
(к Студенту)
Ты чего такой бледный? Не судьба! А как тебя зовут? Что, «мову» отняло?

СТУДЕНТ
Мммм…

ПРОФЕССОР
Вот и познакомились коллега. Ну, что? Давай напоследок по «граммульке» и обнимемся покрепче, и глаза закроем…
Прощай! Жизнь… 

Профессор обнимает студента, плечи его сотрясаются от беззвучных рыданий.

КОМБ. Весь горизонт перекрыт темной стеной волны, поглощающей  собой пространство. Стена, увеличиваясь, медленно и неуклонно приближается к городу.

НАТ. ДАЧНЫЙ УЧАСТОК НА ХОЛМЕ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Вокруг вода. На вершине стоит дачный домик. Из трубы вьется дымок.

Вокруг дачи, по периметру холма, вырыта траншея, по которой с  пулеметом РПГ наперевес и с биноклем на шее ходит Писатель.

Писатель внимательно смотрит вдаль.

ПИСАТЕЛЬ
(за кадром)
Хорошо, что я в армии служил и знаю, как этой штуковиной  пользоваться. Где его выкопал Артем? Достал же где-то! Целый ящик дисков снаряженных патронами!

Писатель останавливается. Кладет на бруствер пулемет. Прикладывает к глазам бинокль.

В окуляры бинокля виден предмет, медленно приближающийся к холму. Это бревно.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Пригодится на дрова. Мы на  какой-то горе под Минском, на отбитой в бою даче. Все есть, и печка и, даже продукты. На долго хватит? Месяц? Два? Вода понемногу спадает. Продержимся? А там из Сибири или Закавказья, глядишь, может, и помощь придет.

Писатель хлопает себя по карманам достает пачку из-под сигарет. Она пуста. Хочет выбросить, но передумал и аккуратно разрывает ее, сворачивает листки и кладет в карман.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Все-таки волна дошла до Минска. Не стометровая, а поменьше. Нам повезло, мы подготовились – не ковчег, как Ной построили, а лодку моторную у соседа  по даче сынок реквизировал.

Писатель поворачивается на шум, доносящийся из дома.

На вершине холма  дачный домик, из трубы вьется дымок.

Во дворе никого нет.

Из дома доносятся  детские голоса.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Нас пятеро. А эта дура – бабушка ихняя, до последнего момента не верила. Осталась в Минске. Где она? Или утопла в квартире. (Первый этаж!) Или вместе со всеми унесло  на родину к Червеню. 

Писатель смотрит в бинокль.

В окуляры бинокля виден предмет, разбухшее от воды человеческое тело, которое проплывает мимо холма.

Писатель встревожено смотрит в сторону дома.

Во дворе никого нет.

Писатель, зябко поеживаясь, продолжает «нести службу».

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Живуч человек! Кажись, все погибли! Ан, нет! Откуда-то вылезают и к нам на дымок прутся. На плотах, на лодках, каких-то корытах. Оборванные, голодные, злые.

Писатель, опираясь на бруствер, выпрыгивает из траншеи.

Подходит к бревну, прибитому к берегу холма, вынимает из воды, относит от берега.

Залезает в траншею, берет пулемет наизготовку.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Я по прошлой, допотопной жизни – коммунист бывший, гуманист, жизнелюб, добряк, «душелюб» и «людолюб».

Писатель что-то замечает. Смотрит в бинокль.

В окуляры бинокля виден импровизированный плот, на котором группа грязных, оборванных, возбужденных людей. В руках у них ножи, обрезки труб, которые они по команде усатого здоровяка прячут за пазухи и, скромно сложив на колени руки, садятся по-турецки.

ПИСАТЕЛЬ
(продолжая, за кадром)
Но обстоятельства вынуждают… Прут и прут… надо экономнее расходовать патроны. 
(с сожалением вздыхая)
Боюсь что, на всех не хватит…

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - НОЧЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

МАРКИЗ
Лютый! Я так понял: писатель это ты сам? Ну, что ж, правильно, чтобы выжить, защитить семью - взялся за оружие.

ЧЕРНЫШЕВ
Вся природа весь животный мир, чтобы сохранить свой род, вид, подвид, прайд, стаю должен, чтобы выжить, драться не на жизнь, а на смерть.

СЕВА
А во главе рода, прайда, стаи стоит вожак – диктатор, безжалостный убийца, беспринципный подонок, насильник, негодяй…

ЛЮТЫЙ
А если во главе стоит демократ или либерал, то стае хана.

ЧЕРНЫШЕВ
(усмехаясь)
Все правильно, во главе государства должен стоять такой вожак, как у нас…

ЗТМ.

Из ЗТМ. Чернышев ухмыляется, искоса посматривая на Стаса.

ЧЕРНЫШЕВ
Нет, он не может ждать! Ему все и сразу. Немедленно. На тарелочке, с голубой каемочкой. Он сам с усами! Ну, вот еще, сиди: штаны протирай, грызи гранит науки.  Жди когда придет признание и успех, достаток и благополучие. Некогда! И они идут напролом и за собой тянут таких же нетерпеливых, голодных, убогих умом. А те хватаются за шашки, за винтовки. Мы академий не кончали, но тоже кое-что «могем». И еще как «могем»! – «Только «рыпнись»! Иди сюда к «стенке», умник, чистоплюй!

СЕВА
Эта показная бравада своей ущербности. Своего рода зависть: «мне не дано, я в говне и вас в говно рылом!» Опошлить, обгадить, унизить…

ЗТМ.

Из ЗТМ. Сева задумчиво глядит в потолок.

СЕВА
Мой отец всю свою жизнь посвятил служению построения светлого будущего человечества – коммунизму. Искренне служил. Верил в коммунизм, как Стас в бога. Но в конце жизни, когда пришла перестройка и партия его «кинула»… Он понял, что без воспитания нового человека, одним из условий построения коммунизма, нужно выполнить второе условие построения коммунизма – построить материально техническую базу. А её построить, пока у человека есть хищные животные чувства, невозможно. Когда кушать хочется, а кушать нечего, то… Сами понимаете… А если без инстинктов и чувств, то это уже будет не человек, а бездушный и бесчувственный робот.

СТАС
Для чего тогда жить?

СЕВА
Для себя. Иметь много денег - и все будет. А главное умереть, по возможности от старости, на ногах и в здравом уме. Остальное можно купить.

СТАС
Даже здоровье?

СЕВА
Даже здоровье. Это я вам, как доктор говорю.
 
ЗТМ.

Из ЗТМ. Стас, размахивая руками, встает со стула.

СТАС
Ужас, что творится в мире! Китайцы прут, исламисты прут, негры прут!

СЕВА
Скоро все будут, как мечтал Ленин, равны, одной религии и одной расы красно-жёлто- чёрно-белой.

ВЕРТИНСКИЙ
Кражёлчёрбеликовой.

ЧЕРНЫШЕВ
И одна религия будет – ислам!

СТАС
А кто во всем этом виноват?

ЧЕРНЫШЕВ
Евреи.

СЕВА
Не понял?

ЧЕРНЫШЕВ
С них всё началось. Две тысячи лет жили арабы в своей Палестине, никого не трогали, никому не мешали. Молились по четыре раза в сутки. Экзотика для европейцев! И тут евреи пришли, землю свою обетованную забрали. И взялись арабы за оружие, и пошло и поехало…

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Любопытная трактовка.

ЗТМ.

Из ЗТМ. Чернышев, поворачиваясь в сторону Стаса.

ЧЕРНЫШЕВ
А чем нам хвастаться? Что праздновать?

СТАС
Как что? Новый год, восьмое марта. Полет Гагарина!

ЧЕРНЫШЕВ
Гагарин? Великое событие! А еще?

СТАС
Величайший День Победы? Наш святой праздник?

ЧЕЕРНЫШЕВ
А почему не Куликовскую битву? День Бородино? Тоже хрен знает, когда было?

СТАС
Ты что посягаешь на нашу святыню?! Победу!?

