Знают ли христиане рпц как христианство делало наш

Знают ли христиане РПЦ как христианство делало  наших предков РАБАМИ?
  Сегодняшние христиане напоминают слабоумных и слабопамятных дурачков, которые млеют от христианской нерусской веры. При этом они совершенное не знают, что на протяжении 1000 лет, начиная с 11 века, христианские монастыри были самыми крупными рабовладельцами в России. Эти умилённые христиане даже не подозревают, что когда в России в 1861 году происходила реформа по освобождению крепостных крестьян из рабства в России было около 1 миллиона (без семей этих рабов) крепостных. Что примерно составляло  70 миллионов населения России. И, что, 10 часть этих рабов – были рабами при христианских монастырях. (Подробнее об этом в предыдущей статье    )
(Эту статью в более читаемом виде Вы можете прочитать на сайте «Макспарк» в блоге Жжукова Ивана. Там же ВЫ можете прочитать удалённые неконстутиционной цензурой сайта Проза.ру статьи о Пусси Райт и удалённые на сайте ПРОЗА.ру  статьи «Православное христианство – секта гностического ведического христианства?» в 6 частях. На сайте МАкспарк прохристианской цензуры  НЕТ!)

 Почему-то православные попы не сообщают об этой участи русских людей, которая была и которая вновь состоится при существующей античеловеческой политике госвласти. Ниже привожу полтора десятка страниц из исследований советских учёных собранных в книге «Русское православие. Вехи истории» , (Москва, Изд-во Политической литературы, 1989 год. Страницы из статьи Я.Е. Володарского «Землевладение русской православной церкви и её хозяйственно-экономическая деятельность (11 – начало 20 веков))
  Судя по статье Володарского, часто в рабство попадали крестьяне, мещане и рабочие, разоренные античеловеческой экономической политикой князей, царей и помещиков.
Наступивший капитализм в России опять разрушает предприятия, опять людям некуда прибиться, особенно одиноким. И они снова будут стекаться в монастыри, в которых надо обрабатывать земли и выполнять грязную работу за нехитрую еду и тёплый угол. И на Россию постепенно накатывает мракобесная христианская религия, исповедующая, что «человек – раб божий» и «вся власть от бога» - то есть раб не должен роптать на власть и не должен иметь своего голоса против власти, будь она 100 раз неконстутиционна, потому как этот ропот будет против бога, … в данном случае против еврейского Бога и его наместников на  земле русской….
Редкий разумный человек может осознать, как хитро расставляется душевная ловушка для ДУШ русских людей, усыпляя их и отучая критически думать.
  Пусси было разбудили засыпающий разум христиан, попытавши сказать правду о попах и госвластях и их сладостном симбиозе. НО внимание верующих умело переключили на личность, личную жизнь женщин из Пусси. Это умелый чародейский приём – переключать струи мышления человека с более сложных на более простые и плотские. Сработала ловушка. Плюс управляемые госвластью судьи вынесли уголовное наказание – признав высказывание правды в России – как хулиганство. И чтоб другим неповадно было:
Будешь говорить правду в России– посадят за хулиганство в тюрьму  года на два, а то и поболее.
Это сегодня в России демократией называется???
   
Сегодня государственная власть ратует за введение в России христианства, практически на уровне государственной идеологии.  Госвласть (констутиционность которой под сомнением  см. ст-ю
http://maxpark.com/community/4521/content/2156633 ) ни в лице президента, ни в лице Госдумы, не советуясь с народом, наплевав на то что наше государство светское  и демократическое, а , следовательно, ключевые решения в политике внешней и внутренней должны быть согласованы с народом через соответствующие референдумы, протаскивают христианскую ЕВРЕЙСКУЮ религию в виде РПЦ, как идеологию для РУССКОГО народа. Власть не советуется с народом, госвласть видимо вообще не интересует мнение ни по какому государственному вопросу? Либо власть подделывает мнение народа с помощью каких-то опросов,  проведение которых и подсчёт совершенно непрозрачен, как и выборы в госдуму или на пост президента. С помощью таких «соцопросов» можно подтасовать любое удобное для госвласти решение. Но конституция РФ не предусматривает замену референдума, поддельным соцопросом.
Например, опросы, проходящие на сайте Макспарка по вопросам приверженности населения к христианской религии показывают, что в среднем только 9% опрошенных являются приверженцами христианской религии (благодаря или вопреки скандальной деятельности РПЦ и его руководителя ). И это доказывает, что данные госопросов и РПЦ о 80% -ой приверженности к христианской религии в России, ложь…. А точнее мошенничество госвласти, которая под этой завесой лживых опросов выделяет  , отделённой по конституции РФ от государства, РПЦшной религии земли,  деньги и протекцию во все госорганизации: больницы, школы, институты….
Например,  в Орле никак не могут достроить  новый лечебный корпус Областной больницы – нет денег. НО рядом с недостроенным больничным корпусом  за это время построена христианская РПЦшная церковь высотой в 3 этажа. На это деньги есть ?!
Также, несколько лет назад Россия выкупила за бешеные деньги ( цена засекречена) землю в центре Парижа возле Эйфелевой башни (по данным интернета) для постройки кафедрального собора РПЦ…   Нужен ли  нам-россиянам кафедральный христианский собор в Париже? У нас ещё в российских городах люди по колено в грязи ходят – спросил ли кто этих людей про собор в Париже или про многочисленные церковные постройки в России?
