Мгновения. Диалоги с Бабочкой. книга 1

КНИГА 1

Иллюстрации автора Т. Дума

Глава 1

С самого детства ее мучили странные вопросы. Она не решалась задавать их взрослым, но часто обдумывала сама, оставаясь наедине. Её интересовал мир, в котором она жила. Её интересовал Человек. Люди.  Цивилизации. Эпохи. Она взрослела, вопросы не исчезли, но были отброшены на окраину сознания каждодневными заботами.  Как старые вещи на чердаке. Их не выбросили, убрали подальше, хотя надежды на их использование когда-либо не имели. Так, на всякий случай. Возможно, на чердак убирается то, с чем человек связан невидимой нитью, порвать которую он не в силах.
 
 Она сидела, прикрыв глаза. Ее ошеломило состояние, которое внезапно охватило в свои плотные объятия. Ее устоявшийся мир рухнул в одно мгновение. Столько лет она возвращалась к детским вопросам,  ответы на которые не находились, но она не сдавалась. В глубине души жила надежда – когда-нибудь все изменится. Она не задавалась вопросом о том, как это может произойти. Просто верила.
Ее жизнь протекала в двух измерениях, которые расходились все дальше. Она старалась не замечать этого, пряча свое понимание от себя. Обыденная жизнь, давно устоявшаяся и вполне комфортная, мирно сосуществовала с той, другой, о которой она едва догадывалась. Так не могло происходить бесконечно. 
В ресторане она почувствовала это неожиданно и очень остро. Играла музыка, которую она внезапно перестала слышать. Щемящая боль и невыносимая тревога заставили ее немедленно встать и выйти, не попрощавшись.
Такси. Путь не занял много времени. Все как в тумане. Она слегка успокоилась, оказавшись дома в своем любимом кресле. Мир начал раскрываться перед ней. Он появлялся как яркий солнечный свет из чердачного окна. Пыльное стекло не дает ему в полную силу осветить все, что там находится, но делает возможным увидеть причудливые очертания. Все смешалось в ее голове.
Почти детская обида чуть все не испортила. Почему же не раньше? Возникла звенящая тишина. Она не сразу поняла, что время остановилось. Ушли границы восприятия собственного тела, растворились очертания комнаты. Вопросы, которые так долго ее мучили, приняли форму весело кружащихся хороводов. Происходящее изумило своей нереальностью и очевидностью одновременно. Все пело и ликовало, все было обращено к ней - ЧЕЛОВЕКУ и не несло в себе ее сомнения - смогу ли? Ее окутало обращенное к ней внимание - ищи, человек! Хороводы начали сливаться в стройную песню. Главное в ней легко угадывалось – Человек и самотрансформация. Два слова  собрали воедино разрозненные темы - это все мечты многих поколений или реальность?




Возникшее вновь сомнение все мгновенно разрушило. Вернулись все привычные звуки города. Горечь утраты разлилась по всему телу. Следом пришел вал сомнения - а было ли это чудо?
Из оцепенения ее вывело легкое прикосновение и тихий голос, зазвучавший внутри:
- Успокойся, сомнения разрушают гармонию! Давай, вернемся!
На ладони сидела маленькая, совсем невзрачная бабочка. Она смотрела на нее и ждала. Ее удивление переросло в любопытство:
- Откуда это создание знает о моих сомнениях? И что, собственно, ей известно? - быстро подумала она. Словно почувствовав ее сомнение, бабочка мгновенно преобразилась.  Обмен репликами стал настолько быстрым, что ей едва удавалось различать их границы:
- Ты сомневаешься в возможности трансформации Человека?  Конечно, вам более доступно думать о материальном. До чего же вы умаляете свои возможности, направляя усилия на никчемные цели! В голосе бабочки почувствовалась легкая насмешка.
- Вам привычнее сделать брюки - трансформеры! Какой полет фантазии! - В интонациях бабочки проступила горечь:
- Вспомни свое рождение! В утробе матери вы находитесь в воде. Рождаясь, в одно мгновение,  вы принимаете другую среду,  как родную, забыв навсегда о том, что было до этого мгновения. Шлепок, и вы уже набираете воздух в легкие, готовясь начать очередной этап своего путешествия!
 
Она с удивлением рассматривала бабочку, пытаясь что-то вспомнить о них из далекого школьного курса:
- Гусеница - куколка - бабочка... У нее есть свой опыт, и она его помнит? Это трансформация? Но она не сама трансформирует себя. Этот процесс в ней заложен. Кем? А человек - кто ведет его? Кто определяет сроки этапов? Может ли человек влиять на продолжительность и маршрут путешествия под названием - жизнь?
Она вздохнула. Осознает ли человек последствия своего выбора?  Выбор не всегда индивидуален. Изначально это может быть выбор рода, родителей. Выбор веры своих предков. Но этот выбор человек при определенных обстоятельствах может изменить. Вера. Как много она может изменить. Вера определяет реальность существования. Атеист и верующий живут в одном мире, в одно время, но их духовные реальности различны.

Получается, что каждый из них живет  в своем мире! Мир удерживается единым каким-то способом. Он многомерен, а человек этого просто не замечает.
Размышления привели ее к первому открытию. Его надо позже обдумать, сейчас она устала, достаточно.
 Ей вдруг стало грустно - какой сложный путь проходит бабочка, пока сможет явить себя миру. Она уже решила, что разговор с Бабочкой ей пригрезился, но легкий шелест вновь вывел ее из оцепенения и подтвердил реальность происходящего.  Бабочки кружились веселым хороводом, их было много.  Она услышала вновь свою старую знакомую:
- Ты напрасно грустишь! Не омрачай миг моего триумфа! Я так долго этого ждала! Триумф так короток.
Все эти красавицы не имеют своего имени. Они просто бабочки. Их может никто  не увидеть, как же это несправедливо.
- Ну что ты расстраиваешься напрасно! Это человек позволил мне присутствовать в своем мире и мое присутствие такое.  У меня есть и свой Мир, но там все совсем иное! Там нет человека. Да, ты права, у тебя есть то, чего нет у меня - ИМЯ!  Твой путь совсем иной. Так иди же!

Все стихло. Комната вновь приобрела привычные очертания. Она встала и вышла на балкон.  Ей хотелось понять произошедшее с ней сегодня. В ее жизнь ворвалась Бабочка. Только не это обстоятельство сейчас волновало ее. Она внезапно поняла, что к ней вернулась возможность воспринимать мир. После развода с мужем она утратила эту способность. Долгие годы она жила странной жизнью. Ее считали успешной женщиной, а она жила как во сне, не впуская в себя реальные события. Спящая красавица до момента своего пробуждения спала волшебным сном, а она спала и жила обычной жизнью.

 На улице было тихо, город спал. Она с удивлением смотрела на звездное небо, на  Луну, тускло освещавшую своим отраженным светом все вокруг. Ей показалось, что они подруги. Она так же тускло светила, а могла ярко сиять, согревая тех, кто был рядом. Это открытие вновь ошеломило ее. Она вернулась в комнату и легла. Сон не приходил.
Мысли путались. Я... ОНИ... МЫ? Сколько людей вокруг. Кто они? Случайные прохожие? Попутчики по жизни? Так и пройдем по жизни, не оставив следа? Но может быть в этом и есть смысл - НЕ ОСТАВИТЬ СЛЕДА, НЕ НАСЛЕДИТЬ, В ВЕЧНОМ ПОТОКЕ ЖИЗНИ?

Не открывая глаз, она поняла, что в комнате что-то происходит.
 Внутренний свет, возникший неожиданно, открыл удивительную картину - бабочки, собравшись вместе, создали узор. Он притягивал своим скрытым смыслом.
- Конечно, ты ищешь смысл, - голос ее старой знакомой звучал все ближе:
- Но еще мудрые говорили, что смысл надо не искать, а вкладывать, выявляя связи и соединяя их.
Откуда  Бабочка может это знать! Похоже, та стала понимать ее без слов. Они переходили на другое общение.
Она подумала, что в обычной ситуации сама возможность разговора с бабочкой скорее была бы сигналом срочной необходимости обращения к специалисту, хотя  она твердо знала - это не ее случай. Надо просто довериться происходящему!

Она хотела встать, но не смогла сделать этого. Все, что произошло дальше,  не удивило ее. Последнее, что она успела услышать - это легкий, удаляющийся все дальше, смех бабочки. \Ресницы стали путаться, заставляя веки сомкнуться.
Снова и снова возникали причудливые узоры, которые ей демонстрировали бабочки, словно подтверждая важность происходящего. Они были обращены к ней каждым своим элементом. Состояние, в которое она плавно начала погружаться, слабо походило на то, что ей приходилось когда-либо испытывать. Она понимала, что есть своеобразный компас, указывающий  дорогу в стремительном беге по дороге времени, есть слабый огнь маяка в почти  беспросветной тьме. Царства и эпохи менялись со скоростью смены картин в детском калейдоскопе. И выглядело это примерно так же!
 
Что-то удерживало ее от распада на мелкие осколки, сознание было очень слабым помошником, оно отступало под напором происходящего.
Определить направление движения было  нельзя, но она понимала, что оно не хаотично. Одна картина причудливо перетекала в другую. Глубокий сон еще не наступил,  сознание стремительно  уступало свои права чему-то иному. Она испытывала сожаление даже во сне – как мало она знает! Клишированные рекламой памятники узнавались сразу, но их оказалось ничтожно мало. Мимо проносились сцены мира и войны, но она не воспринимала их как  изображение. Все тело пронизывали волны страха, радости равнодушия, гнева.   Все это происходит в ней. Она поняла это,   засыпая окончательно.

