Старуха из Ирги

Телефонный звонок сорвал Андрея с постели в шесть утра. Водитель, икая и матерясь, сообщил, что у тягача стуканул движок, и он стоит в пятистах километрах от города без движения и денег. Это была самая отвратительная сторона транспортного бизнеса. Сколько раз он упрашивал шоферов следить за машинами, штрафовал за несмазанные ступицы, но они по-прежнему выжимали из машин все соки, а потом ломались  в самых неподходящих местах.

- Жди, выезжаю – рявкнул Чертков, бросил телефон и отправился в ванную умываться. Уже через час он сидел за рулём  новенького внедорожника и двигался на север области со средней скоростью семьдесят километров в час. Часов через семь, восемь он рассчитывал достичь сломавшегося грузовика и как - нибудь решить вопрос с ремонтом и отправкой застрявшего груза потребителю. Но спешка хороша только при ловле блох.  С триста сорокового километра начиналась новенькая трасса, на которой ещё не образовалось никакой инфраструктуры сервиса. Солярка в баке стремительно заканчивалась, а заправки всё не было видно.  Наконец, произошло неизбежное, стрелка, фиксировавшая уровень топлива,  упала на въезде в населённый пункт под  названием Ирга. Это была крошечная деревня в десяток домов с малюсеньким продуктовым магазинчиком лицом к дороге. Оставалась надежда прикупить дизтопливо у дальнобойщиков, но, как назло, до самой темноты ни один грузовик на шоссе не появился. Надо было решать вопрос с ночлегом, и Андрей постучал в окно ближайшей к дороге избушки.

Андрею было уже под сорок. Он женился на симпатичной одногруппнице ещё на втором курсе, и лет пять назад они по обоюдному согласию развелись, просто устав друг от друга. Оставив трёхкомнатные хоромы жене и дочери, Чертков перебрался в давно купленную для скромных утех однокомнатную квартирку на окраине. Небольшая транспортная компания приносила стабильный доход, позволяя владельцу регулярно тешить себя любимого частыми поездками на дорогие курорты, сменами машин и спутниц.
Ворота приоткрылись, выглянуло морщинистое старушечье лицо.
- Чего тебе, путник? – прошамкала бабка беззубым ртом.
- Бензин кончился, бабушка. Пустите переночевать, я заплачу.
- С гостей деньги брать – грех большой. Входи, будет тебе ночлег.
Старуха поправила платок на голове и пропустила мужчину в дом.
- Проходи, милок, на кухню, внучка тебя чаем напоит, пока я постель стелю.
Андрей завернул за печь, красовавшуюся в середине избы, и оказался в маленькой кухоньке. Здесь хозяйничала высокая стройная девушка с короткой  косой тёмных волос, уютно устроившейся в ложбинке между налитыми грудями.
- Присаживайтесь, - без особого стеснения пригласила юная хозяюшка  - я Вам уже чай налила, брусничный.
Гость  шумно отхлебнул из стакана с зелёным наваристым напитком и залюбовался девушкой.
- Как зовут тебя, красавица?
- Милёнка - я.  Да Вы пейте, пейте, не отвлекайтесь.
Андрей, обжигаясь, пил ароматный чаёк, а Милёна стояла напротив и, слегка склонив голову набок, как дикий лесной зверь, пристально рассматривала его. Наконец, она грациозно вышла из кухни, а через мгновение явилась бабка и сообщила гостю, что тот может следовать в свои хоромы. Осталось только поблагодарить её, громко, вдруг и девушка услышит, пожелать спокойной ночи и удалиться восвояси.

