Лысый слон...

          Вовка влюбился. А мы-то думали, что в таком возрасте уже влюбиться невозможно. Думали, что в пятьдесят пять лет, лёжа на диване перед телевизором, уже пора любить только картошку весной на даче, китайские тёплые подштанники с начёсом и кефир. Но оказывается, что и такое бывает. К тому времени, он уже по своим представлениям был изрядным бизнесменом. Может, потому, что никогда до этого не видел настоящих миллионеров? А со стропальщиков, да сразу во владельцы магазина попади? Закружится голова? На нашем рынке у него был пятитонный контейнер и небольшой магазинчик по торговле хозтоварами. Поэтому немного свободных денег у него всегда водилось. И он, как и всякий считающий себя солидным бизнесменом человек, завел себе молодую любовницу и мобильный телефон. Ой, каким далёким теперь кажется это время...! Каким странным...! Время малиновых пиджаков, золотых цепей толщиной с верёвку, и примитивных сотиков с выдвижными антенами. Это сейчас только ленивый не плюнул в наивность казавшихся себе властелинами мира внезапных нуворишей. А тогда им завидовали, их боялись, их уважали. Многие хотели, чтобы у них были такие цепи, или такие же телефоны.

          Стыдно признаться, ну что уж тут греха таить, но и я, приобретя свой первый телефон, был счастлив, как ребёнок. И где надо и где не надо вытаскивал его. Чтобы не только поговорить о делах, но и продемонстрировать окружающим, что у меня есть такое чудо цивилизованного мира. Это сейчас они, как говорится, «ни о чём», а тогда они были только у четырёх-пяти человек на нашем рынке. И у Вовки в том числе. Причём, все телефоны поставщиков были записаны у него не в памяти телефона, а в записной книжке, которую он открывал всякий раз, когда нужно было кому либо позвонить. Телефон у него был самый дорогой.

          Но нужно сказать, что с техникой Володя никогда не дружил. Ни со сложной, ни с самой простой. И видимо причина тут была не только в солидном возрасте, но и в непытливом складе ума. Я сам был свидетелем, как его собственная продавщица пыталась научить его разбираться в компьютере, который он тоже для солидности приобрёл для своего магазинчика. Пользоваться им он не хотел и не умел. Но всё равно держал на самом видном месте. Тогда, смеясь, я предложил ему программу обучения. Первая неделя – научиться подключать сетевой шнур с вилкой к розетке... и выдёргивать вилку из розетки! Вторая неделя – научиться нажимать кнопку «On – Off» на системном блоке. Третья неделя – овладеть навыком перемещения мышкой стрелки по экрану. Четвёртая неделя..., пятая неделя и так далее. Я предполагал, что так к концу пятого года обучения он научится заходить в интернет. Если бы Вовка не полагал, что это шутка, то наверняка бы обучился этому искусству. Ну пусть не через пять, то хотя бы через десять лет.

          Но ему, к сожалению, было некогда. Как я уже и написал, он влюбился! Его любовнице было лет, наверное, около тридцати. И у неё на лице можно было весьма явно прочитать одну мысль : «дай денег!». Все другие мысли терялись в тумане её серых глаз. Но он этого не замечал.

          Прожив до полтинника жизнью простого стропальщика, он до пятидесяти лет умудрился ни разу не изменить своей законной жене. Потому что не умел и не знал, как это можно сделать. Но ведь деньги очень преображают человека? Видимо, что-то стало меняться в его походке и осанке, потому что женщины стали с ним знакомиться гораздо охотнее, чем раньше. А может, действительно, правду говорят, что толстый кошелёк, набитый купюрами, является главным вторичным половым признаком мужчины? Хоть, как я не присматривался, никаких изменений не заметил. Он оставался таким же медлительным, добродушным, повышенной упитанности толстяком с головой, похожей на покрытый редким мхом камень-голыш. Чем-то он немного напоминал Будду Майтрейю и бога богатства Ганеши одновременно. Лысый слон – как однажды его назвала одна из его продавщиц. Он упивался своей любовью. А она упивалась его наивностью и безбожно тянула с него деньги. И если ему кто-то намекал на не очень чистые намерения его подруги, то он только снисходительно улыбался. Типа мол: что бы вы понимали, салаги? Разве можно провести меня, старого волка? А если я ей и даю немного денег, так только потому,  что она этого заслуживает!

          Он, невзирая на свой возраст, бегал и порхал! Так уж стимулировала его любовь. Он был неутомим в делах и в веселье, он так стремительно перемещался, что порой из его кармана выпадывали таблетки «Йохимбе».

          Но однажды он приехал на работу очень рано, и к тому-же очень хмурый. Ну просто мрачнее тучи! До обеда он ни с кем не общался. А после обеда вытащил свой телефон и, наморщив лоб, тщательно и напряженно стал что-то читать на экране и пытаться производить какие-то манипуляции с кнопками. Я подошёл к нему и спросил, в чём же дело?

          - Я бы руки этим инженерам поотрывал, - мрачно отвечал он, - за границей живут, а дураки похлеще наших. Каких-то идиотских прибамбасов сюда насовали. У нормального телефона должно быть только две кнопки – позвонить и выключить! Нормальному человеку всей этой кантирперсии не понять. Эсэмэски какие-то придумали. Зачем? Что, нельзя просто так позвонить и сказать?
         
          Он позвал единственного человека на рынке, который, по его мнению, разбирался в технике, полубомжа и хронически не просыхающего от тоски бывшего электронщика Гену, тот что-то понажимал под зорким оком Володи и через пять минут резво помчался в вино-водочный магазин, сжимая в руке крупную купюру. Вовка немного повеселел.

          Через полчаса вяльяжный Гена заплетающимся языком поведал мне по секрету, что Володя попался на эсэмэсках любовницы. На день рождения он опрометчиво подарил ей телефон. И она, не мудрствуя лукаво, стала осыпать его сообщениями и просьбами о финансовой помощи. Которые однажды случайно, или не совсем случайно, и прочла его жена. Стирать и, тем более, писать сообщения он так никогда и не научился....


Рецензии
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.