Глава 2

Как такое возможно - это тот вопрос, который мучил ее весь следующий день. Сколько  она не прислушивалась к себе – голоса бабочки не было. Размышляя, она  пыталась искать ответ, вспоминая все, что приходилось когда-либо читать или слышать.
Был теплый субботний вечер. Она вышла на улицу и села на скамейку у фонтана,  измученная бесполезными размышлениями. Сквер был малолюден. Она смотрела на воду и вдруг увидела летящую бабочку. Картина выглядела не естественно – летящая бабочка на фоне искрящихся, шумно падающих струй воды.
- Ну что ты сидишь? Тебя впечатлило вчерашнее приключение? – неожиданно строго спросила Бабочка.
- Она, молча, кивнула в ответ. Ей показалось, что Бабочка разочарована. Ничего не ответив, бабочка взмахнула крыльями и она так и не поняла, что ее заставило последовать за ней. Говорить о том, сколько это длилось, не представляется возможным. В миг все изменилось – исчезли привычные ориентиры.    Верх, низ, высоко, далеко, быстро, долго – эти слова ничего не означали в происходящем.   Первыми исчезли границы ее тела, затем звуки и тени. Это было то последнее, что успело зафиксировать растворяющееся сознание.

Она почувствовала прилив сил. Нет, это не точно. Она почувствовала себя всеразливающейся силой. Она ликовала, беспечно отдаваясь этому неведомому состоянию мощи и всемогущества.
Она была грохочущим водопадом и весело журчащим ручейком, она была каждой каплей в тяжелых тучах, устремляющихся обрушить потоки воды на ревущий уже океан, она сверкала как бриллиант на листе одуванчика, устремившему себя к восходящему солнцу.

Все прекратилось так же неожиданно, как и началось. Первое, что она увидела, еще не обретя обычное восприятие своего тела, так это была бескрайняя вода, и она была ею!
Обращенный к ней голос она не сразу услышала:
- Вы позволите присесть с вами?
Перед ней стояла пожилая женщина и вопросительно ждала ответа. Поспешно кивнув ей, она встала и быстро направилась домой. Ей показалось, что она задремала, и ей приснился странный сон. Зайдя в магазин и купив пачку  кофе, она вернулась в свою квартиру. События последних дней она не впускала в сознание. Ей так  захотелось самой в это поверить - не было бабочки!
 
Проходя по коридору, она мельком взглянула в зеркало и остолбенела
- на нее смотрела ВОДА. Она не смогла бы объяснить кому-то как она это поняла.
Быстро сварив кофе, она села и задумалась. Что она успела запомнить из того, что ей пытались показать бабочки в своих узорах? Узоры ли это были или символы? Ей медленно показывали каждый элемент.  Да и элементами это назвать нельзя. Круг, квадрат, линия, точка, крест – это же древнейшие символы.
Колесо изменило цивилизацию.
Инь-янь. Могучий Китай. Другой мир. О нем она очень мало знала, но никогда не строила свое отношение на тех впечатлениях, которые оставляли китайцы на улицах ее города. СИМВОЛ соединяет вершины мировых культур. В каждой из них – поиск и надежа человека.
Она  подумала, что не только цивилизации, но и народы, приходят и уходят. Кто-то оставляет свой след и по нему – хорошо ли, еще вопрос, идут потом другие. Кто-то отправил через века лишь памятники-загадки, оставляющие современного человека в полном недоумении. Человек жил и до изобретения письменности. Она никогда не верила в обезьяну, которая, случайно взяв палку, через поколения стала человеком! Какая самоуверенность – считать те цивилизации примитивными!



Она вспомнила, что читала о символах давно, хотя, что это была за книга - она уже не помнила. Встала и подошла к книжному шкафу, медленно рассматривая книги. Она точно помнила, что это не была энциклопедия, что символы рассматривались по ходу текста. Наконец взгляд остановился
- конечно, вот она – «Алхимия и психология» К. Юнга. Она достала книгу и села на диван. Читать не хотелось, и она начала рассматривать иллюстрации. Алхимия - как долго ее пытались представить лженаукой, беззастенчиво пользуясь ее открытиями! Да, человек научился защищать свой комфорт от непонимания.

Задумавшись, она не сразу услышала голос бабочки, звучавший где-то вдали. Пространство комнаты наполнилось звенящей тишиной, а через несколько мгновений тишину взорвал мощный гул.
Уже ничего не боясь, она пошла на этот зовущий голос. Внутреннее напряжение росло – что же там впереди? Гул усиливался. Бабочка подбадривающе звала вперед. Она увидела всполохи огня впереди. Неужели я буду огнем – она мысленно похолодела.
- Ну, уж нет, рано, - услышала она смешок бабочки.

Она стояла на вершине холма, а внизу бушевал ОГОНЬ.
Картина настолько захватила ее, что она не сразу услышала: - Смотри! Узнаешь? - пространство стало принимать форму, и она отчетливо увидела странно одетого мужчину. В комнате было сумрачно, только маленький огонек того, что напоминало спиртовку, слабо освещал стол. В колбе что-то нагревалось, она почувствовала стойкий запах. Мужчина поднял голову и жестом пригласил подойти ближе. Внимательно посмотрев, после паузы, он сказал тихим, слегка хрипловатым голосом:
- Проходи, мне интересно посмотреть на тебя. К нам редко заходят гости.

Она пыталась понять - кто же стоит перед ней. Память не приходила ей на помощь. Неожиданно помогла бабочка. Оказывается, она все время была рядом и весело порхала:
- Это же Дорн, – тихо шепнула она.
Дорн? Имя ей не о чем не сказало. Затянувшуюся паузу вновь нарушил хозяин.
- Не вспомнила? - он улыбнулся.
- Я алхимик Дорн. Ты читала отрывки из моего трактата. Ты так искренне не верила и этим  заинтересовала меня. Я попросил Бабочку привести тебя. Присаживайся и слушай. Но не пытайся понять умом. Ум
- замечательная штука. Но это твой слуга, а не господин. Он должен служить тебе! - в его голосе послышались стальные нотки, хотя он продолжал говорить тем же тихим голосом:
- Алхимия - это путь, тяжкий путь. Это делание.
Неожиданно для себя она возразила:
- В мире произошли большие перемены. Методики позволяют даже детям объяснять сложные вопросы. В ответ она услышала его смех:
- Методики, говоришь? Дети понимают? Да вы утратили понимание процесса. Вы позволили себе, не овладев им, использовать энергию атома. Вы самонадеянно называете это управляемой ядерной реакцией. Какой бред! Вы научились расщеплять, но не знаете, что делать с отходами! Какая безответственность перед ЖИЗНЬЮ! А ваши методики позволяют лишь единицам сохранить самостоятельное мышление - и какой чудовищной ценой.
Помолчав, он продолжил:
- Давай рассмотрим твое главное неверие. У меня есть надежда - ты поняла, что мы не занимаемся золотом. Это не цель. Итак - процесс трансформации. Ты усомнилась,  что это возможно. Она еще больше удивилась. Неожиданно ее окатила волна смущения. Он знает ее мысли? Откуда? Все?
 Его голос вернул ее:
- Пустое. Не стоит тратить на это время. Продолжим, не отвлекайся. Язык сохраняет отголоски понимания гораздо дольше. Вспомни, что вы говорите об ОГНЕ. Очищающий огонь. Вы и сейчас иногда прыгаете через костер и жжете свечи, но  язычники, веря, получали желаемое. Для вас это становится метафорой, а чаще просто забавой.
«Это должно отгореть» – устойчивая фраза. Что она означает? Состояние, в котором находится человек, должно измениться. Не вдруг. Должно пройти время.
«Огонь любви. Огонь страсти» - оставим без комментариев. Не напрямую, но об этом же – вы говорите, что обсуждение достигло высшей точки накала,  высшей точки кипения. Это уже интересней. В процессе есть этапы, и есть точки перехода. Ваша наука называет их точкой фазового перехода. Слышала? -  он повысил голос и продолжил:
-  Возьмем самый простой пример. Процесс кипения. Вода - пар - вода. Или посмотри в переносном смысле. Она глубоко задумалась. Открыть глаза ее заставил телефонный звонок. Она стала осматриваться, ища Дорна. Но не его, не Бабочки не было.
Зазвонил телефон.
Подруга, весело сообщила ей, что купила очаровательные свечи – ну какое Рождество без них?!
Она согласилась, улыбнувшись.

 Глава 3

 Было утро. Она завтракала. События последних дней внесли смятение в ее размеренную жизнь. Она пыталась понять, как она к этому относится. Однозначной оценки не было. Размеренная жизнь стала ее тяготить. Предательство мужа, развод - от этого не осталось даже ряби - удивительно, но то, что, казалось, она не в силах будет пережить, ушло как-то само собой, когда стало понятно, что кроме привычки их ничего давно уже не связывало.  Жизнь превратилась в череду комфортных, но однообразных дней - работа, встречи с друзьями, поездки, опять работа...

Она прошла в спальню и села перед зеркалом, придирчиво всматриваясь в изображение. На нее внимательно смотрела женщина – не красавица, но достаточно интересная - взгляды людей не соскальзывали равнодушно, это она знала и давно принимала их как должное. Карьера
- спокойная, но уверенно набирающая высоту, хотя для нее это давно ничего не значило. Сын - давно взрослый, у него своя жизнь, хотя отношения сохранялись теплые. На нее смотрела спокойная, знающая себе цену, женщина.
Это портрет со стороны. А что же внутри? Себя не обманешь. Внутри  пустота, отсутствие подлинного интереса к жизни.
Печальный портрет - подумала она, вставая .  Ничего не предвещало перемен, тем более значительных. В ее жизни появилась Бабочка. Было совершенно не понятно, почему она появилась  именно сейчас. Ей никогда не приходилось слышать ничего подобного от своих друзей. Возможно, Бабочка прилетала и к ним, хотя как это можно кому-то рассказать?

Она  поняла, что отсутствие понимания причины произошедшего - это то, что не отпускало ее не на минуту.
С чего все началось? В один из вечеров ей стало грустно на дне рождении знакомой. Юбилей отмечался пышно, гостей было много и, вдруг, почувствовав себя особенно одиноко, она вызвала такси и, не попрощавшись, уехала. Дома, не переодеваясь, она подошла к книжному шкафу - захотелось уютно устроиться и почитать. Взгляд упал на книгу, которую купила случайно, довольно давно, но так и не открывала. Вначале она лениво перелистывала страницы, читая поверхностно. Через час ей захотелось спать, но она так уютно пригрелась в кресле, что все же, продолжила чтение.  Сейчас она пыталась вспомнить, что ее поразило тогда. Ах, да, это было при чтении главы с довольно странным названием  - «Телософия не оккультизм».

