Свекровь 2

начало http://www.proza.ru/2013/12/09/1022

Время прошло незаметно. Женился  Петька, но не на Маришке, а потом к жене в Рязань улетел. Не смогла гордая сноха Настя со свекровью ужиться. Андрюшенька с матерью остался, надежда последняя. И в армию его не взяли из-за припадков, хоть этим Гришка  угодил.
 
А Валька Катькина красавицей стала, названивает по телефону,  суженого ждет.

-Не нравится она мне, - однажды закричал на мать Андрюха, - и Аниса не нравится. Ноги у нее грязные.

Аниса была из деревни и находилась на запасной скамейке невест для непослушного сына. Знатная пара бы образовалась, сам Тонькин муж, первый секретарь райкома,  ее рекомендовал, как дочь председателя колхоза-миллионера.

Ругаться Маруся стала, пригласила Анису в гости, а Андрей в отпуск укатил. Купил задешево круиз на поезде по Золотому Кольцу и Прибалтике.

Погуляла тогда Мария с несостоявшейся невесткой по городу, чайку вечером попила, да отправила ее восвояси.

Что делать в поезде? Конечно, пить. А тут еще Димка, кореш,  рядом.  Допился Димка, стекло в тамбуре разбил, а потому старосты вагонов его высадить решили. Пошел Андрей на старостат, а там глазастенькая такая девчонка за дружка заступается. Мол, первый раз это, простить надо.

А вечером танцы в их вагоне устроили.

Танцевать не хотелось, а тут Димка стал из купе тащить. Влюбился он, хочет со своей любовью познакомить.

Согласился Андрей, что для лучшего друга не сделаешь. А девчонка эта глазастенькая в сторонке стоит, не  танцует, всем отказывает.

- Это Юлька, - ткнул в ее сторону Димон, - все в нее влюблены.

- Пааадумаешь, - зевнул Андрей и вспомнил, что у него под полкой стоит початая бутылка вина.

- Недотрога, блин, - подошел староста их вагона Игорек и вздохнул тяжко.

И тут Юлька вздрогнула и двинулась по направлению к ним.  Игорешка и Димон застыли, а девчонка остановилась перед Андрюхой и на белый вальс пригласила.

Под полкой стояла початая бутылка вина, на столике лежал бутерброд с колбасой, отплясывать не хотелось.

-  Не танцую, - поморщился Андрей, - простите.

Девчонка часто-часто заморгала и побежала в сторону своего вагона.

- Дурак, - разом выдохнули Димка с Игорем и ринулись следом за Юлькой.

А вернулись ни с чем. Закрылась беглянка в купе, никого не пустила.

«Красивая, - неожиданно для самого себя подумал Андрюха, - никогда таких красивых не видел».

Забылась бутылка, забылся бутерброд, только русоволосая Юлька с огромными синими глазами стояла перед взором озадаченного парня.

И тогда он пошел в ее вагон.

Все спали, а девчонка стояла в коридоре у окна и смотрела на мелькающие в темноте огоньки.

-  Простите, - выдавил из себя Андрюха, - я просто не умею танцевать.

А Юлька неожиданно улыбнулась.

А потом они не расставались, только ночи разделяли их ненадолго.

Ходили на экскурсии, принимали пищу и просто стояли в тамбуре и целовались.




Машка ждала сына с нетерпением. Ей надо было делать ремонт в квартире, а старики помогать отказались. Руки болят, мол, и спина не сгибается.  Да и что возьмешь с восьмидесятилетних родителей, кроме анализов. А тут еще Катькина Валька без конца названивает, когда прибудет, мол.

Приехал, наконец, сыночек, да не один. Девицу лупоглазую за собой притащил, жениться окаянный надумал.

- Где жить будете? - сдвинула брови Машка, рассматривая незнакомку с плохо скрываемой ненавистью. «Красивая, такая изменять, как пить дать, будет. А Валька как же? Катюшка на своей базе от ОБХСС ящики с деликатесами для свадьбы хоронит».

-У нас, - улыбнулся Андрей.

И стал сбивчиво объяснять, что Юля из загазованного маленького городка.

