Часы с бриллиантом Окончание Новогодний детектив

 http://www.proza.ru/2013/12/25/969               
               
   Люба забежала в ресторан, когда праздник был в разгаре. В зале гремела музыка, и разряженные работники крупной автомобильной компании, отплясывали вокруг ёлки.  К раскрасневшейся от быстрого бега женщине, подскочил организатор корпоратива Михаил  Ложкин и закричал:
– Логинова, быстрее беги переодеваться через десять минут выход «цыганского хора».
Люба продолжила бег до подсобного помещения, где её сослуживцы, переодетые в цыганские костюмы, всем хором зашипели на неё, а она, отмахнувшись, забежала  в маленькую служебную комнату, выделенную администрацией для переодевания.  Выпихнув наружу двоих «молодцеватых цыган» и менеджеров, в одном лице,Люба заперлась на,торчавший в двери ключ,и быстро начала переодеваться. Сбросив с себя шубу и платье, впопыхах пыталась надеть разноцветные юбки и блузку с множеством оборок. Но одежда липла к потному от быстрого бега телу и, чтобы хоть как-то прийти в себя и освежиться Люба открыла створку зарешеченного  окна, и в одном нижнем белье встала под  холодную струю воздуха.  Окно первого этажа выходило на задний двор ресторана,  и женщина, увидев недалеко двоих мужчин, стоявших к ней спиной,  отскочила в сторону, но, услышав голоса с улицы, начала  прислушиваться.
– Дело сделаешь, отдашь всё «Вялому»,– услышала она сипловатый мужской голос, показавшийся ей знакомым.
– А если ничего подходящего не будет?– ответил другой мужской голос.
– А ты смотри лучше, я уверен – будет. Мужики тут богатенькие собрались!
В дверь застучали и, закрыв окно, Люба, быстро надев цыганский костюм и парик с длинными чёрными и кудрявыми волосами, вышла из комнаты.
В полном составе «цыганский хор», танцуя, вышел в зал. Впереди всех шла Люба и пела низким и красивым голосом самодельную шуточную песню под известную мелодию:
– Очи чёрные, очи синие,
    Очи серые и зелёные.
    Собрались мы здесь
    Встретить Новый Год
    От работы все бессильныеееее, – тянула с цыганской интонацией Люба, а остальные, «цыгане» плясали, окруженные нарядной толпой сослуживцев.
Номер был довольно долгим и в конце представления все пустились в пляс под разудалую цыганочку.
После шумного номера толпа разошлась по своим местам и продолжила уже за столами праздновать. К концу вечера, когда в очередной раз, все расселись после танцев за столы, в центре зала появились бойцы ОМОНа, при полном обмундировании и в чёрных масках. Один из них вышел вперёд, и громко скомандовав:
– Всем оставаться на местах! Проводится операция по обезвреживанию преступной группы, занимающейся воровством на праздничных мероприятиях, дорогих часов. Сегодня у троих посетителей украдены часы, общая стоимость, которых больше пяти миллионов рублей. Одни часы были с бриллиантом. 
По залу прошёл гул.
– По очереди сейчас будете все допрошены следователем  в кабинете директора ресторана и обысканы.
После такого жёсткого заявления, пьяные моментально протрезвели. Тех, кто пытался возмущаться, к следователю отправляли в первую очередь.
Люба попала на допрос самая последняя. Войдя в большую, богато обставленную комнату, она осмотрелась по сторонам, а потом взглянула на мужчину, сидящего за столом и, чуть не вскрикнула от удивления.  Следователем оказался её недавний попутчик по лифту – Андрей.