 Народ, то есть нас  с вами,  госвласть не спрашивает, также как не спрашивает рабовладелец своего раба, как ему жить и что ему есть. И кроме этого у народа , у гражданина, не смотря на то, что гражданин России по 3 статье конституции ВЛАСТЬ и МОЖЕТ УПРАВЛЯТЬ ГОСУДАРСТВОМ НЕПОСРЕДСТВЕННО (то есть без госвласти) по факту нет ни власти, никакого права влиять на госвласть, ни даже права законодательной инициативы для обращения в Госдуму. Гражданин России по факту даже не может обратиться в Констутиционный Суд РФ с жалобой на неконстутиционность какого-либо госоргана, закона или госчиновника. Российский гражданин по факту РАБ.
 Теперь госдума, в лице депутата МИзулиной и других «радетелей за христианскую Россию» решила закрепить духовное рабство русского народа дряхлой рабской религией официально: « Мизулина предложила включить православие в Конституцию
Якутия. 24 ноября (2013 г). NVpress - Депутаты Госдумы поддержали внесение в преамбулу Конституции пункта о православии как основе национальной и культурной самобытности России. Из сообщения на сайте Госдумы следует, что идею предложила депутат Елена Мизулина, сообщают "Ведомости". (Взято с сайта http://www.vecherniy.com/smi-post-66493 )
Причиной депутатской инициативы послужило …»обращение участников конференции «Триумф и крушение империи: уроки истории», приуроченной к 400-летию династии Романовых и прошедшей 10 ноября. На ней выступали министр культуры Владимир Мединский, президент Российского фонда культуры Никита Михалков и ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре архимандрит Тихон (Шевкунов).» Как видим те же лица и те же попы имитируют волю народа. Но обоснование подвели таково:
«Так же, как законодательно закреплен государственный суверенитет Российской Федерации, мы призываем закрепить ее суверенитет духовный, признав в Конституции России особую роль православия. Конституционное закрепление духовного суверенитета позволит нашей стране сохранить национальную идентичность, государственную независимость и убережет от новых потрясений. Без этого шага никакие экономические успехи не гарантируют нашей Родине спокойствия и процветания. Пример крушения Российской империи в 1917 г. с беспощадной ясностью демонстрирует, что при духовном кризисе инвестиционный климат не поможет», — говорится в тексте обращения.
 (24 ноября 2013, 21:42, Наше время)»
  Вот такая кривая логика у прохристианских депутатов – сами себе врут и сами себя уговаривают :
« Пример крушения Российской империи в 1917 г. с беспощадной ясностью демонстрирует, что при духовном кризисе инвестиционный климат не поможет»  Какой духовный кризис был в 1917 году, если христианство было в силе, оно уже 1000 лет помогало госвласти гнобить и порабощать русский гарод? Какой кризис ? Синод христианский – был министерством культуры в Царской России, попы всех рангов получали зарплату от государства и имели рабов, имели доходы от всех церковных служб , и не облагались налогами. 
Каким духовным кризисом страдала Россия, когда у уголовном кодексе царя Николая 2, ныне ставшего святым, было 14 статей, по которым гражданина России можно было отправить на каторгу, если приходской поп придумает какой–либо нелепый оговор этого человека. О чем, кстати, современные умилённые христиане и не догадываются. А закон о защите чувств верующих уже действует. И любой поп может в любой момент почувствовать, что его чувства оскорблены ( а прохристианские СМИ раздуют вопли о хулиганстве, как с Пусси) и пожалуйте граждане на нары. И ничего, что при этом  ТРИЖДЫ будет попрана Конституция и светскость и демократия в России. Это суд решил, а судам РФ, конституция России не указ, как показывают мои обращения в Орловские и суды и в Конституционный Суд РФ.
 Как мы видим, ссылки современных заядлых христиан на кризис духовный 1917 года – «выковыренный из носа» (как говорит наш старый новый президент) миф.
Миф для забалтывания народа. Кто хочет на самом деле разобраться в падении христианства, то почитайте книгу Андрея Купцова «Миф о гонениях на церковь в СССР», где приводятся факты и документы о том, что к 1917 году русский народ ненавидел христианство, и за те 14 каторжные статьи, за рабскую направленность религии на протяжении 1000-летия, за то, что попы начиная с 9 января 1905 года расстреливали мирные шествия народа  из пулемётов с колоколен. Советская власть  издала декрет о независимости религии от государства и перевела христианскую религию на хозрасчёт, на самоокупаемость, убрав всякое принуждение человека к религии. Народ не стал ходить в церковь, попы оголодали и сами разбежались из церквей. Также там можно прочитать, как попы официально предали анафеме капитализм в первые годы советской власти, как попы признали и восхваливали социализм…
 Теперь попы снова переметнулись в поддержку капитализма и предали анафеме советский строй. Наверное, как раз такую политическую «гибкость» В.И.Ленин  назвал  политической проституцией. (А далее в научном исследовании Володарского есть строки, что христианские попы и под Татаро-Монгольское Иго, под Орду  «подстраивались», так же как и под фашистов (об этом тоже есть документы).
   Так вот какую моральную опору, современным прохристианские депутаты, министры и общественные деятели, хотят дать русскому народу. Причём русский, российский народ НИКТО НЕ СТРАШИВАЛ.
 Как мы видим из  тезисов «прохристиан» можно сделать более логичный вывод, что Российская Империя рухнула в 1917 году как раз из засилья рабской христианской античеловеческой религии. В СССР идеология еврейского христианства была заменена на более человеческую идеологию равенства  и братства всех народов, пролетариев, рабочих и крестьян. Для построения справедливого общества, в котором нет рабов и нет господ, нет угнетения человека  под предлогом неправильного вероиповедания.
 Да, не всё получилось в СССР.  Идеология социализма закостенела, партия коммунистов тоже в большой степени узурпировала власть советов. НО социалистическое общество было более человечным, чем царское самодержавие. Уже многие капиталистические страны пришли к тому, что ввели социалистические нормы в экономике и морали. У них даже пособие по безработице выше, чем у нас зарплаты в России (про пособия в России скромно промолчим – это просто позор госвластей).
