Законы любовного жанра 2ч

начало http://www.proza.ru/2014/02/03/1581




          Сразу после летней сессии Трифон и Изольда поженились. Свадьба была без помпы и шика, которые так характерны для соответствующих торжеств в последние годы. Всё было «по уму и деньгам», как говорила буля.

          Изольда имела небольшое наследство в качестве родительской страховки, полученной ею после их гибели в автокатастрофе. А матушка Трифона работала бухгалтером в строительной фирме и никогда не отказывала в материальной помощи единственному сыночку. В общем, деньги были, но молодая пара решила для себя, что эксклюзивные наряды, вереница автомобилей и дорогое застолье - не самое главное. Самое главное обычно бывает после…

          Они с удовольствием позволили себе съездить в свадебное путешествие туром по Европе. Набрались приятных впечатлений, ещё больше прониклись в чувствах друг другу, с теплотой вспоминая тот зимний день и обожаемую булю.

          Первого сентября сокурсники заметили красивое обручальное колечко на безымянном пальчике правой руки Изольды, а ещё нежное, хотя и сдержанное отношение к Трифону Станиславовичу. Народ немного удивился, но отнёсся к сему факту по-доброму, пожелав молодым здоровых детей и благополучия.

          Из всей студенческой братии был только один человек, который не мог простить молодожёнам счастья...

          - Надо же… Ничего не сказала, в ЗАГС не пригласила! - вместо поздравлений зашипела Любочка, усевшись на первой лекции рядом с Изольдой.
          - Так вышло. Сами от себя не ожидали, - Изольда попыталась избежать объяснений с сокурсницей.
          - Тихоню из себя строила, - не успокаивалась Люба, - подруга называется!
          - Серьёзно? Мы были подругами?
          - А он знает о твоих флиртах? Может его просветить? - Любочка ещё больше распалялась, выискивая повод укусить больнее.
          - Просвети! Только мы с мужем договорились, что обязательно напишем книгу о своих бывших романах. Хочешь, и тебя упомянем? - усмехнулась Иза.

***

          Наступившая зима выдалась для Изольды непростой. Она была беременна и в конце февраля ожидала рождение близнецов - двух мальчиков. Продолжая посещать институт, молодая женщина умудрялась не только заниматься домашним хозяйством, но и писать рассказы, которые с удовольствием печатали молодёжные журналы.

          Перед самым Новым Годом Трифон пришёл домой немного загадочный и чуточку смущённый…

          - Изольдик, есть одна новость. Не знаю, как ты к ней отнесёшься…
          - Поделись!
          - Меня пригласили в Дублинский университет прочесть несколько лекций по русской литературе.
          - И когда?
          - Сразу после новогодних праздников.
          - Так поезжай!
          - Есть одна закавыка…
          - Какая?
          - Список отъезжающих утверждал ректор. Из преподавателей в нём я. Со мной четверо наших ребят, едущих «по обмену».
          - Так в чём закавыка?
          - Твоя «любимая» одногруппница включена в этот список.
          - Любочка?
          - Правильно догадалась.
          - Кто бы сомневался! Её папочка не последний человек в администрации города. Без него тут точно не обошлось! Доченьке дорогу в светлое будущее заранее мостит. А кто ещё из наших едет?
          - Из ваших – Алексей Купцов.
          - Алексаша? Любочкин ухажёр. Тот ещё «буратинка»! Говорят: его отец все ларьки в городе данью обложил…
          - Вот как? Так что с поездкой?
          - Поезжай, пожалуйста! Только у меня впечатление, что ты этой Любочки боишься больше, чем я!
          - Не хочу, чтобы ты волновалась. А хочу одного, чтобы ты меня любила и мне верила, - он погладил её круглый животик.
          - Люблю и верю! Но по законам любовного жанра в нашей жизни обязательно должна присутствовать какая-нибудь "Любочка Вайс".
          - Тогда остаётся пережить это стихийное бедствие! – улыбнулся Трифон и нежно поцеловал жену.
          - Да запросто!
          - Я как раз вернусь к твоим родам и обязательно встречу тебя с сыновьями.
          - Хорошо бы! Но на всякий случай давай договоримся, если родятся мальчики, как нам обещает УЗИ, то я пришлю на твой смартфон картинку с двумя синими шариками. А если девочки - тогда с красными! Мало – ли! Бывает и на старуху "узюку" проруха, - засмеялась Иза, – пора возвращаться в детство!
          - Только об этом и мечтаю! - согласился будущий папаша.

