Тайны Невьянской башни

ТАЙНЫ НЕВЬЯНСКОЙ БАШНИ

        Сатана в нестерпимом
                блеске,
       Оторвавшись от старой
                фрески,
        Наклонился с тоской
                всегдашней
        Над кривою  ... башней.
        Н.С. Гумилев.


Вместо многоточия у выдающегося русского поэта стоит "Пизанской". Мы же будем говорить сегодня о другой башне, менее известной, но не менее замечательной и тоже "кривой" - Невьянской. Но так точно отображает процитированное четверостишье сущность этого уральского чуда, словно о ней написано: что то сатанинское в башне действительно чувствуется. К тому же все поиски иного эпиграфа к тексту об этом уникальном сооружении оказались безрезультатными – не вдохновляла почему – то башня наших поэтов. Даже легендарный Кирша Данилов, который, как считают некоторые ученые, жил в Невьянске и составил свой знаменитый сборник былин по заказу Акинфия Демидова – хозяина башни, не удостоил ее вниманием.
Но, прежде чем приступить к рассказу о самой башне, совершим небольшой исторический экскурс.

                НЕКОРОНОВАННЫЕ КОРОЛИ

В апреле 1699 года на далекой уральской речке Нейве был заложен казенный железоделательный завод. 15 декабря 1701 г. На нем выплавили первый металл. Но дальше дела пошли здесь из рук вон плохо. Поэтому в марте следующего года Невьянский завод по указанию Петра I получил во владение талантливый тульский кузнец и промышленник Никита Демидович Демидов (Антуфьев): «Чтобы во всякой нужде на потребу всему Московскому государству всякого железа наделать и без посторонняго свейскаго  железа  проняться было мочно».
В то время своего железа России не хватало, и она была вынуждена была покупать его за границей, в основном в Швеции («свейское железо»). Но Петр I начал войну со шведами за выход к Балтийскому морю, и импорт стратегического товара, естественно, прекратился. Поэтому по одному из условий продажи завода Демидов должен был поставлять государству в больших количествах «воинские припасы, пушки, мортиры, бомбы, гранаты…» 
Никита Демидов, занятый неотложными делами в Туле, вначале не смог поехать на Урал сам, а послал туда своего старшего сына Акинфия. Акинфий Демидов навел порядок в Невьянске и через несколько лет превратил местный железоделательный завод в дин из лучших не только в России, но и в мире для того времени. Например, такой совершенной доменной печи, как здесь, нигде больше не было. В результате Невьянский завод выплавлял железа в несколько раз больше, чем три соседних казенных заводов вместе взятых. И качество демидовского металла было отменным. Это подтверждает еще один указ Петра 1718 г., по которому железо для постройки кораблей стали принимать только с «Сибирских Невьянских железных заводов» Никиты Демидова, «а с других никаких заводов железа к Адмиралтейству именным его величества указом за негодностью принимать не велено».
Этот же металл, с клеймом Демидовых «Старый соболь», Россия стала продавать во многие страны Европы, а с 1732 г. даже в Англию – лидера в области металлургии того времени. Говорят, что еще до сих пор в Лондоне есть крыши домов, крытые демидовским железом.
Невьянск послужил всего лишь отправной точкой. Отсюда Демидовы широко развернулись по всему Уралу и добрались даже до Алтая. К концу жизни Акинфий Демидов, а умер он в1745., имел 22 металлургических завода, более 120 доменных, колотушных, кожевенных и других фабрик, 85 медных и железных рудников, несколько солеварен. Многие страны в то время не имели такого промышленного потенциала. Власть Демидовых на Урале была почти безграничной.
В рассвете своего могущества Акинфий Демидов и построил в Невьянске наклонную башню. Сколько же о ней сложено страшных легенд и леденящих кровь преданий! Говорят, что и покосилась она от злодейств демидовских: зодчего и основных строителей башни, по одной из таких легенд, заковали в кандалы и сгноили в рудниках на одном из дальних заводов. Возможно и так. Кто теперь знает?