Она всегда равнодушно относилась к астрологии, посмеиваясь над подругами, а оккультизмом в ее окружении никто не интересовался. Собираясь прочитать главу «по диагонали», она не только прочитала, но и перечитала ее. Это был ГИМН ЖИЗНИ и ЧЕЛОВЕКУ. Она тогда почувствовала - наконец она нашла подтверждение своим давним догадкам. Общий для всех рисунок жизни - родилась, училась, вышла замуж, родила, работала, не давал ей ответа на детский вопрос – ДЛЯ ЧЕГО Я РОДИЛАСЬ? Важно ли выполнить свое предназначение, прежде чем смерть оборвет пребывание на Земле? Для чего родились другие люди? Для продолжения жизни? Но это почти автоматически происходит. Люди же такие разные!

Теперь она знала, что правильно говорить - с какой целью, а не для чего. Цель, осознают ее или нет, пронизывает всю  жизнь человека.
Было не так важно, что именно написано в книге. Важнее было другое – взглядов на мир может быть множество. То, что принято в мире сегодня – не истина в последней инстанции. Автор той книги излагал свой взгляд, и делал это достаточно интересно.
Ее воспоминание прервал привычный гул и шелестящий смех Бабочки. В ответ на свою улыбку она услышала:
-  Что улыбаешься? Пойдем, я покажу те, - она не успела расслышать последние слова, рев пламени нарастал.

  Глава 4.

Это был не гул пламени, как она подумала раньше. Она ничего не видела, но начинала понимать, что Бабочка приготовила ей нечто новое. В полной тьме включаются другие механизмы восприятия, но пока она понимала одно - они движутся, и становится все прохладнее. Гул перерастал в рев. Подхваченная воздушным потоком она неслась, не понимая происходящего. Где они и что же вокруг? Безмолвие Бабочки настораживало.
Все мгновенно изменилось – она увидела землю, до смешного маленькие дома и машины. Она парила, не испытывая ничего. Странно, ей всегда казалось, что парить над землей – это невероятное блаженство.
Быть свободной, как птица! Мечта  многих поколений. Она стала прислушиваться к происходящему. Странно, но одновременно в себе она ощущала множество потоков, которые причудливо меняли свое направление. Она взмывала ввысь, земля исчезала и вместе с ней исчезала возможность определять что-то. Бескрайние водные просторы, на миг показавшиеся между облаков, очень скоро исчезли. Она закрыла глаза, прислушиваясь к внутреннему голосу.

Сколько прошло времени – она не знала. Легкий толчок заставил ее открыть глаза и оглядеться. Пространство медленно обретало привычную плотность, и она начала различать каменистый уступ, с которого открывался панорамный вид. Ветер свистел в ушах. Она подумала, что история начинает ее утомлять. Ей захотелось домой. Вдруг волна страха прокатилась по всему телу.
- Где же эта Бабочка? А если она не появится, что я могу сделать в этой глуши? - с раздражением подумала она.  Ветер постепенно стих, и закатное солнце осветило все вокруг удивительным светом. К ней вернулось внешнееспокойствие. Она хотела продолжить прерванное размышление, но мысли не текли плавно, вытекая одна из другой. Они дерзко врывались, перебивая друг друга, лишенные какой-либо логической связи:
- Что все это значит? Кто распоряжается мной? - Дорн говорил о сокровище, которое находится в человеке, а не вне него.
Что за бред? Что во мне может быть драгоценного?
Телософия утверждает - она принципиально отличается от всех тем, что использует силу только человеческую.  Прошлое и будущее симметричны, они могут быть изменены.  Достаточно изменить одно и измененное меняет и зеркально ему противопоставленное. Они взаимосвязаны и зеркальны. Звучало это слишком просто.  А что такое – НАСТОЯЩЕЕ? Это когда прошлого уже нет, а будущего еще? Это МГНОВЕНИЕ, когда прошлое не тянет в свои сети прошлых переживаний, а будущее не кажется прекраснее этого мгновения? В такие мгновения все возможно, можно все начинать заново. Но как попасть в это мгновение? Ничто не исчезает бесследно. Отсутствие видимых носителей не говорит о полном исчезновении. Как же найти пути к своим силам, силам человеческим? Если я и есть Родовой человек, то опыт тех, кто жил, живет и будет жить – он во мне. И мечты всех и надежды. И возможности.

- Опять бред. Будь реалисткой, ты не можешь даже снять себя с этой горы, ты здесь и погибнешь по чьей-то воле. Нет, не хочу, кому я мешала?
- она понимала, что начинает паниковать.
- Так, что там говорилось о моих возможностях?
- При чем здесь твои возможности – даже твои желания не твои вовсе - они продиктованы стереотипными установками.
- Да, я же согласилась с этим, читая книгу. Чье желание – отправить меня к черту на кулички и бросить?
- Алхимики, меняя себя, проецировали внутренние изменения на химические вещества, вернее на процесс, происходящий в тигле. Состояние процесса в колбе говорило им о состоянии и реальности происходящих в них изменений, защищая от самообмана. Они десятилетиями нюхали всякие гадости – и чего добились? Нашли сокровище? Жизнь на глупости потратили!

Она вскочила от внезапного грохота камней, в страхе оглядываясь по сторонам, ища хоть какое-то укрытие. Но его не было. Ее удивление возросло многократно, когда она увидела контуры приближающейся Бабочки в последних лучах уходящего солнца. Каждый взмах ее крыльев сопровождался камнепадом. Она отпрянула, без надежды найти укрытие. Голос Бабочки был удивительно спокойным:
- Скажи, пожалуйста, ты веруешь? Ну конечно, я видела тебя в храме. Так куда же она подевалась – твоя вера? Где же хотя бы одно слово молитвы о помощи? Или смирения принять даруемое испытание? Или попытка найти с молитвенной помощью возможность спуска? Напрасно я ждала. Одно себялюбие и желание переложить ответственность на других. С каким умилением ты готовилась к приему друзей в Светлый Праздник, сколько милых покупок было совершено. Так что вы праздновали?
- В  чем  ВЕРА твоя? ТЫ ВЫНЕСЛА ПРИГОВОР Дорну,  будучи сама НЕ В СОСТОЯНИИ УПРАЛЯТЬ ДАЖЕ ПОТОКОМ СВОИХ МЫСЛЕЙ. Прав Дорн, отказавшись принять тебя вторично, - она замолчала. Пауза затягивалась. Мгновенно осознав, что теряет нить спасения, в звенящей тишине она, как со стороны, услышала свой дрожащий голос:
- Скажи, Бабочка, ничего нельзя поправить? Я просто умру, если утрачу шанс к изменению себя. Вместо ответа она почувствовала привычное тепло своего пледа и, как ей показалось, Бабочка ласково коснулась крылышком ее щеки…

Глава 5

 Проснувшись, она долго не открывала глаза. Она лежала и вспоминала свой сон, пытаясь определить границы, разделяющие его и события, которые ей пришлось пережить недавно. Это было совсем не просто сделать.
Она вспомнила, что засыпая, успела подумать – какое это счастье, спать у себя дома. Но проснувшись, она размышляла уже о том, спала ли она. Нужно вспомнить все по порядку, иначе будет беда! Как только ресницы перестали дрожать, она сначала почувствовала, а потом вновь на мгновение  увидела  в бесконечном пространстве теплого света молодую женщину, совершенно ей не знакомую. Внешних источников света не было, но она отчетливо  видела устремленный  не к ней взгляд.
-  Кто это, - подумала она.
В это время раздался телефонный звонок. Она резко села, пытаясь дотянуться до телефона. Это звонил сын. Она с трудом слушала, возвращаясь в реальность.
Сын беспокоился – она не вышла вчера на связь. Была  среда. Они много лет именно в этот день общались, хотя бы накоротке.


Объяснить сыну по телефону причину своего отсутствия она не могла, да и не хотела. Он сказал ей, что сегодня занят, но попросил посмотреть почту и ответить.
Сварив кофе, она села у компьютера. Быстро найдя сообщение сына, она начала читать. Он спрашивал, по какой ссылке она нашла  книгу. Он ее, к сожалению, еще не успел посмотреть, а вот отец прочитал и скинул цитату, которая его заинтересовала: Отсутствие ложных религиозных доктрин означает построение себе судьбы и миров посмертного существования в соответствии с исповедуемой религией, которая не только определяет, но и делает действительными эти миры и судьбы, совокупной мощью живых и умерших верящих душ.
Она дрожащей рукой поставила на стол чашку. Да, она помнила это место в книге и тоже мысленно выделила его в момент чтения. Но не это заставило ее сердце похолодеть.

Они развелись, когда сын уехал учиться в другой город. Домой он так и не вернулся и вопрос о том, с кем ему жить не вставал. Странно, но именно после развода они сблизились с сыном. Подростковый возраст с его сложностями был позади. У них очень медленно, но сложились, теплые, доверительные  отношения.
За эти несколько лет он, ни разу, не упомянул об отце, и она считала, что он встал на ее сторону, не простив отцу предательства. Оказывается - все совсем не так - они, по-прежнему, близки, и они по-прежнему общаются.  Она сидела оцепенев.

Получается, что Бабочка права - она ничего, кроме себя, не видела? Или не хотела видеть. От пережитого утром состояния ничего не осталось. Комната помрачнела, и ей почудилось, что Бабочка находится где-то рядом, наблюдая и не выдавая своего присутствия.  Медленно вставая, она еще не знала, как поступит. Она знала только одно
- прежней жизни уже не будет. Хочет она того или нет – ей придется во всем разбираться. Пока еще не поздно.
Вот уж верно говорят, что если хочешь насмешить Бога - расскажи ему о своих планах. Прошла неделя, но она так и не смогла побыть сама с собой. Дела взяли ее в плотный оборот - все было срочно, все требовало ее участия или присутствия. Она так уставала за день, что вечером  засыпала, едва коснувшись подушки. Ей уже стало казаться, что ничего не было, она переутомилась и Бабочка - это сон наяву, она читала, что такое бывает.