НО что нам мешает, если мы считаем себя разумными людьми, построить разумное  (идеологически и экономически) справедливое общество? Хотим мы русские – богов, религии – так давайте на референдуме обсудим, какой в России должна быть ГЛАВНАЯ РУССКАЯ ИДЕОЛОГИЯ_ЦЕЛЬ. Кто хочет исповедовать еврейское РПЦшное христианство – пусть исповедует. НО если в людях возобладает РАЗУМ, то он сам придёт путём размышления к той вере, которая ему уготована по судьбе… НО пусть  граждане России сами решат какие им нужны духовные опоры. Однако, в течении 7 лет мои письма с предложениями о всероссийском референдуме президенту, партиям, СМИ не получили никакого отклика. Я говорил и говорю, что в России нужна человеческая русская госидеология, без неё Россия погибнет, как корабль, который не имеет ни компаса, ни паруса. В ответ мне тишина. НО госвласть понимает понемногу, что нужно духовное наполнение человеческой Души, смысл жизни. ТОлько оно пытается подсунуть человеку рабскую религию, пытается переплавить и Душу русского человека в душу раба, поэтому и не спрашивает народного мнения, не опирается на реальные потребности русского населения.  А пытается воскресить религию, которая привела к развалу Российской Империи в 1917 году, переворачивая аргументацию с ног на голову.
 Уважаемая госвласть! Ты не хочешь для своего народа человеческой идеологии? Не хочешь выбрать прогнившую вонючую иноземную «одежонку»  для  Души русского человека? Ну, тогда посмотри, как предлагаемая тобой религия-идеология  веками порабощала русского человека, топтала его жизнь и душу, отнимала  и воровала у русского человека землю-кормилицу и Родину.
(Кроме этого можно вспомнить  что писал об уничтожении русской культуры А.Афанасьев http://maxpark.com/user/4294980017/content/1910930
Предложения по национальному проекту-референдуму «Возрождение русской духовности» http://maxpark.com/community/4109/content/1925272 )
 
Страницы из книги-исследования  «Русское православие. Вехи истории.»
(Красным выделено, что касается рабства крестьян)
                Страница в оригинале      -   518
рально-Черноземном   районе,— один  городской  и   4(1) сельских, всего 5(1) монастырей.
По-прежнему в относительно густо населенных Цент¬ральном и Озерном районах в городах основывалось на¬много больше монастырей, чем в сельской местности, на севере же, где крестьянство интенсивно осваивало землю, а городов было меньше, сельские монастыри преоблада¬ли. Совсем не появилось новых монастырей в Смолен¬ской земле (Западном районе).
Всего в XIV в. было основано 82(17) городских и 58 (3) сельских, а вместе—140(20) монастырей.
Победа на поле Куликовом, несмотря на последо-вавшее вторжение Тохтамыша и разорение Москвы, су-щественно укрепила положение московских князей. В развернувшихся в XV в. феодальных войнах они одер-живают верх над соперниками; Золотая Орда, разди-раемая междоусобицами, слабеет. Продолжается освое-ние территории русских княжеств увеличивающимся на¬селением, а вслед за крестьянами идут монахи: в XV в. в Центральном районе основаны 51(10) городской и 49(5) сельских, всего 100(15} монастырей, в Озерном — 24(9) городских и 49(2) сельских, всего 73(11) монасты¬ря, на севере — 6(1) городских и 19(1) сельских, всего 25(2) монастырей, в Смоленской земле — 2 мужских, в Черноземном районе — 3 городских и 2 сельских, всего 5 монастырей.
В отличие от XIV в., когда, как уже было сказано, по¬явилось значительно больше городских монастырей — 82 против 58 сельских, в XV в. было основано почти столько же городских — 85(20), но гораздо больше сель¬ских— 120(8), а всего — 205(28) монастырей. Рост чис¬ла сельских монастырей, несомненно, отражает успехи внутреннего крестьянского освоения территории страны.
Свержение татарского ига, объединение княжеств в единое государство способствовало укреплению церкви как феодальной организации. В сложившемся Русском государстве она сразу стала крупнейшим землевладель¬цем. Попытка отнять у нее земли, которую предприняло правительство в середине XVI в., окончилась неуда¬чей— царское самодержавие еще нуждалось в поддерж¬ке церкви и не пошло на открытый конфликт в сложной обстановке борьбы с потомками удельных князей и круп¬ными землевладельцами-боярами, стремившимися огра-.
519
ничить власть царя. Строительство монастырей и, само собой разумеется, расширение земельных владений церкви продолжалось в возрастающем темпе вплоть до 1580 г., когда окрепшее самодержавие и алчущие рас-ширения своих владений боярство и дворянство все же добились от церковников согласия на запрещение мо-настырям приобретать земли от служилых людей. Но монастыри, как и раньше, расширяли свои владения, получая от правительства свободные земли и призывая на них крестьян на льготных условиях. По истечении срока льгот крестьяне оказывались в крепостной зави¬симости от монастырей.
В XVI в. в Центральном районе было основано 77(22) городских и 97(5) сельских, итого 174(27) монастыря, в Озерном — 32(8) городских и 63(3) сельских, итого 95(11), в Западном (Смоленской земле)—3(1) город¬ских и 6 сельских, итого 9(1), в Северном районе — 7(1) городских и 63(3) сельских, итого 70(4), а всего в этих четырех районах — 119 (32) городских, 229 (11) сель¬ских, итого 348(43), монастырей. Как и в XV в., количе¬ство новых сельских монастырей существенно превыша¬ет число городских.
