Сумерки в Дели, ч. 4, гл. 2. Ахмед Али

Сумерки в Дели. Ахмед Али

Часть четвертая

Глава вторая

С той январской ночи Белкис стала счастлива, и ее состояние заметно улучшилось. Но с наступлением лета она снова почувствовала себя плохо и сдала позиции. Отовсюду доносились звуки сетований по умершим, и сердце Белкис исполнилось страхом. Она жила только на волевом усилии. Но постоянное напоминание о смерти вселяло в нее чувство ужаса.
Стоял июнь, и эпидемия была в самом разгаре. Однажды Белкис тоже стало лихорадить. Пришел доктор и сказал, что она скоро поправится. Известия о подхваченной ею лихорадке достигли Мир Нихала и Бегам Нихал, и они были очень обеспокоены. Бегам Нихал пришла ее навестить и осталась с нею на два дня. Но она действительно стала бесполезна из-за почти полной потери зрения. Кроме того, она не могла надолго оставлять свой дом и Мир Нихала.
Однажды вечером к ним пришел Асгар, он выглядел очень удрученным. Лихорадка не покидала Белкис, и ее состояние неукоснительно ухудшалось. Бегам Шахбаз не спала уже два дня, и она из-за страха не давала спать и Асгару. Бегам Нихал хотела пойти с Асгаром, но он сказал:
«Нет, мама, зачем ты будешь обременять себя? Тут не о чем беспокоиться. Я возьму с собой Машрура, чтобы он там побыл».
Бегам Нихал послала к Асгару и Дилчайн. Асгар был очень усталым, и он быстро заснул. Машрур спал между Белкис и Бегам Шахбаз. И Дилчайн спала в самом дальнем углу двора. Ночь была темна, и странная тишина смерти наполняло всё вокруг. Машрур задремал. Бегам Шахбаз испугалась, что Ангел смерти заберет ее по ошибке, и она толкнула Машрура большим пальцем ноги. Машрур резко пробудился, но увидел, что всё вокруг погружено в сон. Когда он собрался заснуть снова, она толкнула его во второй раз. Машрур сел на кровати и посмотрел по сторонам. Но всё было спокойно. Он удивился, ведь он реально чувствовал, как кто-то толкает его ногу.
Когда Бегам Шахбаз сделала это в третий раз, он крикнул: «Кто здесь?»
Но ответа не последовало. Бегам Шахбаз лежала на кровати и притворялась спящей. Белкис тяжело дышала, и тягостная тишина разлилась над землей. Только где-то вдалеке залаяла собака и перешла на вой. Но в доме не было ничего необычного.
Наконец Бегам Шахбаз уснула. Около четырех часов утра Белкис почувствовала, как ее дыхание прерывается в ее горле. Она закричала:
«Кто-нибудь не спит?»
Она не назвала ничьего имени, поэтому никто не встал. Она крикнула снова, но ответа не последовало. В третий раз она крикнула немного громче. Машрур проснулся и спросил:
«В чем дело, невестка?»
«Не мог бы ты позвать своего брата…»
Машрур ощутил, что в ее голосе было что-то неземное, и он разбудил Асгара.
«В чем дело? Всё ли в порядке?» - спросил Асгар испуганным голосом.
«Да, - ответил Асгар. – Тебя зовет твоя жена!»
Асгар быстро встал с постели. Мир был погружен в тишину, которая была очень глубокой и одновременно казалась наполненной странными и отдаленными звуками шепота. Неестественное чувство одиночества наполняло дом. Асгар подошел к Белкис и увидел ее лицо в тусклом свете звезд. Она была бледна и испугана. Печать смерти лежала на ее лице, и в глазах застыло особое выражение. Она, вероятно, почувствовала приближение смерти, ее дыхание прерывалось, и когда она заговорила, в ее голосе было что-то зловещее. «Я ухожу, - сказала она спокойно, как будто она избавилась от всех сожалений и разочарований. – Прощай. Прости мне все нехорошее, что я сделала для тебя, и позаботься о Джехан Аре, пожалуйста…»
«Что ты говоришь? – произнес Асгар в отчаянии внезапного горя. – Посмотри: восход окрасил небо! Утром…»
Но что-то в нем оборвалось, и ему показалось, что он услышал, как от земли поднялся долгий вздох и, вибрируя в воздухе, поплыл в небо… Дыхание прерывалось в горле Белкис, и ее глаза какая-то неведомая сила выдавливала из орбит. Асгар схватил ее руку, которая дрожала так, будто электрический ток проходил через всё тело Белкис. Он стал читать молитву на выздоровление. Но она ушла, ушла в мир вечной тишины и покоя…


Рецензии