***

          В Дублине Трифона Станиславовича поселили в общежитие для аспирантов при университете, а Любочка и ещё несколько российских студентов жили в ирландских семьях, дети которых учились в том же университете.

          Трифон читал лекции о русской классической литературе и видел искренний интерес к предмету. Особенно радовали земляки! То, чему, учась в родных школах, они не придавали значения, к чему относились с ленцой и неохотой, теперь было им ностальгически близко.

          В свободное от занятий время он с удовольствием ездил по экскурсиям, наслаждаясь культурой и красотой «изумрудного острова», часто просто гулял по городу. Накупил кучу вещей любимой жене и будущим детям, а специально для були приобрёл красочное издание «Тристана и Изольды» в комиксах. Он перезванивался с Изольдой каждый день, ожидая рождения близняшек как чуда! Для этого вполне созрел.

***

          Попытки Любочки сблизиться со своим преподавателем вдали от дома успеха не имели. Она прекрасно помнила, что до своей женитьбы он монахом не слыл, и по родному институту в то время ходили разные слухи о его любовных похождениях, но только на стороне. Территорию вокруг себя Трифон «не метил», все об этом знали и даже уважали его за такую принципиальность. Внешняя схожесть предмета страсти с любимым ею Кевином Костнером не давала Любе покоя, и девушка продолжала надеяться, что «препод-телохранитель» когда-нибудь не устоит перед её женскими чарами! «Не может быть, чтобы молодой и красивый мужик был настолько верным и сдержанным!», - бесилась Любочка и продолжала искать малейший повод, чтобы соблазнить Трифона Станиславовича. Только на её откровенные туалеты и развязное поведение мужик не вёлся...

          Наконец-то время командировки подошло к концу, и Трифон радовался скорому возвращению домой, с минуты на минуту, ожидая на своём смартфоне картинку с синими шариками. Нынешним утром звонила буля и сообщила, что ночью внучку увезли в роддом.

          Он заканчивал складывать вещи в чемодан, когда дверь его комнаты резко открылась и в неё ворвалась Любочка! Беленькие кудряшки, голубые глазки, в коротенькой юбочке, из большого выреза тоненькой кофточки напоказ торчало голенькое плечико… Чистая прелесть была эта Любочка!

          - Трифон, выручай, у меня заболел зуб! – она притворно скривила ротик.
          - Люба, я не стоматолог! – он совсем не обрадовался её визиту. - И ещё! Разве мы уже на «ты»?
          - Да перестаньте! Что за церемонии? Неужели не найдётся таблетки анальгина для бедной российской студентки? - продолжала кукситься Любочка, используя последний шанс, чтобы соблазнить вредного «Кевина».
          - Спросите на ресепшене. Поверьте, мне не до вас. Изольда рожает! - Трифон улыбнулся, - жду сообщение и картинку с синими шариками.
          - Почему с синими? – не догадалась Любочка.
          - Обещали сыновей!
          - Вот как? - она задумалась.
          - Ну, так что с зубом? – смягчился Трифон Станиславович. - За углом аптека, я могу сбегать и купить обезболивающее, а вы пока сделайте кофейку.
          - Спасибо, - без прежнего запала и интереса буркнула студентка.

          Он выбежал...
         
          - И зачем ты мне такой - весь из себя заботливый, но не обо мне, - продолжала она ворчать, разыскивая банку с кофе.
         
