Любовь или ревность

Дружно жили Алексей и Анна. Двоих детей вырастили, внуков дождались.  На пенсию вышел Алексей в 55 лет по горячей сетке, отработав всю жизнь машинистом.   Сначала на паровозе водил составы, а потом пересел на тепловоз.
Был он мужчина видный. Женщины всё время на него заглядывались. Стройный, высокий, широкоплечий, облысел, правда, малость с годами. Но какого мужчину лысина портит? Наоборот, женщины всегда с улыбкой какой-нибудь комплимент выскажут и чуть погладят по голове со словами:
- Дурные волосы покидают умную голову.
Или наоборот. А чаще на такой маленький казус во внешности мужчины вообще не обращают внимания. Словом, пользовался Алексей Степанович женским вниманием всю жизнь. Жена это знала, порой, ревновала, но умела прощать все похождения мужа на стороне. А если проще сказать, закрывала на всё глаза и делала вид, что ничего не произошло. И на самом деле ничего не происходило. Семья для него была самым  главным в жизни, а остальное как приходило мгновенно, так и уходило. Детей он очень любил, да и к Анне всю жизнь относился с уважением, словом не обидел.
И хозяином в доме был хорошим. Всё в руках Алексея спорилось,  за что ни брался, получалось быстро и  красиво.
А, выйдя на пенсию, что-то затосковал Алексей Степанович. Вроде, дома уже все дела по мужской части переделал. Вот и решил вспомнить молодость и порыбачить немного.
 Собрал заброшенные снасти на чердаке, кое-что прикупил в магазине, накопал червей и даже пару «телевизоров» сплёл из лески для ловли плотвы  и карасей.
Рано утром рабочим поездом отправился в Витемлю. Десна там широкая, мост невдалеке и даже охранная зона есть, ведь рядом граница с Украиной. Раньше водил он поезда через  мост до Хутора – Михайловска, а дальше другая бригада уже вела составы до Харькова и Донецка. Нет сейчас ни  железной дороги  в этом направлении с Украиной, ни поездов. Разобрали украинцы этот участок пути в 90-е годы прошлого столетия.  Хотя не народ  виноват. Они с удовольствием везли в Россию и вкусное украинское сало, и сахар, и подсолнечное масло. Выживали, как и русские, после развала Союза. А потом железной дороги не стало и исчезло на рынке «смачное», как говорил народ, украинское сало. Теперь вот ходит головка мотрисы только до станции «Селецкой», а дальше граница и тупик.
У рыбаков мотриса пользуется спросом. Набивается народу битком. Рыба в Десне в этих местах знатная водится, рыбаков притягивает как магнитом. Вот и Алексей Степанович одно время очень увлекался рыбалкой, а потом всё некогда стало и забросил своё страстное занятие.
А теперь,  усевшись на бережку, вдохнул полные лёгкие воздуха и устремил  взор вдаль по реке. Возле берега в прозрачной воде мелкие рыбёшки плели свой хоровод, привлекая внимание множеством красок и отражений.
- Как мураши  в муравейнике, - подумал Алексей,  доставая свои нехитрые приспособления и спиннинг.
«Телевизоры» ставить не стал. Побросал спиннинг, надеясь выловить щуку, здесь  они водились в избытке всяких размеров. Но, видно, не его день был. Поэтому нацепил на крючок червя и застыл в ожидании с удочкой в руках. Рябь перед глазами в виде небольших волн на воде вызвала сонное состояние. Глаза слипались,  и какое-то томительное состояние заставило Алексея Степановича всунуть удочку в землю, а самому  прилечь тут же и окунуться в дрёму под убаюкивающие звуки природы.
Проснулся от дождя, набирающего силу и быстро намочившего его с ног до головы. Глянул на удочку, поплавка на поверхности не было. Подтянул ближе к берегу свою добычу,  и восторг рыбака выплеснулся бурной радостью от увиденной на крючке  рыбы. Не задумываясь, зашёл в воду по пояс и вытащил крупного сома.
Дождь усиливался, тёмные тучи повисли над речкой, молнии с протяжными разрядами, осветив небо, как стрелами уходили глубоко в воду. Грозовые раскаты с ливневым дождём вмиг преобразили реку и окружающую природу. Бурлящие потоки, смывая всё на пути, несли свою добычу в виде камней, песка и травы в Десну. Вода в реке, казалось, кипела радужными пузырьками и вмиг превратилась в мутный омут.
Заворожённый Алексей стоял и смотрел на картину бушующей природы. Это состояние так сочеталось с  его внутренним нерастраченным потоком  энергии, которую он последнее время не знал куда выплеснуть.
Мокрый и в предчувствии чего-то важного в своей жизни он побрёл в посёлок на станцию, куда всегда заходил после рыбалки в дом к своему старому знакомому в ожидании поезда.