С переселением крестьян в присоединенные Сред¬нее и Нижнее Поволжье и Южное Приуралье, а также в уже ранее заселявшееся Северное Приуралье там возникают и монастыри: в Среднем Поволжье—18(4) городских, 3(1) сельских, итого 21(5), в Северном При¬уралье— 4 городских, 6 сельских, итого 10 и в Южном Приуралье и Нижнем Поволжье (в городах Уфе и Аст¬рахани)— 4(1) городских монастыря, а вместе с Чер¬ноземным районом (по 13(1) в городах и селах) всего в этих пяти районах появилось 39(6) городских, 22(2) сельских, итого 61 (8) монастырь.
Всего в XVI в. возникло 158(38} городских и 251(13) сельских, итого 409(51) монастырей.
. Таким образом, за три столетия, с XIV по XVI в., бы-ло основано 325(75) городских, 429(24) сельских, а все-го 754 монастыря, в том числе 655 мужских и 99 жен-ских.
Часть монастырей была упразднена по разным при-чинам. Наличное количество составляло (с учетом ос-нованных ранее XIV в.) в XIV в. 155(37) городских, 72(3) сельских, всего 227(40), в XV в.—230(58) город-
                520
ских, 184 (11) сельских, итого 414(69) и в XVI в.— 369(92) городских, 402(22) сельских, итого 771(114) мо¬настырь.
Как видим, если в XV в. количество монастырей увеличилось по сравнению с XIV в. на 200, то в XVI в. по сравнению с XV в.— уже более чем на 350 мона-стырей.
Конечно, не все они владели землей (кроме той, на которой были построены). Но хотя в источниках нет сводных данных ни в целом по стране, ни по одному ка-кому-либо монастырю, не может быть сомнения в том, что у многих были владения и зависимые крестьяне, а ряд монастырей имел крупные вотчины. Мы уже гово-рили о том, что некоторые монастыри получали земли еще в XII в. Обратившись к данным по XVII в., можно выделить крупные — по понятиям тогдашних чиновни-ков— монастыри, имевшие свыше ста дворов крепост-ных крестьян, то есть около 700 человек обоего пола. Понятно, что такие владения обычно приобретались по-степенно на протяжении долгого времени (конечно, иногда монастыри получали крупные пожалования от царей, членов царской семьи или бояр, но это все же было не так уж часто). Так вот, в XIV в. таких мона-стырей было основано в Центрально-промышленном рай-оне 22(4) городских, 6 сельских, итого 28(4), в других районах 3(1) городских и 8 сельских, итого 11(1), все-го 39(5), из них 8 монастырей имели в конце XVII в. свыше 2 тыс. дворов (свыше 14 тыс. крепостных кресть-ян). Это были монастыри Кириллов Белозерский (бо¬лее 5 тыс. дворов), Ипатьев и Чудов (более 3 тыс. дво¬ров каждый), Спасо-Евфимьев и Покровский женский суздальские, Симонов и Вознесенский женский москов-ские и Борисоглебский ростовский «на Устье» (более 2 тыс. дворов каждый).
В XV в. возникло 32(4) таких монастыря, из них 17(4) в Центрально-промышленном районе, среди них Новоспасский московский и Троицкий калязинский (бо-лее 2 тыс. крепостных дворов каждый), Иосифов волоц-кий, Пафнутьев боровский и Печерский псковский (бо-лее 1 тыс. дворов), а также Соловецкий и вологодские Павлов обнорский и Корнильев комельский.
В XVI в. таких монастырей было основано 39(5) , в том числе 18(3) в Центрально-промышленном районе,
521
среди них Новодевичий московский (более 2 тыс. дво-ров) и Богородицкий свияжский (более 1 тыс.).
Если же учесть, что монастыри, имевшие в конце XVII в. более ста дворов, основывались начиная с XI в. (в этом столетии, например, возник новгородский Юрь¬ев монастырь, имевший в XVII в. более 600 дворов), то общее их число составит в XIV в. 71(9), в XV в.— 103(13) н в XVI в.— 144(18) монастыря. А ведь и среди мона¬стырей, имевших в конце XVII в. менее ста дворов кре¬постных крестьян, вероятно, были и такие, у которых зе¬мельные владения сформировались (или появились) ранее XVII в.
Именно в этот период складывались и владения ар-хиереев. Наибольшая вотчина была у митрополита всея Руси, ставшая патриаршей в конце XVI в., после учреж-дения патриаршества на Руси. Изучавший ее историю С. Б. Веселовский отметил, что «истинным организа¬тором митрополичьего двора и земельных владений митрополичьего дома был... Алексей»1. При нем митрополичья кафедра окончательно обосновалась в Москве, а ее земельные владения были значительно увеличены.
Образованию крупных вотчин способствовали при-вилегии, которые архиереи и игумены получали от ве-ликих князей. «Привилегированность митрополичьих и монастырских земель,— указывал С. Б. Веселовский,— выражалась не столько в свободе от тех или иных на¬логов и повинностей, сколько в том, что во владениях этих учреждений, сравнительно более крупных, кресть¬яне были лучше защищены от притеснения княжеской администрации и от обид со стороны посторонних лю¬дей, чем в мелких поместьях и вотчинах. Затем эти уч¬реждения, располагая большими средствами, имели воз¬можность привлекать к себе крестьян ссудами и различ¬ными льготами» 2.
В качестве примера формирования крупной мона-стырской вотчины приведем данные по истории москов-ского Симонова монастыря3.
1 Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточ¬ной Руси, т. 1, с. 334.
2 Там же, с. 400—401.