Сегодня была среда - день их общения с сыном. Включив камеру, она привычно устроилась у монитора. Через несколько секунд родное, такое любимое лицо, возникло на экране. Она увидела его взволнованным. Глаза выдавали бессонную ночь, что в его возрасте, впрочем, естественно, успокоила она себя. Вдруг возникли проблемы со звуком. Такое случалось и раньше, но крайне редко. Сын показал ей, что позвонит.
Совершенно неожиданно для себя, вместо привычного приветствия, она сразу задала ему вопрос:
- Ты видишься с отцом?
Сын не смог скрыть своего удивления, голос дрогнул и, после паузы, он сказал сдавленным голосом:
- Да.
То, что произошло дальше, ошеломило ее. Обида, гнев, отчаяние – все это обрушилось на нее, не оставив и следа от недавнего спокойствия. Как хорошо, что телефон лежал на диване, и, взяв его, она не вернулась к монитору. Она хотела закончить разговор, но вместо этого резко спросила:
- Ты бываешь в его новой семье?
Опять наступила мучительная пауза, после которой сын спокойно спросил ее:
- В какой семье, мама?

Все, с нее хватит, надо закончить этот мучительный разговор, с раздражением подумала она.  В это время сын, как ей показалось, с улыбкой сказал то, что она услышать не ожидала:
- Он не женился и никогда не собирался этого делать.
Сил продолжать разговор не было и она, не прощаясь, нажала кнопку.


Глава 6
Время остановилось. Она сидела неподвижно, как каменная. В голове прокручивалась, не останавливаясь, одна только фраза сына «Он не женился и никогда не собирался этого делать».
ОНА УЖЕ ХОТЕЛА ВЫКЛЮЧИТЬ КОМПЬЮТЕР, КОГДА УВИДЕЛА, ЧТО ПРИШЛО НОВОЕ СООБЩЕНИЕ. Адрес был не знакомым. Помедлив несколько секунд, она все же решила его посмотреть. Да, день сюрпризов продолжается, подумала она и начала читать: «Хочу поблагодарить тебя за совет прочитать книгу. К своему удивлению я ее сразу перечитал. А вчера кое-что написал. Возможно, тебе понравится. Да, прости, конечно, что я воспользовался случайно твоим советом сыну».
И все. Не было обращения к ней, не было каких-то объяснений. Дальше просто шел текст, который она машинально начала читать:

 «Вы, вероятно, устали. Я расскажу Вам сказку. Сказка эта о Душе, о том, как она заблудилась и как была спасена.  Душа была волшебницей – она была всем и ничем. Она жила во время ОНО. Захотелось ей поиграть, стала Она Человеком. Что произошло с Душой – Человеком дальше? Не спеши, слушай. Я расскажу тебе о приключениях Человека – ты еще не забыл, что это Душа так нарядилась?
Игра эта была не простая. Если не нарушишь договор, не зайдешь за черту, Мир души сохранится - будешь всем и ничем, будешь мгновением, будешь жизнью. А если нарушишь - пеняй на себя, превратится черта в зеркало, попадешь в Царство времени - в вечность. Куда ни пойдешь – везде будешь ты: и в прошлом, и в будущем, сколько не ходи. Только себя ты забудешь. Душа спешила и не придала серьезного значения этому условию. Да и представить себе она не могла такое – она себя забудет.

Душа-Человек заступил за черту, войдя в игровой круг, и увидев себя в зеркалах, очаровался своим отображением и забыл все, о чем он, как Душа, знал. Это одномоментное, многократное отображение его, растянутое во времени, так поразило его, что он стал прилагать усилия для его сохранения. Он поверил в реальное существование увиденного, рассматривая себя со всех сторон, но забыл, что это ЕГО отображения. Он отождествился с этим миром  и решил, что ОНИ – его гости, что он их пригласил, что ОНИ – ИНЫЕ.
Они и были иными по отношению к нему - они были только  его отображениями, они не могли существовать в его настоящем мире, на черте, самостоятельно, они зависели от него, они входили в его мир только в нем, как часть его. Но он все напутал, забыв свой мир, он стал им служить, полагая, что это он от них зависит. Он жил в ЗАЗЕРКАЛЬЕ - он оказался в ловушке, в плену своих отображений. Он заигрался и забыл, что он Душа. Он не перестал слышать ее шепот в себе, хотя утратил возможность разбирать слова.  Он хотел понять, что же это шепчет так тихо, но не мог.
Он мучительно искал выход. Искал он его давно и везде, но вне себя, а он, выход, в нем.  ВЫХОД этот есть ВХОД в себя – возвращение к себе – восстановление себя, выход из Зазеркалья и возврат к жизни. 

Выход - вход может найти только он сам. Только он знает своих духов.
При этом он как был, так и оставался собой. Но он утратил чувство ценности себя, он забыл свой мир.
Он разделил себя, растворил себя вовне. Он отвечает за Зазеркалье. Он создал Духов. Это он позволил им управлять собой. Они жили вместе, и теперь он не может их просто бросить. Он может спастись только вместе с ними, если найдет путь. Он может вернуться в свой мир, если  найдет место для них в своем мире.
Ты спрашиваешь, есть ли условие, которое может ему помешать? Он может это сделать при условии, что он вспомнит, что он Душа,  вернется на черту, выйдя из царства Времени и выведет оттуда своих духов. Он должен понять, что они не иные. Это он.  Тогда Он станет для них путем, тем светом, который всегда светит.
У него появится возможность вновь стать тем, кем он всегда и был
- Человеком - Душой. Но после этого путешествия, обретя вновь себя, он станет Человеком Сущим. И начнется новая игра…
P. S. Я вспомнил то время, когда мне часто приходилось сочинять сказки. Думаю, что не случайно...»
И все. Больше ни слова.

Глава 7

Она перечитала сказку, пытаясь понять зашифрованный в ней смысл. Ей удалось справиться с охватившим ее гневом. Вторичное предательство, теперь уже сына, собрало все ее существо в плотный клубок. Было ощущение, что он настолько туго скручен, что чувства отступили, уступая свои права рассудку. Надолго ли? Она знала, что после этого может наступить отчаяние, которое все сметет на своем пути. Так и не найдя конца волшебного клубка, который мог привести ее к пониманию, она резко встала. Еще не зная, как будет действовать, она все же машинально сбрасывала вещи в дорожную сумку.
 
Вход и выход - одно, - так, кажется, он написал. Тогда она начнет с самого начала. План стал медленно проявляться в ее сознании. Она решительно вышла из квартиры, никому не сообщая о своем отъезде.
Чувство ответственности, воспитанное в ней с детства, заставляло ее предельно внимательно вести машину. Итак - вход. С чего все у них началось? Даже спустя годы все произошедшее казалось ей не очень реальным.
 
Ей было 19, она была обычной студенткой, может быть более других сконцентрированной на результате. Это итог давней детской истории. Она долго была единственной дочкой и внучкой, всеми любимой. Рождение брата было  для нее, как и всех членов семьи, желанным событием. Когда она оставалась с ним наедине, все было замечательно.
Поведение взрослых очень скоро стало причинять ей боль. Пока он был совсем маленький, она не переставала быть для них интересной. Но каждый месяц усиливал ее боль. Взрослые, едва войдя в комнату, устремляли все свое внимание к нему. Ей же доставался вопрос, от которого  очень скоро хотелось топать ногами или бежать из дома - Как дела в школе? Как успехи?
 
Достаточно быстро она поняла, что как раньше больше не будет. Никогда. Она видела, как бесконечно нудно воспитывают, убеждая в необходимости хорошей учебы, ее соседа. Было понятно, что если прежнего внимания не будет, то нудных моралей взрослых ей необходимо  избежать. Такое  внимание ей не нужно. Лучше уж быть одной в своем мире. Ей  показалось, что она  помнит себя той девчонкой, до деталей обдумывающей свою новую жизнь. Хорошая учеба, четкое выполнение  требований, им же нужна не она, а ее успехи – и ты свободна. Ты  им не интересна, просто скажи – все хорошо, покажи распухший от пятерок дневник - и они оставят тебя в покое. Это не сложно.
Ее удивило новое открытие - она так и шла по жизни все эти годы.  Внешне могло показаться, что она целеустремленный человек, твердо идущий к намеченной цели. А на самом деле она так и осталась той девочкой, которая выбрала одиночество, не по-детски высчитав его цену.

Наконец она поняла причину внутреннего равнодушия к своим внешним успехам. Она по инерции делала все ради одного – ее должны оставить в покое. Подлинной цели в жизни у нее не было. Сейчас речь шла не о ней, она сердито тряхнула головой, отгоняя воспоминания о далеком детстве. Руки похолодели от одной мысли, что она не сможет найти ключ к пониманию произошедшего с ними и навсегда останется одна в своем выдуманном мире.
 
Воспоминания вернули ее в тот праздничный день, когда все началось.
Она задумалась, подойдя к окну. Нет, она не выросла нелюдимой, просто ей стало жарко, а из окна тянуло прохладой, напоенной запахом цветущей сирени, дурманящей и зовущей одновременно. Когда он подошел и задал свой вопрос, она вздрогнула от неожиданности и начала внимательно рассматривать его, скрывая за сосредоточенным взглядом свое смущение:
- Верите ли вы, что я сделаю вас счастливой?

Она продолжала рассматривать его. За смущением пришло удивление. Он настаивал на ответе, что ей показалось не слишком уместным, и она уже хотела отвернуться. В этот момент порыв ветра отогнал ветки деревьев, обнажив фонарь под окном. Его свет упал ему на лицо, и она впервые увидела эти глаза - в них не было ни капли лукавства. Взгляд был по-детски открытым. Она неожиданно для себя утвердительно кивнула. Дальше все было как во сне. Он опять поразил ее, когда вдруг спросил:
-  Что же мы воруем мгновения у нашего счастья?