Он был нисколько не удивлён этой встрече, так, как увидел и узнал её ещё раньше, когда Люба пела во время цыганского номера, а пригласил последней на допрос потому, что не считал её причастной к воровству. Но формальную процедуру обыска и допроса пришлось применить и к ней. Женщина-полицейский обыскала её и её вещи в другой комнате, а Андрей задал ей ряд вопросов, для протокола.
– Люба, Вы во время вечера, ничего не заметили подозрительного? 
Они были в кабинете одни, но женщина, приблизившись, к Андрею зашептала ему  на ухо:
– Я слышала один подозрительный разговор, но я не уверена, что здесь можно это озвучивать.
Будучи большой любительницей детективов, она намекнула следователю на возможную прослушивающую аппаратуру, а он, удивившись её прозорливости, согласился.
– Я понял. Я сейчас распоряжусь всех отпустить и провожу Вас до дома.
Записав паспортные данные, присутствующих на празднике вместе с обслуживающим персоналом, всех распустили по домам, и Андрей повёз на своей машине провожать Любу. По дороге она ему передала услышанный  из окна разговор и добавила, что голос одного показался ей знакомым.
– Ты его можешь узнать? – перешёл, вдруг, Андрей на «ты».
– Конечно,могу,– с готовностью откликнулась любительница детективов.
– Тогда договоримся так, ты будешь присутствовать на допросах всех, кроме своих сослуживцев. Их голоса ты же знаешь? Это не был кто-то из них?
– Нет, это точно не из наших.
Подъехав к дому Любы, Андрей решил зайти заодно ещё раз к матери. Они вошли в лифт и поехали вверх, но, как нарочно, лифт опять встал на шестом этаже и выключился свет, и молодые люди хором вскрикнули, каждый своё.
Андрей вспомнил чёрта, а Люба – блины.
Расхохотавшись вместе, они извинились друг перед другом.
– Если бы я не жила на двадцатом этаже, я бы поднималась пешком. Мы, как въехали сюда месяц назад, у нас без конца отключается свет и встаёт лифт, но я, Андрей почему-то именно только с тобой застреваю в лифте, перешла Люба тоже на «ты» со своим новым знакомым.
– А может это судьба, Любаша. Я тоже ни разу не застревал один. А ты хорошо сегодня пела! У тебя красивый голос! У меня даже мурашки побежали по телу, и именно, в это время у меня и сняли часы с руки, а я – капитан полиции, даже этого не заметил. Хорошо, что часы бутафорские были, а то бы мне начальство голову снесло напрочь!
– Может, Андрей, начальнику позвонишь своему опять, чтобы он нас освободил?
– Нет, сейчас не буду звонить, он на меня собаку спустит, что я операцию провалил. Воров не поймал и часов лишился.
В двери лифта неожиданно постучали.
– Здесь есть кто-нибудь,– послышался мужской голос старшего по дому. Люба узнала его, так как часто приходилось из-за всяких неполадок в новом доме к нему обращаться.
– Есть,– хором крикнули «заключённые».
– Придётся немного подождать, опять авария в электросети. Сейчас лифтёра буду вызывать, он вас выпустит.
– Виктор Иванович, а долго ждать?– спросила Люба.
– Может быть час.  Тут несколько домов в нашем районе отключилось. Пока по всем домам лифтёры пройдут. Буду сейчас домой управляющему компании звонить. Достали уже со своей безалаберностью.
– Постарайтесь, Виктор Иванович, побыстрее, домой хочется.
– Ладно, постараюсь. Может родным передать, что вы в лифте застряли?
– Не надо. Я одна живу. А твоей маме не надо передать?– обратилась Люба к Андрею.
– Нет, не надо. А то будет беспокоиться. Она, скорее всего, спать уже легла.
– Я пошёл тогда. Ждите!– прокричал мужчина и удалился.

