Мятеж

                МЯТЕЖ.


          Мятеж на корабле зрел давно, и как спелый фурункул, был готов взорваться, выплеснув наружу гниль, которую до этого накопил в себе. Недовольство не возникло на ровном месте, трудности войны всегда создавали сложности, но раньше подчиненные с пониманием относились к этому. Раньше, но не теперь. Всё началось с назначения на борт нового мичмана,  странный взгляд которого, был непривычно дерзок и вызывающ.

          Проблемы с поставкой продуктов послужил первым актом надвигающейся трагедии. Паёк, урезанный втрое, был жалок и подходил только для полных людей поставивших перед собой цель сбросить лишний вес. Таких среди нас не было, поэтому недостаток пищи воспринимался всеми как  непосредственная угроза жизни.  Раньше бы, это временная проблема, с глухим ропотом бы рассосалась в трюмах огромного корабля. Раньше, но не сейчас.

          Момент перехода от недовольства до мятежа занял на удивление мало времени. Странный мичман часто подходил к отдельным группкам недовольных и что то шепотом вещал им, увлеченно жестикулируя руками. После этого переходил к другим и занимался тем же. Мой помощник заметил это слишком поздно, сегодня утром он подошел к нему и группе недовольных и громко потребовал объяснений. Стоя на мостике, я заметил как тело несчастного перегнули через леер и выкинули за борт.  Совершив убийство на глазах своего капитана, мятежники от разговоров перешли к делу, выбор был не велик и действовать они должны были начать жестко и быстро. Мы забаррикадировались на капитанском мостике, снаружи, за дверью разъяренная толпа жаждала нашей крови. Мичман, имевший доступ к оружейной, раздал бунтовщикам винтовки. Прозвучали выстрелы, стальная дверь выдержала винтовочный залп, покрывшись буграми вмятин.

-Эй, офицерики, выходите, что страшно? – визгливый голос кричавшего звенел от страха.
-Выходите, - вторил ему чей то низкий бас, под аккомпанемент барабанной дроби оружейных прикладов об железную дверь.
 
    Я оглядел собравшихся , офицеры стояли молча потупив взор, страха в них  я не увидел.  Морские офицеры смотревшие ни раз в глаза смерти растерянно ожидали смерти от своих подчиненных, по сути таких же братьев по оружию, как и они. Растерянность сурово замешанная на изумлении делали их вид комичным.
-Что будем делать, господа? – для проформы спросил я.
Всё молчали и так уже зная ответ на этот вопрос.
-Мы не можем оставаться здесь вечно, мы должны, мы просто обязаны выйти и навести порядок на вверенном нам императорском корабле. Это наш долг, - закончил я и подошел к двери.

    Я распахнул дверь, руки, занесшие приклады для очередного удара по двери замерли, после чего исчезли. Толпа отхлынула назад, освободив мне место. Годами взращенная привычка подчиняться своему командиру не может испариться за один, пусть даже очень жаркий, день. Я спиной почувствовал за собой своих офицеров, люди чести не могли трусливо прятаться за закрытыми дверями. Я достал  именной наган, подаренный мне самим императором за геройство, проявленное в сражении. Экипаж знал историю этого оружия и заворожено уставился на него. Магический эффект длился не долго. Команда сначала тихо, потом всё сильнее зашумела, кольцо стало опять сужаться. Вперед вышел мичман.

Это был еще тот момент. Мы уперлись друг в друга взглядами, стараясь сбить уверенность противника и запугать друг друга. Мне показалось, что я в этом не очень преуспел, но и в моих глазах он не заметил и капли паники.
-Я требую, чтобы все немедленно разошлись по своим кубрикам, а лица, занятые на вахте должны занять свои места, - грозно прорычал я, насупив и без того суровый взгляд.
Команда, которую я знал долгие годы и была мне как семьей, дрогнула. Многие потупив взор, вытянулись, ожидая моих распоряжений. Мичман, быстро уловив шаткий момент перехода власти, сделал ответный ход:

-Стоять, товарищи! - пылко обратился он к ним, понимая, что сейчас необходимо быть предельно убедительным,
-друзья, братья, одумайтесь. Вспомните всё, что мы обсуждали и о чем мечтали все эти годы. Наступил тот  момент когда нам в спину дует приветливый ветер перемен. В наших руках появилась возможность, именно сейчас сбить оковы и вырваться на свободу,  мы можем сейчас получить всё о чем мечтали всю жизнь, подумайте, стоит ли дальше жить, всю оставшуюся жизнь укоряя себя за потерянный шанс, который потом уже никогда не вернуть?  И даже если пуля  в лоб, то пусть…

     Звук выстрела эхом прокатился по палубе корабля. Дым из ствола моего нагана, как из трубы парохода скручивался, потянулся вверх и там рассеивался. Тело мичмана с простреленной головой рухнуло , обагряя белоснежную палубу грязной кровью предателя. Я по-ковбойски дунул поверх ствола и вложил оружие в кобуру. Моё спокойствие, с которым я проделывал всё это постепенно передалось  и окружающим.
 
-Обыскать его, - бросил я мятежникам  свой приказ. Мгновенно от толпы отделилось два человека и, они кинулись исполнять поручение. Как опытные ищейки, они обшарили китель зачинщика, вытаскивая на свет божий целую кипу каких то бумажек. Они передали мне их и заняли место среди команды, которая сама собой вытянулась в строй. Я просматривал бумажки, иногда украдкой посматривая в их строну, но нет, это было напрасно. Мятеж лишенный головы растаял как первый снег , оставив после себя лишь грязь на палубе.
-О, а вот это уже интересно, - моё удивление было неподдельным. Я крутил в руках маленькую книжечку, исписанную иностранными буквами.
-Ильич, будьте любезны, - подозвал я к себе, своего пома, известного полиглота. Перевести английскую тарабарщину мог и я сам, но это известие должно было исходить от всеобщего любимца и добряка.
Николай Ильич нерешительно взял книжицу, и осторожно, словно она была ядовитой, раскрыл и прочитал первую страничку. Того, что он там увидел было достаточно, что бы сначала залиться краской, потом резко побледнеть.      
-Ну, что там Ильич? - не выдержав напряжения, послышались голоса отчаянных моряков.
-Ребята, а ведь он…он шпион, и работает на вражескую разведку, - подытожил Ильич и откинул эту вещицу в сторону словно она была пропитана смертельной проказой.
-Он шпион английской разведки, ребята, вот такие дела.
-Твою мать, - чертыхнулось сразу несколько моряков в унисон.
-Какая падла, кто бы мог подумать, - завершил общую мысль боцман, который интригой шпиона чуть было не стал на скользкий путь предательства.
Абсолютная власть была восстановлена.
-Арестовать убийц, - виновники в убийстве моего заместителя понурив головы проследовали за своим караулом.
-Все занять свои места, - выкрикнул я что есть мочи приказ, груз переживаний спал с плеч. Это была очередная победа, на этот раз добытая не в бою с врагами, но от этого не менее ценная.
 
Труп врага, пролежавший долгое время в морозильнике, по многочисленным просьбам команды, мы сбросили в тропическом море. Кровожадные акулы, под одобрительный возгласы матросов, за обе щеки, в считанные минуты, слопали мертвого шпиона.
-Акуле, акулья смерть, - сказал кто-то. Я согласно кивнул головой. Так оно и есть, так оно и должно быть.

 


Рецензии
На мой взгляд, монолог мичмана вполне достаточен. А в остальном согласен с предыдущим рецензентом.
С добрыми пожеланиями!

Николай Елисеев   18.01.2015 09:23     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.