Туннель. Глава тринадцатая

Зойку мы на время пристроили у доктора, точнее не у самого доктора, а у его хорошего друга, потому что в клинику Зойку класть было нельзя, Сысоев бы её там мигом нашёл. У нас дома доктор её оставлять не советовал, методы лечения могли мне показаться не слишком приглядными. «Боюсь, Вы будете только мешать», - сказал он мне. Коля понимающе кивнул. Я согласился.

Валька думал три дня и надумал.

Вся наша жизнь – болото, а дерьмо всегда плавает наверху, говорил он. Люди тонут в болоте, а оно поверху плавает, смердит и не даёт дышать свежим воздухом нормальным людям, утверждал Валька. Погоди, возражал я, но ведь и наверху, бывает, сидят хорошие люди, я тебе даже примеры могу привести. Правильно, соглашался Валька, бывает, только хороших людей наверху тошнит от запаха и они либо уходят, опускаются в болото, либо сами перегнивают и превращаются в дерьмо. Нет, Валька, как-то у тебя всё говённо получается, сравнения у тебя какие-то неаппетитные: болото, дерьмо. Неужели ты так видишь всю нашу жизнь? А ты лучше видишь? – удивлялся Валька. - Если оно такое и есть. Оно ведь без принципов и морали, какая может быть у дерьма мораль? Так и живём. Оно наверху смердит, но дышит, а мы внизу потребляем, так сказать, продукты его жизнедеятельности и дышать нам, по сути, нечем...

- Я же говорил – перестрелять, - вклинивался Коля. – Меньше вонять будет.

- Нет, Коля, стрелять в дерьмо – только разбрасывать, - бил его козырем Валька. – Вонять меньше не станет. Тут надо подходить хитрее. Надо, чтобы оно превращалось в удобрения.

- Я тебя прибью, Валька, - отвечал я. – Ты свои философии засунь себе куда-нибудь поглубже, и пусть они там у тебя превращаются в удобрения, а нам давай сюда выкладывай конкретику, нечего тут мозги пудрить.

Мы с Валькой сидели за бутылкой коньяка, а Круглый, чтобы не было обидно, прихлёбывал безалкогольное пиво, морщился, и видно было, что ему тоже хочется попросить чего покрепче, но он стесняется. А что нам оставалось делать, не уходить же из дома для того, чтобы поговорить за бутылочкой, если по-иному мысли не приходили.

- Я тебе конкретику и толкую. Надо заниматься воспитанием. На примерах.

- На своём что ли? – вышел я из себя. – У них таких примеров хоть отбавляй, только что-то они не перевоспитываются.

- На их собственных примерах, - поправил меня Валька. – Надо двоих или троих уродов засадить для образца – остальные задумаются.

- Ага, - слишком просто у Вальки всё получалось. – Поймать их за руку и сдать, а потом разораться на весь белый свет?

- Не пойдёт, - опять вмешался Коля. – Кому сдать? Нашим доблестным органам, которые тоже поверху плавают? Стрелять и амба! Слух распустить, что расстрелян раб божий за следующие грехи – и перечислить. И в народ. А народ правду растащит, не сомневайтесь, и до верха дойдёт. Может так задумаются. Вот это будет воспитание, а не ваши слюни-нюни.

- Подожди, Коля, ну что ты, в самом деле – стрелять да стрелять. Тоже засунь себе куда-нибудь и стрельни, если и у тебя чешется. Почему обязательно стрелять? Можно попробовать сначала так, а потом иначе. Куда торопиться? Валька прав. Нужно наладить сбор компромата, только нас троих на это не хватит, мы через неделю к маме проситься побежим.

- Так давай наймём народ, - упёрся Валька. – Если зарплата вовремя – очередь будет стоять. Наделаем десяток Зеркал, посадим возле них наблюдателей и... «до краев набитый зеками вагон повезут этапом под конвоем зорким», - надрывно пропел он.

- И наши секреты коту под хвост, через неделю весь город будет знать про Зеркала и Туннели, тут нас тёпленьких и накроют. Представьте себе, что это всё попадёт к какому-нибудь зюзе. То-то же.

- Я знаю, - опять встрял Коля. – Загоняем народ в бункер года на два по контракту, а потом отпускаем, персонал набираем в другом городе через Туннель.

- А вот это выход, - обрадовался Валька. – В другом городе наймём человека, и он уже будет нанимать для нас. И шито-крыто. Человек сто на первое время хватит.

- Кормить эту ораву чем? – меня всё не отпускало ощущение несуразности происходящего. Сидят тут три недоросля и в пьяном виде обсуждают судьбы мира. Хотя нет, один трезвый, но всё равно нелепо.

- А ресторан купим! – разошёлся Валька. – Нам и самим тут жрать что-то надо. Мне уже если честно надоела твоя сухомятка.

- Знаешь что? – раздражаясь, сказал я. – Давай о деле. Ребята, может хватит? Философии, дерьмо это ваше, рестораны. Давайте уже серьёзно. А вы то о жратве своей, то стрелять.

- Меду прочим, - взвился Валька, - о жратве тоже думать надо. Я не о себе забочусь, ты сам спросил – чем кормить ораву, я тебе отвечаю. И вообще, без этих мелочей не обойтись, так что и их бери во внимание. И жратву и жильё.

- Ну, жильё по крайней мере есть – целый бункер жилья, живи не хочу.

- На бетонном полу? В бетонном зале? Ваня, ты сам сказал: думай, прежде чем болтать языком. А если строить, то материалы как доставлять? По железной дороге? Локомотив нужен, вагоны нужны, машинист, кран...

И тут у меня в голове всё очистилось и зазвенело как отмытое стекло, мысли стали свежими и объёмными.

- Заказываем по частям и втроём собираем в бункере большое Зеркало для грузовика, направляем его на наш гараж и делаем дистанционное включение. Валька отвечает за грузы и машину, Коля руководит стройкой в бункере. Нам нужно отделение для фургона и материалов – его строим в первую очередь, затем строим жильё и офисы, места хватит. Где работников будем брать?

- Узбеков загоним, да и всё, - ляпнул Коля.

- Где ты их возьмёшь, узбеков? – презрительно посмотрел на него Валька.

- В Узбекистане! – парировал Коля. – У меня там знакомые есть, я служил в Фергане. Снимем квартиру, человека посадим, есть такой человек, зеркало туда направим – и готово. Нам набирают людей и предупреждают их о специфике работы, например, командировка на полгода. Да тебе бригада узбеков за полгода целый город в бункере построит, главное материалы вовремя подвози. Столовую на месте организуем, поваров там же наймём. Как вам?

Мне понравилось. Правильно, первым делом нужно самим обустроиться, а уж потом мир перестраивать. Нарисовали на бумажке план разделения бункера по секторам, распределили обязанности, написали списки необходимого. Протрезвели. Сходили в бункер с рулеткой, замерили. Валька пообещал наладить снабжение, а Коля заверил, что рабочая сила прибудет со дня на день. На меня повесили общее руководство и наблюдение за объектами потенциального воздействия. Коля прямо сказал: «ты мне этих хмырей только отыщи и доказательства предоставь, а дальше я с ними буду беседовать. И Зюзю мне отдай».

© Мирошниченко Михаил. Декабрь 2013 г. http://mafn.ru


Рецензии