Кислые яблоки...

          Закончился длинный, как российско-китайская граница, рабочий день и мы с Вовкой засобирались домой. Заперли свои гремучие и холодные пятитонные контейнеры и попрощались до завтра с такими же, как и мы, горемыками - уличными торгашами. На улице уже октябрь месяц и в шестом часу вечера заметно начинает темнеть. Мы с ним живём в одном микрорайоне на самом дальнем конце города, и поэтому почти всегда добираемся домой вместе. Собственно он подвозит меня на своей машине не просто так, ему катастрофически не хватает собеседника. Может, это признаки медленного старения, а может, просто особенности его неспокойного характера, но он заядлый профессионал крикун-спорщик и ещё о чём нибудь-всёравно-рассказчик. А я что? Я не против его длинных россказней. Мне главное быстрее попасть к себе домой, не трясясь по пробкам в переполненных к вечеру городских автобусах... Не люблю я пробок, если они не пахнут шампанским....
         
          - Ну, садись, - говорит мне Вовка, распахивая дверцу своего сверкающего "Ровера", - домчу тебя домой быстро, как на метро, только сейчас по дороге в павильончик заедем, яблочек надо прикупить, - и мы залазим в обширный, как однокомнатная квартира, салон. Сам Вовка тоже немного похож на своё авто, такой же большой, квадратный, в чёрной тяжелой кожаной куртке и с блестящей, как бильярдный шар, лысиной. Ни дать ни взять, криминальный "браток" из девяностых, какими их и до сих пор показывают в многочисленных сериалах. Но я-то точно знаю, что он добрейшей души человек, со своими причудами..., а у кого их сейчас нет? Вот ему уже почти шестьдесят, а почти все его называют просто Вовка. Ну и только в торжественных случаях Владимир Митрофанович!
          Мы плавно трогаемся.
         
          - Тёща у меня дура! - начинает из неоткуда свой путевой рассказ Вовка, - опять вчера электрический чайник спалила. Включит пустой чайник без воды, кнопка отрубает нагреватель, а она прижмёт его пальцем и держит пока чайник не сгорит. Вот скажи - не дура ли? Уже четвёртый чайник так за месяц угробила. Объяснял ей, уговаривал, ничего не понимает, явно старческий маразм у нее, а как ещё иначе всё это объяснить?
          Я неопределённо хмыкаю, да и что я могу сказать по поводу их семейных отношений? Тут такая ситуация, что лучше не лезть в их устоявшиеся домашние традиции, а то можно нарваться на неопределённую и неприятную ситуацию. С его женой Танюхой я же тоже очень дружу, даже пиво иногда пьем вместе, да и не только пиво.... Минут через пять мы останавливаемся у какого-то невзрачного по очертаниям в полутьме ларька, с мутно светящейся надписью - "Овощи-фрукты". И он, кряхтя, высаживается из машины. Я иду с ним заодно, знаю что любая его вылазка быстро закончиться не может. Такой уж он человек.
         
          - Покажите мне яблоки, пожалуйста, - прямо с порога обращается он к продавцу - азербайджанцу, - и желательно самые кислые, какие у вас есть.
          Черноглазый продавец пожимает плечами и показывает на самые невесёлые и зелёные плоды. Вовка бесцеремонно вытягивает из лотка одно яблоко и, отерев его замызганным носовым платком, пробует на вкус. Продавец морщится, но терпит, слишком уж солидно-живописный у покупателя вид.
          - Не, не такие! Те намного кислее были, - говорит он и берёт другое из следующего лотка. Точно так же вытирает и медленно жуёт. Так он перебирает штук пять лотков и наконец разочарованно констатирует, что яблоки недостаточно кислые. Продавец смотрит на нас белыми от недовольства глазами. Чтобы как-то сгладить неловкую ситуацию, я покупаю килограмм груш и мы выходим из павильона.
          Как только мы снова трогаемся, Вовка продолжает:
         
