Кровинушка

       Случилось  это давно,  но не так давно, чтобы можно было забыть. Жила на хуторе семья: казак, казачка и четверо их ребятишек,  славных сынов- шалунишек. Семья не богатая и не бедная - на житие бытие хватало: худоба  в хозяйстве справная, одежда приличная.  Обычная казачья семья.
       Все сами своим трудом зарабатывали, всегда вместе. Придет пора сенокоса - старший сын родителям помогает, а средний - за младшими присматривает. Все, как пальчики на одной руке: как беда - в кулачок собирались. Любой беде отпор давали, все невзгоды и трудности сообща решали. Друг за друга, как стена вставали - никто из соседних детей не мог ребятишек обидеть.  Отец - казак всегда говорил:  «Мы – семья.  Мы - казачья фамилия.  Держитесь, дети, за родных, ведь никого, кроме их,  нет вам родней на матушке земле». 
       Так воспитывал казак детей своих. Как – то, осенним теплым вечерком собралась казачья семейка спать ложиться и погасили свет в курене, как вдруг раздался стук в дверь, потом собака залаяла.  Подошла казачка-мать к двери  с вопросом: «Кто там?», а в ответ тишина.  Другой раз спрашивает: «Кто там?», а в ответ - детский плач. Открыла казачка-мать дверь, а на крыльце куреня в корзинке ребенок (видно, недавно народился). Удивилась казачка: «Кто ж такой окаянный от кровиночки своей отказался, подкинул мальца?»  Позвала казачка мужа. Посмотрел тот на малыша и говорит: «Ну  что ж,  мать, было у нас с тобой четверо сыновей, а теперь будет пятеро. Кружку молока да ложку каши найдем». Окрестили казаки мальца именем Федор в церкви станичной.
       Стали растить, как родного сына. Только злые языки всегда найдутся:  рассказали они Федору о его рождении на свет божий. Прибежит, бывало, Федор к матери и спрашивает: «Мама, мама, соседи говорят, что  я вам не родной!» Обнимет казачка-мать сына: «Родной ты нам - последушек наш, кровинушка  наша».  Скажет казак отец: «Сын,  посмотри в зеркало - вылитый я в детстве! Просто ты у нас слишком шустрый, вот люди и наговаривают, обидеть хотят!» Обрадуется сын словам таким и обратно на улицу играть бежит.
       Бежало времечко, как колесо по дороженьке  пыльной, считая дни, как верста длинные. Выросли сыновья, женились, свои семьи завели. А казак с казачкой стали одни в большом курене жить да поживать. Сыновья родителей не забывали, каждое воскресенье с семьями родителей навещали. Традиция такая у донских казаков - родителей навещать. Так наши деды завещали,  и не смей ее нарушать, эту традицию  - засмеют.
       Время неумолимо берет своё -  рано или поздно каждый человек заканчивает свой путь земной. Умер отец-казак, похоронили его сыновья с почестями, с любовью. Одела казачка одеяния чёрные, и осталось одна в курене свой век доживать. Прожила казачка-мать десять лет одна и видит, хворь её одолевает, а курень без казачьих рук ветшать стал, ремонта требует: крыльцо перекосилось, дверь не закрывается.
Продала казачка курень и пошла к старшему сыну жить. Живет у сына месяц, два, три, а на четвертый месяц сын спрашивает: «Мама, а где деньги, за курень вырученные?» Отвечает казачка сыну: «Долги у меня были, вот раздала деньги - нет ничего».  Говорит сын: «Иди к  другому брату!» Пошла мать ко второму сыну. И второй сын попросил денег. Пошла к третьему - и третий попросил денег. У четвёртого сына история повторилась.
       Пришла очередь идти к пятому сыну - Федору. Встретил кровинушка казачку-мать, как самого дорогого гостя. Хотя и был курень у казака справный, но небольшой. Место кровати для матери определил в горнице на самом лучшем месте - у окошка.
Живет казачка-мать год у сына, второй пошел ,а сын денег не требует. Не выдержала мать и спросила у Федора: «Что ж ты, сыночек, денег не спрашиваешь?» Ответил казак: «Ты меня растила и денег не брала, Вырос я, стал на ноги - моя теперь очередь кормить тебя. Дети так должны поступать, ведь  мы - семья, мы - казачья фамилия!» Ответила казачка-мать: «Не зря, видно,  учения отцовы для тебя прошли!» Расплакалась она, достала из-за пазухи  свёрточек с деньгами,  полученными  за курень,  и отдала сыну. Не хотел брать сын деньги, но мать настояла на своём: «Пристрой к куреню ещё комнату, а то тесно у нас, да купи лошадку - все в поле полегче будет».
       Так и поступил благодарный сын... Долго жила казачка-мать у сына Фёдора, правнуков в армию проводила. На 120-м годике душу испустила. Сложил сын руки матери на груди её, позвал старших братьев. И заплакали горькими слезами казаки. Увидел Господь Бог наш  слёзы казачьи, сердца чистые да любовь безмерную к казачке-матери, воскресил он казачку, и превратил её в птичку-невеличку - неприметную горлинку. Выпорхнула горлинка в окошко и улетела.
       Молва пронеслась в хуторах, станицах, мол, волшебная эта птичка – смотрит - кому живётся худо, кто горечко ведет, кому помощь нужна. Сядет птичка-невеличка во двор казачий, поклюёт зёрнышки, так сразу в курене или хате казачьей всё идет налад - счастье приходит. Так казаки и прикармливают горлинку зернышками, хлебом. Кто же счастья не хочет?


Рецензии
Сказка быль да в ней намёк...

...Злободневно.

Раиса Мельникова   30.04.2015 22:39     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.