Сумерки в Дели, ч. 4, гл. 5. Ахмед Али

Сумерки в Дели. Ахмед Али

Часть четвертая

Глава пятая

После смерти Белкис Асгар стал сам ухаживать за Джехан Арой. Он делал всё, что нужно, мыл ее и одевал, и даже зашивал дырки на ее одежде. Когда он уходил на работу, она отправлялась в дом своей бабушки и приходила домой вечером. Зохра часто навещала Асгара и видела, как он что-то делает для ребенка. Она сочувствовала ему и хотела помочь.
«Это – дело женщины, - говорила она. – Дай, я это сделаю!»
Но он проклинал свою судьбу и отвечал:
«Это мой жребий, и я должен нести на себе бремя забот!»
Она настаивала. Он погружался в чувство жалости к самому себе, и с большой неохотой позволял ей помочь.
Зохра превратилась в красивую девушку шестнадцати лет, и ее красота, казалось, превосходила красоту Белкис. Она осознавала свою привлекательность, и вокруг нее витала какая-то атмосфера отчужденности. Она смотрела на Асгара восхищенными глазами, сочувствуя ему в его страданиях и одиночестве. Асгар тоже стал обращать повышенное внимание на ее присутствие, и когда она приходила, его сердце исполнялось тайной радостью.
Однажды вечером, когда она пришла, она увидела, как Асгар сидит на кровати, погруженный в свои мысли, склонившись головой на ладони, и на его лице была явственно видна печать страданий. Она почувствовала к нему жалость и села рядом.
«Ты всегда выглядишь таким усталым и печальным! – мягко сказала она. – Я тоже страдаю, видя тебя таким. Лучше – рассказать о своих страданиях, чем носить их в себе!»
Асгар глубоко вздохнул и произнес исполненным жалости к самому себе голосом:
«Кто захочет слушать о моих бедах? Я – крик забытой миром души! Я – боль разбитого сердца!»
Эти слова с болью прошлись по ее сердцу, она положила свои нежные пальцы на его волосы и, играя ими, с любовью произнесла:
«Нет, не говори так! Ты не знаешь, с какою болью я слышу такие слова!»
«Но кому я нужен? Кого это затронет?»
Ее сердце разрывалось от жалости и любви, и она прошептала:
«Меня…»
Его сердце бешено забилось, когда он услышал ее ответ, и он повернулся, чтобы на нее посмотреть. В ее глазах было такое выражение слабости и нежности, которое появляется только при сильном желании… Казалось, волны любви бушевали в ее сердце. В нем также поднялась буря чувств. И его печаль перешла в желание, а его жалость к самому себе – в любовь. Он обнял ее одной рукой, и когда он коснулся ее развитых, хотя нежный грудей, дрожь пробежала по его телу и его плоть задрожала от восторга.
Сердце Зохры тоже учащенно забилось. Но ее одолевало чувство стыда и вины. Быстро она освободилась от объятий и убежала, пряча свою тайну в своем сердце и боясь, что о ней узнают…
                ***
После этого случая она не приходила несколько дней. Наконец-то Асгар обрел радость. Но когда она не приходила, его беспокойство возрастало. Он пошел к своей теще, но Зохра избегала его общества. Он послал Джехан Ару, чтобы она ее позвала, но, вместо того, чтобы прийти, она оставила ребенка у себя. Он отправил записку. Записка осталась без ответа. Он не знал, что делать. Отсутствие Зохры заставляло его думать о ней больше и больше. Он так погрузился в эти мысли, что не мог больше думать ни о чем другом. Неосознанно он углубился в темный лес, подобно охотнику, преследующему свою добычу, и сбился с пути. Прошло три дня, он сходил с ума. Зохра хотела прийти, но всепоглощающий стыд не позволял ей сделать это. Она не знала, как сможет с ним встретиться.