          - Сын у меня тоже балбес. Вымахал здоровенный, больше меня ростом. Ботинки носит сорок шестого размера. Я в его годы за девками бегал, сиськи у них рассматривал да у отца мотоцикл из гаража угонял, пиво уже пил за клубом, а он сидит целые сутки за компьютером в игрушки играет. Какие-то стрелялки у него и гонки, ну честное слово, как пятилетний ребёнок. А в остальное время ест да спит. И в кого он такой дурак уродился?
          В следующем павильоне история повторяется. Он снова спрашивает у золотозубой продавщицы:
          - Где тут самые, самые, самые кислые яблоки, - и ходит вдоль ряда с деревянными и пластиковыми ящиками,  а выбрав самые зелёные, берёт одно, вытирает его своим страшным носовым платком и откусывает. Продавщица узбечка уже открывает рот, чтобы возмутиться, но ещё раз внимательно посмотрев на него, решает, что лучше промолчать. Вовкин солидный внешний вид не располагает к истерикам. В итоге он и из этого ларька уходит ни с чем, а мне приходится покупать килограмм слив. А что делать? Неудобно как-то получается, три яблока он съел, а заплатить не заплатил...
          Машина тихо урчит. На стекле брызги от меленького дождя, а Вовка в своём репертуаре:
         
          -Танька у меня вот тоже дура. Не хочет с работы увольняться. Получает там восемь тысяч и довольна. Я ей говорю - уходи ты оттуда и сиди дома. Ты на дорогу и на обеды тратишь больше! Ест-то она у меня дай Боже, абы-чё не берёт с собой. Колбасу только дорогую, сыр, кофе, конфеты, то сё. Да ещё и каждый день у них какие-то дни рождения, корпоративы, надо по тысяче скидываться.... Не хочу, говорит, дома сидеть как старуха. У нас зарплата маленькая, зато коллектив хороший.... Вот дура набитая!
          После четвёртого ларька, где он опять бесплатно съел два яблока, разыскивая "самые кислые, очень-очень кислые", но так и не найдя их, и опять не заплатив за съеденные, а мне опять пришлось покупать бананы и пару лимонов, чтобы не уходить просто так, я уже сидя в машине спросил его:
         
          - Слушай, Митрофаныч! А чего тебе они дались, эти кислые яблоки? Ты что, компот собрался варить, или знаешь секрет сногсшибательного варенья?
          - Понимаешь, в чём дело, Серёга, - промолчав с минуту, задумчиво отвечал мне Вовка, - любят они у меня дома хорошо пожрать. И тёща, и сын, и жена. Метут из холодильника всё за один вечер. Жрут и жрут, смотрят телевизор и снова жрут. Про колбасу уже молчу. Вот сколько не покупал фруктов, к утру не остаётся ничего. И главно едят-то как, обгрызут яблоко за четыре укуса, самое сладкое откусят, а больше половины яблока в мусорное ведро. А тут неделю назад купил им кислых яблок, так на неделю им хватило. Одно-два съедят и больше не хотят....


Рецензии
Аж яблок захотелось, "вкусный" всё же рассказ вышел! Но досадный, до оскомины... Мещанская жизнь - с пустым ханжеством, да с полным ведром.
Героика, типичность персонажей близки живым трифоновским традициям и тенденциям школы "городской прозы".
А энергия произведения - особая, незлобивая, на мой взгляд. Хоть всё это более грустно, нежели смешно, но существует именно в альянсе этих настроений, в их неотделимости. Очень приятно Вас читать, простите за смелость набросанного "критического" этюда...

Орляцкая   24.02.2017 16:07     Заявить о нарушении
Спасибо Большое!
Этот рассказ всего лишь небольшой отрывок из моей не оконченной повести - Рынок. Потихоньку дописываю, но вот допишу ли когда нибудь до конца, не знаю...)))
Удачи Вам и вдохновения!
С теплом .............................

Пилипенко Сергей Андреевич   24.02.2017 17:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.