С другой стороны

С другой стороны.

Недалёкое будущее.

Нескончаемый поток слов, метафор, шуток. Речь лектора заворажила. Алекс Демидов всегда завидовал людям, которые умели красиво говорить, а этот не просто говорил — он «пел». Растянув губы в улыбке, Алекс окинул амфитеатр взглядом, поискал знакомых. Профессор Балаш хлебнул из стаканчика и выдал очередную шутку. Слушатели оживились, кто-то бесцеремонно заржал. Когда аплодисменты и смех смолкли, Балаш демонстративно посмотрел на часы, покачал головой и подытожил.
- Двадцать первый век — век возрождения спиритуализма. Ибо прогресс открыл не только дверь в комфортабельную жизнь, но и запустил в неё духов. Неограниченное потребление энергии, растревожило тонкий мир и этот мир рано или поздно проникнет в наш. На этом друзья, позвольте откланяться.

Демидов поднял воротник куртки и навострился к автобусной остановке. Осенний ветер продувал тонкую ткань, с неба накрапывал дождь. Хотелось поскорее добраться до дому.
- Алекс!?
За спиной стояла молодая женщина.
- Мы знакомы! - Демидов с интересом посмотерл на незнакомку. - Вы тоже были на этом сборище?
- Почему так решили?
- Догадался.
Незнакомка пожала плечами и кивнула на сияющие неоном вывески.
- Здесь очень шумно, может найдём какое-нибудь кафе и поужинаем.
- Идёт! - отозвался Демидов. - Только я угощаю.

- Ирина Скобелева.
Она протянула руку и Демидов пожал.
- Журналистка.
- Тогда всё понятно!
- Что вам понятно?
- Станете пытать про духов. Про всякую чертовщину. Верно?
- Я не пишу про духов, - усмехнулась женщина. - Скорее наоборот.
- Тогда, зачем вы ко мне обратились?
- Наш общий знакомый Дима Суслов. Он порекомендловал вас.
- Ах, Димка!? Что он вам наговорил?
- Сказал, что вы первоклассный специалист.
Демидов покрутил в руках салфетку, повернулся на стуле чтобы позвать официантку.
- Я закажу кофе и тортик. Не против?

Скобелева поставился чашечку на блюдце, покачала головой.
- Они купили дом на побережье. Район тихий, «одноэтажный», - заметила она. - Не знаю почему, но им захотелось дом с историей.
- Значит, в доме что-то есть? - оживился Демидов. - Сколько они в нём прожили?
- Около месяца. Потом переехали к родителям. - Ирина выдержала паузу, задумчиво посмотрела в окно. - Не могли бы вы посмотерть и выяснить, что там не так?

На другой день.