ЧЕРНЫШЕВ
Да, нет. То, что святой, неоспоримо. У меня отец герой войны - орденов, весь живот обвешан, а героем себя не считал.

СТАС
(язвительно)
Ордена то хоть наши?

ЧЕРНЫШЕВ
Наши. Он даже в СМЕРШе был.

СТАС
Понятно – тыловая крыса.

ЧЕРНЫШЕВ
Он фронтовик, в СМЕРШ его отправили после ранения в конце войны.

СТАС
Тогда он герой.

ЧЕРНЫШЕВ
Он героями считал свою мать – четыре года в оккупации, соседа Гену, с двенадцати лет работавшем сутками на оборонном заводе… Надорвавшемся на тяжелой работе и скончавшемся с сорок лет. Победителем в войне он считал весь народ.

СТАС
Так чем тебе наш всенародный праздник не нравится.

ЧЕРНЫШЕВ
Он мне нравится. Но не нравится: с каким оголтелым патриотизмом он празднуется, каким ошалелым надрывным показушным пафосом сопровождается.

СТАС
Но еще живы ветераны. Люди, пережившие войну.

ЧЕРНЫШЕВ
Мой отец ветеран войны. Он любил одевать награды и гордо шествовать в колонне ветеранов. Но потом, когда выпивал сто своих наркомовский грамм за победу, говорил со слезами, что великими победами голую задницу не прикроешь, а голодный желудок героически-патриотическими речами не накормишь, что гордостью за победу над врагом сыт не будешь, а вечным огнем не согреешься в холодном ветхом убогом жилище… Праздновать надо сегодняшние победы! А их нет! «Обидно, что мы победители, а живем хуже побежденных» - говорил он.

СТАС
Так ли хуже?

ЧЕРНЫШЕВ
Это он говорил в то время, когда мне, юноше, намазывал ломоть черного хлеба комбижиром, густо посыпая этот «бутерброд» солью, на завтрак перед школой… 

Все в недоуменном замешательстве смотрят на Чернышева.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(задумчиво)
Мы с тобой Чернышев дети войны - помним…
(вскакивая со стула, орет)
Стоять! Смирно! Если еще кто «вякнет» про политику, кое - чего лишится! Будет безжалостно наказан!
(через паузу)
Штрафная!.. Пропускает три тоста, лишается трех рюмок водки подряд!

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - НОЧЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых зевающих мужчин в камуфляжной одежде.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Стас ты, завтра, если погода улучшится, надень на рукава красные повязки.

СТАС
Зачем?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Что б, если ты напьёшься и «вырубишься» около костра, можно было тебя найти. Прошлый раз мы тебя часа два искали, пока Сева на тебя случайно не наступил… Где такой камуфляж «надыбал»?

СТАС
Марголин из Штатов приезжал - подарил.

ЧЕРНЫШЕВ
Как он там поживает?

СТАС
Нормально, не бедствует, как и все евреи мира.

СЕВА
Марголин – легенда нашего туризма.

СТАС
Выехали с ним в лес, если бы топор у него не отобрал, то Беларусь осталась бы без леса… У них полено для костра два доллара стоит!

ВЕРТИНСКИЙ
Полено?

СТАС
У них всё частное, даже леса и реки…

ЗТМ.

Из ЗТМ. Сева окидывает всех взглядом.

СЕВА
У меня в доме живет живой покойник.

ТИТР:

Живой покойник

НАТ. ДВОР ДОМА - ЗИМА – ВЕЧЕР – СУМЕРКИ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

У второго подъезда стоят НАТАША (56) и Сева.

К первому подъезду по пешеходному тротуару подъезжает грузовая «Газель» темного цвета.

НАТАША
МЧС или МВД.

СЕВА
(со знанием дела)
Труповозка. Кого-то в морг повезут. Интересно, кого?

НАТАША
А кто в первом подъезде «на подходе»? Девяностолетняя Фира?

СЕВА
Я ее час назад на балконе  видел.

Из машины выходят три здоровых мужика в камуфляже, двое заходят в подъезд, третий открывает заднюю дверь машины. 

НАТАША
Смотри! Свет у Алика в комнате зажегся! Алик «представился»?

СЕВА
Вполне возможно. Пьянь и тунеядец! И печень, и почки, и «макушку» отпил.

НАТАША
Вчера около подъезда на снегу валялся. Мы его с Валей, еще теплого, еле-еле в подъезд заволокли. Там и бросили. Неужто, помер? Пора. За десять лет всем уже порядком надоел. «Бомжара»!
      
Из подъезда выходят два мужика в камуфляже, несущие что-то, завернутое в черный полиэтиленовый мешок и запихивают его в «Газель».

Их сопровождает, одетая вся в черное, плачущая женщина.

Катафалк уезжает. Женщина, перекрестив уезжающую машину, скрывается в подъезде.

СЕВА
Наташа спроси у жены Алика: кто помер?

НАТАША
Неудобно как-то. И так все ясно: вся в черном, плачет, крестится…

СЕВА
Бедный Алик! Царство ему небесное. С кем теперь наши «бомжи» пить будут? Кому пустые бутылки из-под пива отдавать? 

НАТАША
А макулатуру?

СЕВА
А старую ненужную одежду?

Мимо, шатаясь, позвякивая пакетом набитым бутылками дешевого вина, проходит изрядно «поддатая», с потрепанным от злоупотреблений лицом «СИНЮХА» (45). Увидев Севу с Наташей, останавливается и приветливо машет рукой.

СИНЮХА
Приветик! Аб чем гутарите?

НАТАША
Да вот Алик, твой собутыльник, «ласты склеил». Только что вывезли в морг.

СИНЮХА
Вай! Вай! Вай!.. Аличек помер! А мы тут собрались немножко выпить. Побегу скажу.

Синюха, выписывая «кренделя», ковыляет в соседний дом. ЗТМ.

Из. ЗТМ. Сева, у двери первого подъезда, набирает код.

Сзади подходит с опухшим от злоупотреблений лицом АЛИК (50) и ладонью легонько хлопает Севу по плечу.

Сева поворачивает голову.

СЕВА
(шепчет побелевшими губами)
Ты кто?

АЛИК
А что, не видишь? Вы что с ума сошли! Все от меня сегодня с утра шарахаются, как от чумного!  В чем дело?

СЕВА
Тебя вчера из этого подъезда вынесли и в морг на спецмашине увезли! Сбежал из труперни?

АЛИК
Ема ё! Так это ж не меня, а мою тещу вынесли. Она к нам, три дня тому, как с деревни приехала подлечиться. Вчера померла с утра.

СЕВА
Алик, повезло тебе. Пить свои любимые «чернила» теперь ты будешь до ста лет! Примета такая есть, если похоронили по ошибке, то  жить будешь долго.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - НОЧЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЛЮТЫЙ
Прихватило сердце и сильно так! Лег на диван сложил на груди руки и стал ждать, когда помру. Мысленно попрощался со всеми. И тут, на тебе! Вспомнил про Митю и про то, что я ему должен 100 долларов! Вот, гад! Вскакиваю с дивана, нахожу валидол, под язык кладу таблетку. Пока одеваюсь, таблетка действует, сердце отпускает. Хватаю стодолларовую купюру и  двигаюсь к Мите.

ТИТР:

Сто долларов

ИНТ. КВАРТИРА МИТИ – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Лютый заходит в комнату Дмитрия.

ЛЮТЫЙ
Здоров Митя!

МИТЯ
Привет. А что случилось? С утра и натощак? В воскресенье?

ЛЮТЫЙ
Да вот привез должок. Из-за тебя, между прочим, не смог нормально помереть.

МИТЯ
Ну, сто баксов, ради такого случая, я бы тебе простил. Так что можешь не отдавать. Подожду, когда помрешь.

ЛЮТЫЙ
Ну, тогда одолжи четыреста.

МИТЯ
(возведя глаза к потолку)
Теперь, стоит подумать.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - НОЧЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЛЮТЫЙ
Я, давеча, после визита к Мите фотографию на памятник сделал. Уже возраст. А то, перелистал все альбомы – ни одной приличной фотографии. Везде с рожей пьяной и со стопкой в руке! А вы сделали? Если нет, то пока не померли – сделайте.