3 См.:   Ивина  Л.  И.   Крупная  вотчина  Северо-Восточной   Руси конца XIV —первой половины XVI в. Л., 1979.

                522
Этот монастырь возник около 1370 г. вблизи Моск-вы. С самого начала он был общежитийным, и его мо-нахи вели хозяйство собственными силами. Но мона-стырь был основан племянником Сергия Радонежского, близкого к великому князю и митрополиту Алексею, и, видимо, очень быстро стал получать земельные владе-ния. На первых порах это были промысловые угодья.
В первой половине XV в., особенно во время фео-дальной войны 1425—1453 гг., монастырь сильно увели¬чил свои владения за счет великокняжеских пожалова¬ний и вкладов постриженников и «на помин души». В ре¬зультате войны и сопутствовавших ей голода и эпидемий запустело немало крестьянских участков. Монастырь воспользовался этим и захватил 13 пустошей, 2 селища, 3 земельных участка, луг, пашню. Всего же за это вре¬мя он приобрел около 50 сел, селец и деревень, 5 селищ, 43 пустоши, соляную варницу, 5 крестьянских участков и другие угодья. Его владения оказались в 11 уездах; в Москве он имел двор и каменную церковь. У него ско¬пились большие средства, и он начал строительство ка¬менных зданий монастыря и стен.
Во второй половине XV в. вотчина продолжала рас-ширяться, но теперь в основном за счет покупок, так как правительство стало стремиться ограничить мона-стырское землевладение путем запрета вкладов. Вслед-ствие этого темп увеличения вотчины замедлился. Характерным для этого периода являлось большое количество споров о земле с государственными («черно¬сошными») крестьянами; обычно они решались прави¬тельством в пользу монастыря.
В первой половине XVI в. рост вотчины продолжал-ся по-прежнему главным образом путем покупок.
В целом в XIV—XVI вв. Симонов монастырь приоб-рел около 500 селений. В начале XVII в. его владения находились в 19 уездах, в них было около 8 тыс. деся-тин пашни, не считая лугов и лесов, что выдвинуло мо-настырь в крупные вотчинники.
Основание монастырей-вотчинников и пожалование им земель {даже без крестьян) вызывали сопротивле¬ние окрестного населения. Крестьяне прогоняли отшель-ников, основывавших монастыри. Это испытали Дмит-рий прилуцкий, Стефан махрищский, Арсений комельский, Антоний сийский. Несколько раз пытались под-
523
жечь келью Кирилла белозерского. Убили Григория и Кассиана авнежских, Агапита тотемского. Примеры можно было бы продолжить. Но это не могло остано-вить основание монастырей и рост их вотчин, «Многие из этих монастырей, если не большинство,— отмечал В. О. Ключевский, специально изучавший жития свя¬тых— основателей монастырей,— разрослись в крупные землевладельческие общества со сложным хозяйством и привилегированным хозяйственным управлением, с многообразными житейскими суетами, поземельными тяжбами и запутанными мирскими отношениями. Окру-женное монастырскими слободами, слободками и села-ми, братство такого монастыря представляло из себя черноризческое барство, на которое работали сотни и ты¬сячи крестьянских рук, а оно властно правило своими многочисленными слугами, служками и крестьянами» '.
В XVI в. обилие монастырей и монахов бросалось в глаза современникам и удивляло иностранцев. «Мона-шествующих у них бесчисленное множество,— писал Дж. Флетчер в конце XVI в.,—гораздо более, чем в дру-гих государствах, подвластных папе. Каждый город и значительная часть всей страны ими наполнены.., все лучшие и приятнейшие места в государстве заняты оби-телями или монастырями... монашеская жизнь наиболее отстранена от притеснений и поборов, падающих на про¬стой народ... Кроме того что монахи владеют поместья¬ми (весьма значительными), они самые оборотливые купцы во всем государстве и торгуют всякого рода то¬варами» 2.
Все это — хозяйственная деятельность церкви, сосре¬доточение в ее руках огромных земельных владений, за¬крепощение крестьян, нарушение церковных заповедей архиереями и монахами — вызывало недовольство и осуждение не только со стороны посторонних людей, но и самих церковников, среди которых развернулось дви¬жение за отказ от церковных богатств. Один из самых видных деятелей этих «нестяжателей», Вассиан, писал: «Господь сказал: раздай имение твое. А мы, войдя в мо-настырь, не перестаем, по нашему безумию, всячески приобретать себе чужие села и имения, то бесстыдно вы-
! Ключевский В. О. Курс русской истории, ч. 2, с. 272.
2 Флетчер Дж. О государстве Русском. Спб.,  1906, с. 98—100.
524_________________________________________
прашивая у вельмож лестью, то покупая... Господь по-велевает: отдай нищим. А мы, заразившись ненасытным сребролюбием, различным образом оскорбляем братии наших, живущих у нас в селах, обижаем их неправедны-. ми поборами, налагаем на них лихву на лихву... И если они не имеют сил отдать нам лихвы, то мы без жалости лишаем их имущества, отнимаем у них корову или ло¬шадку, а самих с женами и детьми, как поганых ино¬верцев, далеко прогоняем от своих пределов, а иных, предав княжеской власти, доводим до конечного разо¬рения... Иноки, забыв свой обет и отринув всякое благо-говеинство, уже в седой старости поднимаются из сво¬их обителей и толкаются в мирских судилищах, то тя¬гаясь с убогими людьми о своих многолихвенных заимо-даниях, то судясь с своими соседями о границах земель и сел... Сами вы изобилуете богатством и объедаетесь сверх иноческой потребы... все годовые избытки берете себе: или обращаете их в деньги, чтобы давать в рост, или храните в кладовых, чтобы после, во время голода, продавать за большую цену» '.
