Об аномалиях в анатомии любви

 








"...Без милых дам без милых дам
Как день прожить не знаю сам..."
 Шуфутинский Михаил. "За Милых Дам"

      

      "...Я не красавчик, чтоб все с ума сходили
      Да и не сходят - это даже веселей..."
    Валерий Сюткин. "Красавчик"




      (О чём  Балаболов с Эдисоном  по душам  поговорили.)

   
         Эдисон Ньютонович Халдеев, физик-ядерщик в третьем поколении  (в свободное время  неофилософ маразматического толка), вчера переступил свой шестидесятилетний рубеж.
         Целый вечер был в друзьях и в цветах.
 Его боготворили, даже пить до дна заставляли и долгие лета предлагали.

          Далеко за полночь тело юбиляра  друзья благополучно сгрузили на его загородной даче.
           Ближе к полудню, в своем саду под яблонями, Эдисон  вымачивал  себя в ванной, доверху наполненной прохладной водой из персонального колодца.
 Пребывая в состоянии жуткого похмелья, на него вдруг нахлынули воспоминания о  былом. Сумеречное сознание из глубин памяти выплеснуло на Эдисона образ Изабеллы.

                ***
               
            Изабелла -  единственная женщина в его жизни, с которой он дружил со школьной скамьи.
Её с детских лет «в миру» называли «Изка-киска» и  никак иначе.
           Изка от рождения была тупа как пробка. Даже в старших класса она  с трудом могла выполнять простейшие арифметические  действия, не говоря уж о математических функциях.
             При всём при этом она  с самых начальных классов  вертелась и  отиралась около старшеклассников.
              Изка- настоящая красавица, а не просто какая-то там смазливая с попой. Уже в пятом классе она умудрялась «строить глазки»  классному руководителю Семиглазову.

             Когда  учительница по музыке из ревности настучала директору школы о неадекватной реакции  классрука  на  домогательства Изки, директор вызвал Семиглазова «на   ковер» и, угрожая кулаком, строго-настрого  запретил ему даже приближаться к этой «стервице».
 
            Директор, мужчина 45-ти лет отроду, с сединой на висках, сам шарахался  от этой  малолетки-совратительницы как черт от ладана.
           Изка с самого первого класса поняла, что без помощи Эди, (так называли Эдисона  друзья-приятели) она навечно останется  первоклассницей.

          Эдисон уже  в начальных классах « круто шарил» в математике и физике.
Видать яблоко с яблони его батьки Ньютона упало прямо под ноги родителя. Природа отдыхать на Эдисоне не  захотела.
          Поэтому эта хитруля Изка все десять классов не только  просидела за одной партой с Эдисоном, но и дневала у него дома после уроков.
          При подготовке к выпускным экзаменам  Изка целыми днями грела своим горячим телом бок  Эдди.
        В один из предэкзаменационных дней совместное познание темы о  влиянии силы трении на скорость движения тел  затянулось и постепенно вечер этого дня закатился в ночные сумерки.
 
         На следующее утро Изка узнала, что предки Эди - Ньютон  со своей Ньютоншей, вечером свалят отплясывать на юбилее своего семейного приятеля.
          Поэтому она твёрдо решила, что сегодняшним днём или вечером   углубленное проникновение в билеты по физике  поможет ей докопаться и до физического тела Эдисона.
         В своем намерении она преуспела и, наконец-то, умудрилась вынести  из мозга Эди все законы физики и математические символы, заполнив образовавшийся вакуум  раскалённой магмой своего тела.
          Когда она всеми округлостями своей статной  фигуры  и с жаром губ, зависла над телом  Эдисона, оное, из обычного желеобразного состояния, отвердело и, взорвавшись, совершило извержение лавы в  Изкин вулкан страсти.
         Вулканическая лава в Изке бурлила, клокотала и визжала от блаженства многократно...
      
         Вот эту свою «первую ночь Помпеи» Эдисон  и вспоминал этим утром, лёжа в ванной.