Демидов расплатился с таксистом, захлопнул дверцу.
- Фешенебельный райончик! - усмехнулся он. - Судя по всему многие коттеджи ещё довоенной постройки.
- Недвижимость здесь в цене, - бросила Скобелева. - Усадьба за теми тополями.
Они поднялись по склону, остановились перед решётчатым забором. Двухэтажный кирпичный дом, окна  с потемневшими стёклами, рыжая черепичная крыша и жестяной флюгер на шпиле.
- Сейчас открою, - Ирина повернула ключ в замке, надавила на ручку. - Я материалистка и всё же мне не по себе.
- Позвольте я войду первым!
Демидов переступил через порог, сделал несколько шагов.
- У ваших родственников неплохие доходы, - заметил Демидов. - Современный дизайн, сплошная электроника.
- А вы что, завидуете?
- Да нет! - Демидов огляделся, запрокинув голову, посмотрел на высокий потолок. - Они ощущали какое-то воздействие, необъяснимый страх?
- Подробно я не распрашивала, но они говорили слишком убедительно, - отозвалась Ирина. - И я им верю.
- Ладно!
Алекс снял с плеча сумку, поставил на пол и извлёк пластиковый контейнер.
- Что это? - усмехнулась Ирина. - Ловушка для духов?
- Я не охотник за привидениями. Я изучаю паронормальные явления и пытаюсь разобраться в их природе, - заметил Демидов. - Иногда это помогает избавится от неприятного соседства с обитателями тонких миров. Это простой стимулятор бета-волн.
Демидов раскрыл контейнер, продемонстрировал содержимое собеседнице.
- Призрака нельзя увидеть глазами, его можно почувствовать, и тогда его образ отразится в вашей голове. Для этого нужно настроить мозг. Впрочем, некоторые уникумы могут видеть и глазами, но для этого требуется специальная подготовка.
- Значит с помощью этой штуковины и я смогу их почувствовать? - Ирина с интересом заглянула в контейнер. - Смогу погрузиться в спиритический транс?
- Если у вас лицензия медиума, прибор купить не проблема, но для того, чтобы контактировать с духами, необходима практика и ещё кое-какие таланты.
Демидов улыбнулся, неуверенно покачал головой. Он шкурой ощущал невидимое присутствие, так словно на него кто-то смотрел. Окинув прихожую взглядом, он заметил на журнальном столике доску медиума и его сердце тревожно заколотилось.
- Я так и думал, - произнёс он. - Ваши родственники случайно не пытались разобраться своими силами?
- О чём вы?
- «Уиджа». Спиритическая доска, - Алекс подошёл к столику, прикоснулся к планшетке-указателю, затем взял её в руки и приподнял. - Опасная вещь для психики, особенно в неумелых руках.
- Вероятно, они нашли её на чердаке, - пожала плечами Ирина. - Но вызывать духов...
Демидов положил указатель на середину доски и выдавил улыбку.
- Думаю, спиритический сеанс устрою завтра, - произнёс он. - Не могли бы оставить  ключи?
- Но я хотела бы присутствовать!
- Исключено. Только я и духи.
- Хорошо, - Ирина повернулась к двери. - Но обещайте в следующий раз взять меня с собой.
- Обязательно! - Краем глаза, Демидов заметил, что указатель переместился на слово «Нет». - Случай любопытный, но прозаичный.

Холодный осенний ветер холодил кожу. Улицы освещённые огнями реклам, шум голосов. Весь день Алекс провёл на ногах. Спиритуализм стал модным, и праздные любители экзотики ежедневно собирались в клубах, чтобы послушать «первоклассных» специалистов. Подобные мастер-классы хорошо оплачивались, но популярность тяготила.
- «Скоро будут узнавать на улицах», - подумал Демидов. - «Господи, куда меня несёт. Я забыл когда последний раз сидел перед телевизором».
Из обжорки, на другой стороне, тянуло кофейным ароматом и свежими пирожками. Демидов улыбнулся, жадно сглотнул и, пропустив автомобиль, перебежал дорогу. Он взялся за ручку, потянул на себя, и в эту минуту дверь распахнулась, ударив его по костяшкам пальцев. Бормоча что-то под нос, на улицу вышел долговязый парень. Он оттолкнул Алекса, выругался.
- Придурок! - процедил Алекс. - Здесь вообще-то люди ходят.
Парень остановился, резко повернувшись, уставился на Демидова. Злые колючие глаза, перекошенный судорогой рот.
- Что ты сказал? - зарычал он. - Ур-р-род!
Он медленно засунул руку в карман, достал пистолет и направил его на Алекса.

- Скотина! - прошептал Демидов. - Вечер испортил. Да ещё саданул по рёбрам.
Алекс вошёл в квартиру, сразу же направился к дивану. В кофейню он так и не попал. Но голод исчез, хотелось только лечь в постель и забыться сном.
- «Чёрт!» - вспомнил Демидов. - «Совсем вылетело из головы. Завтра надо заскочить в этот старинный домик».
Он никак не мог забыть маячивший перед глазами ствол, жуткий бессмысленный хохот патлатого падонка.
- Ладно, - Алекс растянул губы в улыбке, не раздеваясь улёгся на диван. - Сон — лучшее лекарство.

Демидов сидел у окна. Перед глазами мелькали деревья, дачные домики. Под стук колёс хорошо дремалось, откуда-то издалека доносились голоса пассажиров, кто-то смеялся.
- «Изматывает работёнка», - промелькнуло в голове. - «Зато занимаюсь любимым делом».
Электричка обогнула заросший соснами мысок, и показалась изумрудная полоска моря. Алекс встрепенулся, потянувшись, посмотрел на сверкающую в солнечных лучах гладь.

