Дочки и сыночки

Очень уж хотелось Павлу сына. Хотелось, да и всё тут. У всех мужиков в округе были продолжатели рода, росли сыночки, которые унаследовали фамилию отца и продолжат её далее в своём поколении. А у Павла уже две девчонки подряд через два года родились, а теперь вот жена опять беременная, а кого она на сей раз подарит ему, неведомо.
- Маня, ну роди мне сына. Сколько можно девок плодить. Изведём фамилию.
- Кого сделал, того и рожу, - обрывала мужа Мария,- ей и так было нелегко управляться по дому с двумя малолетними детьми на последних месяцах беременности.
Четырёхлетняя Надя росла шустрой, выпустит мать во двор погулять, пока в доме управляется с двухлетней Верой, а она раз под подворотню и ползком на улице уже в луже сидит мокрая и грязная.
И вдвоём с Верой оставить их нельзя, обязательно подерутся, и тогда не успокоишь целый час. А у Мани ещё хозяйство: корова, свинья в сарае и куры. Всех надо накормить, Бурёнку рано утром подоить и в стадо отправить, да и за курами глаз нужен, так и норовят в чужой огород залезть, тогда соседи с обидами и жалобами донимают.
Целый день Мария трудится, а Павел придёт с работы и пристаёт со своими глупыми просьбами.
- Откуда мне знать, кто родится на этот раз. Хочется угодить мужу, но если опять девочка, то, что делать, знать судьба такая. Будет три сестры расти,- размышляла она, примостившись бочком под коровой для вечерней дойки.
Живот мешал уже всё делать, а помощи никакой. Надо успеть ещё картошку докопать. Сентябрь на носу, появится младенец, совсем туго будет.
На следующий день выпустила она в огород дочек, копаются они рядом в земле, а сама корзину картошки накопает, выпрямит спину и отнесёт её в сарай, чтоб просыхала. Так потихоньку и выкопала всю картошку. А ночью схватки начались. Думала до утра дотянуть, чтоб мужа не тревожить. Но нет, сильно взяло, не отпускает.
- Паша, вставай, схватки у меня, - сообщила она, превозмогая боль.
Павел спросонья еле сообразил, что от него хочет жена. А потом, как током по всему телу прошибло:
- Сыночек на свет просится, -  забормотал он  и бросился к соседке, чтоб та присмотрела за детьми.
Еле дошли вдвоём до больницы, отдыхали всякий раз, когда схватки начинались. Скорую не вызовешь, да и нет машин в больнице. На лошади с телегой приезжает фельдшер на вызова, так что еле добрались к утру пешком.
Сдал Павел жену в приёмный покой в родильное отделение и бегом на работу. Опаздывать нельзя, хоть и уважительная причина у него, да кто разбираться будет. Строго с этим на работе. Могут осудить и врагом народа сделать.
А тем временем акушерка осмотрела Маню, отвела в палату и сказала:
- Полежи, отдохни, я сейчас перекурю и займусь тобой.
Рядом лежала женщина, стонала и, порой, что-то причитала.
Мария осмотрелась, но нестерпимая тяжесть внизу живота, не располагала к общению. Взявшись двумя руками за железные прутья кровати, она поднатужилась, и ребёнок мгновенно освободился из лона матери.  От крика новорожденного, женщина, лежащая напротив, подхватилась, и с бранными словами в адрес медперсонала бросилась на их поиски:.
- Вы тут курите, а женщина в кровати родила.
- Что орёшь? Кричишь тут уже два дня и никакого толку. Учись вот, как надо рожать, - молвила акушерка, беря на руки младенца.
- Кто у вас дома?
- Две девочки.
- Поздравляю, мамочка, и это девочка. И какая девочка! Красавица! Сейчас я дочкой твоей займусь, а потом тебя перевезём в родильное отделение. Молодец!
Это было в сентябре 1952 года. Павел с работы позвонил в больницу и, узнав, что опять родилась дочь, совсем опечалился. Мужики на работе подшучивают:
- Бракодел ты, Пашка. Может, подсобить тебе надобно.
От этих слов ещё хуже стало на душе у Павла. Дома с детьми управляется тёща, приехала из деревни помочь дочери. Говорит зятю:
- Павел, ты бы сходил в больницу, надо отнести Мане поесть и проведать.
- Не пойду.
Так встретил Павел свою третью дочку. И даже в больницу не пошёл забирать. Поохали женщины, и отправилась за Маней и новорожденной соседка Полина.
Обиделась на мужа Мария.  Пришла домой, старшие дочки обрадовались маме, с интересом рассматривают живую куколку в конвертике, а Павел к дочке не подходит. Долго ходил хмурый.  А потом как-то жена насильно всунула подержать дочку на руки, и улыбка озарила лицо отца. Тут же сходил и зарегистрировал её. Назвали девочку Любочкой.
Вот так сначала появилась в семье Надежда, что следом будет сын. Потом – Вера, с верой, что всё же он появится. А потом семью объединила Любовь, третий и последний ребёнок.
Больше Бог детей им не дал, и Павел со временем смирился, и души не чаял в своих дочках.
Выросли дети, замуж вышли одна за другой. Опять размечтался Павел:
- Мань, может, дочки мне внука подарят?
Но природа неумолимо посылала им только девочек. Совсем расстроился дед. Как-то, выпив, даже речь за столом произнёс перед зятьями:
- Кто подарит мне внука, премию выплачу и дом отпишу.
Старались зятья, но не получилось.
Старые стали Мария с Павлом. Сначала долго лежала и болела Маня, дочки трепетно ухаживали за мамой. И тут только Павел впервые начал часто говорить жене:
- Маня, как хорошо, что у нас дочки, разве б сынки так бегали за нами.
Улыбалась Мария, напоминая мужу, как он печалился, когда рождались девочки.
- Глупый я был, Маня, прости меня.
Ушла Мария первая, а затем и Павел.
А теперь у внучек рождаются одни мальчики. Вспоминают они деда, смеются по поводу обещанной премии и сожалеют, что дед не дожил и не увидел мужского продолжения рода. Тем более,  что у одной из внучек растёт сын с его фамилией.

 


Рецензии
Спасибо, Татьяна!
Удивительная, жизненная история!
И мои дедушка с бабушкой, когда были живы, говорили: «Хорошо, у нас дочери! Мальчишки бы за родителями так не ухаживали!»
С глубоким душевным теплом и сердечностью!

Лидия Сарычева   12.02.2020 15:07     Заявить о нарушении
Улыбаюсь, Лидочка.
Сыночки и дочки - наше счастье и продолжение.
А девочки чаще, конечно, помогают в старости.
Спасибо, моя хорошая!

Татьяна Завадская   12.02.2020 15:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 44 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.