Все с задумчивыми лицами переглядываются.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А теперь, я, расскажу вам недавний сон… На сон грядущий.

ТИТР:

Мертвец

КОМБ. НАТ. ГОРОДСКОЕ КЛАДБИЩЕ – НОЧЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Среди могильных крестов, надгробий и памятников при свете полной луны идет, испуганно озираясь, мертвецки бледный Сергей Иванович.

Сергей Иванович вздрагивает от протяжного стона, доносящегося из могилы, и останавливается.

Зашевелилась земля и из могилы вылезает МЕРТВЕЦ и, отряхивая землю, походит к Сергею Ивановичу и кладет на его плечо свою костлявую руку.

МЕРТВЕЦ
Слышь, сегодня, что за день?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(шевеля побелевшими, от страха, губами)
Вам день недели или полностью дату?

МЕРТВЕЦ
(глядя пустыми глазницами)
А мне все равно. Это тебе надо знать.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
А мне зачем?

МЕРТВЕЦ
(спокойно, без выражения)
Как зачем? А когда будешь лежать в гробу, чтобы помнил  дату своей смерти.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Но я не в гробу и живой, как видишь.

Сергей Иванович совершает неловкие беспомощные телодвижения, пытаясь освободить плечо.

МЕРТВЕЦ
Живой, пока я тебя еще не придушил.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(еле дыша, тихо)
А за что меня жизни лишать – душить?

МЕРТВЕЦ
А чего ты в полнолуние «ползаешь» по кладбищу?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
(лепечет)
Воспитываю силу воли, духа. Проверяю свои воинственно-атеистические взгляды. Так сказать тест на храбрость, на смелость, на вшивость…

МЕРТВЕЦ
Ладно, давай проведем тест: пойдем со мной на экскурсию.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Куда?

МЕРТВЕЦ
Ко мне в гроб. Полежишь, как я, лет десять – ничего бояться не будешь.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
К тебе в гроб? Не хочу!

МЕРТВЕЦ
А куда ты, на фиг, денешься?..

Мертвец хватает Сергея Ивановича за горло.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ГОСТИНАЯ ДОМИКА «ЛЕСНИКА» - НОЧЬ

За, накрытым нехитрой закуской, в основном консервами, деревянным столом с водкой, сидят семь пожилых мужчин в камуфляжной одежде.

ЛЮТЫЙ
Ну, и что, ты Сергей Иванович этим хотел сказать?

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Что пора спать.

ЛЮТЫЙ
Спасибо. Спать мы теперь будем мертвецким сном, как в могиле.

СТАС
Спать, спать, спать…

ВЕРТИНСКИЙ
А утром вставать…

ЧЕРНЫШЕВ
Раньше просыпались, чтобы жить…

СЕВА
А теперь живем, чтобы проснутся.

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
Покойной ночи.

Все, понурив головы, расходятся.

НАТ. «ДОМИК ЛЕСНИКА» В СОСНОВОМ ЛЕСУ – НОЧЬ

За пеленой шквального ливня, виднеется сруб, с верандой.

Под навесом веранды, прислоненные вдоль стены в чехлах, стоят в ряд рыболовные принадлежности: удочки, спиннинги, подсачики, бачки для выловленной рыбы и др.

КОНЕЦ 15-й СЕРИИ




















ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО  ОБЫВАТЕЛЯ

Сергей Долгий


Оригинальный сценарий сериала














220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. (+37517) 242-96-60, Велком 3931703,
Serega.dolgi@yandex.by








16-я заключительная серия

Первая последняя любовь

ИНТ. СТОЛИЧНАЯ КВАРТИРА СЕВЫ - УТРО

В кабинете беспорядок: на полу разбросанные вещи: скомканная исписанная писчая бумага, опрокинутая урна.

Слева и справа вдоль стен полки с книгами.

За столом в кресле, спиной к окну, у компьютера,  сидит пожилой седовласый мужчина (СЕВА), склонивший в задумчивости голову.

На рабочем столе початая бутылка пива, кофейная чашка, листы бумаги.

Сева поднимает голову и с тоской смотрит на экран монитора.

На экране пустая открытая страница.

Сева, подпирает подбородок руками и тупо смотрит перед собой.

В кармане Севы звонит мобильный телефон.

Он достает телефон и, включив, подносит трубку к уху.

СЕВА В ТРУБКУ
(с неохотой)
Слушаю…

ГОЛОС МАРКИЗА (З/К ИЗ МИКРОФОНА)
Привет! Дружище, выручай! Только на тебя надежда! Ты из нас из всех самый умный… После меня.

СЕВА В ТРУБКУ
Короче, Склифосовский!

ГОЛОС МАРКИЗА
Поэтесса – жена русского писателя Мережковского.
Последние две буквы У и С.

СЕВА В ТРУБКУ
(припоминая)
Фикус… Пикус… Шмикус…

ГОЛОС МАРКИЗА
(нетерпеливо)
Семь букв - первая буква Г.

СЕВА В ТРУБКУ
(поднимаясь)
Подожди минуту, я сейчас посмотрю. У меня Мережковский по-моему есть. На какой-то юбилей подарили.

Подходит, прижимая левой рукой к уху телефон, к стеллажу с книгами, рассматривает.

СЕВА В ТРУБКУ
Ого, написал! Томов двадцать!
(правой рукой достает книжку)
И она рядом - Гиппиус. Два П.
 
ГОЛОС МАРКИЗА
Точно! Подходит! Я знал, кому позвонить! Спасибо!

СЕВА В ТРУБКУ
Нет за что…

ГОЛОС МАРКИЗА
Пока.

СЕВА В ТРУБКУ
(в недоумении пожимая плечами)
До свидания.

Сева хочет поставить томик Гиппиус назад…

…прищуривается и что-то замечает…

…кладет томик Гиппиус поверх книг Мережковского.

Сева смотрит в просвет ряда книг в месте вынутой книги.

Просовывает руку и достает маленькую книжку в мягком переплете.

На обложке книжки надпись: Сергей Есенин.

Удивленно рассматривает…

…раскрывает её, из книги что-то выпадает.

КОМБ. В замедленной съемке: засохший цветок незабудки медленно падает на паркетный пол.
 
Сева кладет раскрытую  книгу на стол и наклоняется посмотреть…

…с усилием, медленно становиться на колени…

…бережно поднимает засохший цветок, кладет  на ладонь, рассматривает.

На щеках Севы слезы.

Он тяжело поднимается с колен.

Берет лежащую на столе книгу… 

…смотрит в раскрытую книгу.

Сева, с тоской глядя перед собой, тихо, сдерживаясь от плача, декламирует вслух.

СЕВА
Мне и скучно, и грустно, и жалко.                Неуютно камин мой горит,                Но измятая в книжке фиалка,                Мне о счастье былом говорит.

Сева аккуратно кладет высохший цветок незабудки в книгу и задумчиво смотрит в пространство.

НАТ. ДВОР ДОМА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Шестнадцатилетний СЕВКА, стоит пристегнутый четырьмя ремнями к столбу у входа в беседку.

Вокруг его молодые ребята, ровесники – ГОША, САША, ВЕНЯ.

Они улыбаются. Им весело. Гоша проверяет крепление ремней.

Ими командует старший – мужчина лет тридцати (ТРЕНЕР).

Тренер держит в руках букетик незабудок.
 
Севка рвется и мечется в бессильной ярости.

СЕВКА
(кричит)
Пустите меня к ней. Гады! Пустите. Я люблю её! Люблю! Поймите!

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. СТОЛИЧНАЯ КВАРТИРА СЕВЫ - УТРО

Сева задумчиво смотрит в пространство. Вздыхает. Смотрит на наручные часы. О чем-то размышляет.

Подходит к столу выключает компьютер.

Хлопает себя по карманам. Достает связку ключей и решительно идет к выходу.

НАТ. ДВОР ДОМА СЕВЫ – УТРО

Сева подходит к своему автомобилю.
 
ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – УТРО

Сева роется в «бардачке»…

…достает атлас автомобильных дорог.

Кладет раскрытую карту перед собой на панель у лобового стекла…

…включает зажигание. 
 
НАТ. ДВОР ДОМА СЕВЫ – УТРО

Автомобиль Севы отъезжает.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – УТРО

Сева управляя машиной, о чем-то сосредоточенно думает.

НАТ. ОКРАИНА ГОРОДА - УТРО

Автомобиль Севы выезжает за черту города на трассу.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – УТРО

Сева, усмехаясь, управляет автомобилем, задумчиво склонив голову.

НАТ. СТАДИОН РАЙЦЕНТРА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Севка, гордо дефилирует по беговой дорожке.

На Севке новый костюм и лакированные туфли.

Подходят, одетые в спортивные майки и трико его ровесники  Гоша, Саша, Веня, СЛАВИК и Тренер.

В руках у Тренера футбольный мяч.
                ТРЕНЕР
(с показным восхищением)
Ух, ты! Разфуфырился! Костюмчик новенький! И куда «лыжи навострил»?

СЕВКА
Надо у одного знакомого книжку взять – обещал дать почитать. Бредбери! А завтра  у меня день рождения. Приглашаю всех.
(поглаживая, пиджак)
Мать на день рождения, купила. а «коры» отец!
(гордо глядя на туфли)
Лакированные! Вот, разнашиваю…

ТРЕНЕР
(улыбаясь)
Пошли, лучше мячик погоняем.

СЕВКА
(красуясь)
Нет. Не сегодня. Вечером в кино схожу, может, с девочкой симпатичной познакомлюсь. Сегодня фильм знаменитый. Про любовь!

ТРЕНЕР
(с ухмылкой)
Смотри, а то разденут. На таких смазливых как ты, в дорогих шмотках, девочки клюют быстро. А если она  наводчицей окажется? Заведет в темный угол, а там ребятки с «перышками»…  А я тебя знаю - ты парень нервный, начнешь дергаться, на перышко тебя «посадят»…  Костюмчик, небось, дорогой?

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

НАТ. АВТОМОБИЛЬНАЯ СТОЯНКА У АВТОТРАССЫ – ДЕНЬ

Автомобиль Севы, заливаемый дождем, стоит на площадке.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ

Сева, сидя в автомобиле, перекусывает…

…заканчивает… 

…заводит автомобиль.

НАТ. АВТОМОБИЛЬНАЯ СТОЯНКА У АВТОТРАССЫ – ДЕНЬ

Автомобиль Севы выезжает со стоянки…

…едет по трассе.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – ДЕНЬ

Сева, управляя машиной, усмехаясь, задумчиво смотрит вперед.

НАТ. ДВОР ПАНЕЛЬНОГО ДОМА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Севка, в новом костюме, оглядываясь по сторонам, заходит во двор с улицы, по ходу заглядывает в бумажку.

На балконе с третьего этажа пятидесятилетний розовощекий пухленький мужчина в халате с бегающими глазками, с напомаженными губами, длинными мелованными волосами, гладко выбритый (МАО), наблюдает за Севой.

МАО
(писклявым голосом)
Молодой человек!

Севка останавливается, смотрит по сторонам.

Двор пуст.

Метрах в пятидесяти по тротуару от соседнего дома идет в сторону Севы молодая женщина в белом платье.

Сева поднимает голову и замечает мужчину.

СЕВКА
Вы, меня?

МАО
(жеманно поправляя прическу)
Вас… Вас…

СЕВКА
Я, слушаю… Вас.

МАО
Молодой человек вы не можете подняться ко мне в двенадцатую квартиру?

СЕВКА
Зачем?

МАО
Вы не торопитесь?

СЕВКА
Вообще-то не очень.

МАО
(жалобно)
Помогите пожилому больному человеку – мне. Пару минут! Только передвинуть, этот чертов, шкаф… Я заплачу!

Мужчина переводит взгляд в сторону и брезгливо кривится.

Севка поворачивает голову.

В двух шагах от Севки стоит красивая, эффектная, с ярко напомаженными губами и прической «Сесун» девушка (26) (ВАЛЕНТИНА).

Севка с восхищением пялит глаза на девушку.

ВАЛЕНТИНА
(подняв голову вверх)
Слышь, ты, Маодзедун! Отвали от мальчика, а то я до тебя доберусь с милицией или кавалеров своих натравлю.

МАО
Это я на тебя милицию натравлю. Проститутка!

Мужчина, словно испугавшись сказанного, быстро исчезает с балкона.

Валентина обращает свой взор на Севку и оценивающе рассматривает его.

Севка смущен и зябко ежится.

СЕВКА
(недоумевая)
Мао Дзе Дун? Он что, китаец?

ВАЛЕНТИНА
(криво усмехаясь)
Нет. Так его местные «половые разбойники», которые его «обслуживают», кличут: Жора Маодзедун.

СЕВА
Они чо…  тимуровцы?

ВАЛЕНТИНА
(горько смеется)
Сам ты – «тимуровец»!

СЕВКА
А почему «половые»?

Валентина тяжело вздыхает, некоторое время о чем-то раздумывает, смотрит на наручные часы, опять вздыхает.
Тоскливо смотрит на Севу.

ВАЛЕНТИНА
(словно приняв решение)
Тебя как зовут?

СЕВКА
Сева.

ВАЛЕНТИНА
Ты раньше здесь бывал?

СЕВА
Нет.

ВАЛЕНТИНА
Куда идешь?

СЕВА
К Мише Коробейникову из пятьдесят пятой. Он мне обещал дать Рея Бредбери почитать.

ВАЛЕНТИНА
Не ходи.

СЕВА
Почему?

ВАЛЕНТИНА
Потому. Он тоже «разбойник».
(положив руку на левое плечо Севки)
А ты симпатичный.
(потрогав выше локтя мышцы у Севы, уважительно)
Крепкий парень! Пошли ко мне! Я тут в соседнем доме… У меня есть и фантастика и еще кое-что интересное: Набоков, Булгаков, Гроссман, Гумилев, Цветаева, Солженицын… Слышал?

СЕВА
Только про Солженицына, но его, папа говорит: запретили…

ВАЛЕНТИНА
И эти перечисленные – тоже под запретом…
(берет Севу за руку)
И про разбойников я тебе расскажу…

Растерянный Сева безропотно идет с Валентиной.

Валентина останавливается.

ВАЛЕНТИНА
Черт! Забыла! Я же в кино собралась. Фильм говорят классный – про любовь.

Севка вздрагивает и удивленно смотрит на Валентину.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – ДЕНЬ

Сева, управляя машиной, усмехаясь, задумчиво склонил голову.

ИНТ. КИНОЗАЛ РАЙОННОГО КИНОТЕАТРА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Севка и Валентина, сидя в зале, смотрят фильм.

Севка нервно ерзает в кресле: видно, что волнуется.

Она спокойно наблюдает за происходящим на экране.

Её рука крепко держит его за руку.

Севка, поворачивается к Валентине …

… наклоняясь, шепчет ей на ухо.

СЕВКА
(стеснительно потупив глаза, жалобно)
Я хочу в туалет.

Валентина, иронично усмехаясь, отвечает тоже шепотом.

ВАЛЕНТИНА
Знаю я вас. Сбежишь. Вначале мы сделаем то, что я хочу, а потом…

СЕВКА
(невинно глядя, с опаской)
А вы, случайно, не наводчица?

ВАЛЕНТИНА
(улыбаясь)
Не бойся – не наводчица. Я тебя не съем.
(ласково)
Сладенький ты мой. Наоборот.
(толкая локтем)
Не ерзай! Сиди спокойно.

Поворачивается к нему и, пригнувшись, многообещающе с придыханием в ухо.

ВАЛЕНТИНА
(продолжая)
Тебе понравиться! Это лучше, чем «половые разбойники»…

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – ДЕНЬ

Сева, управляя машиной, чему-то умильно улыбается.

НАТ.  ВХОД В МАГАЗИН – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

По улице Севка, ведомый за руку Валентиной, неохотно идет следом.