        ...А по утру они проснулись, но так только в песне поется. А эти голубки собственно и не задремали вовсе.
           Кровать  была помята, Изкина краса  не умыта, но вся при счастье.
    Вот тут-то папашка с мамашкой Эди  и заявились домой.
           Конечно, они нагрянули, не как гром средь ясного неба, но всё-таки раньше, чем  эта парочка  завершила свои ночные опыты «грехопадения Адама», и застукали их на  «голом факте».
           Эди  предстал пред ликом родителей в позе кающегося грешника в чём маманя  родила, прикрывая худосочными ручонками всё своё, ниже пупка.
           С Изки грех стекал как с гусыни вода.

          Родичи Эдисона были строгих  библейских правил.
 Обсудив с матерью Изки  возможно  надвигающееся интересное положение,  приняли вердикт; - Женить прелюбодеев!!!
          При этом родичи сурово  отклонили  не согласие  сторон  с их приговором, как  и  предложение самой Изки: - Да, наплевать. Оставим всё как есть.  Не за  спасибо же Эди  десять лет за меня физику с алгеброй  учил.
 
          Ровно через месяц, почти одновременно с аттестатом зрелости, над  Эдисоном и Изкой был учинен обряд бракосочетания.
          Свадебный шабаш и выпускной бал  в жизнь  совместили. Гуляли три дня всем классом и двором, благо что двор  у Изки и Эдисона  был один на всех.

          Прошло полгода.

          Рай в трёхкомнатном халдеевском  шалаше у  «милых» не получался.
Изка оказалась права. Надо было оставить «всё как есть».
         Эдисон  в любви  не был  ни  Казановой,  ни Дон Жуаном, а примерно, таким же, как Изка в физике, хладнокровным и малоподвижным  физическим организмом.
          В Эдисоне  вулканизировала только физика, как  в Изке её ненасытная страсть.
         Терпение Изки лопнуло  и она топнула: -  Чем так   жить, лучше в омут, но предпочтительнее; развод и девичью фамилию.
          Эдисон в омут за Изкой тоже  не захотел.
  Поэтому с доводами Изки  о том, что он, как физик,   не обладающий «силой разгонного блока», который бы в её мозгах круглосуточно мог творить радугу жизни, ей без надобности, Эдисон согласился.
          Расстались они практически друзьями.
 
        Эдисон с облегчением  вздохнул от Изкиного обременения  любовью и,  как подводная лодка в пучину океана, с головой погрузился  в лоно  атомного ядра.

        Изка–киска сразу же  после развода окрутила крутого троечника, но  успешного  «цеховика», читай советского подпольного миллионера.
  И жить она стала «припиваючи», в полном шоколаде.
         Теперь Изабелла целыми днями без печалей и забот, не включая поворотников, гоняла  по полупустым улицам  провинциального, но закрытого на все советские запоры, городка  на  лучшей машине СССР, «Волге »- ГаЗ 21.
         Не прошло и года как Изкин  муженек  «почему-то  утонул» в городском  пруду, в котором  тина одна, да болотина по колено.  Расследование  по делу также благополучно утонуло где-то в глубине архивных полок. 
         Так Изка стала  полноправной хранительницей и  прожигательницей  большого, хотя и неправедного, состояния.
         Теперь дальнейшее  образование ей  стало вообще «по барабану».
Она  взлетела на седьмое небо, где безнадзорно, денно и нощно, творила безумные пируэты  любви.»

                ***

        Очнувшись от  нахлынувших воспоминаний о днях своей, брошенной на алтарь науки, бесцветной молодости, Эдисон, уже отчаявшийся когда-либо стать лириком,  вдруг ощутил, что  его организм  встрепенулся  и заискрил  надеждой на возможное  половодье чувств.
        Хотя это явление, скорее  всего относилось к сосудистому свойству организма, которое легко снималось даже без участия доктора, одной лишь таблеткой от давления или чего-то в этом роде.
Эдисон причину такого состояния не постигал и размечтался….
 
          Лёжа в ванной во весь свой  полусредний рост, он, любуясь  красотой  макушки северного лета, задал себе идиотский вопрос,который мучает  человечество  от сотворения мира:
- «Что есть любовь»???

