Пять Ветров. 6 Проводы!! Проводы! Проводы...

    Проводы!! Проводы! Проводы...
      


 Чёт!  И вновь утро яркое, благодатное.  В управлении весёлая суета. 
Добрый гость отъезжает!
На рабочих столах аккуратно разложены кустарно фасованные прозрачные пакеты с эксклюзивном на вывоз.
Вопрошающе потираю затылок.               
– Упакуем, как надо! – скалятся поселенцы степей. -  За милую душу примут на борт! Или  посадют!..
               
 – Так ведь шеф  чуть ли не к трапу грозился...               
 – Оно то конечно, но сезонный досмотр в наших краях дело тухлое.               

 Затыкаюсь и далее лишь - истуканом безмолвным.

Грудь мою, словно террориста пластидом, обложили пакетиками с   черной вкуснятиной.
Длинным эластичным бинтом скрепили, вращая как глобус.
И приодели, как было до этого.
 
Мастера  дело справили, и забавлялись затем, не жмёт  ли  кольчуге воителя? В пору яркую, жаркую!

А ведь и рукам моим  держать предстояло, однако....
Из морозильника ещё не извлечена  осетрина в обёртке.
Был ещё и безмерный мешок воблы янтарной, выданной мне коллегами эквивалентом моим поздним уловам.               
– А как же я с этим всем  - сквозь досмотр? – смахнул я с лица свежие капельки.               
 – Так шеф же! Да он  там порвёт весь досмотр!.. – безвинно гоготали коллеги.               


А ещё не взяты вещички  в гостинице!
Следовало сюда их нести!
   

Строго ко времени заданному  шеф тормознул у окна.
Галопом доставил к гостинице. И мельком взглянул  на часы.               
Шевелись мол, по быстрому! День то праздный, не праздничный!               

Между тем, из номера тесного, койки разметали куда-то, вещички курганом в углах маются, а вокруг длинного состава столов море люду звёздного посошок чествует.   
               

– Ну вот! – едва приметив вошедшего, включился близкий мне по духу майор и союзник, – если порядок в оперативных войсках, так оно же и без бинокля заметно.               
Такое внимание и публичный анализ весьма спорных заслуг, меня, спешащего очень, казался мне совершенно не нужным.
А анализ, между тем, по логике военного времени, выполнен был безупречно:  – Коль после созидательной ночи красавица впервые с депешами  не мелькала, то, ясен пень, растущие запросы её  заполнены, как осенние закрома под завязку!
 А коль так, то гренадёр, подвергнутый  обструкции жёсткой – искупил, постоял, поступил!

И заявлен был тост и все орали - " До дна за удачу!" И вновь пришлось до дна  мне стараться " в кольчуге" давящей.
   
***

В холле разбитная консьержка со стажем глумливо кого-то размазывала.
Ага, а тут  вам и этот субъект на закуску!
Живо переключилась  и, вернувшись за стойку, вызволила из моей ячейки конверт:               
 – К самому выходу подбежала. Бледненькая такая, красотка была, не приболела, зазнобушка?
Могла бы и проводить. Так уж здесь  всем  примелькалась, а бабоньки?               
Я, сцепив зубы, сдержался, забросил куда-то послание, и пулей рванул к длинно сигналившей «Волге».               
      
– Что-то я не припомню, как Вашим поселением сюда занимался. – озадачился шеф, отъезжая.               
      

В дороге я заводил  его эпизодами штучного своего  поселения.
Не стал  скрывать и того, как была мне полезна  "небесная ласточка", опуская не обязательное для него.

"Волга" мягко притормозила – приехали.
Анатолий Михайлович, освобождая салон от поклажи, отозвался улыбкой прощания и протянул мне навстречу ладошку.
Рукопожатие озадачило.
               