Подходят к магазину. Над входом в магазин вывеска: «Гастроном».

ВАЛЕНТИНА
Зайдем. Возьмем чего-нибудь выпить вкусненького пьяненького. Мне нравится «Дукат».

Валентина и Севка поднимаются по ступенькам в магазин.

ИНТ. ПОМЕЩЕНИЕ ВНУТРИ МАГАЗИНА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

МАССОВКА. У прилавка в вино-водочный отдел очередь.
 
Валентина, не выпуская руку Севки, идет, достав купюру, без очереди, к прилавку.

Очередь, в основном мужчины, возмущенно гудит.

ВАЛЕНТИНА
(игнорируя очередь)
Будьте так добры, мне, пожалуйста, бутылочку «Дуката».

ИНТ. ПЛОЩАДКА В ПОДЪЕЗДЕ - ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

Севка и Валентина стоят на площадке перед дверью.

На двери табличка с номером 15.

Валентина открывает дверь…

…жестом приглашает Севку пройти в квартиру,

…Севка нерешительно мнется перед дверью…

…Валентина толкает его в спину…

…заходит вслед за ним в квартиру.

Прежде, чем закрыть за собой дверь, выглядывает из-за двери и смотрит воровато по сторонам.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – ДЕНЬ

Сева, управляя машиной, усмехаясь, задумчиво смотрит вперед движения машины.

ИНТ. КВАРТИРА ВАЛЕНТИНЫ - ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

В тесной кухне на кухонном столе стоит початая бутылка ликера, раскрытая пачка печенья, конфеты в вазочке и две рюмки.

За столом сидят Валентина и Севка.

Одна рюмка, стоящая перед Валентиной, наполовину отпита, вторая перед Севкой не тронута.

Севка, с глупым выражением на лице, испуганно смотрит на Валентину, периодически, в знак согласия,  кивая головой.

Валентина смотрит мимо Севки и говорит, словно сама с собой, будто какому-то невидимому собеседнику.

ВАЛЕНТИНА
(отстраненно)
Такое у нас общество – лицемерное. Запреты, запреты, кругом и во всем. У молодых людей половое созревание: гормоны – из ушей капают! А куда деваться?! Некуда!.. Надо на уровне государства разрешить свободный допуск мужиков к бабам и наоборот.
(через паузу)
Хотя бы за те же деньги! И тогда не будет ни тупых онанистов, ни половых разбойников, даже лесбиянок и педерастов. А будет коммунистическое общество здоровых людей, как у древних славян…
(через паузу)
Пока на Древнюю Русь не пришли попы… Главный поп это кто?..

СЕВКА
(испуганно)
Папа?
(через паузу, смутившись)
Я имею в виду Римского.

Он поправляет на лацкане пиджака комсомольский значок и с ужасом таращит глаза на Валентину.

ВАЛЕНТИНА
Ну-да… В старину при попах и гигиена была плохой, и медицина хромала. Но ведь сейчас - другое дело!

Немного захмелевшая Валентина, что-то говорит, глядя перед собой, не замечая Севки.

Севка слушает Валентину, с тревожным ожиданием, чего-то неизвестного.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

НАТ.  АВТОТРАССА – ВЕЧЕР

Автомобиль Севы едет по автотрассе…

…сворачивает с трассы…

…въезжает в город районного масштаба.

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – ВЕЧЕР

Сева, управляя машиной, сбавляя скорость, с интересом смотрит по сторонам.

НАТ. ДВОР ДОМА – ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Шестнадцатилетний Севка, стоит пристегнутый четырьмя ремнями к столбу у входа в беседку.

Вокруг его молодые ребята, его ровесники – Гоша, Саша, Веня.

Они улыбаются. Им весело. Гоша проверяет крепление ремней.

Ими командует Тренер.

Тренер держит в руках букетик незабудок.
 
Севка рвется и мечется в бессильной ярости.

СЕВКА
(кричит)
Пустите меня к ней. Гады! Пустите. Я люблю её! Люблю! Поймите!

 ТРЕНЕР
(нюхая цветы)               
Незабудки? Они же совсем не пахнут. Нет. Воняют болотом. Это что, ей?
(отчески, обращаясь к Севке)
Дурачок! Ты нам потом спасибо скажешь. Зачем она тебе?
(зло, прищурив глаза)
Она проститутка! Все с ней спали! Я сам её «трахал» за червонец! Она для тебя старуха! Она моя ровесница! А мне скоро тридцать! Тебе всего шестнадцать лет! Ты для неё временная игрушка! Цацка!

КОНЕЦ РЕТРОСПЕЦИИ

ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ (В ДВИЖЕНИИ) – ВЕЧЕР

Сева сидит за рулем, смотрит по сторонам…

…останавливает машину.

Выходит из салона автомобиля.
 
НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ВЕЧЕР

Сева читает адресную табличку на доме.

Надпись на табличке: улица такая, дом номер такой-то.

Останавливает прохожего. Что-то спрашивает у него…

…прохожий рукой показывает направление.

Сева довольный садится в машину. ЗТМ.

Из. ЗТМ. Автомобиль Севы едет по городу…

…у одного из домов останавливается.

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ВЕЧЕР

Сева выходит из салона авто…

…оглядывается.

Сева идет по тротуару…

…заворачивает на другую улочку… 

…останавливается у старенького кинотеатра.

Никого нет.

На витринных щитах пусто.

На входных дверях висит объявление, что помещение сдается в аренду, что работает компьютерный зал.

Сева, с грустью в глазах, рассматривает здание.

НАТ. УЛИЦА РАЙОННОГО ГОРОДКА - ВЕЧЕР

Сева идет по тротуару…

…заходит во двор дома… 

…останавливается у старенькой почти развалившейся беседки.

Сева, улыбаясь, с любовью поглаживает левую стойку входа в беседку.

НАТ. БЕСЕДКА ВО ДВОРЕ – ВЕЧЕР. РЕТРОСПЕЦИЯ

Севка стоит привязанный ремнями к столбу беседки.

Вокруг его стоят Гоша, Саша, Веня и Тренер.

К ним вразвалочку подходит Славик.

ТРЕНЕР
Ну? Позвонил?

СЛАВИК
Позвонил.

ТРЕНЕР
И что?

СЛАВИК
(ухмыляясь)
Ничего! Бросила трубку.

ТРЕНЕР
(с издевкой, обращаясь к Севке)
Вот видишь? Ты ей до фонаря! Ей на тебя наплевать! Ты для нее никто!

Тренер с жалостью смотрит на Севку…

…взгляд его меняет направление, за спину Севки.

Челюсть Тренера медленно отвисает.

Все присутствующие одновременно поворачивают головы в том же направлении…

…рты их в изумлении и испуге открываются.
 
Появляется Валентина, запыхавшаяся, взволнованная, босиком, в руках у нее туфли…

…подбегает к Тренеру…

…засовывает туфли под мышку…

…свободной рукой бьет с размаху, наотмашь по лицу Тренера.

ВАЛЕНТИНА
(с ненавистью глядя на Тренера)
Негодяй! Где он? Что вы с ним сделали?

ТРЕНЕР
(вытаращив от изумления глаза, держась за щеку, обиженно)
Ты чего дерешься? Да целый он, невредимый. Да пошутили мы. Забирай его к чертовой матери.
(протягивает букетик фиалок)
И вот этот букетик его.
(показывает рукой в сторону Севки)
Вот он. Твой Амурчик.

Она замечает Севку…

…бросается к нему.
 
Севка счастливо улыбается.

Она целует, обнимает его.

Тренер, с кислым лицом, поглядывая искоса, на Севку с Валентиной, освобождает Севку, расстегивая ремни…

…раздает ремни друзьям Севки.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ВЕЧЕР

Сева, задумчиво склонив голову, медленно идет по тротуару.

НАТ. ЕВРОМАГАЗИН В РАЙЦЕНТРЕ – ДЕНЬ

Сева стоит у входа. Смотрит.

Современный с евро витринами магазин, вместо вывески «Гастроном» -  «Вино».