Его родственник работал в сельской администрации, где их, вопреки всем инструкциям, расписали через два часа после приезда. Они успели на последнюю электричку, возвращаясь со смехом, не понимая еще, что их жизнь совершенно изменилась. Они решили, вернее это он решил, а она согласилась – не возвращаться домой, а сразу поехать к его знакомому, который жил у озера на маленькой научной станции. Их переполняло чувство свободы, и они были беззаботно открыты, в силу молодости, навстречу своей судьбе…


Глава 8

Она резко затормозила. Поворот к озеру должен быть где-то рядом.
Проехав минут десять, она увидела указатель, и смело свернула, удивляясь не столько его современному виду, сколько самому факту его существования. Дорога плавно изменила свое направление и сквозь редеющую листву она увидела водные блики. Еще несколько минут и она в полной растерянности парковала машину среди десятка стоящих уже иномарок. Чуть в стороне она увидела дом и, не теряя времени, направилась к нему. Навстречу к ней уже спешил приятный молодой человек.
 
- Да, она может снять домик или комнату, что же входит в ее планы? - он спрашивал и одновременно оценивал ее материальные возможности.
И здесь, в лесу, это был тот же взгляд, которым встречают туристов в разных концах света. С трудом скрывая разочарование, она попросила показать домик, если его окна выходят к озеру. Через полчаса все формальности были улажены. Она оставила вещи и отправилась перекусить. Официант предложил ей пройти на маленькую терраску, где стоял всего один столик. Он принес ей чай и бутерброды, сообщив, что ужин начнется часа через три, а сейчас все отдыхают. Она присела, рассматривая вид вокруг. Стояла тишина, но как ей показалось - угнетающая.

Быстро выпив чай, она решительно встала и, не задерживаясь, пошла в свой дом. К ее удивлению все было сделано со вкусом и продумано до мелочей. Приняв душ, она решила полежать - дорога давала о себе знать - телу хотелось занять горизонтальное положение. Сон, вопреки ожиданию, не приходил, голова стала тяжелеть.
Она встала, открыла сумку и усмехнулась - хорошо же было ее состояние. Интересно, для каких случаев она их собирала. Развешивая вещи, почти закончив, на дне сумки она увидела книгу и решила до ужина почитать.
 
Все кругом было другое – она напрасно сюда приехала, это было очевидно.
Накопившаяся усталость не позволила ей даже думать о сегодняшнем возвращении в город. Только завтра, решила она, усаживаясь удобнее в кресло. Со стороны могло показаться, что она и вправду читает, но она перелистывала страницу за страницей, читая поверхностно, не вдумываясь в содержание, пока вдруг не остановилась, поняв необходимость вернуться на предыдущую страницу.

…Субъектом является психика, но только психика, которая сконцентрирована в своем собственном времени, в настоящем, в своем «здесь и сейчас» существовании. Только психика, которая отрешена и от захвата формами коллективного бессознательного, и от постоянного развертывания плана будущего, только такая психика приобретает свойства субъекта. И тогда наступает момент переворачивания во взаимоотношениях психики и духа. Дух из ведущего становится ведомым. Психологи давно уже обращали внимание на то, что ведущая, управляющая роль духа в отношении к психике является иллюзорной. Голова не управляет сердцем. Наоборот, желает - всегда, только психика, но желает в рамках, задаваемых стереотипными установками. Желает - психика, а дух - он только обслуживает это хотение. Но видимость переворачивается, и полагают, что дух ведет и задает цели для души.

Она отложила книгу и задумалась. Он пишет, что только психика, которая отрешена и от захвата формами коллективного бессознательного, и от постоянного развертывания плана будущего.
О чем он пишет - о ее душе, которая захвачена формами коллективного бессознательного.
Если это формы коллективного бессознательного, то осознать их она не может. Их в сознании нет. Так как же они себя проявляют?
Что это за формы? Прошлое? Она живет в нем? Нет, получатся, что это оно в ней живет. Весь опыт предшествующих поколений разных народов, который она не осознает - это бессознательные содержания, которые иногда, без спроса, когда сознание ослабляет свою цензуру, врываются в ее сны, заставляя потом так долго недоумевать – как такое могло присниться.

А развертывание плана будущего - конечно, ее душа и этим постоянно занимается. Как часто она ловила себя на том, что активно занимается тем, что ей совершенно не нужно. Но она занимается. Это внешнее соответствие теме, скорее притягивание к ней. Все, вероятно, сложнее.
Стоп, подумала она. Я начинаю читать книгу как пособие по психологии. Тогда, при первом чтении, она испытала огромное облегчение
- мир не устроен так плоско, как ее пытались убедить с детства. Да, все взаимосвязано, но именно поэтому все может быть изменено. Изменение в одной части сразу отобразится в другой. И самое главное – нет жесткой предопределенности. Да и сам процесс мышления – он тоже может быть изменен. Вопрос в ЧЕЛОВЕКЕ.

 
Не раз она замечала, что сложность восприятия текста связана с тем, насколько он находит внутренний отклик.
Сейчас она увидела в книге обращение к себе. Посмотрев на часы, она начала одеваться – приближался ужин и пропускать его не хотелось.

Глава 9

С озера потянуло прохладой, она закрыла окно и вышла. На улице ей навстречу бежала девочка:
- Вы в кафе? - неожиданно низким для своего возраста голосом спросила она и торопливо продолжила:
- Не торопитесь, они сказали, что не раньше, чем через полчаса. Рыбу поздно привезли.
 Какую рыбу? - с недоумением подумала она, но девочка была уже далеко.

Возвращаться в дом не захотелось, и она медленно пошла по дорожке, ведущей к озеру. Странно, но ностальгических воспоминаний не было. Подойдя к воде, она решила сполоснуть руки. Вода была завораживающе прозрачной. Водоросли лишь слегка вздрагивали от изредка проплывающих стаек мальков. Засмотревшись, она не вынимала руки из воды. Подводный мир казался безмятежным. Набежавшее облако плотной тенью отразилось в воде, внеся тревожные нотки. Она так и не поняла, откуда возникла эта волна, плеснувшая ей в лицо и заставившая выйти из оцепенения. На мгновение ей почудилось, будто  все озеро обращено к ней и в голове, как шелест ветра, пронеслось:
- Не расслабляйся….

Посмотрев еще раз на озеро, она  выпрямилась и направилась в кафе. У входа было оживленно. Люди общались, дети весело галдели. В зал они вошли вместе. Ее снова приятно удивило оформление - не одной фальшивой детали, все было чисто по стилю. К ней подошел официант и спросил, где бы ей хотелось сесть – одной или присоединиться к кому-то – одиночные места за большими столами были.
Ей сразу понравился маленький столик в углу - в ее планы не входило знакомство, она хотела поужинать одна, о чем она и сказала официанту. Он понимающе кивнул и проводил ее до места.  Она стала рассматривать публику, ожидая свой заказ.
Все как всегда в подобных местах - несколько семейств, приехавших вместе, две пары любовников - в этом трудно было усомниться, шумная молодежная компания сидела за сдвинутыми столами да три одиноких, как и она, человека. Вот и все. Любопытства не возникло, и она задумалась, продолжив прерванное размышление. Да, действительно, прошлое не может уйти бесследно. Ушедшие цивилизации оставили не только материальные памятники, хотя, возможно, некоторые не оставили и такого следа. Ничего. Возможно ли такое?

Размышлять об этом с опорой на свой опыт нельзя. Очень скоро можно начать приводить себе примеры, иллюстрирующие «понимание», такого свойства: многие соотечественники искренне уверенны, что матрешка и пельмени принадлежат их культуре. Однажды она была случайной свидетельницей  спора, едва не закончившегося дракой, когда аргументы были исчерпаны. Что же говорить о давно ушедших цивилизациях! Этого опыта нет в сознании, но, действительно, все предшествие живет в нас, стало нами, мы принимаем его за себя.

С одной стороны – прошлого уже нет, а с другой – оно присутствует в нас.
- Так, -  подумала она,  -  а что же с будущим?
Перед глазами ярко встала картина - она в примерочной комнате  рассматривает себя в зеркалах. В одном зеркале - вид сзади, в другом – она смотрит на себя. Изображения разные, но стоит ей чуть поменять положение и они послушно меняются, причем меняется в обе стороны.
Прошлое и будущее - симметричны. Согласна. Настоящее - человек, это он отражается, и он, конечно, может изменить отражения. Если его позицию по отношению к зеркалам принять за настоящее.
Она весело рассмеялась, что со стороны выглядело странно:
- Довольно, так я все превращу в фарс или совсем закрою себе путь к пониманию Телософии, - подумала она.

Глава 10

Она уже собиралась уходить, поужинав довольно быстро, когда к ней подошел официант и сочувственно сказал, что сожалеет – сегодня хозяин в отъезде и ей не удалось его послушать. Она удивленно взглянула на него:
- Какой хозяин? Какие песни?
Тогда уже официант, смотря на нее с изумлением, спросил ее:
- А зачем вы приезжали?
Неожиданно для себя она ответила ему вопросом: 
- Что стало со старой научной станцией на берегу? - снесли в угоду бизнесу? - она уже сожалела о сорвавшемся вопросе, но он совершенно спокойно стал ей объяснять, что станция  стоит на своем старом месте, а база отдыха - на своем. Наступил ее черед удивляться:
-  Где стоит? Я не доехала? - он кивнул в ответ.

Ей захотелось немедленно сесть в машину, но официант, как бы прочитав ее мысли, сказал ей, что туда можно пройти только пешком – хозяин запретил въезд туристов на машинах. Да и без машин, собственно. Там особая зона, можно что-то нарушить. В любом случае - лучше подождать до утра, вечером можно  заблудиться.
Она вышла на улицу взволнованной. Так вот почему в ней ничего не откликнулось, только озеро… Она сразу напряглась, вспомнив этот странный, обращенный к ней шелест волны - «не расслабляйся….».