Фасад усадьбы удручал. Замшелые почерневшие кирпичи, плющ на стенах. Мутные стёкла витражей. На фронтоне надпись: «Friendly House».
- «Надо же! А вчера не заметил», - Демидов прошёл через распахнутую калитку, постоял немного во дворике. - «А домик-то ещё немецкий».
Он вошёл в прихожую, сразу же посмотрел на «Уиджу». Доска и указатель лежали на тех же местах. Прикрыв дверь, подошёл к журнальному столику, осмотрелся.
- «Как будто бы ничего», - подумал он. - «Значит будем ждать».
Взяв спиритическую доску в руки, Демидов прошёл в гостиную и положил её на обеденный стол. Ни обоев, ни старомодной драпировки, стены комнаты были выкрашены одним цветом, и в самом тёмном углу Алекс сразу же заметил следы чёрной плесени. Перед столом стояло кресло-качалка с клетчатым пледом, на сиденье лежал потрёпанный томик Гёте.
Алекс улыбнулся, подошёл к окну. На колючках шиповника весело щебетали воробьи, за забором лаяла соседская собака.
- Ладно, подождём! - повторил вслух Демидов.
У стены стоял удобный диванчик, на который он и уселся. Вспомнилось детство, бабушкин домик за городом. Конечно он не был таким роскошным как этот бюргерский коттедж, но в нём было самое главное — уют. Алекс закрыл глаза, вспомнил блины со сметаной, домашнеемолоко.
- «Воспоминания увлекательная штука», - засыпая подумал он.