Сева поднимается по ступенькам и заходит внутрь магазина.

ИНТ. ПОМЕЩЕНИЕ ВНУТРИ МАГАЗИНА – ДЕНЬ

Пол моет пожилая УБОРЩИЦА.

К Севе подбегает молодой мужчина (ПРОДАВЕЦ).

ПРОДАВЕЦ
(услужливо)
Добрый вечер. Чего желаете?

СЕВА
(растерянно)
Здравствуйте. Я собственно…
(через паузу)
Мне бутылочку «Дуката», пожалуйста.

ПРОДАВЕЦ
(удивлено подняв бровь)
Простите, не понял. Я могу предложить хорошее французское вино. Но, как вы сказали?.. «Дукат»? 
(смотрит, листая, в блокнотик)
На данный момент такого вина у нас  не имеется, но я запишу.
(записывает)
Через неделю заходите.

УБОРЩИЦА
(отрываясь от работы)
Это не вино.
(мечтательно возводит глаза)
«Дукат» это ликер.
(с сожалением)
Его уже сто лет как не выпускают.

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА – ВЕЧЕР

Сева, задумчиво склонив голову, медленно идет по тротуару.

ИНТ. КВАРТИРА ВАЛЕНТИНЫ - СПАЛЬНЯ – УТРО. РЕТРОСПЕКЦИЯ.

Севка и Валентина лежат в постели.

Севка читает стихи.

СЕВКА
…Ты за меня лизни ей нежно руку, за то, что был и не был виноват…

ВАЛЕНТИНА
(задумчиво, глядя в потолок)
Два слова о собаке Качалова и строчка из нескольких букв: «За то, что был и не был виноват…», а сколько всего перед глазами пробегает: и любовь, и расставание, и горечь утраты. Целый роман!
(поворачиваясь к нему)
Прочти мне что-нибудь ещё из Есенина.

СЕВКА
(с сожалением)
Извини. Я тебе уже все, что наизусть знал, прочитал.

ВАЛЕНТИНА
(радостно хлопая в ладоши)
А у меня есть томик Есенина. Вчера купила.
(показывая, кивком головы)
Вон на столе лежит.

Севка встает с кровати…

…подходит к столу…

…на столе стоит букетик фиалок в стакане и лежит небольшая книжка в мягком переплете.

На обложке книжки надпись: Сергей Есенин.

Севка берет книгу.

Ложиться в постель.

СЕВКА
(поворачиваясь к Валентине)
Что тебе почитать?

ВАЛЕНТИНА
Открой наугад.

СЕВКА
(протягивая книгу)
Сама открой и прочитай. Вслух.

ВАЛЕНТИНА
(надув губы)
Почему я?

СЕВКА
(назидательно)
Наугад, как гадание. Судьбу нашу дальнейшую предскажет.
(с сожалением)
Я несчастливый в лотереях, а ты женщина. Им везет. Лучше ты.

Протягивает ей книгу.

Она берет книгу…
 
…вытягивает с книгой руки…

…закрыв глаза, долго не решается.

…наугад раскрывает книгу.

ВАЛЕНТИНА
(с опасливым любопытством)
Что нас в будущем ожидает? А? Посмотрим.
(медленно читает)
… Мне и скучно и грустно и жалко,
Неуютно камин мой горит.
Но измятая в книжке фиалка
Мне о счастье былом говорит…

Оба молча лежат, глядя в потолок.

Севка нервно покусывает губы.

У Валентины на глазах слезы.

ВАЛЕНТИНА
(нарочито бодро)
Не верю я в эти гадания. Не расстраивайся. Не вбивай себе в голову. Лучше спой что -нибудь. Мой Купидончик.

СЕВКА
(отрешенно)
Гитары нет.

ВАЛЕНТИНА
(томно вздыхая)
А зачем? Я и без гитары люблю слушать твой голос.

СЕВКА
(оживляясь)
Хорошо.

Митя берет у Валентины томик Есенина…

…кладет себе на грудь…

…постукивая в такт песни о книгу…

…тихо напевает.

СЕВКА
(продолжая)
Если б ты не жила на соседней лесенке
И не пела свои волшебные песенки.
Все равно бы любил без конца и края,
А за что? А за что? Не знаю.

Валентина порывисто бросается в его объятия.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ.

НАТ. ГОРОДСКАЯ УЛИЦА - ВЕЧЕР

По тротуару идет Сева…

…останавливается…

…смотрит на табличку с названием улицы и номером дома…

…переходит на другую сторону…

…смотрит наверх на окна дома.

Камера показывает два окна третьего этажа блочного дома старой постройки – «хрущебы».

В одном окне мелькает лицо МУЖЧИНЫ (45), отодвинувшего занавеску и выглянувшего на мгновение из окна.

ИНТ. КВАРТИРА ВАЛЕНТИНЫ - СПАЛЬНЯ - УТРО. РЕТРОСПЕКЦИЯ

На кровати лежат Валентина и Севка.

ВАЛЕНТИНА
(задумчиво глядя в потолок)
Да. Мой миленький. Такие вот дела. Вчера ко мне целая делегация приходила твоих друзей. Хорошо, что без плаката: «Свободу Микису Теодоракису!» В смысле - Севке Кошелю.
(недоумевая)
Неужели я такая старая?
Подумаешь! Десять лет разница.
(с горечью)
Но детишки правы. Пора нам «разбегаться». Мне замуж надо.

СЕВКА
(обиженно)
Выходи за меня.

Валентина, словно робот, продолжая глядеть в потолок, говорит медленно, раздумчиво, с показным равнодушием.

ВАЛЕНТИНА
Так замужество не предлагают. Сладенький мой. За тебя не могу. Хотя и очень хочется. Мне нужен взрослый уверенный в себе мужик.
(обращаясь к Севке)
И такого я недавно встретила.

СЕВКА
(хмуро)
У тебя есть я.

ВАЛЕНТИНА
(словно не слыша Севку)
Человек он надежный. С ним, я буду, как…
(стучит)
…за этой стеной. А ты кто?

За стеной кто-то барабанит в ответ. Валентина и Севка не реагируют.

СЕВКА
(с жаром)
Но я люблю тебя. Я пойду на завод, я научусь, я буду зарабатывать. Я ж люблю тебя!

ВАЛЕНТИНА
Остынь. Кругом так много молоденьких! «Поиграли» и хватит. Ты мне не нужен. Я просто не хотела рвать сразу. Я тебя еще немножко люблю. Но это скоро пройдет, это не вечно…
 
Валентина бросает искоса взгляд на Севку.

ВАЛЕНТИНА
(продолжая)
Это я тебя так подготавливаю…

Валентина приподнимается, опираясь не локоть.

Севка, глядя в потолок, плачет.

Валентина ласково, с любовью, смотрит на Севку.

КОНЕЦ РЕТРОСПЕКЦИИ

ИНТ. ДВЕРЬ В ПОДЪЕЗДЕ  С ЦИФРОЙ  15 - ВЕЧЕР

Перед дверью стоит Сева…
 
…некоторое время раздумывает…

…решительно нажимает кнопку звонка.

Через некоторое время дверь открывается…

…в проеме появляется крупный МУЖЧИНА лет сорока.
 
МУЖЧИНА
(бесцеремонно разглядывая)
Привет. Тебе что надо, батя?

СЕВА
(извиняясь)
Здравствуйте. Тут, в этом доме жили, лет десять назад, Ивановы. Я их разыскиваю.

МУЖЧИНА
(задумчиво)
Не повезло тебе, в нашем подъезде, таких вроде нету, хотя я сам тут последние двадцать лет не жил. Недавно я тут, после развода. Вернулся в родные пенаты. Так сказать. Но родился здесь. А десять лет назад, я тут не жил.

СЕВА
Может кто постарше? Ваша мать или отец?

МУЖЧИНА
(скребя подбородок)
Батя мой вряд ли. Кроме как дно бутылочки… А вот мать…

Мужчина поворачивает голову и кричит в глубину квартиры.
 
МУЖЧИНА
Эй, Тренер! Где мать?