Овладев порывом, который чуть не толкнул ее к безрассудному желанию отправиться на станцию немедленно, она спокойно пошла по дорожке.
- Конечно, утром, - решила она, открывая дверь своего домика. Она хотела включить свет, но услышала знакомый голос Бабочки, в котором сегодня не было иронии:
- Не стоит тратить время, пойдем…

После этих слов темнота на мгновение высветилась и она почувствовала, что стремительно падает вниз. Это не было парением, она, скорее, ощущала себя булыжником, который, случайно сорвавшись с края обрыва, продолжал движение хаотично, сочетая удары о попадавшиеся выступы с мгновениями падения, сопровождавшимися грохотом сорвавшихся камней, не представляя, чем это движение может завершиться. Холод усиливался, потянуло сыростью.

 Все закончилось так же неожиданно, как и началось:
- Скажи себе свою любимую фразу - сделай лицо, и пойдем, нас ждут, - сказала Бабочка, увлекая ее по направлению тусклого луча света. Они вошли, и она сразу узнала это место. Навстречу ей шел Дорн. Он знаком пригласил её пройти ближе к камину, указав на топчан и приглашая присесть. В его фигуре была сегодня многозначительная стать. Выдержав паузу, он тихо начал говорить, не переставая пристально вглядываться в ее глаза:
- Не скрою, решение о нашей повторной встрече далось мне трудно. С одной стороны я благодарен тебе - твой неподдельный интерес к моему трактату сделал возможной нашу встречу. С другой стороны - я был в недоумении, поскольку не раз представляя такую встречу мысленно, я видел ее, как встречу с ученым мужем. Ты же умудрилась не впустить почти ничего из того, что в тебя вкладывали, но при этом сохранила возможность открытости к Образам. Это делает нашу встречу хотя и совершенно отличной от того, что я себе представлял, но, тем не менее, интересной.

Я стал размышлять о цели пересечения наших линий, о том, чем я могу тебе помочь.
Ты дала мне возможность увидеть мир сегодняшний, ты проводила меня в новое пространство ТЕЛОСОФИИ и в ответ я хочу тебе помочь.
Слушай меня сердцем, ум сможет лишь иногда прислуживать ему.
Никто, кроме тебя, не может пройти твой путь. Я не могу стать даже тем придорожным камнем из сказок, на котором обозначают итог пути: направо пойдешь…, налево пойдешь… Даже  место, где тебе предстоит делать выбор, ты будешь определять сама. Я могу лишь ненадолго осветить те магистральные пути, которые проходят по твоей судьбе.
Повторю еще раз - выбор за тобой!

Глава 11

Все, что происходило – не укладывалось в ее сознании:
-  Люди не умирают? Они просто живут в другом месте, в другом измерении?
Дорн продолжает вести свои опыты, добавляя в сосуды все новые и новые вещества? Они существуют в параллельных мирах? Они не могут приходить в наш мир самостоятельно. Такое возможно через реально живущих?  -  в голове проносилось огромное количество вопросов.

Они сыпались как из рога изобилия, но твердый голос Дорна оборвал их:
- Женщина, будь последовательной, - он усмехнулся, подумав про себя:
«Кому я говорю это, где женщина и где последовательность»!
Никакой мистики не нужно, теперь она усмехнулась, поняв то, о чем он подумал - как любят мужчины, оказывается и такие не обычные, обманывать себя.
Дорн быстро перевел взгляд на нее и уже серьезно сказал:
- Сначала выслушай меня.

Он сел рядом. Бабочка, устав от трудного пути, затихла на ее плече. Пространство внезапно растворилось, вновь посеяв в ней панику.
Дорн, голос которого звучал со всех сторон и внутри неё одновременно, сказал ей:
- Неужели ты до сих пор не поняла, что комната нашей встречи точно повторила твои представления о ней, именно так ты представляла себе жилье АЛХИМИКА. Но ты забыла, что мой земной путь завершен.
Она тихо спросила его, почти со страхом ожидая ответ:
- Так тебя нет на самом деле?
После небольшой паузы она услышала знакомый голос, и удивительное спокойствие разлилось по всему телу:
- Ну что ты - я есть, но теперь все выглядит иначе. Давай не будем забегать вперед. Не бойся, - услышала она, проваливаясь в кромешную тьму…

Она с удивлением обнаружила, что опять перестала воспринимать границы своего тела. Но то, что за этим последовало, привело ее в ужас - она переживала такие состояния, которые бывали иногда во сне, страшном сне, жутком сне, когда страх сковывал все ее существо, лишая возможности движения. Ей показалось, что она одна в этом царстве ужаса. Но Дорн был рядом, она услышала его:
 
- До тех пор, пока ты не перестанешь воспринимать себя в границах своего тела. Наступила мгновенная пауза, но она успела понять, что он подумал:
- хотя и прекрасного тела, - ох уж эти мужчины!
Такой передышки от страха оказалось достаточно - самообладание начало возвращаться к ней.
- Ты не найдешь выход, а будешь ходить по кругу.

Дорн без паузы продолжал:
- Человек является биологическим существом. Да, он выделяется среди своих биологических собратьев наличием сознания. Но имеет и много общего. Сколько версий о происхождении Человека и Сознания! Среди них есть много  не только бредовых, до смешного плоских, но и весьма любопытных. Ни одна из них не дает ответа. Человек многогранен
- он и индивидуальное, и родовое и биологическое существо.
Делая акцент на одном, мы теряем надежду  увидеть целое.
Он замолчал и на нее со всех сторон опять навалился ужас и, как ей показалось, странные горящие красные и желтые огоньки вспыхивали то там, то тут, а возможно они сопровождали их с самого начала. Все вокруг стало медленно закручиваться и последнее, что она услышала, были слова Бабочки:
- Я же говорила вам, что она еще не готова…

Глава 12

Она прислушалась, не открывая глаза, пытаясь понять, где она. Она медленно просыпалась, стараясь не вспоминать недавно пережитое,  понимая, что это не было сном.
Комната наполнялась утренним светом, но вставать не хотелось. Перед глазами поплыли картины ее жизни, но двигались они как кадры домашнего ролика, не очень умело смонтированные под полюбившуюся музыку.

Все складывалось  гладко. На последнем курсе родился сын, мальчик был здоровым и спокойным. Первое время она часто выходила на балкон, где он спал, и прислушивалась к его ровному дыханию. Они, смеясь, звали его чемпионом.  Он  рос, не создавая проблем и не требуя к себе особого внимания родителей. Или ей так казалось? У нее была красочная книга по уходу за ребенком, где все было точно расписано, и она старалась выполнять все положенное.

Получив диплом, она устроилась  на работу – о таком месте мечтали все ее однокурсники.  Условие было одно – второе образование. Муж не просто согласился, но сам как-то все устроил – им, конечно, невероятно повезло – они нашли настоящую няню, которая вскоре, как только они переехали в свою квартиру, стала жить у них. Она вернулась к себе на родину по семейным обстоятельствам, когда сын был уже совсем большой. С момента ее переселения к ним, почти все заботы о сыне перешли к няне.
Она, конечно, целовала его перед сном, если была дома вечером, что было не очень часто. В ее памяти нет тех милых подробностей, которые так греют сердце многих мам при воспоминании о детях.
 
Она неукоснительно выполняла одно условие, которое сама поставила
- никогда не задавала сыну формальных вопросов. Школа, кружки, секции
- этим занимался муж, его график позволял это делать. И опять она вздрогнула. Конечно, опять ложь. Так эй было удобно думать. У сына рано проявились способности, которые необходимо было развивать. Муж поменял не просто работу, он поменял все, найдя, вариант, вполне интересный и для себя, занявшись дизайном и открыв вскоре свою студию. Его проекты были успешны. Он был востребован и имел возможность заниматься сыном.
 
Их финансовое положение стало качественно иным. Именно тогда возникла традиция, которую заложил сын – он написал свое желание на листочке и положил под елку. Муж всегда умел устраивать сказку. Утром, когда они читали записки и обменивались подарками, «неожиданно» раздался звонок, и им вручили заказное письмо. Конверт был празднично оформлен и сын, сгорая от нетерпения, разорвал его, чуть не повредив билеты, которые были внутри. Сын стоял, широко открыв глаза,  не веря еще, что его желание - поездка втроем, может исполниться вот так, сразу. Эти глаза, полные восторга, она помнит и сегодня. Но никогда она не задумалась о цене, которую заплатил муж за их комфорт. Сожалел ли он об оставленной работе, друзьях - все это незаметно ушло из его жизни, она никогда не думала об этом, принимая как должное все перемены в его судьбе.

Её окатила волна стыда – что же она наделала? Её мальчик рос один, без нее. Как такое могло случиться? Когда она стала отдаляться от них? Конечно, это она уходила от них, расставляя приоритеты своей жизни. Она села и заплакала. Слезы сами собой, градом, не касаясь щек, стали падать вниз. Она взяла телефон, но рука  так и повисла в воздухе. Что она может сказать ему?
Слезы были такими солеными, что глаза, отвыкшие от них - она даже не могла припомнить, когда это было в последний раз, стало щипать. Она вскочила и побежала в ванную. Стоя под душем, она пыталась успокоиться, но это ей не удавалось. Едва промокнув полотенцем волосы, она бросилась на кровать, уже не пытаясь сдерживать рыданий.
Перед глазами возникло лицо сына, ему лет 11, он робко приглашает ее на  выставку. Да, она, кажется, ходила с ними, но как всегда, не приняла это как событие. Парадный семейный выход, не больше. Гораздо позже она узнала, что программа, которую представил сын, была замечена, и именно эта выставка во многом определила его судьбу.  - Как такое могло случиться? Я же их любила, и мужа, и сына, но они сближались, а мне не находилось места в их мире, - волна жалости к себе накрыла ее с головой.