Тревога. Странное гнетущее ощущение. Демидов вздрогнул, раскрыл глаза и, стараясь не шевелиться, осмотрелся. По комнате расползался мутный холодный воздух, мерцал фитиль керосиновой лампы. За окном уже стемнело и всё та же соседская собака, тоскливо и протяжно завывала где-то за забором.
В кресле, перед столом, сидела старушка. Она медленно двигала указателем по буквам «Уиджи» и что-то бормотала под нос. Алекс встал, нерешительно осмотрелся и шагнул к столу.
Седые волосы собранные в высокую причёску, строгий костюм. Старая женщина излучала сизый рассеянный свет, но этот свет казался грязным и тягучим, словно копоть.
- Кто вы? - спросил Алекс. - Почему вы здесь?
- Hinweg mit dir! - не поднимая головы, проговорила старушка. - Hinweg mit dir!
- Как грубо! - Алекс обошёл вокруг стола и встал напротив. - Назовите своё имя!
- У-б-и-р-а-й-с-я прочь! - повторила старуха. - П-о-ш-ё-л вон!
- Имя! - зарычал Алекс. - Назовите своё имя.
Старушка перестала играть указателем и медленно подняла голову. Серое вытянутое лицо, тонкие губы и большие жабьи глаза.
- «Неужели они так и должны выглядеть?» - подумал Демидов. - «Мороз по коже!»
Человекоподобное, излучающее гнев создание медленно поднялось. Алекс услышал как заскрежетали зубы, как задрожал наполняясь жаром воздух.
- Я, Матильда Хартман, - скрипучим голосом, ответила женщина. - Убирайся прочь! Варвар!
Она уставилась на него мутными немигающими глазами, и Алекс почувствовал как на лбу выступил пот. Лицо призрачной женщины мгновенно потемнело и исказилось нечеловеческой злобой.
- Вар-р-р-вар! - зашипела она. - Runter von meinem land!
Оскалив редкие зубы, Матильда Хартман закричала и, вскинув руки, бросилась на Алекса. Она вцепилась в его шею и, бормоча ругательства, опрокинула на пол. Алекс зажмурился, сжался в комок. Сила с которой старушка наносила удары потрясла, но он понимал, что если начнёт сопротивляться, буйный дух его убьёт.
- Я ничего вам не сделаю, - выкрикнул Демидов. - Я друг.
Закрыв лицо руками, он в ужасе пытался вспомнить всё, что по этому поводу писали коллеги-спиритуалисты. Но ничего вразумительного на ум так и не пришло.
- Хватит, - закричачал он. - Хватит. Я прошу!
Через минуту удары ослабли, а потом и вовсе прекратились. Алекс отполз к стене, опёршись на неё рукой, поднялся на ноги.
Старушка снова сидела в кресле-качалке и невозмутимо водила указателем по доске.
- Сильна чертовка! - приходя в себя, прошептал Алекс. - Должно быть здорово муженьку от неё доставалось.
Демидов отряхнулся, потрогал здоровенную шишку на лбу и сморщился от боли.
- «Теперь надо выяснить почему эта тварь здесь застряла».
Он выждал несколько минту, словно вор подкрался к столу и заглянул через плечо Матильды.
Буква за буквой она выводила одно и то же слова. Иногда медленно, иногда так быстро, что Демидов не замечал ничего, кроме мелькавших над «Уиджей» рук.
- «Имя», - промелькнуло в голове. - «Она выводит какое-то имя, значит при жизни, Матильда Хартман вызывала духов».
Алекс наклонился над столом.
- G-u-n-t-h-e-r, - проговорила старушка. - Mein armer Sohn. Бедный мой сын.
Демидов улыбнулся, удовлетворённо качнул головой и отошёл в сторону.
- Теперь всё ясно. Что-то тяготит вашим...
Он осёкся на полуслове и замер. До слуха отчётливо доносились звуки шагов. Кто-то медленно спускался по скрипучим деревянным ступеням.
- Проклятье! Эта старуха здесь не одна.
Когда звук шагов смолк, внутри всё оборвалось. Визитёр остановился на лестничной площадке и это означало, что он почувствовал присутствие постороннего. Алекс судорожно сглотнул, всмотрелся в «маслянистую» темень лестничного пролёта.
- Никуда ты не денешься, - прошептал он. - Если бы я не знал вашего брата.
Он осторожно подошёл к ступеням, прислушался.
- Эй! Кто здесь? - спросил Алекс. - Я не причиню вреда...
Тишину разорвал жуткий яростный вопль. По ступеням загромыхали ботинки, и во тьме сверкнули два жёлтых огонька. Демидов попятился, пытаясь увернуться шарахнулся в сторону, но было поздно. Неведомая сила подхватила его и отшвырнула к столу. Тёмная грузная масса затмила свет, и вдруг из этой страшной массы вышел пожилой мужчина. Высокий, седовласый с бульдожьей челюстью. Черты лица были искажены злобой и ненавистью. Всё та же сияющая копоть вокруг фигуры, серый цвет кожи.
- Альберт, у нас гость! - проговорила Матильда. - Это вор. Он пришёл, чтобы нас ограбить.
Она пронзительно и визгливо рассмеялась.
- Альберт Хартман! - выкрикнул Демидов. - Я не вор, я друг.
Старик свирепо выпятил нижнюю челюсть зарычал и запустил пятерню в шевелюру Алекса. Он протащил его несколько метров и вдруг отпустил. Демидов с трудом подавил боль, бросился к дивану и бесцеремонно уселся на край.
- Чёрт! Больно же.
Альберт криво усмехнулся, шагнул к Матильде и обнял её за плечи.
- Они постоянно приходят и берут что хотят, - басом проговорил старик. - Мерзавцы.
- Почему вы здесь? - спросил Алекс. - И что случилось в этом доме?
- За час до полуночи! - прошептала Матильда. - Придёт время, и откроется истина.
Демидов посмотрел на часы. Тяжело вздохнул и откинулся на спинку.
- Значит через тридцать минут откроется истина? Подождём!
Странное оцепенение овладело Матильдой и Альбертом. Теперь они напоминали восковые фигуры, вокруг которых, пульсируя, циркулировало грязно-серое сияние.
- Знать бы чего от вас ждать, - прошептал Алекс. - Дерётесь вы, будь здоров.
Он вспомнил про тумаки и вымученно улыбнулся. Поглядывая на безмолвные неподвижные фигуры, Алекс не мог отделаться от ощущения, что видит сон. Анализировать происходящее ему не хотелось, он решил отложить это до следующего дня. В груди всё сжималось от напряжения, от страха сводило скулы. Он вспомнил про Ирину, покачал головой.
- «Она мне даже не поверит», - подумал Алекс. - «Но всё равно расскажу».
Словно по команде Альберт и Матильда повернули головы и уставились в сторону входной двери. Демидов посмотрел на часы, поднялся с дивана и напряжённо застыл. Ни шагов, ни голоса, только гнетущая тишина.
- Кто здесь? - спросил Алекс. - Ну выходи, друг! Я уже почти всё выяснил. Дело за тобой!
Зашуршала ворса коврика в прихожей, что-то стукнуло об пол. Затем послышались тяжёлые размеренные шаги. Медленно и торжественно из темноты вышел молодой человек. Долговязый, широкоплечий, с проницательными злыми глазами. В руках охотничье ружьё.
- Гюнтер! - воскликнул Алекс. - Вас зовут Гюнтер?
- Глупый варвар! - усмехнулась Матильда. - Он подумал, что это Гюнтер.
- Это Вагнер, наш мажордом! - отозвался Альберт. - Вагнер! Убей этого вора.
Лицо управляющего исказилось звериной яростью, из чёрной пасти хлынул смрадный пар. Вагнер злобно зарычал и, вскинув ружьё, ударил Алекса прикладом.

