Здоровье больного смысл жизни врача

     Различного рода катаклизмы встречаются на пути человечества ежеминутно, но в високосный год они почему-то особенно акцентируемы. С поверьями спорить бессмысленно, и потому первая ступень ХХI века – год 2000 безоговорочно отнесена в разряд роковых. Говорят, что на протяжении его у людей, как никогда, ломаются кости всех частей тела. Руководствуясь этим табу я задала, несколько интересующих меня вопросов  заведующему детским травматологическим отделением  Минской областной клинической больницы  В.Я. Качанову.
-Владимир Яковлевич, попавшие в «костнохруснувшую» ситуацию, сразу начинают задаваться вопросом, как из неё побыстрее выбраться. На помощь приходят продукты, содержащие кальций, корень травы живокость и, конечно, мумиё. Верите ли вы в чудодейственную силу последнего? Сразу оговорюсь: я – да.
-Как-то таможенники конфисковали большое количество контрабандного высококачественного мумиё. Товар разделили между институтом травматологии и нами. Мы пользовали две группы больных, одной из которых выдавали этот препарат.
-Уверена, что сращивание шло быстрее там, где костную ткань стимулировали лекарством от природы, а не  там, где она трудилась самостоятельно.
-Сенсации не случилось – к финишу обе группы пришли почти одновременно. Так что панацеей я его не считаю, хотя пользы не отрицаю.
-Об этом говорит ваше слово «почти»?
-Организмы у всех людей разные и что хорошо одному, то другому оно пользы может не принести, а, напротив, иногда вредит. Ко всему нужно относиться осторожно и очень индивидуально при всех приёмах лечения.
-А какое ваше мнение о новом методе лечения переломов – сварке кости? Когда я слышала анонс этого открытия, то информаторы убеждали, что после «горячей» процедуры можно пойти на своих двоих на девятый день, в то время как при известных методах (аппарат Илизарова, вытяжение, скрепление костей специальной пластиной при оперативном вмешательстве) восстановление организма продолжается до девяти месяцев, а то и больше. Впрочем, как несведущий  человек, я могу что-то не так понять, потому обращаюсь к вам, как к профи – предложение ученых-медиков во веки веков?
-Мне не приходилось самому с таким методом лечения сталкиваться, но по специальной литературе я с ним знаком. Мнения моих коллег разные, даже у тех, которые его опробовали. Конечно, отказываться от новшества нельзя, ведь в мире всё совершенствуется и стремится к абсолюту. Когда-то аппараты Илизарова отрицались, а теперь без них часто немыслимо помочь человеку. А при интересующем вас моменте прочно соединяется место перелома, но как сварочное применение влияет на здоровую часть кости, ещё никто конкретно не ответил. Я лично ничего не вижу хорошего в том, что идёт плавка её, конечно, поверхностно, но всё-таки. 
-Неисправимые оптимисты, к коим отношу себя и я, говорят: «Была бы кость – мясо нарастёт». Я верю, что затронутая надкостница сразу же после подобной операции начинает заниматься «самолечением». Другое дело (а это травмирует и душу, и сердце) что, скептицизируя над очевидным, мы ненавязчиво подчёркиваем бедность своей страны. Ни для кого не секрет, что имеющие возможность, обратят свой травмированный организм к медсварке. Мне нравится в тему анекдот: отец воспитал своего сына в изоляции от дурных пороков и женщин, «от которых всё зло в жизни». В день совершеннолетия он его привёл в магазин, чтобы отпрыск выбрал себе подарок. Именинник ходил по салону и ничего ему не нравилось. Вдруг его взгляд остановился на застывшей за прилавком продавщице. – Это что? – Бесполезный в доме чёртик? Походили ещё по торговому центру и родитель спрашивает: - Так что тебе купить? - Чёртика! – был ответ.
-Я ничего не вижу зазорного, что люди стремятся к неизведанному. Уверяю вас, они при этом отдают себе отчёт, что могут быть неудача или не предвиденная ситуация. Но не надо хвататься за каждое нововведение, не примерив его к себе. В данном случае восстановление организма, уверен, происходит за такой же период, как и после старых и изученных методов. Возможно, я – реакционер.
-Наговариваете вы на себя, господин эскулап. Знаю вас давно и уверяю, что ваша осторожность это ничто иное как festina lente – торопись медленно.
-Я бы уточнил с точки зрения врача – не навреди.
-Мне кажется эту заповедь очень часто врачам приходится использовать в общении с самим больным, а не его болезнью. У кого-то аггравация, у кого-то адинамия и поведение у всех при  этом разное – иногда на грани нервного срыва. Какой выход ищите?
-Лечим словом. В первом случае человеку  очень не хватает внимания и ласки от родных и близких, а, может, он вовсе одинок. Вот прихворнувший и начинает свою болезнь преувеличивать. Чаще всего хватает того, что его выслушаешь и лишнюю минутку у кровати задержишься. Со вторым тяжелее – слабость организма явление природное и здесь без силы воли больного просто не обойтись. Некоторые (возрастных рамок нет) работают над собой – шевелятся, приподымаются, не дают застояться лёгким – они борются за себя, за жизнь, оказывая при этом неоценимую услугу врачу. Объяснять, что с болезнью сражаются двое – врач и его пациент просто неприлично, но на некоторых и это не действует. В соседней палате лежит мужчина с ушибом позвоночника. Люди с переломом этого органа готовы в пляс пуститься при малейшей возможности, а этот повернуться лениться. Уговаривать приходится, чтобы он пошевелился, а ведь в его случае движение – лучший лекарь.
-Да, бедняге гомеостазу трудно приходится – на него давят не только внутренние и внешние факторы болезни: безволием больной сам себе «могилу» роет… Ну, если взрослый человек так себя ведёт, то дети крайне напуганы тем, что с ними происходило?
-Скорее нет – этот народец очень быстро понимает, что залеживаться ни в каких ситуациях нельзя. Они полноценно живут, сколько бы ни пролежали в нашем отделении. Часто это бывает не один год. Лечим же мы не только переломы, но и врождённые вывихи, и косолапие, и другие дефекты природы исправляем. 
-Это правда, что тем, у кого был врождённые вывих, в дальнейшем может потребоваться искусственный тазобедренный сустав?
-Давайте сразу договоримся с читателями вашей газеты, столкнувшимися с этим моментом или пережившие его, что этого бояться не нужно, а готовиться к нему и подавно. Случаи у всех разные и сопутствующие заболевания тоже. У одних это вправление происходит с хорошими результатами, другим некоторое время необходимо быть под нашим наблюдением. Своевременное обращение и лечение никаких повторных операционных вмешательств не допускает. Себя любить надо, а это значит – обследоваться, консультироваться и не стесняться своего организма.
-Добавлю, что, заботясь о себе любимом, не забывайте и о ближних. А к вам у меня очередной вопрос. Как стаж, так и «опыт – сын ошибок трудных» у вас немалый. Где вы его нарабатывали?
-Ещё с институтской скамьи. Поработать пришлось не только на родине, но и за границей. Сравнивать не буду – больные везде одинаковые…
    