В этот момент она услышала язвительный смешок Бабочки и ее голос:
 - Бедная ты бедная! Как же тебя обижали! - Бабочка продолжила, но ее голос стал равнодушным:
- Напрасно я надеялась, что ты увидела себя. Ты мне скучна, я ошиблась.
Затаив дыхание, внутренне сжавшись, она ждала продолжения. Время шло, но ничто не нарушало звенящей тишины. Она сидела в полной растерянности, не зная, что ей делать. Бабочка, конечно, права – она и плача попыталась ускользнуть от правды. Ей вдруг стало стыдно, нестерпимо стыдно! Как просто размышлять об эпохах, цивилизациях, но как трудно признаться себе - ты сама все это сделала.
- Вспомни, когда ты впервые ревностно перехватила восторженный взгляд мужа, обращенный не к тебе, а к сыну? Вспомнила? - мысленно спросила она себя.

Ей хотелось исчезнуть, раствориться, закричать, но она понимала, что от правды нельзя больше прятаться. Да, все было именно так - увидев очередной восторженный взгляд - сын, конечно, его заслуживал, он был в том возрасте, когда не только каждый день, но и каждый час дарил ему открытия, она отошла в сторону. У нее резко испортилось настроение, но она не придала тогда этому значения. Если бы все можно было вернуть!

Волны стыда накрывали ее вновь и вновь - она никогда не делала это осознанно, а должна была, хотя бы просто сесть и подумать, что происходит с ней, с сыном, с мужем. Нет, она шла по накатанной колее, как в детстве - она стала все больше отдаляться от них, замыкаясь в себе и находя все новые интересы, требовавшие ее отсутствия дома.
 
И конечно,  это не правда, что ей в детстве было не важно - видят они ее успехи или нет. БЫЛО, БЫЛО важно, но она хотела искреннего внимания к себе. Так и позже, она, взрослая женщина, стала бороться с сыном за внимание мужа. Ей казалось, что его успехи интересуют и радуют мужа, а она, со своими событиями, стала ему просто не интересна. Она легла, ошеломленная произошедшим прозрением. Сколько мучительных лет она не впускала к себе правду. Не видела или не хотела видеть?  «Свет Дорна?»
- неожиданно подумала она.

Глава 13
 
Сон, который, казалось, уже плотно взял ее в свои объятия, исчез. Она села и включила свет. Бабочки не было. Взяв расческу, она села у зеркала, решив воспользоваться старым способом, который так выручал ее в минуты растерянности. Она медленно начала расчесывать волосы – это всегда ее успокаивало и давало возможность сконцентрироваться. В такие минуты ей казалось, что время останавливается. Повернув голову, она увидела в зеркале странное отражение, скорее коллаж, который ее нисколько не удивил.

На нее смотрела, конечно, она, но такая разная и противоречивая. Теперь она знала о себе довольно много, но не все. У нее возникло ощущение, что она может войти в любое отражение, но такого желания не было.
Она увидела главное - в зеркале не было той, в которой все органично соединялось.
Устало положив расческу, она вспомнила о СИМВОЛЕ и подумала, что он удивительным образом соединяет, не растворяя, а придавая новое, более многомерное звучание входящим в него элементам - каждому и всем вместе!
-  Я хочу принять себя, - подумала она, - Принять такой, какая есть на самом деле. Легкий шелест крыльев она услышала сразу и вздохнула с облегчением - Бабочка была рядом.

Трудно, но так необходимо – она сидела, заставляя себя не двигаться, сначала нужно все продумать. Что теперь делать, как с этим жить? Может быть просто все выкинуть из головы, вернуться домой и, купив путевку, провести безмятежно остаток отпуска где-нибудь на островах, или, напротив, занять себя чем-то, не оставляя себе не минуты свободного времени.
 
Она тут же отбросила эти варианты, понимая, что как раньше больше уже не будет. Теперь, когда у нее появилась возможность преодолеть многолетнее одиночество, внутреннюю пустоту - все бросить, испугавшись? Она почувствовала, что внутренняя уверенность в правильности того, что происходит, наполняет ее. Она не знала, что будет делать потом, но то, что нужно делать сейчас - это было ясно.

Глава 14
 
- Бабочка! - тихо позвала она, - Помоги мне. Я должна поговорить с Дорном.
Она ничего не услышала в ответ. Комната стала наполняться не привычным грохотом, к которому она внутренне приготовилась, а плотной тишиной.  Глухо, а потом все отчетливее, стали появляться сначала обрывки фраз, соединить которые сразу не удавалось, но постепенно она поняла, что это их последняя беседа со стариком.
-  Странно, - подумала она, -  наши слова не исчезают?

Присмотревшись, она увидела причудливые образования, мерцающие и полупрозрачные. Она случайно касалась их, и они начинали звучать. Она, как ребенок, стала прикасаться к ним - это напомнило ей детскую игру, когда они писали записочки, скручивали их в трубочки и, тщательно перемешав в коробке, вытягивали по очереди.
Они тогда верили, что это предсказания и что все это и вправду сбудется. Она прикоснулась и услышала:

- Нет зла, привнесенного кем-то в наш мир. И в этом я разделяю положения Телософии. Человек, не справляясь с приступами агрессии в себе, проецирует ее на внешний мир и несет ответственность за зло этого мира.
- Человек пришел в этот мир, приняв его проблемы на себя, как условие рождения. Ему их разрешать – это условие он должен выполнить. Одно поколение будет сменять другое – до тех пор, пока решение не будет найдено. Мы даже можем говорить о том, что мировые религии и есть путь поиска разрешения проблемы.


Она отчетливо вспомнила серьезное лицо Дорна, когда он  говорил ей:
- Вернемся к вопросу сознания. Я должен сделать отступление.
Карл Густав Юнг, книга которого нас свела, впервые подошел к вопросу алхимии серьезно, без корыстных побуждений и предвзятостей. Именно это позволило ему во многом продвинуться, но не дойти с нами до конца. Ты помнишь, что он говорил о наличии общих содержаний в мифах и снах разных народов, живущих отдаленно не только во времени, но и территориально. Есть этапы, которые человечество обязательно проходило. Есть общий опыт. Но почти весь он находится в бессознательном. Сознание как дрейфующий айсберг, как крохотный остров в океане.
 
Бессознательное  - это то, где человек может черпать свои силы, находя новое оформление этому опыту. Это опасный путь, но он возвращает человеку его  же силы. Обращение к внешним силам губительно для человека – я разделяю это основное положение Телософии. Если человек сам, своими силами, не справится с задачей, то его место могут занять другие. Обращение к внешним силам, любым - это путь в бездну.

Она неожиданно остановилась, вспомнив цель своего путешествия. Ей показалось, что кто-то пытается ее остановить,  вовлекая в игру.
Все, о чем они тогда говорили - очень важно, но сейчас она должна увидеть Дорна и задать вопрос, на который не решилась тогда. Это был вопрос, который мучил ее с юности.  Она решительно сделала шаг вперед, не очень понимая, что за этим последует. Место, в котором она оказалась, не было ей знакомо. К ней, стремительно шагая, приближался Дорн. Недоумение, которое ей не удалось скрыть, вызвало его улыбку. Он знаком предложил ей подняться по лестнице, к которой они подошли почти одновременно.
Ее смущало все - легкость пути, она ожидала повторение прошлых спусков и всего, что их сопровождало, хотя предчувствовала, что встреча будет иной - это она сама попросила о ней Бабочку.  Бабочки рядом не было и это так же вызывало беспокойство.

 Они, молча, поднялись и прошли по длинному, вымощенному камнем, двору, в конце которого она заметила помещение, напоминающее летнее, полуоткрытое кафе.
Дорн, опять молча, пригласил ее пройти внутрь и знаком указал на дальний стол, вписанный в полукруглый балкончик. Так ей показалось, и она не ошиблась, подойдя к каменному ограждению - они находились на краю обрыва. Глубоко внизу волны с грохотом разбивались о каменистый выступ, отступая обратно и вновь повторяя свою попытку одержать верх над неприступной преградой, тысячелетиями  возникающей вновь и вновь на их пути.
 
Дорн молчал, пауза начала затягиваться. Она внутренне собиралась с силами и уже готова была без предысторий, прямо спросить его, но он жестом остановил ее и тихо произнес:
- Я хочу поздравить тебя с первым шагом, с первым самостоятельным шагом. Никто не знает, с чем ты встретишься в пути, и чем он для тебя обернется.

Ты отважилась встать на путь, где нет гарантий.
Допускаю, что в трудные моменты тебе могут помочь, но решения, принимать которые ты будешь, будут только твоими решениями.
Помни, все в этом мире взаимосвязано. Тебе будут нужны силы в пути. Если ты научишься слышать тех, кто имел такую же мечту, но так и не отважился на путь, твой путь  может стать и их путем.  Это прибавит тебе силы в решающий момент,
Дорн чуть приостановился и, не дав ей подумать и до конца понять то, что он сказал, тихо произнес:
- О чем ты хотела меня спросить?

Она отвлеклась, слушая его, и в некоторой растерянности, сбивчиво начала говорить:
- Ты, конечно, знаешь все, что со мной произошло. Я увидела, наконец, что сама разрушила свое счастье. Я вела себя как маленький ребенок, ожидающий похвалы от взрослых за хорошее поведение. Мне предстоит еще многое увидеть и понять. Все это так, но вопрос мой не об этом.

Дорн с удивлением посмотрел на нее, взглянув более пристально.
Она продолжила:
- С юности меня мучает вопрос. Для чего я пришла в этот мир? Если я все буду делать хорошо, выполнять все предписанное, то меня в посмертии ждет РАЙ. Но чем такое ожидание отличается от ожидания ребенком конфеты за хорошее поведение? Этого ли ждет от меня Бог? Или Он, создавая меня, все же имел надежду, что, я, ЧЕЛОВЕК, повзрослею и вернусь к нему не за конфетой.
Наступила тишина, которую лишь изредка, нарушали дальние крики чаек. Она, выпалив это на одном дыхании, напряженно смотрела в глаза Дорна. Он, к ее удивлению, улыбался, но улыбка его не покидала границы глаз, от чего те казались особенно лучистыми.