          Ход его мыслей в поисках ответа на «закавыку из закавык» по началу булькался в химических реакциях органической и неорганической химии, в недрах которых, по его мнению, и могли  таиться истоки  любви.
         Это  у Эдисона породило несколько каверзных вопросов:

 - почему же в момент «этой самой любви» из его мозга напрочь улетучивалась вся физика с математикой, и их место занимала плазма  мозаичного видения мира, а необъяснимый аромат Изкиного тела будоражил и поднимал всю его физическую сущность?

 - почему его желеобразное тело, а самое главное, детородный орган становился  СТАЛЬЮ?

          В поисках ответов Эдисон решительно не постигал почему одновременно с отвердением тела начинал размягчаться мозг, который требовал от Эдисона дать согласие на любую Изкину блажь и совершенную глупость.

        Эти размышления  окончательно запутали сознание Эдисона и вообще вывели его на одну из версий теории образования Вселенной, где особую роль играю твердые частицы космоса, вода, огонь и химические процессы, которые в итоге, соединяясь, образуют «Большой взрыв», в котором рождаются  космические тела.»

                ***

           Эдисона охватило предчувствие…

Ему показалось, что он отчаянно близок к разгадке этой самой тайны любви, как вдруг,… с его собственноручно выращенной яблони сорвался плод, прогрызенный насквозь упитанным червём сомнений и, согласно  законам, открытых его предками,  с  положенным ему ускорением  долбанулся о мудрую голову ученого.
           Яблоко в дребезги,а кость мозга оказалась крепче и родила…


                ***


              Аккурат в этот момент в сад к Эдисону Ньютоновичу с бутылкой виски «Белая лошадь» без стука и всяких церемоний вломился его закадычный друг, со времен  песочницы и штанов на лямках, Балаболов Константин Константинович.
               

           В народе  его называли сокращенно-упрощенно «Псин Псиныч».
 Он на это обращение отзывался и не обижался.
 Вся жизнь его была  повязана с театром, артистами, режиссёрами и иного рода театралами.
 Сам он тоже  с головой утонул в этом театральном вертепе, так как был журналистом-обозревателем в старинном областном городишке.

           В связи с тем, что женщины были его единственной страстью жить вечно, он постоянно находился в состоянии развода или предстоящей женитьбы.
 Официальность- жизненное кредо Псин Псиныча.  Поэтому разводы и свадьбы  были его устоявшимся хобби.
 
          Любимые женщины, покидая Псин Псиныча,  уносили с собой  его наследников, а потом забирали у него всю наличность  на кормление потомства, на косметические средства и силиконовые составляющие их округлостей, в порядке компенсации за дни молодости, отданные этому «неблагодарному подонку».
          Однако Псин Псиныча это не очень-то заботило.  Он  всем, кому полагались его денежные знаки,  исправно платил в процентах и строго по закону, не  создавая проблем  судебным  исполнителям  народных судов СССР.
          Кто-то может быть и хотел  бы иметь больше, но  Псин Псиныч  умело  выкручивался, а  в годы начавшегося ХХ1 века даже умудрялся уже выбивать вспоможения  на свое житьё-бытьё с великовозрастных  наследников, заимевщих свои  валютные счета.
 
         Такое положение позволяло  Псин Псинычу считать себя вполне счастливым отцом, разбросанных по стране  отпрысков рода Псинычей, и вполне удачливым самцом.
         Когда  у него появлялась свободная наличность, он вполне мог позволить себе  придти к другу детства с бутылкой вискаря, с чем он и заявился сегодня.


                ***


      - Привет Эдичка!!! Чего нежимся в корыте, кого ждём-с?
Чё!  Последствия юбилея мучают?  Башку лечишь или опять гора рожает мышь???

       -Неее-т, Константин.
В этот раз я, Костя, начал с утра похмельный синдром выгонять, но кажется опять на пороге открытия закона природы оказался.

       -Да, ну, ладно? С похмелья мало ли чего взбредет. Не бери в  голову.
Я  сейчас тебя  подлечу, сразу блажь пройдет, «как с яблонь дым».

       -Костя. Пока я тут, в воде по горло и в яблочных ошметках, возьми-ка, будь добр, ручку и блокнот на столике в беседке и записывай.
       Мысль свежа и бьётся птицей  из-под черепа, а то, не дай бог,упорхнет.