          Прозвенел звонок, явно не с её смартфона.
          Любочка огляделась...
          На прикроватной тумбочке светился экранчик!
          На нём красовались два шарика.
          Синий и красный!
          Она оцепенела…

          «Значит у них шарики! А для меня приятного обхождения жалко!» - и, прекрасно понимая, что делает, стёрла картинку с экрана и всю память о ней. Положила телефон на место и стала ждать Трифона.

          Он вернулся через несколько минут, вручил ей таблетки и кинулся к тумбочке!

          - Трифон Станиславович! Не знаю, как вам сказать, - начала она объяснение дрожащим голосом, – Трифон Станиславович, там была картинка с двумя чёрными шариками... Я её нечаянно стёрла.

          Мужчина застыл на месте.

          - Только ЕЙ не звоните! вы ЕЁ ещё больше расстроите! – Любочка попыталась обнять поникшего от печального сообщения «препода».
          - Не надо, Люба! Я уезжаю! – он тупо посмотрел на тёмный экран смартфона и сунул его в карман. Потом совершенно пустыми глазами глянул на Любочку и проговорил, - развлекайся. У тебя ещё неделя есть.
          - Может, кофе? – спросила она, опустив глазки.
          - Пей сама, - он взял вещи и вышел, хлопнув дверью.
          - Обойдусь! Подумаешь, шарики, - зло запыхтела молодая интриганка и стала названивать одногруппнику, зазывая того в гости.

***

          Через несколько минут в комнату Трифона Станиславовича вбежал Алексаша, приехавший в Дублин тоже "по обмену". Он давно симпатизировал Любочке, а потому несказанно обрадовался нечаянному приглашению. Молодой человек застал её, сидящей на кровати уехавшего преподавателя, она манила сокурсника пальчиком.
               
          - Привет! - Алексаша попытался заключить девушку в объятия.
          - Подожди с поцелуями! Принёс чего? - увернулась она.
          - Обычный джентльменский набор: виски, шоколадку, презики.
          - Слушай, ты! Джентльмен! Я есть хочу!
          - Давай, сбегаю…
          - Сиди, уж… Стайер!
          - Люб, времени в обрез. Сейчас комнату убирать придут.
          - Торопыга. Ужин за тобой!
          - Обязательно, - прижав Любочку к кровати и стащив с неё бельё, он яростно приступил к тому, зачем звали...
          - А презик! Ты же ещё… Блин! - пытаясь вырваться, она громко выругалась.
          - Всё, Любка… Не могу больше… ооо! - застонал Алексаша, продолжая удерживать подругу.
          - Я же влипну… Урод! Ни удовольствия, ни продовольствия.
          - Женюсь, не переживай, - закончив с незапланированным мероприятием, проурчал он.
          - На фига ты мне нужен!
          - Люб, чего ты всё время выпендриваешься?
          - Любви хочется.
          - А сейчас что?               
          - Не знаю.               
          - Стерпится – слюбится!
          - Посмотрим.               
          - Отец обещал на свадьбу дом подарить и машину новую, - уже спокойно проговорил он.
          - У меня есть машина. Солить их, что ли?
          - Тише! Шаги, - Алексаша прислушался.
          - Бежим отсюда! - Любочка соскочила с кровати.

          Быстро одевшись и прихватив пакет, они покинули бывшую комнату Трифона Станиславовича.               

***

          По дороге в аэропорт Трифон послал буле СМСку с одним словом: «Еду». Он удивился своему необычному состоянию. Такого с ним раньше не происходило. Пустота и отрешённость, а ноги ватные... «Доехать бы!», - мелькало в голове.

          Совершенно подавленный открыл дверь квартиры Изольды своим ключом и нисколько не удивился, увидев в прихожей маму, которая возилась у большой сумки с какими-то вещами. Рядом с сумкой стоял пакет с продуктами...

          «Это туда», - подумал нехорошее и устало присел на коридорный пуфик.