Конечно, в отношении жажды наживы и нравствен-ной распущенности православная церковь не представ-ляла собой чего-то особенного: католические монахи ни в чем ей не уступали. Достаточно вспомнить, как их изображали современники, западноевропейские писате-ли, хотя бы Ф. Рабле.
В целом прирост числа монастырей составил в XV в. 65(8), а в XVI в.— 204(23) монастырей, несмотря на то что уже с конца XV в. правительство начинает пытаться ограничить рост землевладения. Чем же объяснить это увеличение темпов основания монастырей?
По-видимому, здесь сыграл свою роль целый ряд факторов.
Главным из них был медленный (замедленный татаро-монгольским разорением и установившимся игом), но все же рост производительных сил страны, которому способствовало развитие и укрепление феодальных от¬ношений, в то время еще прогрессивных.
Развитие экономики сопровождалось и в значитель-ной мере обусловливалось ростом численности населе-
1 Пдт. по   Грекулов Е. Секуляризация церковных имений в Рос¬сии. М., 1931, с. 39—40.
525
ния. Этот рост тоже шел замедленно вследствие фео-дальных войн и вызванных ими голода и эпидемий, но он был. Войны, голод, эпидемии увеличивали число увечных, инвалидов, одиноких женщин, прибежищем для которых были монастыри-богадельни (характерен рост количества женских монастырей). «Иногда мона¬стырь строился,— писал В. О. Ключевский,— при содей¬ствии целого общества, городского или сельского. Мо¬настырь был нужен городу и сельскому округу, чтобы обывателям было где постричься в старости и при смер¬ти и «устроить душу» посмертным поминовением», и да¬лее он приводит пример «убогого» монастыря (то есть богадельни) на Северной Двине, о котором крестьяне показали, что «у него было 14 деревенек, что тот мона-стырь строили и деревни к нему «подпушали и прику-пали» их прадеды и деды и отцы, проча его себе и сво¬им детям и внучатам «на постригание и на поминок»; монастырем и его деревнями заведовали они же, волост-ные крестьяне, и монастырскую казну держали у себя в волости»'.
Укрепление феодальных отношений выражалось в увеличении зависимости крестьян от феодалов, росте на¬логов, стеснении их жизни. Для части населения уход в монастырь был средством облегчить себе жизнь. На церковном соборе 1551 г,, как указывал С. М. Соловьев, отмечалось, что «в монастырях некоторые постригают¬ся для покоя телесного, чтоб всегда бражничать... в кельи женки и девки приходят, ребята молодые по всем кельям живут... монахи и попы пьянствуют... в монасты¬рях монахи и монахини и миряне живут вместе»2.
К этому надо добавить, что церковь получала при-вилегии как от татар, освободивших ее от дани (при усло¬вии проповеди покорности хану), так и от великого кня¬зя, что также способствовало росту числа монастырей.
Источники XVII в, позволяют — несмотря на то, что они все еще разработаны недостаточно — получить бо-лее полное представление о монастырях-вотчинниках и о землевладении духовенства в целом.
Прежде всего, оказывается возможным выделить мо-
1 Ключевский В. О. Курс русской истории, ч, 2, с. 256—257.
2 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М.; 1960, кн. 4, с. 77.
настыри, имевшие в середине и конце XVII в. населен-ные имения, то есть земли с крепостными крестьянами. Затем можно также установить, сколько крестьян было у епархий и церквей в конце XVII в. и сколько было земли у духовенства во второй половине XVII в.
Хотя приобретение земель монастырями было в кон-це XVI в. ограничено правительством, оно все же про-должалось, и владения духовенства возросли. Сильно увеличилось и количество монастырей (правда, часть из возникших в XVII в. без указания года, возможно, была основана еще в XVI в.). Их размещение показано в таблице 3.
В XVII в. было основано 657(156) монастырей — в полтора раза больше, чем в XVI в. При этом, несмотря на ограничение монастырского землевладения, 189(22) монастырей, то есть около трети монастырей имели в конце XVII в. крепостных крестьян. В их число вошли только те мо¬настыри, которые имели крестьян в конце столетия; но монастырей, имевших крепостных лишь в середине ве¬ка, было очень мало, не больше двух десятков. К концу столетия многие монастыри прекратили свое существо¬вание. Прибавив количество основанных монастырей (657) к числу бывших в конце XVI в. (771), получим 1428, а исключив бывшие в конце XVI! в. (1153), опре¬делим количество ликвидированных — 275(41) мона¬стырей. Правда, полной уверенности в том, что все они перестали существовать именно в XVII в., нет — ликви¬дация могла происходить и в первой половине XVIII в. Но даже за полтора столетия это значительная цифра. Больше всего монастырей было основано в Цент¬ральном районе: 75(25) городских, 113(24) сельских, итого 188(49), в том числе имевших крепостных кресть¬ян (возможно, не только в конце, но и в начале столе¬тия)— соответственно 17(5) и 28(2), итого 45(7), или около 25%.
Если в XVI в. на втором месте по числу новых мона-стырей был Озерный район, то теперь он уступил это место Северному: в них было основано соответственно 62(13) и 83(8) монастыря, В Западном районе, относи-тельно небольшом, и монастырей возникло очень немно¬го—всего 7(1).
В целом процесс основания монастырей в нечерно-земной полосе страны характеризуется следующими
530
данными; из общего количества 657(156) в нем появи-лось 340(72) новых монастырей, то есть больше поло-вины, в том числе 116(44) городских и 224(28) сельских. Такое соотношение показывает, что заселение и хо¬зяйственное освоение вышеназванных четырех районов еще не завершилось. К концу столетия из общего ко¬личества 565(184) городских и 588(45) сельских (итого 1153(229) монастырей) здесь сосредоточилось 344(113) городских и 448(31) сельских, итого 792(144) монасты¬ря, или 69%. Из этих 792(144) монастырей 479(59) име¬ли крепостных крестьян(60%).