                НЕВЬЯНСКОЕ ЧУДО


И совсем она не страшная, а очень даже красивая! И каждый день разная: если смотришь на нее в плохом настроении, то и башня грустная, если настроение хорошее, то и она улыбается лукаво и загадочно. Да, загадочного в ней больше чем достаточно. В свое время демидовские архивы бесследно исчезли, и поэтому многие события невьянского периода покрыты тайной. В том числе и постройка башни.
Год ее сооружения точно неизвестен. На основе косвенных сведений исследователи пришли к выводу, что башня была построена в 1725 году.
Неизвестно также, кто ее строил. Имя архитектора не дошло до наших дней. По одной из легенд Акинфий Демидов пригласил итальянских зодчих для постройки башни наподобие Пизанской. Но Невьянская башня наклонная, а не падающая – ее отклонение от вертикали постоянно и не увеличивается со временем. Ученые Уральского политехнического института утверждают, что она самопроизвольно наклонилась в начале возведения и ее пытались выровнять в процессе строительства. Так что версия об итальянцах скорее всего лишена оснований.  Специалисты в области архитектуры так же считают, что строили свои мастера – башня возведена в типично русском стиле.
Строили башню из так называемого подпятного кирпича (глину для него месили ногами -  отсюда и название), который после обжига проверяли на прочность , сбрасывая с двенадцатиметровой высоты. Для придания особой прочности помимо специальной «голландской» кладки внутри стен башни пропущены чугунные балки – использовался принцип железобетона задолго до его изобретения. Высота сооружения с флюгером и венчающим ее шаром – солнцем около 60 метров с наклоном на юго-запад.
Башня восьмиэтажная, четырехъярусная. На первом этаже, в так называемом цокольном помещении, в те далекие времена была каталажка – тюрьма для строптивых. На втором этаже – казначейская палата, использовавшаяся как касса Демидовых. Здесь же помещался когда - то и исчезнувший затем архив.
Еще выше располагался пробирный горн – первая в России частная химическая лаборатория, созданная за 23 года до лаборатории Ломоносова. В ней, большей частью анализировались руды, и существовала она вполне легально. Поэтому не совсем понятно, почему единственный вход в нее сделан через потайную толстенную чугунную дверь по узенькой лестнице в толще стены. Из оборудования лаборатории ничего не сохранилось. Остались только два горна для плавки металла и два дымохода.
Заканчивается башня восьмигранной пирамидой – шатром, который первоначально был из луженой жести. Сейчас он после реставрации покрыт титановыми листами. На шатре установлен флюгер с дворянским гербом Демидовых. И, наконец, венчает башню держава (или шар - солнце) – тонкой работы шар диаметром около 30 см с шипами различной длины в виде трехгранных пирамид. Демидовская держава была из позолоченного железа, сейчас изготовленная в советское время – из полированной нержавеющей стали. Башня выше всех окружающих ее построек и, следовательно, должна быть прекрасной мишенью для молний. По расчетам С. Лясика, одного из исследователей Невьянской башни, за время ее существования молнии в нее должны были попадать более 150 раз. И попадали: следы от них видны на старом шаре – солнце. Разрушительная сила молний известна: ими были сожжены и разрушены множество зданий по всему миру. А Невьянская башня между тем цела и невредима и даже не разу не горела. Так в чем же дело, почему ее пощадила стихия? А все очень просто – в башне есть громоотвод! Да, именно громоотвод, причем он был установлен в процессе строительства башни, т. е. более чем за четверть века до его официального изобретения американцем Бенджамином Франклином. Громоотвод состоит из молниеприемных частей: державы, флюгера и его оси. Ось флюгера , железный стержень, крепится на поперечных горизонтальных металлических балках, которые в свою очередь соединены с вертикальными, уходящими в землю чугунными стержнями каркаса внутри западной стены здания.
Поговорим теперь об одной из множества легенд, связанных с этим сооружением.

     ДЕМИДОВСКИЕ РУБЛИ

Из поколения в поколение передается предание о том, что в подземельях Невьянской башни существовал фальшивомонетный двор. Здесь, как утверждается, Акинфий Демидов плавил серебро и чеканил свои деньги. Причем, по слухам, серебра в его рублях было больше, чем в официально имевших тогда хождение монетах 77 –й пробы. Но кто – то о месте изготовления фальшивых денег донес императрице.  Тогда. Демидов, испугавшись наказания за столь тяжкое преступление, в буквальном смысле слова спрятал концы в воду: затопил подвалы башни вместе со всеми, кто там работал.
Так ли было на самом деле? Чеканил ли Акинфий Демидов в Невьянске фальшивые деньги? Ответить на это определенно до сих пор никто не смог. Но мы все же попробуем на основе очень скудных достоверных сведений разобраться в этом вопросе. Рассмотрим две версии. Первая: фальшивых денег Демидов в Невьянске не делал. В пользу этого говорит то, что под башней подземелья до сих пор не найдены. Да и зачем они, если прекрасно можно все можно было делать на поверхности? Например, том же пробирном горне. Другой факт: в начале XViii столетия, т. е. в момент постройки башни, месторождений серебряных руд не только в окрестностях Невьянска, но и вообще на Урале открыто не было. И последнее. Фальшивые демидовские рубли не найдены до сих пор. Их нет нив одном музее, ни в одной коллекции. Правда, здесь нельзя исключать и того, что Демидов мог достичь в подделывании денег такого совершенства, что их невозможно было отличить от государевых.
Рассмотрим теперь вторую версию – в пользу монетного двора.
Действительно, серебряной руды поблизости не было, но ее можно было привезти. И, вероятнее всего, возили. На далеком Алтае Акинфий Демидов нашел месторождение медной руды и основал там Колывановский завод. Это было непонятным, и на первый взгляд, абсолютно невыгодным делом, так как на Урале меди было сколько угодно. Но алтайская руда содержала серебро в качестве примеси, и это многое объясняет.
На Колывановском заводе плавили черновую медь, затем везли в Невьянск, где и очищали. А из выделенных примесей вполне можно было извлечь благородный металл. К примеру, с 1729 по 1731 г. черновой меди привезли около 2,5 тыс, пудов. Из этого количества можно было выделить примерно 120 кг серебра.
В те времена был известен так называемый сухой способ получения серебра, по которому этот благородный металл впоследствии извлекали на Колывановском заводе. А поначалу вполне могли его использовать и в Невьянске. Для этого сначала получали веркблей – свинцовый сплав. Затем в веркблей добавляли цинк, расправляли и постепенно охлаждали. При этом серебро образовывало сплав с цинком (2 части Ag и 3 части Zn), и расплав разделялся на два слоя: внизу свинец, вверху в виде пены серебро и цинк. Пену отжимали. От цинка серебро отделяли нагреванием до 1200 градусов (цинк кипит и испаряется при 906 градусах).
В пробирном горне башни нашли дымоход, который, как считают некоторые, идет из подземелий. Взяли из него пробы сажи, сделали химический анализ и нашли следы серебра (1 -3 г Ag на тонну сажи), а так же повышенное содержание в ней свинца и цинка. Все это говорит в пользу подземного монетного двора. Предполагается даже, что на территории завода была целая система подземных ходов, соединяющих башню с хозяйским домом и медеплавильной фабрикой. Возможно, они будут когда – нибудь найдены. Тогда и можно будет дать окончательный ответ на вопрос, добывал ли Демидов серебро в подвалах Невьянской башни и чеканил ли он там свои деньги.               


Рецензии
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.