      Минутой позже, Псин Псиныч   бегло записывал под диктовку Эдисона Ньютоновича текст из словесной муры несвойственной его слуху и образу жизни;
    - А ну-ка, прочитай, что записал. Посмотрим, что из этого получилось?
   - Псин Псиныч, путаясь в словах и деепричастных оборотах, прочитал:

    - « Любовь – это мощный энергетический двухполюсной плазмоид, природно-биологического свойства, обладающий огромным поражающим фактором  и длиной волны во всю оставшуюся жизнь»


       Эдисон глубокомысленно задумался???

Псин, пока Эдисон «пережевывал» мозгом свою навороченную мысль, как основу будущей  докторской диссертации, успел тоже  перечитать эту абракадабру научных символов, и вдруг, взвившись с раскладного стула, заорал:

       -Ну, умник хренов, ты сейчас выдал миру исключительный образец выдуманной человечеством ереси о любви вселенской, в переложении на язык твоих логарифметических мозгов.
 Сам-то хоть понял чего придумал???
      Неужели у вас, Ньютоновичей, мозги начинают включаться только тогда, когда вас чем-нибудь оглаушит по башке, особенно когда вы в корыте отмокаете.
      Идиоты!!! Вы  хоть понимаете, что, своими опытами со своими гнилыми  яблоками и ваннами с водой, всю физику загнали  в один большой андронный коллайдер. ( по- русски читай, в задницу.)
      Слушай, ты, умник,  что я тебе сейчас скажу.

      -Эди, у тебя только раз в жизни была женщина. И какая женщина!!!!
Но ты,  ничего  не понял.  Какой подарок судьбы был у тебя в руках. Такую бабу отдать и кому отдать? Задаром!!!
       Из-за таких как ты человечество вымирает.  Вот ты только и умеешь, что фантазировать про эту самую анатомию любви.
       Ты хоть соображаешь, что вся анатомия твоей любви это одна сплошная аномалия?
 
     А ты говоришь:  -На пороге нового закона природы находишься?

       Конский возбудитель тебе надо  было  раньше пить. Теперь уже поздно, пей пилюли от давления.
     Пойми же ты!!! Любовь надо творить, любовь надо делать, за неё кровь проливать приходится и ещё кое- что. Она,если хочешь знать, это огромный труд ума, большие затраты и как результат,потери.  Однако,это и большой кайф доложу я тебе.
 Когда мне от роду лет пять было я услышал и запомнил деревенскую частушку:

-«Эх, конь вороной
белые копыта,
Когда вырасту большой,
На…живу..усь досыта».

 А вечером того же дня я спел её матери. За это сольное выступление она мне такую  ременную передачу включила,что я запомнил и её солдатский ремень и эту частушку.


                ***
 
"Замечание на полях по случаю:

 "Эту частушку мне, в годы «буйных» перемен, напомнил  наш, известный миру, вологодский артист Николай Олялин.
  Я с ним познакомился в 1993 году. Тогда он планировал открыть в Вологде киностудию «Деревенька». Вот как-то, в ходе обсуждения его сценария «Иван Грозный», он вдруг спросил меня:
 -Сань, а ты знаешь нашу старую частушку…  «Конь ворон.., а дальше я  уже сам ...вороной, белые копыта…» Он расхохотался  и, мотнув своей пшеничной бородой, «под Грозного»,спросил:-А тебе за это тоже было..?
Ещё как, Коля, было! Маманя из меня ремнём выбивала "вороного коня",но напрасно. Из башки-то выбила, а оказалось, в задницу вдолбила.  Олялин мне на полном серьезе подтвердил, что и его отец с ним так же поступил,но выколачивал дурь своим сапогом и тоже напрасно. Не потому месту вколачивал ум.
   Так и поговорили, и дуэтом дружно спели:
«Эх, конь вороной,
Белые копыта,
Когда выросли большими,
Пожили досыта»…"

                ***
 
       Ты же,Эдя, знаешь, у меня в жизни столько этой любви было, хоть с ума сходи, но как видишь, слава Богу, пока ни одним местом не ударился об эту любовь.
Даже путем активных практических опытов не нашёл я её.
         Понимаешь, не нашел… пока.
         Но, тем не менее, она-то меня нашла и не раз, и поимела до полной бесконечности.
        Ты пойми своими ньютоновскими мозгами, что в любви больше всего фальши, обмана и лжи.
        В наше время «любовь» вообще  стала самым  прибыльным бизнесом. Ну, разве что поспорит с торговлей наркотиками да оружием.