На южных и восточных окраинах Европейской Рос-сии наибольшее количество новых монастырей появи-лось в Черноземном районе: 117(32) из общего числа 210(55), то есть больше половины. По всем пяти окра-инным районам, вместе взятым, городских монастырей пока еще было больше, чем сельских — соответственно 124(51) и 86(4), однако в Северном и Южном При-уралье положение было обратным: в этих заселявших¬ся районах сельские монастыри уже преобладали.
В целом в девяти районах Европейской России го-родских монастырей было меньше, чем сельских,— со-ответственно 240(95) и 310(32). Женских монастырей в городах было гораздо больше. Видимо, это объясняется положением крестьянок и горожанок в производстве: вдовы-крестьянки были больше связаны с хозяйством и, вероятно, лучше обеспечены материально, вдовы-го¬рожанки же с потерей кормильца — купца, ремесленни¬ка, военнослужащего, духовного лица — оказывались в более трудном положении. Кроме того, крестьянским девушкам, на которых в деревне смотрели как на рабо¬чую силу в семье, легче было выйти замуж, а в городе процент незамужних был, вероятно, выше. Впрочем, во¬прос этот нуждается в изучении.
В XVII в., как известно, шло заселение Сибири, ин-тенсивность которого нашла выражение в появлении там монастырей. Их было основано 29(10) городских и 14(1) сельских, итого 43(11), в том числе — соответст¬венно 12(3) и 6 (итого 18(3)), имевших в конце столе¬тия зависимых крестьян.
Начиная с середины XVII в., несмотря на набеги крымских татар, все большие размеры принимает народ¬ное переселение в южные лесостепные районы. Сюда



………………………………………………………………………



538    _______________________________________
Из 404 монастырей, которым принадлежало 115 тыс. дворов, у 22 была 71 тыс. дворов, или 62%. Еще у 96 мо¬настырей было 35 тыс. дворов (30%). Таким образом, 118 монастырей (29%) имели 106 тыс. дворов (92%) и всего 8% дворов находилось у 286 (71%) монастырей. Если еще принять во внимание, что в 1653 г. было 494 самостоятельных монастыря, то можно сделать вывод о том, что в XVII в. (да, наверное, и раньше) шел про¬цесс концентрации владений, происходило их перерас¬пределение. Подтверждением может служить история формирования земельных владений московского Дон¬ского монастыря1.
В середине XVII в. это был маленький монастырь, приписанный к московскому же Андреевскому монасты-рю, и его вотчина состояла из одного села и 20 пусто-шей. В 1678 г. он стал самостоятельным, а с 1683 г. на-чинается стремительное расширение его владений: в те-чение двух лет к нему приписываются шесть монастырей, он активно приобретает населенные имения, и в 1700 г. у него и у приписных к нему монастырей было уже около 1500 дворов и свыше 13 тыс, десятин пашни.
Монастыри и архиерейские дома составляли две группы церковных организаций-вотчинников. Третьей группой были собственно церкви: соборы, соборные и приходские. Наиболее крупными вотчинниками были три московских собора: Архангельский—1237 дворов, Благовещенский — 638 дворов и Успенский — 269 дво-ров, у которых вместе было 2144 двора. Свыше 25 дво-ров имели 9 соборных церквей, из которых самыми крупными владельцами были суздальская (162 двора), курская (88), ярославская (78), муромская (75) и др. Всего у 29 соборов и соборных церквей было около 3 тыс. дворов, у 287 приходских церквей — 2,8 тыс. дво-ров, а всего у них было 5,8 тыс. дворов.
Таким образом, 739 церковных организаций владело 150 тыс. дворов крепостных крестьян. Примем утайку в 25%, число женщин равным числу мужчин, а среднюю населенность дворов — 7 человек обоего пола, тогда об¬щая численность крепостных крестьян духовенства в
1 См.; Чекунова А. Е. Владения Донского монастыря в конце XVII в.— Вопросы истории хозяйства и населения России XVII в. М„ 1974, с. 308—311.
________539
конце XVII в. составит 1,4 млн человек, или 16% кре-постных крестьян в России и 13% всего ее населения.
Кто был наиболее крупным землевладельцем среди церковных организаций?
Это устанавливается по данным о количестве земли во второй четверти XVII в. и дворов крепостных кресть-ян в конце столетия. Поводом для сбора таких данных в обоих случаях было требование правительства о по-ставке даточных людей для армии, но во второй четверти их число соответствовало величине пашни, в конце же сто¬летия, как уже говорилось,— количеству дворов крепо¬стных крестьян. Если о числе последних сохранились сказки владельцев, то размеры земельных владений при¬ходится определять по числу поставленных даточных людей; при этом нет уверенности в полноте сведений. Но даже в таком случае величина земельных владений у самых крупных владельцев впечатляет1. Вот эти данные.
Самое большое количество пашни оказалось у под-московного Троице-Сергиева монастыря, основанного, как уже указывалось, в 1337 г. молодым монахом Сер-гием, получившим в истории прозвание Радонежского (по древней области, в которой был основан монастырь). Троице-Сергиев монастырь имел 150 тыс. десятин пашни в различных уездах Русского государства (по нашему расчету, общее количество земли достигало полумил¬лиона десятин); в конце XVII в.— 20 тыс. дворов крепо¬стных крестьян, или около 200 тыс. душ обоего пола (учитывая утайку). Следует отметить, что в это число земли и крестьян входили владения приписных мона¬стырей, которых в конце столетия насчитывалось не меньше тринадцати; владения самого Троице-Сергиева и приписных монастырей находились в конце XVII в. в 42 уездах (в Центральном районе— 18618 дворов, Озер¬ном — 173, Северном — 112, Черноземном — 276, Сред¬нем Поволжье— 1154 двора). Приписные монастыри имели всего 1796 дворов, так что в вотчинах самого Троице-Сергиева монастыря было 18,5 тыс. дворов (около 180 тыс. душ).