Во дворе его встретил Трезор. Виляя мокрым хвостом, он радостно заскулил, когда Алексей, как старого друга, потрепал его за уши.
Из сеней выглянула молодая женщина и приветливо спросила:
- Вам кого?
- Да к Ивану я. А Вы, кто будете?
- Ивана Николаевича сын забрал к себе в Белоруссию. А я купила у них этот дом. Вы проходите. Я Вас горячим чаем напою. А то Вы весь мокрый.
Зайдя в дом, Алексей увидел возле печи ведро, в которое с потолка капала вода.
- Не обращайте внимания. Это где-то на крыше шифер отошёл, вот и течёт, когда дождь. А мужа у меня нет. Надо кого-нибудь попросить из мужиков слазить  и залатать дыру.
- А давайте я Вам помогу, - тут же предложил Алексей.
Обрадованная хозяйка указала, где стоит лестница, и Алексей быстро прибил новый лист шифера, давно стоявший возле окна дома. А потом с удовольствием пообедал и даже выпил по рюмочке с улыбчивой хозяйкой за знакомство.
Женщину звали Верой. Она тут же поведала:
- С мужем развелись. В городе дом купить дорого, таких денег нет. Вот и приобрела жильё на станции, устроившись работать здесь же у фермера.  Дочка в областном центре учится в институте.
Вере не было ещё и сорока, почти на двадцать лет моложе Алексея. Но с первой встречи с этой женщиной, что-то до сих пор дремлющее в сердце Алексея заныло и не давало покоя. Непреодолимо тянуло вновь и вновь съездить в Витемлю на рыбалку и зайти в дом на станции, чтоб увидеть манящий взор голубовато-серых глаз новой знакомой.
Через некоторое время он уже чувствовал, что Вера не уходит у него из головы ни на минуту. Задумываясь, он улыбался и невпопад  отвечал жене на её вопросы.
Анна сразу заметила, что муж стал какой-то чумной. Случалось раньше с ним такое, но быстро проходило. А тут  затянулось надолго.
- Что-то ты зачастил на рыбалку, муженёк, - съязвила она, - не поймал ли ты там золотую рыбку?
Не смог Алексей ничего ответить Анне. Жалко было ему жену, ведь жизнь вместе прожили. Но с рыбалки на этот раз он домой не вернулся.
Жаркие объятия Веры отшибли  прочь  все приличия, разум. Хотелось раствориться навсегда  в бездне манящих глаз молодой женщины. Мужская сила мощно  вырвалась наружу. Все женщины, которых он до сих пор знал, казались мимолётным видением.  Даже Анна, его жена, родившая ему двоих детей, никогда не захватывала его так сильно, не притягивала так мощно, что не хотелось ни на минуту выпускать Веру из своих объятий.
Время остановилось для них в порыве жгучей страсти, которую Алексей всю жизнь сдерживал, а теперь мощным потоком отдавал женщине. А она трепетно отзывалась на его ласки и неутомимо их принимала.
А тем временем Анна, оставшись без мужа, почувствовала, что силы покидают её. Щемящая боль сковывала все движения, слёзы рекой лились из глаз. Нет, она никому не жаловалась. Если бы смогла это сделать, возможно, душа немного освободилась бы от давящего груза. Но она не могла никому жаловаться на мужа и даже детям.   Не могла Анна  есть, исхудала, а потом и слегла. Сын и дочка на семейном совете решили съездить к отцу и уговорить приехать  домой.
Для них Вера была просто молодухой, соблазнившей их отца, развратницей, сманивающей чужих мужей.
Когда они приехали в Витемлю и зашли в дом, то поразились испуганному взгляду отца.  В них было желание защитить  любимую женщину, страх, что они причинят ей какую-то боль.
Все слова, приготовленные по дороге, сразу улетучились и казались жестокими и ненужными.
- Папа, мама совсем плохая, - первая заговорила дочка, - ты должен вернуться домой, иначе, мы не простим тебя никогда, если она умрёт.
Алексей попрощался с Верой и вернулся домой вместе с детьми.
Перемена в жене поразила его так, что долго не мог придти  в себя. Он кормил её с ложечки, как ребёнка, говорил нежные слова, просил прощения. Постепенно Анна возвращалась к жизни, дети успокоились,  и жизнь потекла в том же русле, как и раньше.
Алексей больше никогда не ездил на рыбалку,  но мучился и продолжал любить в душе Веру.
Недавно он умер. Дети со страхом смотрели на мать, ожидая, что ей опять будет плохо, как и тогда. Но Анна никак не выражала своей тоски по мужу. И даже как-то смутила их словами:
- Ушёл, а на душе спокойно, как будто его и не было.
Дети только переглянулись и ничего не сказали маме.
А сами подумали:
- Что с ней было раньше? Что её мучило?  Любовь или ревность?


Фото автора. Река Десна в районе ст.Витемля


Рецензии
А в жизни редко бывает однозначно.

Светлана Ованесян   31.01.2021 21:37     Заявить о нарушении
На это произведение написано 89 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.