Свекровь 4

 начало http://www.proza.ru/2013/12/11/873

Андрей поправился, но долго не хотел верить, что мать бросила его в самый неподходящий момент.

«Ничего себе, неподходящий», - вглядываясь в осунувшееся лицо супруга, думала тогда Юля  и, ластясь к мужу, шептала:  у нас есть свое жилье, мы счастливы, даже с деньгами наладилось.
 
- Помнишь, как нас выгоняли, и мы ходили по городу, с завистью засматриваясь на чужие окна? – играя желваками, спрашивал время от времени Андрей. – Ты права, все самое страшное позади.


А Марусе надоело, надоел старый хрыч с осклизлыми поцелуями, надоел его вечный храп.
Марии Антоновне хотелось домой. Но, как подмаслиться к невестке, ведь право на жилье Маша давно потеряла?

- Юлечка, - заплакала она однажды в трубку, звоня ненавистной снохе, - прости и пожалей. Буду помогать, буду внуков нянчить, буду тихо сидеть в уголке, как мышка. Только возьми к себе. Многого ли мне надо? Койка в углу.

На этот раз Маруся все хорошо продумала, сын ее не простит, а вот невестка…

И невестка простила. А потом долго доказывала мужу, что нельзя бросать мать в беде.

-Какая беда? – возмущался тогда Андрей, - Это она меня в беде бросила!

Но, мать принял.

Первое время Марию Антоновну было не узнать, но потом, поговорив с подругой Катькой,  стала требовать размена жилья.

«Я немолодая, - доказывала она с пеной у рта, - а ваши дети мешают мне отдыхать».

Однокомнатной квартиры, чтобы в ней можно было прописаться четверым членам семьи, Андрей с Юлей найти не смогли, а потому бабушка перестала с ними разговаривать.
Только вечерами звонила Катькиной Вальке и во всеуслышание заявляла, что разведет сына.

- Она отняла у меня Андрейку, - не смущаясь, что рядом находятся внуки, кричала она в трубку, - я отниму у нее Олега.

А потом выходила на лавочку и, утирая глаза платочком, объясняла соседям, что ее выгнали из дома.

Соседи не верили, но старуху жалели.

А однажды детей затошнило, затем вырвало. Пришлось вызвать «скорую».

- Отравление, - покачала головой суровая врачиха. – Чем кормили?

- Манной кашкой, - залилась слезами Юля, - потом компот давала.

В стационар поехать отказалась, промыла ребятам желудки, и они поправились.

Но, на следующей неделе история повторилась.

А как-то утром Андрей увидел, что Мария Антоновна что-то сыпет в манную крупу.

Не помня себя, Юля схватила баночку с неизвестной смесью и побежала на работу, там посоветовали сдать материал в химическую лабораторию. А потом шепотом спросили, почему родной сын  выгоняет бабушку из дома.

- Ни разу такого не было, - отшатнулась от сотрудниц молодая женщина. – Неужели она приходила сюда?

- Приходила, - подмигнула Юле пожилая медсестра.

Холодильник занесли в комнату, в ту комнату, где раньше коротали время молодая мама с новорожденным сыном.

А через три дня анализ показал, что к манке подмешан стиральный порошок.

- Идите в прокуратуру, - отдавая заключение, возмутилась врач-лаборант, - или сдавайте старуху в психушку.   

- Не могу, - закрыла тогда ладошками уши Юля, - не могу. Она подарила мне любимого.

А как-то пожаловал в гости Петька. Он как раз поменял жену, так как гордая Настя не стала жить с выпивохой.

Андрей был на работе, а потому Петька почувствовал себя хозяином.

- Иди-ка со своими детишками в гостиницу, - распорядился Марусин старшенький, - а я поживу с недельку в своей квартире.

Рядом с Петькой стояла полная улыбающаяся женщина, а под ногами у нее примостился черный баул.

Мария Антоновна ликовала.

Олеся плакала, Олег молчал.

Не помня себя, Юля схватила этот черный баул, распахнула окно и вышвырнула его с восьмого этажа.

А потом позвонила в милицию.

Родственнички притихли и сели рядком на диван в гостиной, но прождали стражей порядка зря. Никто не приехал.

Но, Юлю зауважали,  с ней помирились, а через три дня гости убрались восвояси.

И тогда Андрей стал летать по вахте. Конечно, на север.

Ему, как молодому и перспективному специалисту, пообещали сразу трехкомнатную квартиру в достраивающемся доме.

Мария Антоновна, предвкушая скорую разлуку, успокоилась. И только быстрые невидящие взгляды не оставляли желать лучшего.

А однажды Юля заболела, поднялась сорокоградусная температура, и она не могла встать, чтобы накормить детей.

Олеся сидела возле матери и плакала, Олежек молчал, терпел. А Юлю душили слезы бессилия.

Мама, как всегда, приехать к дочке не решилась. Во-первых, у нее был молодой муж, во-вторых, она, как всегда, болела загадочной болезнью «голова», которую не могли определить даже профессора. Это позже Юля узнала, что ее мама горстями глотала транквилизаторы и давно стала токсикоманкой.

Быстрые шаги свекрови в сторону кухни отвлекли молодую женщину от дум. Зашумела вода, загремели кастрюли.

-Иди, бабуля тебя накормит, - прошептала дочке Юленька.

Она верила, что в нынешней ситуации, когда скоро им придется расстаться, Мария Антоновна не причинит зла ее детям.

И Олеся пошла.

Бабушка ела и с ухмылкой поглядывала на внучку. Она не предложила ребенку даже стакана чаю.

А на следующий день приехал Андрюха и сообщил, что ему дали квартиру в Нефтеюганске.

И они снова уехали на севера, чтобы прожить там долгие десять лет.

ОКОНЧАНИЕ http://www.proza.ru/2013/12/13/829


Рецензии
Доброе утро, Лариса! Вот так свекровь! Надо было после порошка в манке посадить её или, правда, в психушку упечь. Возмущена очень!
С уважением

Мирослава Завьялова   26.06.2019 06:47     Заявить о нарушении
Юля рассудила, что Андрей внутренне не был готов видеть мать на скамье подсудимых.
Всё-таки мать.. Доброго дня, Мирослава.
С ответным уважением,

Лариса Малмыгина   26.06.2019 12:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 35 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.