– Что же нам делать?– тяжело вздохнула Люба. Есть уже хочется. Я ничего так и не успела поесть в ресторане с этой суетой.  Давай перекусим, я остатки еды со стола захватила и шампанское есть. Студенческая привычка ничего на столах в ресторане не оставлять.
Давай, я тоже есть хочу, и выпить шампанского не против! Мне там тоже не удалось ничего съесть, – сказал Андрей, приблизившись к Любе, и осветив её фонариком.
– Я тебе посвечу, а ты вытаскивай из сумки всё, что есть.
И Люба вытащила бутылку распечатанного шампанского, пакет с яблоками и конфетами.
– О, хорошие запасы, Любаша! С голоду мы с тобой тут точно не умрём. А стаканчиков у тебя случайно нет?
– Случайно нет. Не собиралась нигде, кроме дома, пить.
Вдруг фонарик замигал, замигал и погас.
– Ну, вот и конец пришёл свету, осветительный прибор разрядился,– воскликнул разочарованно Андрей, а потом тихо, наклонившись к Любе, продолжил, – сегодня по подвалу в ресторане в темноте лазить пришлось долго, да по подсобкам, чтобы поставить посты на возможных выходах, но всё равно не удалось найти преступников. Уйти они не могли точно, были в зале видно, но украденные вещи ни у кого не обнаружились. Любаша, теперь всё зависит от тебя! Тебе надо этого сиповатого незнакомца по голосу узнать обязательно. Предлагаю выпить твоего шампанского за знакомство и за поимку преступников,– шептал капитан помощнице на ушко, а ей было так приятно от осознания своей значимости для этого молодого симпатичного работника уголовного розыска. У неё давно ни с кем не случалось любовных романов и внутри потеплело от его приятного голоса и лёгких прикосновений. Любе  большого усилия стоило не выдать голосом своё волнение, так, как во рту всё пересохло, и язык казался деревянным. Она ткнула бутылкой в грудь «сокамерника» и сказала нарочито весело:
– На, ты, первый пей!
– Нет, я привык дамам уступать. Жаль, стаканов нет, а то бы на брудершафт выпили. Давай
сначала ты пей, а я тост произнесу.
– Первый тост за главную свидетельницу, а значит за тебя, Любовь!
– За меня, это хорошо. Люба сделала несколько глотков и подала бутылку Андрею, нащупав его руками, он тоже, в поиске бутылки шампанского в полной темноте водил по Любиному телу, в расстегнутой шубке, руками, касаясь её груди, шеи, волос.
– Андрей, не там ищешь. Люба взяла его ладонь и отдала ему бутылку. Он отпил  несколько глотков.
Это распитие шампанского в полной темноте из горлышка казалось им обоим забавным, и они громко  смеялись в поиске друг друга, чтобы передать в очередной раз соседу по лифту бутылку.
И чем больше они выпивали, тем поиски были более вольными и эротичными. Когда бутылка опустела, невольные заключённые уже страстно целовались, раздевая друг друга, но на полпути к цели, они услышали приближающиеся голоса:
– Лифтера привёл, сейчас будем вас вызволять из плена,– кричал Виктор Иванович.
– Сейчас всё сделаем в лучшем виде, отвечал ему голос лифтёра.
Люба, поправляя одежду, зашептала:
– Андрей, это он!
– Кто?
– Голос, который я слышала за окном.
– Значит так,– зашептал в ответ Андрей,– когда выйдем, ты подойди к старшему, чтобы я, мог понят, кто из них кто.
После некоторых манипуляций инструментами, лифтёр двери открыл, и Люба, выйдя, сразу же начала благодарить старшего по дому, который держал большой газовый фонарь в руках:
– Виктор Иванович, спасибо Вам большое, что не оставили нас тут ночевать.
А Андрей, в это время,  подошёл к лифтёру, направив на него пистолет.
– Руки! И тот, от неожиданности так растерялся, что не оказал ни малейшего сопротивления.  Капитан полиции надел на мужчину наручники и вызвал по телефону из отдела машину с оперативниками.
Андрей уехал вместе с заключённым, а Люба отправилась домой. У неё было приподнятое настроение: её новый знакомый обещал прийти к ней в гости в Новогоднюю ночь.
И он пришёл за двадцать минут до боя курантов, так, как до этого участвовал в операции по поимке преступной группировки, которая долгое время грабила посетителей ресторана, хозяином, которого был Виктор  Вялов , по кличке  "Вялый", а его подельниками были охранники, тоже бывшие уголовники. Мозгом воровского синдиката  являлся лифтёр Геннадий Иванов. Он же и делал короткое замыкание в домах, чтобы грабить квартиры богатых жильцов, пока те сидели в кабине лифта.
Новый Год Люба с Андреем начали с любви, продолжив незаконченное в лифте дело.


Рецензии
Да,интересный поворот событий!Мы караулим воров,а они нас!Я рада,что герои встретили Новый год вместе!За них рада!А за тебя вдвойне рада!Света,здорово у тебя получается!
Пиши,твори,а мы будем читать дедективы твои!!!Великолепная работа! Спасибо!

Наталья Егерева   13.01.2019 23:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.