Он слышал шум падающей воды, где-то кричали, спрашивали имя. Ему хотелось ответить, но он не помнил своего имени. Боль прожигала грудь, отзывалась в голове.
- Чёрт! - застонал Алекс. - Чтобы я ещё связался с полтергейстом!
Он с трудом разлепил веки, схватился рукой за пылавшую огнём скулу. Матильда, Альберт и Вагнер стояли возле стола и смотрели на «Уиджу».
- Всё ещё здесь! - процедил Алекс. - Ну ничего. Скоро уберётесь!
Он поднялся на ноги, прогоняя дурноту встряхнул головой. Подойдя к столу он посмотрел на спиритическую доску и увидел, что указатель лежит на слове «Да».
- Наконец-то! - усмехнулся Алекс. - Я знаю как вас зовут, знаю что вас объединяет какая-то тайна. Что случилось в этом доме за час до полуночи?
Призраки потемнели, сияние вокруг фигур угасло, остался только густой маслянистый чад.
- Они сами виноваты! - проговорила Матильда Хартман. - Зачем сюда пришли?
- Их было двое, - добавил Альберт. - Должно быть первому досталось от сторожевых собак. Правый бок кровоточил, рана на шее, руки изодраны в клочья. Всё равно не жилец.
- Мы собирались уже ложится, - Матильда сжала губы, качнула головой. - Когда забарабанили в дверь, открывать отправился Альберт. Вагнер занимался лошадьми и не слышал. Альберт открыл и тут эти двое. Тот что покрепче втащил раненого, попросил помощи. Но мой муж пришёл в бешенство.
- Эти двое были русскими, - бросил Альберт. - С сорок второго, несколько тысяч военнопленных работали на суконной фабрике Юргена Коха. Юрген кормил русских брюквой и жмыхом, выжимал что мог. Но такова их судьба. Эти негодяи не должны были бежать от хозяина.
- Когда они ворвались в дом, мы испугались! - проговорила Матильда. - Они запачкали грязью ковёр, начали кричать.
- Я толкнул одного, - Альберт стиснул кулаки, заскрежетал зубами. - Он упал и застонал. Второй бросился ему помогать. Тогда я схватил трость и ударил его несколько раз.
- А потом прибежал Вагнер, - прошептала Матильда. - Я увидила в его руках ружьё.
- Госпожа Хартман крикнула: «Убей их!», - произнёс Вагнер. - Я подумал, что это воры и выстрелил. Убил того, что стоял на ногах. Я не знал, что ружьё заряжено крупной дробью. Его буквально разорвало. Со вторым было сложнее. Он лежал на полу. Не просил, не умолял, просто смотрел в глаза.
- Вагнер не смог, - отозвался Альберт. - Зато смог я. Вторым выстрелом, я прекратил мучения этого бедняги.
Призраки замолчали, уставились в одну точку за окном.
- И что же случилось потом? - спросил Алекс. - Что не выпускает вас из этого дома?
- Мы закопали их в саду! - сказал Альберт. - Не потому что боялись. За убийство пленных нам бы ничего не было. Но Хартман - уважаемая фамилия.
- Верно, Альберт! Помнишь, я тоже об этом сказала, - Матильда взяла мужа за руку. - Что скажут люди. Хартманы — убийцы!?
- Господин приказал их похоронить, - заметил Вагнер. - А на том месте посадить сосну. Она и по сей день там растёт, кривая, страшная. Но что под ней никто не знает. Никто кроме нас.
Алекс подошёл к окну, прищюрился, пытаясь рассмотреть в темноте приметное дерево.
- А что случилось с Гюнтером?
- Наш сын Гюнтер, был танкистом, - ответила Матильда. - Погиб в сорок третьем году на Восточном фронте. Он у нас единственный и я не могла поверить, что его больше нет. Я хотела вызвать его дух с помощью доски. Но у меня так ничего и не получилось.
Призраки отражались в стёклах окна, и Алекс видел, как устрашающе пульсируют их астральные тела. Они ожидали развязки.
- Теперь я всё знаю, - произнёс он. - Властью медиума отпускаю вас, и пусть каждый получит по заслугам.
Алекс стиснул кулаки и застыл перед окном. Духи ожили, зашептали, опрокидывая мебель, закружились вокруг доски. Тёмные высушенные злобой и ненавистью, они мгновенно превратились в жутких тварей и, протягивая руки, бросились на Алекса. Демидов зажмурился, напрягся словно пружина и вдруг...

