Красавица и пьянчужка

В последний день уходящего года в наркологическом диспансере столицы работало четверо сотрудников.
В регистратуре, на выдаче талончиков, у маленького окошка сидела женщина в годах. В процедурном кабинете прихорашивалась юная медсестра. А в ординаторской, за соседствующими столами, в ворохе бумаг тонули два врача нарколога - миловидные дамы бальзаковского возраста.
Рабочий день ожидался быть коротким, с небольшим фуршетом после полудня.
В холл диспансера вошли двое: женщина и мужчина.
- Не могли прийти после праздников, - тихо, как бы про себя, проворчала Галина Павловна - так звали регистраторшу.
Намётанным глазом она принялась оценивать вошедших.
Женщина была одета в шикарную дубленку. На ногах - итальянские, стильные по тем временам, сапоги. Головной убор, который мог бы только испортить модную прическу, отсутствовал. Смущенная улыбка на красивом лице демонстрировала чуть приоткрытый ровный рядок белоснежных зубов.
Внешность мужчины разительно контрастировала с обликом его попутчицы. На вид - лет пятьдесят. Небрит. Кепка не скрывала больших залысин. Черная кожаная куртка, потертая и зашитая в нескольких местах, висела на нём мешковато. Старые джинсы и кроссовки тоже не радовали глаз.
Типичный пьянчуга...
Мужчина сразу обратился к регистраторше.
- Здравствуйте! С наступающим...Мы пришли на ежегодный укол к Олегу Владимировичу.
- Он в отпуске. Будет только в середине января, - опустив глаза, буркнула Галина Павловна. Потом несколько смягчилась. - Вместо него в 35 кабинете принимает Маргарита Петровна. Вы знаете, что цены на укол с прошлого года изменились?
- Знаем, знаем! Позволите нам пройти по назначению? - галантно поклонившись, спросил мужчина.
- Налево, по коридору - до конца.

Странная пара двинулась по длинному проходу, высматривая номера табличек на дверях.
Галина Павловна набрала номер телефона, и когда ей ответили, произнесла:
- Марго, там к тебе на укол бомжа привели. Про деньги они в курсе.
Найдя нужный кабинет, мужчина негромко постучал в дверь.
- Разрешите войти?
- Проходите! - прозвучало в ответ.
Пропустив даму вперед, мужчина вошел следом.
Маргарита Петровна посмотрела на визитеров и выразительно переглянулась со своей коллегой: мол, я сейчас быстренько его обследую и отправлю на укол к процедурной медсестре Свете.
- Садитесь, уважаемый, на диван. Сейчас мы вас послушаем, измерим давление, проверим, как сердечко бьётся. А вы, женщина, присядьте на стульчик у вешалки. Много времени это не займет, - вежливо предложила врач.
- Да ничего, я постою, доктор, - вдруг возразил мужчина.
- Нет уж, давайте сделаем так, как я говорю, ибо лучше знаю, что вам нужно.
Но мужчина был настойчив.
- Доктор, позвольте мне немного прояснить ситуацию.

Мудрая и многоопытная Маргарита Петровна решила не обострять обстановку и согласилась выслушать его.
- Я вся - внимание, голубчик.
Мужчина посмотрел на свою спутницу, которая, скрывая улыбку, все время молчала, и начал рассказывать:
- Мы - родные брат и сестра. Укол будем делать ей. Четвёртый по счёту. Уже три года  - как она ничего спиртного в рот не берет. А то по "этому делу", - мужчина общеизвестным красноречивым жестом указал на кадык, - они с мужем свою квартиру профукали. Он давно на кладбище прописан, а она отыскалась в соседней, Тверской области, без жилья, без зубов, в неприглядном виде...
Маргарита Петровна, едва не выронив стетоскоп, медленно присела на краешек стула и широко раскрытыми глазами посмотрела на свою подругу, которая тоже изменилась в лице.
Тут в разговор вступила женщина:
- Да, если бы не брат, то уж и не знаю, как жизнь моя сложилась бы дальше. Он следит за моим здоровьем, денег даёт - ведь сейчас за всё надо платить. На трёх работах вкалывает - квартиру мне купил в Подмосковье. Устроил на курсы бухгалтеров. Ездить, правда, приходиться на электричке в Москву, ну да это ничего...
Придя немного в себя, Маргарита Петровна, предложила теперь уже спутнице "пьянчужки" сесть на диванчик для осмотра, а ему - на стул.
Глядя на свою коллегу-подругу, - произнесла:
- Да, такого брата надо ещё поискать... - И ласково, с раскаянием в голосе, сказала мужчине:
- Вы уж извините меня, ради Бога.


Рецензии
Мне не хватило эпилога, вывода, морали, яркого акцента причинной сути написания рассказа - назидания, эксцентричного финала. К примеру:

http://www.proza.ru/2019/06/11/622

*******
Ну или что-нибудь в таком духе.
Все дело с том, что алкаши настолько привыкли приспосабливаться в жизни, что выработали в себе профессиональный артистизм уязвимого и жалостливого существа, способного как пиявка раскручивать и близких и чужих людей на помощь себе, деньги для выпивки, проживания, существования.
Алкоголиков нужно лечить не уколами, а в стационаре психиатрических клиник при постоянном наблюдении врачей.

Спасибо, Вячес-love, за миниатюру и вдохновение.
Мне понравилось.

Марта По   11.06.2019 11:21     Заявить о нарушении
Дело в том, я не писатель, а рассказчик.
Потому всё написанное - 100% правда жизни.
К каждому алкашу нужен индивидуальный подход.
Кстати, красавица, на мой взгляд, полностью излечилась.
Правда, в наше время приходится полностью за неё оплачивать все расходы на купленную квартиру. И будучи на пенсии, она уже работает гардеробщицей в одном престижном музее Москвы.
Спасибо, что прочли и оставили рецензию.

Вячеслав Поляков   11.06.2019 11:15   Заявить о нарушении
Рассказчики тоже становятся писателями.
Нельзя описывать судьбы людей в стопроцентном совпадении с реальностью. Это чревато ответственностью перед живыми людьми, которые могут прийти и истребовать разрешение на изложение фактов личной жизни. Личная жизнь охраняется Законодательством,
А если у вас, допустим, дар от Бога, то ненароком брошенное слово может стать пророческим.
За нехорошие пророчества настигает кара в угрызении совести на всю жизнь. Это очень тяжело.
Поэтому, ко всем реальным событиям из жизни, которые хотелось бы описывать, лучше пририсовывать вымысел, разбавляя и приукрашивая события. И ответственности меньше. Это и называется " собирательным образами", "художественным вымыслом".
Это журналисты обязаны списывать по факту с натуры без предвзятости, а мы - нет.
Мы свободны в своих мыслях и домыслах.
Я свой отрывок из отклика убрала, перенесла отдельным.
Пусть у вашей героини все сложится и она никогда в жизни не будет пить.
Но жалеть их нельзя.
Они не только себе судьбы ломали, от них страдали и близкие и дети. А дети - это святое, и мы ответственны за их судьбы.

Марта По   11.06.2019 11:40   Заявить о нарушении
Интересные мысли.
Но!
Угрызения совести мне не грозят. Все мои тексты оптимистические).
А если где и есть, что не очень...то это связано только со мной.
Себе что-то предъявлять, самому и отвечать).

Вячеслав Поляков   11.06.2019 11:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 35 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.