        Её теперь как услугу продают везде. По ТВ посмотри шоу «Давай поженимся»,  «Давай разведемся», в Интернете море сайтов знакомств и все там на виду у всего мира, голенькие, и везде предложение превышает спрос.
        Всем миром правит коварство, деньги и любовь, но деньги в любом случае вперед.
 Я вот до сих пор за неё любимую плачу.

        Эди, мы почти всегда желаемое принимаем за действительное, при этом ещё надеемся, что потом будет  ещё лучше.
 
А в результате  впадаем в иллюзию равенства; - красота, грация и обаяние нам кажется чистым  продуктом -  ЛЮБОВЬ.
         Стоит только нам поставить знак равенства  между этими  понятиями;  Красота есть Любовь, как тотчас же навечно тонем в омуте  самообмана.
Мы начинаем свято верить, что так будет всегда, заведомо  зная, что так не будет никогда.

         Такая любовь столь же губительна  и безжалостна в своей страсти как, например, всежигающий  азарт игры в карты.
 Будешь вечно в проигрыше, без денег и ещё должен.

        В наше время война между мужчиной и женщиной в пылу  любовной страсти и ревности стала посильнее картины «Апофеоз войны» В. Верещагина, пострашнее Фауста и всех страстей шекспировских.
 
        Вся  любовь веками кровью  пишется…»

                ***
        Псин Псиныч разлил по стаканам виски. Один протянул Эдисону.
 Эди, замотавшись в махровый халат, нахохленный сидел на краю ванны.
       Проповедь Псина он слушал  испуганно– внимательно, не перебивая.
- Да, ну их всех!!!…  Эди!
 Давай за нашу мужскую дружбу с молодых ногтей и до лысины!!!
 


P.S.
       Константин Константинович, пьяный в хлам лежал  на своём растоптанном диване, времён брежневского застоя,  с ощущением будто бы его крутят в центрифуге на огромной скорости.
      А в его мозгу, что-то искрило и как в кинохронике пролетали  картинки воспоминаний о его распутной и непутевой жизни…

                ***             

       Эдисон,  пьяненький, сидя в беседке в своем саду, любовался звездным небом и по-детски ( или по- идиотски) улыбаясь, размышлял:
- «И всё-таки есть ЛЮБОВЬ, есть. Только она где-то там, высоко. Наверное, на небесах.
        Жалко, конечно, Псина.
Хотя, в отличие от меня, он настоящий мужик.
Правда, он тоже не понял любви,  а только её изнанку, но род-то людской  он всё-таки увеличил и «кайф»  в любви, словил.

       А это вам, господа, дело-то не шутейное.
       Не все мужики так могут???

       Одни слабаки, как я, например, другие из подотряда гомосеков, мать их не знала, за чем таких дефективных уродов на свет белый родила…»
       И я, и они…больные, что с нас возьмешь???


      От автора:

В наши годы всё не так было.
 Силиконовых сисек не было, девчата  нас своими завлекали, да и  девчонки наши моложе тогда были.

Мы «… не играли в любовь, мы не знали такого искусства, просто мы у поленницы дров целовались от странного чувства...» (Н.Рубцов)

       Слава богу, что на свете не все мужики сволочи, равно как и не все бабы стервы. Хоть и каждый  второй из нас бывал с ними, но это право каждого.
 
        Вот и получается, что с мужиками-то в стране напряжёнка, не разбежишься.
Так что вы, мужики, которые в силе, свой  «разгонный  механизм-то  берегите. В постоянной боевой готовности орудие должно быть и чтобы порох  в пороховницах не отсырел.
       Удачи вам, мужчины, а вам, дорогие женщины- большого женского счастья… на всю голову.!!!
 







             
 


Рецензии
На это произведение написано 40 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.