Вечером он ходил по двору, переполняемый любопытным беспокойством и пытался найти способ вызвать ее к себе. Джехан Ара играла с резиновым мячом. В углу двора образовалась небольшая лужа, и мяч Джехан Ары упал в нее. Когда она пошла его достать, она поскользнулась и упала. Она ушиблась и заплакала. Асгар быстро подошел к ней и взял на руки. Ее одежды испачкались, и он захотел их поменять. Джехан Ара визжала и плакала, звала свою тетю и не давала ему поменять ее одежды.
Бегам Шахбаз услышала громкий плач и послала Чанбели посмотреть, что случилось.
«Что случилось с девочкой? Почему она плачет?» - спросила с волнением Чанбели.
Асгар уже устал от криков Джехан Ары. Он громко ударил себя ладонью по лбу и стал жаловаться:
«Она сведет меня с ума! Она упала в грязь и ушиблась, и теперь она не дает мне поменять ее одежды! Она не подпускает к себе никого, кроме своей тети! Как тяжел жребий ребенка, лишившегося матери!»
Чанбели глубоко вздохнула, вспомнив Белкис, и пошла успокаивать Джехан Ару. Но та с плачем звала Зохру и не позволяла прикоснуться к себе даже Чанбели.
«Я отнесу тебя к тете, моя малышка! Пошли!» - успокаивала ее Чанбели. Но Асгар сказал:
«Оставь ее! Я сам как-нибудь управлюсь! Она должна привыкать жить без матери. Как долго несчастная Зохра сможет ухаживать за ней?»
Чанбели прониклась жалостью к Джехан Аре особенно потому, что та так горько плакала, и она сказала:
«Но это ребенок! Я пойду пришлю Зохру Бегам!»
Зохра очень любила Джехан Ару, и она немедленно пришла, позабыв свой стыд перед лицом беспокойств за девочку. Джехан Ара всё ещё всхлипывала, ее щеки были грязны от слез и ее лицо выглядело очень несчастным. Когда она увидела Зохру, она успокоилась. Зохра поменяла ее одежды, дала ей игрушки и Джехан Ара стала играть.
Асгар стоял рядом с ней, поглощенный жгучим желанием заключить ее в свои объятья. Но Зохра стеснялась. Ведь она нечаянно обнаружила свою неосознанную любовь к Асгару под влиянием жалости. Она никогда не предполагала, что он воспримет всё это в таком свете. Она ощущала вину, как будто совершила смертный грех. И всё-таки она была счастлива и полна неосознанной радости, которая поглощала ее душу, тело и ум, радости столь огромной, что она боялась ее и хотела надежно запрятать ее в своей груди, чтобы кто-нибудь ее не вырвал оттуда.
Когда Джехан Ара успокоилась, Зохра осознала присутствие Асгара и стала избегать смотреть в его глаза. Она встала, чтобы уйти. Асгар преградил ей путь, и тихо ее спросил, как если бы сам был в чем-то виноват:
«Почему ты убежала тогда? И почему не приходишь, даже если я посылаю за тобой?»
«Пожалуйста, позволь мне уйти!» - скромно сказала она.
«После того, как ты воспламенила мое сердце музыкой своего присутствия! – ответил он со страстью в голосе. – Воспалив пламя любви в ночи моей жизни, ты хочешь теперь находиться вдали от меня?»
«Я не имела в виду ничего такого» - сказала Зохра, уставившись в землю.
«Но ты так много для меня значишь! – произнес Асгар с комом в горле. – Ты не можешь уйти. Ты – радость моего сердца! Ты – свет моей души…»
«Пожалуйста, позволь мне уйти. Мама ждет…»
Она попыталась пройти. Но Асгар заключил ее в свои объятия. Она какое-то время сопротивлялась, потом расслабилась…
                ***
С этого дня любовь обозначила свои права в их сердцах, заворожив их своей восхитительной музыкой. Зохра была молода и красива, и под острыми языками огня любви Асгар, казалось, наконец, обрел счастье. Едва ли прошло шесть месяцев со смерти Белкис.  Но он уже думал о новом браке. Как жестоко сердце мужчины!


Рецензии