Тогда Машке хватило терпения промолчать, но познакомившись с родителями новой снохи, она твердо решила развести молодых. Отец Юли был простым инженером, мама болела.

Чувствовалось, что денег у голодранцев  не хватает, не то, что у подруги, хозяйки продовольственного склада, Катерины.

Но, Андрей был непреклонен. Приехал из деревни дядька, стал отговаривать, мол, красивая очень, такие верными не бывают, только не поверил племянник.

И тогда затаила в себе Маруся тихую злобу.

Свадьбу сыграли через два месяца после знакомства. Юлины родители подарили молодым холодильник «Саратов», полутораспальную кровать, шифоньер.

Машка не подарила ничего, она накрыла богатый стол из продуктов, принесенных Катькой со склада. Чего тут только не было! И икра, и консервы, и грибы, и печень трески, и фрукты. А Катька рядом с подругой сидела  и прижимала к себе притихшую, зареванную Вальку.

Через месяц после свадьбы приехал в Марусин дом сват, дочку, мол, навестить. Симпатичный сват, веселый. Выпили по рюмочке-другой, и Маруся к Юлькиному отцу плечом прильнула. А ночью к нему на раскладушку пришла.

Так и стали они тайком встречаться. Да шила в мешке не утаишь. Узнала Юлина мама про их любовь, на развод подала. А перед разводом покончить с собой решила, таблеток снотворных с горсть выпила. 

Откачали несостоявшуюся самоубийцу тогда, зато муж ее от инфаркта умер.

Знала, знала обо всем Юля, но терпеть решила, Андрейчик за мать не в ответе, да и беременная уже была.

А потом сын на свет появился. Машкин, внук. И во время беременности то Юлька скрывалась в комнате от гнева свекрови, а тут…

-Еще один дурак народился, - встретила малыша возле порога Маруся. – Не дам вам здесь жить.

И не дала. Молодые терпели, вспоминали, как неоднократно их выгоняли из дому среди ночи, но скитаться по улицам на руках с малышом они не имели права.

Замок на двери в их девятиметровую комнатушку был крепким, и Юлька находилась там с сыном, пока не приходил с работы муж.

Кормила Олежку грудью, готовила кашки на электрической плите, натирала фрукты и овощи на мелкой терке, которую мыла водой из бака.

Горы пеленок, подгузников лежали в корзине, ожидая стирки и глажки, и Юлька уже вечером стирала, перемывала посуду, купала малыша,  а Андрей садился за стол и занимался. Как на грех он поддался уговорам жены и поступил в институт. На заочное отделение.

Когда хозяйки не было дома, в дверь скребся старый дед. Он качал в коляске правнука, а бабушка сидела на их полутораспальной кровати и плакала, не в силах помочь молодухе. Машку боялись.

Время шло, и Андрею предложили работу на севере, в Нефтеюганске. Давали половину балка, то есть, вагончика.

Юлька с радостью восприняла переезд, и уже в Юганске поняла, что можно быть счастливой.

Но, счастье не бывает долговечным, умерли дедушка с бабушкой, и Мария Антоновна стала требовать, чтобы вернулся сын. Страшно, мол, ей одной в квартире. Да и поняла она, что поступала неправильно. Простите, мол, дуру старую.

-А что, поедем? – спросил тогда у жены Андрей. – Здесь холодно, нет удобств, сыну нужен нормальный садик, а не нянька, которая поит вином воспитанников, чтобы они спали. И ты выйдешь на работу по специальности.

- Поедем, - согласилась тогда Юля.

И они уехали.

ПРОДОЛЖЕНИЕ http://www.proza.ru/2013/12/11/873


Рецензии
Большое количество прекрасно описываемых событий в интересном стиле. Всегда обращаю внимание на стиль, у Вас разноплановый, с интересным языком и метафорами.
С уважением и теплом

Мирослава Завьялова   24.06.2019 11:16     Заявить о нарушении
Этим стилем написан роман "Лилия Белая". Когда пишу исторические вещи, как-то само собой получается.
Спасибо, Мирослава.
с симпатией,

Лариса Малмыгина   24.06.2019 16:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 44 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.