Слышится скрип кровати и хриплое покашливание.

ГОЛОС ТРЕНЕРА
Пошла в аптеку, у нас таблетки закончились. Посмотри в окно. Уже должна вот-вот придти.

СЕВА
(настороженно)
А что у вашего отца имя такое - Тренер?

МУЖЧИНА
Да нет. Сколько себя помню, с  детства, так его мать звала, ну и я так зову.

СЕВА
Где-то я вас видел, лицо очень знакомое.

МУЖЧИНА
Вполне возможно. Я актер, второго плана. Двадцать пять ролей. Самая знаменитая моя роль: в «Чайке» Чехова. Я там с подносом выхожу и говорю: - «Кушать подано». Я сейчас безработный.
(разводит руками)
Очередной кризис мировой.
 
СЕВА
А дети есть?

МУЖЧИНА
Есть - двое.
(присматриваясь)
А мне тоже твое, батя, лицо, кого-то напоминает.

Мужчина делает шаг назад, и внимательно рассматривает себя, очевидно в висящее зеркало.

Поворачивает голову. Смотрит на Митина. Опять в зеркало. Хмыкает.

МУЖЧИНА
(хитро прищурившись)
Слышь, дед? А тебя случаем не Амурчиком зовут?

СЕВА
(испуганно)
Нет. Не Амурчиком? Даже псевдонима такого нет. А почему вы спросили?

МУЖЧИНА
Да мой отец, мой Тренер, давеча проговорился, что он не мой отец, а мой настоящий отец какой-то Амурчик. Но я ему не верю. Это он со злости, что я бутылку ему не принес. Больной он – неподъемный, да и мать… Вовремя от меня жена сбежала. Вот приглядываю за ними.
(бросив взгляд в зеркало)
А ты дед случаем не обманываешь? Может ты этот самый Амурчик и есть?

СЕВА
(решительно и твердо)
Нет!

МУЖЧИНА
Если это правда, что батя мне давеча сказал: я бы этому Амурчику, если бы он появился, башку бы оторвал! За сорок лет мог бы объявиться… А зачем тебе Ивановы?

СЕВА
(неловко, словно извиняясь)
Понимаете. Я писатель, мне по сюжету надо… прототип… финал не выходит…

МУЖЧИНА
А то заходи. Пока мамаша приползет, за бутылочкой время скоротаем.

СЕВА
Нет. Я, наверное, подъезд перепутал, Может квартира не 15, а 25, а может, 55? Пятерка была, это точно. Извините, до свидания. Я пошел.

МУЖЧИНА
Хозяин барин. Пока.

Мужчина опять делает шаг назад, и внимательно рассматривает себя, очевидно в висящее зеркало…
 
Дверь закрывается…

…на двери табличка с цифрой 15. 

НАТ. КАБИНЕТ СЕКРЕТАРЯ ГОРКОМА - ДЕНЬ. ВОСПОМИНАНИЕ

Напротив стола, за которым сидит ОТЕЦ стоит Севка.

Отец нервно курит.

СЕВКА
Папа, ты меня звал?

ОТЕЦ
(с нескрываемым удивлением глядя на Севку)
Мы переезжаем. Иду на повышение! Получил назначение.
(с показной бравадой)
Я теперь партийный работник областного масштаба!

СЕВКА
Я не поеду.

ОТЕЦ
(вставая)
Что?!

СЕВКА
У меня есть женщина. Я её люблю. Я женюсь.

ОТЕЦ
Сосунок! Я тебе женюсь! Ты хоть знаешь, кто она? А я знаю Валентину.

СЕВКА
Папа, а ты откуда…? Ты? Знаешь?

ОТЕЦ
(мечтательно возведя глаза)
Кто не знает Валентину!
(тряся восторженно головой, с придыханием)
Это-же наше… Наше! А сколько у нее поклонников! Даже…
(спохватившись, с уважением глядя на Севку)
А она выбрала… Но вовремя одумалась… Жизнь не сказка… Не сон… А грубая материалистическая реальность.
Я все знаю. Это мой город! Я был у неё в деревне… Видел её… Разговаривал с ней…

СЕВКА
(растерянно)
Разговаривал?.. А её жениха: «мужчину - независимого и обеспеченного, не витающего в облаках, который твердо стоит на земле»? Видел.

ОТЕЦ
(удивленно)
Её жениха?
(обрадованно)
Видел и позавидовал ему. Такую девушку…

СЕВА
Папа, и давно?

ОТЕЦ
Прости сынок! Весь город шумит: сын первого секретаря… Надо, как говорят твои друзья, «рвать когти». Такой шанс бывает раз в жизни. Я подневольный человек. Куда партия пошлет…

СЕВА
А как она? Я люблю её.

ОТЕЦ
А что она? У тебя вся жизнь впереди. У тебя их будет не одна, и не две… Уезжаем и немедленно.

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ

НАТ. УЛИЦА - ДЕНЬ. РЕТРОСПЕКЦИЯ

На тротуаре стоят: с самодельной тряпичной сумочкой в руке  Тренер и Севка.

ТРЕНЕР
Завидую тебе. У меня диплом Задрипинского ВУЗа. Учитель физкультуры. Тренер по совместительству. А ты будешь жить не в нашем районном городишке, а в областном центре, в шикарной квартире.

СЕВА
Тренер, а где она сейчас?

ТРЕНЕР
У бабушки в деревне.

МИТЯ
С женихом своим знакомит?

ТРЕНЕР
Каким еще женихом?

СЕВА
Она ж говорила что, у нее кавалер объявился, что замуж за него собралась.

ТРЕНЕР
Говорила? У нее этих кавалеров, хоть пруд пруди. И все жениться на ней хотят. Такая женщина!
(залезая в саквояж)
Да! Чуть не забыл. Она тебе просила передать. Книжку. Вот эту. Есенин. Только осторожно раскрывай, там внутри цветок какой-то.

Тренер подает Севке книгу.

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ

НАТ. УЛИЦА РАЙОННОГО ГОРОДА - ВЕЧЕР

Сева выходит из-за угла дома Валентины.
 
По тротуару навстречу ему бредет, чистенько одетая, с аккуратной прической, старушка (75)(ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА) с кошелкой в руке, опираясь на тросточку.

Сева идет ей навстречу…

…проходя мимо ее, внимательно рассматривает.

Пройдя мимо шага два, останавливается.

Разворачивается.

СЕВА
Женщина, подождите.

Старушка останавливается, поворачивается и, с интересом разглядывая его подслеповатыми глазами, делает шаг к нему навстречу.

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
Что, милый?

СЕВА
(смущенно)
Вы меня узнаете?

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
(разглядывая)
Не припоминаю. А сколько тебе лет?

СЕВА
(нехотя)
Скоро шестьдесят пять.

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
Шестьдесят пять? А выглядишь на все 60. Вру, 55! А ты ничего! Красавчик! Еще наверное за девками бегаешь?

СЕВА
Нет, уже не бегаю. Я в основном пешочком. А вы тоже ничего выглядите.

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
(игриво поправляя прическу, грустно)
Старая я уже. Чего живу? Помирать пора. Да не получается. Жить придётся мне до ста лет.

СЕВА
Ну и хорошо.

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
А чего хорошего? Грешна я. Все кто прожил жизнь в грехе, долго живут. Бояться! Бояться в ад попасть! 
(смотрит вопросительно)
А вдруг и бог, и ад есть? Грехи замаливают. Влачат убогое существование. И я с ними соратниками-грешниками живу – мучаюсь.
(показывает аптечный пакетик с лекарствами)
Во! Таблетками питаюсь! Нет, не знакомы мы, не припоминаю. Разве что, голос… Нет!

Она поворачивается уходить, что-то бормочет.

Останавливается. Медленно поворачивается.
 
Смотрит на него невидящими глазами.