          - Как же вы теперь справляться со своим хозяйством будете? - Даже не поздоровавшись с сыном, воскликнула матушка, продолжая укладывать сумку.
          - А мы на что? Здравствуй, внучек! Как долетел? – строчила словами буля, - Радость-то какая! Надо же... Сын, дочка! И Узи не распознало. Давай, родной, чайку выпей и поехали! Заждались нас уже.
          - Сын с дочкой? Все жив... – Трифон потихоньку начал выходить из анабиоза.
          - Ну да! Полный комплект! Тебе же Изольдочка картинку с двумя шариками послала, - сказала бабушка и внимательно посмотрела на мужа своей внучки. - Ты как себя чувствуешь?
          - Сынок, ты здоров? Не загрипповал? Щёки горят, глаза блестят. Тебе сейчас болеть нельзя! Ни в коем случае! – мама Трифона наконец-то обратила внимание на собственного ребёнка.
          - Я здоров! И я всё понял! Я понял! Я всё понял - возбуждённо говорил и говорил он, обнимая и целуя обеих женщин.
          - Давай-ка я тебе всё-таки чаю сделаю, - опять предложила бабушка, - ты же с дороги.
          - Чаи распивать будем после! Поехали! – Он схватил сумку, пакет с продуктами и, совершенно не ощущая их веса, «полетел» к машине.

***

          Трифон не стал рассказывать жене о случае с шариками, но грустные мысли по этому поводу у него иногда возникали…

          «Сотни лет прошло после написания того рыцарского романа. Он заканчивался тем, что соперница главной героини сообщает раненному Тристану, ожидавшему свою любимую, о якобы выставленном на корабле чёрном парусе. Это означало, что Изольды на том корабле нет. Парус же был белый, и его возлюбленная летела на крыльях любви к своему Тристану! Но услышав неверное известие, он умер… Вслед за ним Изольда. Проходят года, меняется жизнь, но человек меняется мало, - размышлял Трифон. - Сознательно ли поступила тогда Любочка или это случайно у неё вышло, но, слава богу... Всё закончилось хорошо!»

          И он решил вычеркнуть из памяти тот неприятный эпизод, тем более что забот хватало! Одну из забот - регистрацию рождения близнецов - Изольда поручила ему. И в ближайший субботний день Трифон отправился в ЗАГС.

          Это был день торжественных бракосочетаний, у дворца стояло много украшенных автомобилей.

          Получив два новеньких свидетельства, он с улыбкой рассматривал первые документы сына и дочки. Налюбовавшись, сложил их в сумку и уже собирался уйти...

          Навстречу ему в окружении многочисленных гостей входила шикарная пара! Невеста в дорогом платье из изумрудно-зелёной парчи и жених в белом костюме. Трифон посторонился и вдруг услышал:

          - Трифон Станиславович! Я замуж выхожу!
          - Рад за вас, Люба, - спокойно ответил он, узнав в невесте ту самую Любочку Вайс, а в женихе Алексашу, – будьте счастливы!
          - Я обязательно буду счастлива! – нервно кричала она, привлекая внимание всей публики.
          - Только не за счёт других!
          - Цветочки передайте жене, - не слыша его слов, Любочка выхватила букет у свидетельницы и сунула его своему «преподу».
          - Это лишнее, - Трифон вернул букет расстроенной свидетельнице, отвернулся и пошёл к выходу.

          А подойдя к машине, увидел сидевшую на лобовом стекле «Форда» огромную навозную муху - сизо-изумрудного цвета.

          - Откуда ты, существо? - усмехнулся он, - кого-то ты мне определённо напоминаешь. Последний привет, что ли?

          Подняв с обочины прутик, слегка дотронулся до мухи, но та, будто прилипла.
         
          - Лети! И не попадайся! Теперь я не один. Раздавлю! - обратился Трифон не то к невидимой Любочке, не то к мухе и резким движением прутика смёл её со стекла.

          Сел за руль, подмигнул своему большому семейству изображённому на фотографии, прикреплённой скотчем к передней панели, и ощутил приятную лёгкость в душе:

          - Всё! Папка домой едет.


               
Фото из Интернета.


Рецензии
На это произведение написано 59 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.