     Промолчал доктор, что в отделении не то что специализированных кроватей и декорума в палатах нет, но и лекарств для первичной помощи не сыщешь. Приведу два примера (они были не в один день): у одной больной вечером начался конъюнктивит, другую целые сутки мучало расстройство желудка. Придти им на выручку ни медсёстры, ни врачи не смогли – в постовой аптечке спасительных препаратов просто не было. Не оказалось их и в других отделениях. Я, естественно, поинтересовалась, почему такое невнимание к ларцу экстренной помощи и услышала, что главное благотворительное учреждение области – банкрот. Оно задолжало государству, граждан которого лечит! Отсюда удар по питанию – скудное, малокалорийное (а часто и плохо приготовленное), по медикаментам, вот горячую воду не подключили после плановой проверки, того и гляди свет отключат…
     Не трудно представить себе, что же творится на периферии, или, как сказал Михаил Жваницкий: «Конечно, так не везде, но как-то очень повсюду».
     Не мне давать рецепты по выходу из изнуряющей действительности в медицине, я только могу высказать дезидераты: не страховые полюсы, ни взимание платы со случайных иногородних больных, ни отключение телефонов, положения не спасут...
     Эй, Вы там, наверху! Хватит, не сходя с мест, слёзно твердить, что вам хорошо известно плачевное состояние медицины – пора или покинуть насиженные точки или срочно приступить к заботливому лечению этой системы научных знаний, а то в скором времени придётся заниматься вербовкой кадров для учёбы в мединститутах.
                "ЗC", октябрь, 2000 год

     P.S. Несколько лет назад герой интервью (фото из газеты) ушёл из жизни... безвременно.

Эта ссылка на стихотворение, где я и о нём веду речь: http://www.proza.ru/2017/10/07/1754
      


Рецензии
Не совсем, болезнью пациента жив врач, как врагом жив воин, без этого они не нужны,вот.

Охотник Варрон   23.02.2017 09:22     Заявить о нарушении
И в том и другом высказывании во главе угла стоит ЖИЗНЬ и ЗДОРОВЬЕ!:) Спасибо, Яков, за визит и отзыв.

Синильга-Лариса Владыко   23.02.2017 09:42   Заявить о нарушении
Нет, если всех сделать здоровыми, не станет врачей, и так по профессиям!

Охотник Варрон   23.02.2017 22:00   Заявить о нарушении
Врачи всегда будут нужны (как и все профессии) - поколения-то меняются, а болезни только мутируют... И не будем забывать о несчастных случаях и неожиданных травмах.

Синильга-Лариса Владыко   25.02.2017 05:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.