– А  с провожанием-то как, – не смог скрыть я внезапной обиды, – грозился же.               
– Ты лучше ответь, – впервые  он ко мне обратился по свойски, – каким штурмом умудрился ты  этот бастион одолеть?               
 – Неужели в этом городе  нет важнее проблем? –  удивительной для  меня в этом вопросе оказалась лишь личность, озвучившая его.               
– Куда уж важне!  Третий год от неё – голова то спиралью, то кругом.
Пороги кабинета её обивал, школу мебелью обустроил, ремонтом.
С сыном старшим (учится он в этой же школе) взглядом встречаться неловко – глядишь раскодирует.
А нечего раскодировать! Сердечно она  благодарна за помощь.
Но так дистанцию держит! Как со школьником.

А тут... Первый встречный...  И она ярким факелом!..  А ты мне всё снасти забрасываешь:

– Обещал! Провожание!   Да не нужны тебе няньки  в шумной заводи нашей – сам всюду угрём   прошмыгнёшь!
      
***

Никаких тебе цивилизованных терминалов.

 Перед высоченным забором, прикрывающим лётное поле, парочка «косых следопытов»   беспардонно обследует всякого, в ком заподозрит волнение.
А потому – списочно каждого!
Невдалеке группа зорких парней из спецслужб.  Это конвейер.
Благородная икра – главная его поисковая единица.
И важнейший источник грядущих порицаний, сборов, отчётов.               
 – Представляете, – делились потом  «прошедшие через конвейерный шок»  своей нечаянной радостью, – там уже протокол составляли, но мы таки сумели дать им на лапу!

Много ярче размер этого «непомерного счастья» определил вырвавшийся из  того пекла кавказец: «Лучше бы я весь этот  взятка ужасный - месяц  рестораном "Арагви" гулял!»
      
На моём теле взопревшем всё то же, в руках объёмная тяжесть, а потому и в глазах лишь ощущение безысходности: «Вон эти громадные "парни без правил" уже пронзают насквозь, и предвкушают, заразы»...               
И реалии не заставляют ждать долго – из  бесформенного мешка вываливают золотистую воблу,  шуруют  в четыре мохнатых руки  в моём бездонном портфеле и добивают унижающим взглядом.               
 – Пошёл! – словно парашютиста в бездонность, вдруг подталкивает  меня главный смотрящий  ...к автобусу, подвозящему  к  борту.
   

Поднимаюсь по трапу.  Предъявляя миленькой стюардессе квиток, на автопилоте освобождаюсь от груза: – Устраиваю негабаритные – пузатый портфель  и мешок  с чёртовой воблой, на трап.
А в другой руке у меня растянутая сетка-авоська, укрытая плащом из болоньи.               
 – Молодой человек, и чем это вы нам  трап поливаете, – заметив, как  капает из авоськи истекающей в тепле осетриной, – резонно вопрошает  девица «при исполнении».               
Я, холодея, помалкиваю.               
Девушки, в прекрасно облегающей их синеве, переглядываются совсем не глумливо.               
– Вы, парень, в такой рубашечке родились! Как эти церберы не заглянули под плащ? Боженька вас, видать, с песней по жизни ведёт.

К тому же и документы в порядке, – улыбнулась  мне безумно красивая девушка, балетной кистью мне указав на проход.




Окончание - http://www.proza.ru/2014/02/03/2507


Рецензии
Улыбнуло и улыбалось 😊 Бывают в жизни чудеса!
Что же Вы припасли напоследок?Как-будто все интриги разгаданы...
Добрый вечер Игорь!

Милка Ньюман   24.12.2018 21:28     Заявить о нарушении
Вчера вечером не заходил на портал.
С ответным вечерним поклоном вышел сегодня до первой звезды!
Зачтётся!?-))

Игорь Наровлянский   25.12.2018 17:42   Заявить о нарушении
А в мире нету мелочей
Всё в счёт идёт
Любая малость!!!
Так что всё засчитывается!
Добрый вечер!Рада Вас слышать!

Милка Ньюман   25.12.2018 19:43   Заявить о нарушении
Урчу довольно!-))

Игорь Наровлянский   25.12.2018 19:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.