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
(отрешено, склонив голову)
Но измятая в книжке фиалка
Мне о счастье былом говорит…
(словно очнувшись)
Как же не помнить! Моего красавчика! Моего Купидончика сладенького. И Есенина помню.
(задумчиво)
Всё стихи мне его наизусть читал. Песни твои помню:
(тихо напевает)
Если б сердце твое так не грело ласкою
И ты для меня не казалась сказкою…

СЕВА
(продолжает подпевать)
Все равно бы любил я тебя родная.
А за что? А за что? Не знаю.

Она смахивает платочком слезу…

…протягивает руку, и, с нежностью в глазах, гладит его по щеке.

Он берет её руку и целует.

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
Так это ты?

СЕВА
Я.

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
Прости меня милый, прости.

СЕВА
За что?

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
За всё.
(цитирует)
…За все что был и не был виноват…

СЕВА
Тебе спасибо за то, что ты у меня была.

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
(живо, с интересом)
Как ты? Жена? Дети? Внуки?

СЕВА
Всё есть. Все хорошо.

ВАЛЕНТИНА ИГНАТЬЕВНА
Вот и свиделись.
(печально качая головой)
Значит мне уже пора.
(прикрывая лицо рукой)
Не смотри на меня…
(словно отталкиваясь рукой)
Не трави душу. Ступай с богом.

Валентина Игнатьевна, чему-то улыбаясь, уходит.

Сева стоит и смотрит ей вслед.

Валентина Игнатьевна, быстро семеня ногами и опираясь на тросточку, скрывается за углом своего дома. 

Улица пуста. Никого нет.

Сева задумчиво смотрит на угол дома. Налетает шквал ветра, развевая его волосы, одежду. Начинается дождь. На лице его непонятно что: капли от дождя или слезы.

Он продолжает стоять.

Камера поднимается вверх по стене панельного дома и останавливается на окнах третьего этажа.

В одном стоит, опираясь на костыли, набычившись, обрюзгший старенький, но узнаваемый, Тренер.

В другом, рядом, стоит, скрестив руки Мужчина.

Оба смотрят на Севу.

НАТ. УЛИЦА РАЙОННОГО ГОРОДА - ВЕЧЕР

Сева идет в задумчивости по тротуару.

Мимо его проходит пожилой мужчина (65) с землистым цветом лица (ДЖОКЕР).

Мужчина, бросив взгляд на Севу, останавливается. Цепко смотрит, прищурив глаза и засунув руки в карманы.

ДЖОКЕР
(вопросительно глядя, к Севе)
Севка?

СЕВА
(отрываясь от задумчивости)
Что?

ДЖОКЕР
Узнаешь, кореша своего, по юности?

СЕВА
(соображая)
Гоша?!

ДЖОКЕР
(обнимая Севу)
Он самый! Какими судьбами?

СЕВА
Да вот решил заехать, навестить родные пенаты… Как там ребята?

ДЖОКЕР
Славик помер в перестройку. Веня пропал на БАМе. Сашка в столице на пенсии. Тренер еще трепыхается. Я «откинулся» и на заслуженном отдыхе. А чего про Валентину не спрашиваешь?

СЕВА
Да, кстати, жива?

ДЖОКЕР
Еще как жива! Ты как уехал, так она замуж за Тренера вышла и сразу родила мальца.

СЕВА
А чего за тренера? У неё кто-то посолидней был.

ДЖОКЕР
Да, нет. Она когда забеременела, скрывалась у своей бабки в деревне. Всем лапшу вешала, что замуж собирается.

СЕВА
Забеременела? От кого?

ДЖОКЕР
(хитро прищурившись)
У нее в то время ты был и этот мифический жених… Правда поговаривали, что и твой папаша…

СЕВА
Что ты хочешь сказать?

ДЖОКЕР
Да ничего. Вы когда с папашей срочно эвакуировались в дальнюю от нас область…

СЕВА
Отец на повышение пошел… партия послала…

ДЖОКЕР
Повышение? Странно… Я в столицу хоть сейчас… Но! Там я кто? Один из многих. А здесь я король! И твой папаша был Хозяином города, царь и бог! Первый секретарь! А там?! Второй… Зам… Нет, сбежал… от греха подальше… Так, вот, сын её наша гордость, знаменитость, артист кино! Всеволод Багров!

СЕВА
Это, тот самый Багров? Сыщик? Всеволод?

ДЖОКЕР
Да, да…  Как и ты Севка. Она так его назвала…
(в недоумении почесывая затылок)
У нее, вообще-то, много хахалей-поклонников было… Чего старое ворошить? Сколько лет прошло!

Джокер глядит на наручные часы, отодвигая обшлаг рукава.

На руке, почти синей от татуировок, часы «Ролекс».

СЕВА
Ты куда-то спешишь? На работу?

ДЖОКЕР
Я!? На работу!? А вообще, если прикинуть, то да…

СЕВА
В такое время?

ДЖОКЕР
В казино я тут… Гм… Работаю.

СЕВА
В казино, кем?

ДЖОКЕР
«Смотрящим».

СЕВА
Это как?

ДЖОКЕР
У нас в городе всего одно казино, а братва там интересная, как говорится криминальная. За порядком смотрю. Ежели что, то разборки «разруливаю», на место ставлю…

СЕВА
Авторитет?

ДЖОКЕР
Вроде этого. Пойдем вместе? «Побазарим» за рюмочкой «конины»? Я угощаю.

СЕВА
Нет, я тут… это самое…

ДЖОКЕР
Ну ладно, а то… Меня тут все знают. Спроси «Джокера». 

ИНТ. СТОЛИЧНАЯ КВАРТИРА СЕВЫ - ДЕНЬ

В кабинете беспорядок: на полу разбросанные вещи, исписанная писчая бумага, опрокинутая урна.

Слева и справа вдоль стен полки с книгами.

Камера показывает пол…
 
…затем забегает на стол…

…где лежит раскрытый томик Есенина с высохшей незабудкой.

Показывает монитор, на котором высвечен заголовок: «Первая последняя любовь».

Понимается выше…

…застывает на лице Севы. Он мертв. Глаза его раскрыты.

Идут заключительные титры, за кадром звучит мелодия, а потом и сама песня, которую, задумчиво напевает Сева.

СЕВА
(за кадром)
Если б ты не жила на соседней лесенке
И не пела свои волшебные песенки,
Все равно бы любил, без конца и края,
А за что, а за что, не знаю.

Если б были глаза, у тебя не синие,
а над ними бровей не такие линии
Все равно бы любил, без конца и края,
А за что, а за что, не знаю.

Пожилой Сева заканчивает петь и в продолжение песни вступают поющие молодые Севка и Валентина.

СЕВКА
(за кадром)
Если б губы твои не были…

ВАЛЕНТИНА И СЕВКА
(за кадром, вместе)
Медовые.

СЕВКА
(за кадром)
Не слетали с ресниц искорки…

ВАЛЕНТИНА И СЕВКА
(за кадром, одновременно)
…Бедовые

СЕВКА
(за кадром)
Все равно бы любил,

ВАЛЕНТИНА И СЕВКА
(за кадром, вместе)
без конца и края,
А за что, а за что, не знаю.

СЕВКА
(за кадром)
Если б сердце твое, так не грело…

ВАЛЕНТИНА
(за кадром)
…ласкою.

СЕВКА
(за кадром)
И ты для меня не казалась сказкою,

ВАЛЕНТИНА
(за кадром)
Нет не правильно! Дай я спою последний куплет.

СЕВКА
(за кадром)
Попробуй.

ВАЛЕНТИНА
(за кадром)
Если б сердце мое, так не грело ласкою
И я для тебя не казалась сказкою,

СЕВКА
(за кадром)
Все равно бы любил я тебя родная.

ВАЛЕНТИНА И СЕВКА
(за кадром, вместе)
А за что, а за что – не знаю.

Звучит радостный смех, поцелуи.

ВАЛЕНТИНА
(за кадром)
Мой Купидончик!

Титры заканчиваются.   

КОНЕЦ СЕРИАЛА


220021, БЕЛАРУСЬ, г. Минск, ул. Центральная, 4-17, тел. 242-96-60, Велком +375293931703,
Сергей Иванович Долгий  Serega.dolgi@yandex.by








      









 


Рецензии