Чертков долго ворочался. Старуха постелила  в отдельной комнате-клетушке, большую часть которой занимала двуспальная железная кровать с периной, оставшейся от принцессы на горошине. На новом месте всегда спится плохо, а тут ещё и мысли одна за одной. Все они, впрочем, вертелись вокруг смуглокожей зеленоглазой красавицы, с которой он случайно оказался под одним кровом.
Ей, верно, лет девятнадцать не больше, как и моей Янке. Вот, тоже, растёт престранное существо. Человеку всё безразлично. Поступила в институт, который выбрали родители, на специальность выбранную родителями и смеётся, что склонность к чему – либо проявит себя рано или поздно, а пока она предпочитает чатиться в контакте или твиттере.  А может быть я, как отец, должен уделять ей больше внимания? Ведь я практически ничего не знаю о её жизни и интересах. Решено, вернусь и обязательно поговорю с ней по -доброму, по отечески.
Мысль снова вернулась к юной хозяйке. Она не похожа на деревенскую жительницу: белоснежные зубы, нежнейшая кожа, как будто только что вышла из салона. Бриллиант, удивительный в этой глуши. Не иначе, бабка травки какие – то знает. Эх, ничего бы не пожалел за ночь с такой красоткой. Эта идея его даже несколько возбудила и окончательно отогнала сон. Ведь мечта была где – то совсем рядом, может пойти взглянуть?! Посмеялся мысленно, зачем ей такой старик, как он, даже неплохо материально обеспеченный. Что может быть у них общего? Случайная связь? Да нет, не к лицу, и не по летам. Давай, спать.

Дверь беззвучно распахнулась и Милёна проскользнула в комнату Черткова. На ней была только тоненькая ночная рубашка, но и она полетела на пол возле кровати. Девушка отогнула край толстенного одеяла, легко и ловко юркнула под него. Андрей инстинктивно подвинулся, освобождая ей место, почувствовал исходящий от неё жар. Их тела слились, словно созданные друг для друга и то взлетали ввысь, то срывались в пропасть, чтобы начать новое восхождение.  Он чувствовал необычайный прилив сил, а она только улыбалась и, как кошка, прикрывала глаза от удовольствия. Чертков не смог бы ответить,  сколько продолжался этот полёт то ли во сне, то ли наяву, несколько минут или всю ночь, но, когда старуха пришла будить его, оказалось, что на улице  ещё темно, а девушки в комнате уже не было. Лишь смятая постель послушно хранила её тепло.

 Бабка свет зажигать не стала, только скомандовала своим скрипучим голосом:
- Поднимайся, путник, тебе пора.
Андрей в полудрёме поднялся, стал одеваться в полном мраке. Организм ныл каждой клеточкой. Странная тягучая боль пульсировала в ногах, руках, голове. Интересно, сколько ему удалось поспать, час, а может быть только минуту.  К тому же присутствовало и чувство вины перед старухой; приют дала незваному гостю, а тот внучкой воспользовался. Он быстро вышел из двора, сел в машину. Ворота за спиной быстро захлопнулись. Автоматически достал ключ, включил зажигание. О, чудо. Бак был полон. Ничего не понимая, Андрей завёл машину, поправил зеркало заднего вида и с ужасом обнаружил, что из зеркала на него смотрит глубокий старик. Включил свет, видение не исчезло, посмотрел на свои морщинистые, с набухшими венами руки и закричал страшным звериным криком. Он выскочил из машины и стал колотить в ворота руками и ногами. Вскоре ворота приоткрылись. Старуха презрительно посмотрела на него и сказала с угрозой в голосе:
- Уходи, путник. Ты получил свою долю счастья, а Милёнка должна всегда оставаться молодой!
И улыбнулась такой знакомой улыбкой.


Рецензии
Андрей получил сполна за все свои грехи и нездоровый образ жизни, причем не том свете, а на этом. Не вижу ни мистики, не фентези (ненавижу это слово), здесь гипербола, которую так любил Салтыков-Щедрин.

Любовь Ковалева   09.01.2018 14:32     Заявить о нарушении
ОК. Согласен на гиперболу и Салтыкова-Щедрина.

Леон Хахам   09.01.2018 14:57   Заявить о нарушении
За гиперболой следует гротеск - то есть преувеличение более сильное, чем гипербола. Если б не Вы, не вспомнила бы.

Любовь Ковалева   10.01.2018 18:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.