- «Всё закончилось?» - Алекс повернулся, с тревогой оглядел комнату. - «Слава Богу,  обошлось без тумаков!»
Он улыбнулся. Почувствовав, как спадает нервное напряжение, отошёл от окна и уселся на диван. Только сейчас Алекс осознал, что стал свидетелем удивительного явления, объяснить, которое не смог бы даже профессор Балаш. Впрочем.
- Объяснить можно всё! - Алекс откинул голову на спинку и закрыл глаза. - Завтра отчитаюсь перед Ириной и возьму выходной.

Звякнули ключи. Заскрипела входная дверь. Демидов вздрогнул. Как ошпаренный вскочил с дивана.
- Придурок! Заснул в чужом доме! - прошептал он. - Если это хозяева, то-то будет сюрприз...
Он растянул губы в виноватой улыбке и вышел в прихожую.
- Ирина? - обрадовался Алекс. - Как хорошо, что это вы?
Журналистка, положила ключи на журнальный столик, неторопливо подошла к Алексу.
- Ну и дела вчера здесь творились, - произнёс Демидов. - Как вы смотрите на то, чтобы сходить в какой-нибудь ресторанчик?
Но Ирина отвернулась.
- Вы не хотите со мной разговаривать? Почему?
- Придётся ещё кого-нибудь попросить, - прошептала она. - Бедный Алекс!
- Эй! Почему это я бедный?
Ирина шагнула в его сторону и вдруг... прошла сквозь него. От потрясения потемнело в глазах, Алекс с ужасом посмотрел на своё тело и неожиданно всё вспомнил.
Он вспомнил как открылась дверь обжорки, как железная ручка ударила по пальцам, как патлатый падонок вытащил пистолет.
- Он убил меня! - прошептал Алекс. - Этот гад меня убил.
Демидов бросился следом за Ириной, остановился за спиной и, застонав, схватился за голову.
- Вот почему я видел призраков, - закричал он. - Эта фантомная боль под рёбрами. Эти жуткие сны.
Ирина стояла у стола и задумчиво смотрела на «Уиджу».
- Бедняга Алекс, - повторила она. - Сколько идей, сколько планов.
Она дотронулась до указателя, робко переместила его на букву «А», затем «L», «Е», «К» и «S». В эту минуту Алекс почувствовал непреодолимое желание ответить. Его рука сама потянулась к планшетке.

Ирина улыбнулась, аккуратно передвинула указатель на середину доски и пошла к выходу. Она не заметила, как дёрнулся указатель, как он пополз к слову «Да». Лишь у самой двери, она остановилась и, словно ощутив постороннее присутствие, беспокойно повернула голову.
- Бедный Алекс! - прошептала она. - Храни вас Бог, где бы вы не находились.


Рецензии
Просто незабываемо!Признаю Вас...Отменное и очень хорошее произведение.И это не лесть!Не коем образом!

Микаями   17.06.2016 16:44     Заявить о нарушении
Спасибо за добрые слова.
Если вам нравятся постапокалиптические рассказы, на моей странице присутствует один такой. Занял четвёртое место на конкурсе фантастических рассказов. Называется "Мухобой".
Есть ещё фэнтезийный роман "Золотой череп. Воронка душ", ничего не занявший, получивший нелестные отзывы от судей на конкурсе фэнтези 2016 (до сих пор идёт на СИ), но благосклонно и с интересом принятый читателями.

Павел Селеверстов   21.06.2016 17:38   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.