1 См.: Сташевский Е. Д. Очерки по истории царствования Ми-хаила Федоровича. Киев, 1913, ч. 1, с. 377; Водарский Н.В. Церков¬ные организации и их крепостные крестьяне во второй половине XVII — начале XVIII в.~ Историческая география России XII— на¬чала XX в. М., 1975, с. 78—94.
540
Это был левиафан среди землевладельцев: больше дворов, чем у него, было только в дворцовых владениях, доход с которых шел на содержание царской семьи. У других монастырей было меньше, но все же Кириллов (белозерский) и Иосифов (волоколамский) имели по 35,5 тыс. десятин пашни, ростовский и новгородский ар-хиерейские дома и Симонов и Новоспасский монасты-ри— от 22 до 25 тыс. десятин, Ипатьев, Новодевичий, Савво-Сторожевский, еще три монастыря и вологодский архиерейский дом — от 10 до 18 тыс. десятин. О количе¬стве пашни у патриарха сведений нет. В конце XVII в. на втором месте после Троице-Сергиева монастыря по количеству дворов крепостных крестьян был патриарх — 9,5 тыс. дворов, 90 тыс. человек, затем Кириллов (бело¬зерский) — 5316 дворов, 50 тыс. человек, Спасский (яро¬славский)— 4050 дворов, 40 тыс. человек, Ипатьев — 3684 двора, 35 тыс. человек, Чудов — 3065 дворов, 30 тыс. человек, Спасо-Евфимьев (суздальский), Новоспасский и Симонов (московские) (свыше 2,5 тыс. дворов, 20 тыс. человек у каждого) и др.
Следует отметить, что запрет приобретать владения, установленный в 1581 г. и подтвержденный в 1584 г., в бурных событиях первого десятилетия XVII в. обходился монастырями при попустительстве правящих лиц, стре¬мившихся заручиться поддержкой церковных иерархов и игуменов крупнейших монастырей (из которых эти иерар¬хи избирались). Правительство Михаила Федоровича, при котором реальная власть находилась в руках его отца, патриарха Филарета, подтвердило захваты зе¬мель церковниками и привилегии духовенства. Второй влиятельный патриарх XVII в., Никон, основал Крестный монастырь; в конце столетия у этого монастыря было 900 дворов крестьян.
Главной повинностью принадлежавших духовенству крестьян была барщина — обработка монастырской и архиерейской пашни. Платили они также натуральный и денежный оброки. Размеры последнего к концу XVII в. увеличились, что вызвало жалобы крестьян. Эксплуата¬ция приводила к активным выступлениям против монасты¬рей; особенно усилились они в первой половине XVIII в.
В истории монастырского крестьянства вторая поло-вина XVII в. является важным периодом. Обычно объем крестьянских повинностей определялся на условную по-

…………………………………………………………….
543
(Речь идёт о 8 летней осаде Соловецкого монастыря –Ж.И.)
на оное безмятежное и вечное житие»', то есть предать
смерти. И царь прислал свой «меч», направив на усми-рение непокорного монастыря стрельцов. Осада продол¬жалась восемь лет; монастырь был взят после измены одного из защитников, указавшего осаждавшим тайный ход. Из 500 человек, сидевших в осаде, в живых осталось 60 человек.
Рубеж XVII—XVIII вв. является важной датой в раз-витии землевладения русской православной церкви. Если в XIV—XVI вв. сложилось крупное землевладение ду¬ховенства, то в XVII в. шел процесс его укрепления и развития: крестьяне были закрепощены не только фак¬тически, но и юридически, «подавляющая часть богатых и крупных монастырей и архиерейских домов вела само¬стоятельное и большое земледельческое хозяйство, осно¬ванное на труде зависимых крестьян... Эти владения имели излишки хлеба и денег и вели свое хозяйство на расширенной основе, и, вполне вероятно, у многих оно носило товарный характер, барщина и денежный оброк постепенно увеличивались»2. И тут политическое могу-щество церкви, осмелившейся в лице патриарха Никона даже вступить в открытую борьбу с царем, было слом-лено: Петр I, укрепляя свою абсолютную власть в борьбе с боярством, не мог оставить в неприкосновенности цер¬ковь, являвшуюся, по сути дела, государством в госу¬дарстве.
Исследователи отмечают два основных направления в политике государства по отношению к церкви в XVI— XVII вв.: во-первых, ограничение роста землевладения путем запрета покупки земель, приема вкладов имений «на помин души», обмена вотчин {что, как правило, было скрытой формой покупок); во-вторых, сокращение фео¬дальных привилегий церкви как землевладельца. Собор¬ное Уложение 1649 г. подтвердило первое направление политики, записав, что «впредь... патриарху, и митропо¬литам, и архиепископам, и епископам, и в монастыри ни у кого родовых, и выслуженных, и купленных вотчин не покупати, и в заклад не имати, и за собою не держати, и по душам в вечный поминок не имати никоторыми
1 Цит. по: История СССР с древнейших времен до наших дней. М., 1966, т. 2, с. 107—108.
2 Булыгин И. А. Монастырские крестьяне России в первой чет¬верти XVIII века. М., 1977, с. 309.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.