Безсуетный мир

Я приехала на кладбище вместе с подругой и её родственниками. Помянув отца подруги, направилась к могиле свёкра. Стояла у последнего пристанища человека, который стал для меня родным и думала: много лет он являлся для меня поддержкой и опорой, и вот теперь его нет. Но я справлюсь с трудностями, которые возникнут на моём пути. В том, что я сильная и выносливая, есть и свёкра заслуга.


Я собралась уже идти назад, но тут увидела что какой--то мужчина направляется ко мне. Мы разговорились... Он спросил к кому я пришла и почему одна. Узнала, что Альберт недавно схоронил жену. Елене было 35 лет, она разбилась на машине, будучи за рулём.


Во время беседы Альберт всё время курил. Вдруг внимательно посмотрел на меня и сказал:
--Я вижу сходство между вами. Только никак не могу понять, в чём оно выражается...


Тогда я подумала: "Видимо это обстоятельство позволяет ему легко разговаривать со мной."

                ***

--Познакомились мы в компании за праздничным столом,--начал рассказывать Альберт. Елена поначалу молчала и вдруг что--то сказала: просто, откровенно, логично. Тогда я сразу подумал, что именно такая женщина мне и нужна. Вскоре оставил жену (она была зациклена на материальном). Елена не была материалистка, хотя деньги любила. Они для неё не были целью, а лишь средством чувствовать себя независимой, делать свою жизнь интересной, насыщенной. Мне хорошо знаком блеск в глазах, который возникает у некоторых при виде "бумажек". Елена к числу таковых не относилась. Сейчас я даже проверяю женщин с помощью денег: показываю купюры и слежу за реакцией.


Я часто вижу Елену во сне. Она спокойна, улыбается сдержанно, и молчит. Вначале она идёт ко мне, но близко не подходит, а останавливается на пол--пути, и вдруг исчезает...Каждый раз я жду, когда она приблизится, но этого не происходит. Просыпаюсь в отчаянии, что не удалось до неё хотя бы дотронуться.
Однажды она меня во сне попросила: "Не делай ограду на могиле. Люди в жизни находятся за дверями, заборами, и последнее пристанище оформляют оградками. Всё это сковывает, мешает свободе.


--И действительно,-- продолжил Альберт,--за границей я не видел на могилах оград. Чем мы, россияне, хуже? У нас столько земли свободной, а мы ставим ограды, жмёмся друг к другу. Неправильно всё это...


Я был очарован поведением Елены при близости: она могла сама проявить инициативу, умела быть раскованной. В ней непонятным образом соединились: с одной стороны--лёгкость, доступность, с другой--сдержанность. Просматривалась раскрепощённость высокой природы... Мне приходилось общаться с женщинами, которые соблазняли мужчин кокетством, другими приёмами, но они мне видятся распущенностью.


Елена была ненавязчивой. Она чувствовала и признавала те границы, которые переступать женщине нежелательно, иначе она столкнётся с мужским возмущением, недовольством.

                ***

Времени было в обрез (меня ждали), поэтому разговор следовало заканчивать. На прощание мне хотелось успокоить собеседника и я понимала, что слова утешения должны быть созвучны состоянию, в котором Альберт находился.


Я говорила, что Елена, отойдя в мир иной, стала более свободной. Судя по всему, она отличалась отсутствием интереса к земным страстям и земными делами занималась лишь по необходимости. В ответ Альберт грустно улыбнулся. Мы попрощались...


Я шла по кладбищу. Кругом была тишина. Отметила, что в последнем пристанище земном нет суеты...

                2000 год


Рецензии