- Я  польщен, но подумай сама – ты предлагаешь мне отвечать за Бога? - он продолжил, справившись с улыбкой и взглянув на нее совершенно серьезно,
- Есть вопросы, на которые человек должен ответить сам. Твой вопрос относится к таким. Ответом на него может быть только собственная жизнь. Смело иди навстречу себе. Собирай себя, раскиданную по закоулкам своей жизни. Определяйся. Всему свое время. Внезапно порыв ветра поднял пыль и мелкие камни. Все закружилось, она поняла, что разговор окончен, хотя и так внезапно.





Глава 15
 
Она слегка вздрогнула, оказавшись на том же месте, у зеркала, в своей комнате. Не успев перевести дух, она услышала телефонный звонок, который ее удивил. Уезжая, она отключила доступ. Телефон продолжал настойчиво напевать любимую мелодию. Она решила послушать. Интересно было узнать, кто же это мог быть и как он сумел дозвониться. Все прояснилось в первые же секунды разговора.
Звонил администратор. При регистрации ее настойчиво попросили оставить контактный номер - так требовала служба безопасности. Ее предупредили, что без особой надобности ее никто не будет беспокоить. Она поняла, что такая надобность у них возникла. Приятный голос сообщил о том, что они приносят свои извинения - кафе закроется на два часа раньше и если она хочет поужинать - ее просят не опаздывать. Машинально поблагодарив за сообщение, она подумала, что, пожалуй, это прекрасная идея - пойти и поужинать. Она  поняла, что просто чудовищно голодна.
 Быстро приведя себя в порядок - она всегда удивляла коллег скоростью, с которой она с этим справлялась и справлялась блестяще, она в раздумье открыла шкаф. Вновь улыбка пробежала по лицу. Даже внезапное решение об отъезде не помешало ей взять в дорогу разумные вещи.  Быстро одевшись, она вышла на улицу, где почувствовала странное, как ей показалось, оживление. Заходя в кафе, она машинально отметила, что машин на стоянке было гораздо больше, чем вчера.
 
Уже заканчивая ужин, она все же решила поинтересоваться у официанта о причинах происходящего. Ее обслуживал тот же молодой человек, что и в день ее приезда. Он, как-то особенно внимательно посмотрев на нее, сдерживая  удивление, сообщил ей, что скоро в летнем театре начнется концерт.
- В летнем театре, удивленно переспросила она? Где это?
Он терпеливо объяснил ей, что если она обойдет административное здание, то увидит дорожку, ведущую к озеру - там негде заблудиться.
Она вышла, размышляя о том, стоит ли ей  сходить на концерт, к которому здесь относятся с повышенным вниманием. Она не вернулась в город, как хотела. Встреча с Дорном не позволила ей выполнить свой план. Утром она собиралась пойти на поиски старой станции, где в далекой юности они провели свой медовый месяц.

Глава 16


Вышедшая следом шумная компания вовлекла ее в это общее состояние приподнятого ожидания, и она направилась следом за ними. Летний театр напоминал веранды ее детства в городском саду, только скамейки здесь располагались полукругом. Она быстро заметила, несколько  удивившись, что это не простое сходство, но со вкусом сделанная стилизация. Еще больше ее удивил тот факт, что почти все места были заняты. Осмотревшись, она села с самого края, уверенная, что не задержится и это место очень удобно - она никого не побеспокоит, когда решит выйти.
 Ей не хотелось никого рассматривать, она просто задумалась, вспоминая последние события. Она пропустила появление исполнителя, и только первые аккорды гитары вернули ее к действительности. Очки она, конечно, не взяла - да и что за необходимость ей кого-то рассматривать, подумала она, не особенно всматриваясь в того, кто уже стоял на небольшой сцене.
Все, что произошло дальше, она почти не помнила. Голос, который ей так хотелось забыть, тихо зазвучал над озером. Она пришла в себя, только плотно захлопнув входную дверь, и вдруг горько усмехнулась - вряд ли за ней кто-то гнался, а она напоминала в своем бегстве глупого поросенка из любимой сказки сына. Не раздеваясь, она легла. К своему огромному удивлению, она посчитала, что поняв так много, её уже не может накрыть такая волна негодования. Но именно она и накрыла ее прямо с головой. 
- Так он еще и поет! - гневно подумала она. Обида предательства, которое, как ей казалось, она готова была ему простить, вспыхнула в ней снова. Она села, сжав голову. Она готова была к чему угодно, но не к звонкому смеху Бабочки.
В сумраке комнаты ее смех был особенно вызывающим.
 - В чем дело, что тебя так развеселило, объясни, наконец, - спросила она, не скрывая своего раздражения. Бабочка ответила, еле сдерживая смех:
- Я могу рассказать тебе историю, достойную быть экранизированной в жанре мелодрамы. Хочешь? - она замолкла и, не услышав не слова в ответ, продолжила:
- Однажды, молодая женщина спешила на встречу с мужем, успешным красавцем, в надежности которого она была уверена. Обычная ошибка. Она, так уж получилось - опаздывала. Увидев его машину на условленном месте, она поправила привычным жестом прическу и, походкой королевы, направилась к нему, задержавшись у светофора. Картина, которую она увидела, приблизившись к машине, заставила ее вздрогнуть и резко остановиться - муж, на руках, бережно вносил в салон машины молодую женщину с роскошной копной пшеничных волос. Он  заботливо усадил ее, погладив по щеке и  поправив ей волосы.  Затем стремительно сел в машину  и стал выруливать со стоянки, одновременно говоря с кем-то по телефону.
Бабочка замолчала.

Она сидела, как вкопанная, переживая вновь тот позор и унижение. Да, все было именно так в тот давний день. Бабочка тихо продолжала:
- Увиденная картина, хотя и поразила ее, но не заставила женщину потерять голову. Она остановила такси, быстро доехала и стремительно вошла в свой дом. Мужа, конечно, не было. Погасив порыв собирать вещи,  она подошла  к столу, села и  быстро написала ему короткое письмо:
« Сын взрослый. Единственная просьба - оформи развод быстрее. Пришли бумаги - я подпишу, на любых условиях. За вещами приеду позже».
И все. Оглядев бегло комнату и положив в чемодан только самое необходимое, она вышла, захлопнув за собой дверь.

О том, что произошло, говорила лишь бледность на ее лице. Все было прилично, как в кино. Цивилизованные люди, - Бабочка замолчала вновь.
Да, тогда все произошло именно так. Она сообщила сыну о предательстве отца и своем решении  расстаться с ним, сжигая все мосты за собой. Они виделись лишь в суде, молча подписав все бумаги.

С тех пор она ни разу не плакала, но сейчас, когда Бабочка превратила все в фарс, она, теряя контроль над собой, не просто разревелась, она стала кричать на Бабочку:
- Что ты знаешь о любви, бледная моль! Ты даже на настоящую бабочку не похожа, кто на тебя позарится, - она кричала, не слыша себя, выплескивая на нее всю горечь, накопившуюся за эти годы.
- Да, я смогла пройти через это, не уронив достоинства, - выкрикнула она,
- Не унизилась до бытовых разборок и упреков. Он должен быть мне благодарен.

Бабочка, молчавшая до последней фразы, тихо заговорила, неожиданно, опять язвительно смеясь:
- До гробовой доски он тебе обязан, конечно, за разрушенную жизнь.
Она стала кричать ей в ответ, совершенно не понимая, что с ней происходит.
Вдруг она почувствовала легкое прикосновение Бабочки и внезапно остановилась. Она отчетливо почувствовала, как в этой безобразной сцене участвовали две женщины, каждая из которых была она сама. Одна бушевала, наступая и топча словами Бабочку, а другая, онемев от постыдной сцены, смотрела на все, оцепенев.
- Вот теперь ты знаешь, сколько в тебе силы! Но не ты, а она управляет тобой. Я рада, что ты, наконец, позволила всему этому выйти на волю
- теперь ты это увидела.

Неожиданный прилив нежности, который она почувствовала к этому крохотному существу, благодарность за понимание, заставил ее говорить взволнованно:
- Прости за ужасную сцену, за оскорбления, я не знаю, что со мной произошло. Никогда раньше со мной такое не случалось.
- Никогда? - услышала она жесткий вопрос бабочки, что было неожиданностью, ей показалось, что они помирились и Бабочка ее простила.

- Я и не обижалась на тебя. Но сейчас речь о другом. Я повторяю свой вопрос.
Комната исчезла мгновенно и она, как во сне, но очень реально по ощущениям, увидела себя ребенком, но не малышкой, девочкой лет десяти, которая билась в истерике, выкрикивая матери обидные слова. Чего она добивалась, она не вспомнила сразу, да и не это было главным. Главными были глаза мамы, беззащитно – удивленные. Она растерянно смотрела на нее, не пытаясь ее остановить.
 Стоп.  Она сконцентрировалась, пытаясь вспомнить, когда она видела маму, у которой всегда были готовые решения, такой же растерянной. Когда?
Конечно, у постели отца, когда помочь ему было уже нельзя
- оставалось только ждать. Слезы опять хлынули градом:

- Мамочка, родная, прости. Господи, ну почему же уже поздно! Я не могу ее обнять, прижаться к ее рукам. Мамочка, прости меня, глупую гусыню, так и не открывшую тебе свое сердце. Мама, - она шептала, хотя ей казалось, что она кричит на всю Вселенную.
Сколько прошло времени - она не знала, но выйдя из оцепенения, она знала главное – она пойдет сама, одна, туда, куда она не дошла с Дорном в тот первый день. Да, тогда она была не готова, права была Бабочка, но не сейчас. Она внутренне собралась, вспоминая путь. За первым поворотом она опять увидела следящие цветные огни, и, ужас стал опять сковывать ледяным панцирем.


Глава 17

Было значительно страшнее - она была одна, но сейчас она понимала, что должна все вынести. Символ, она вспомнила о нем, но сконцентрироваться не удавалось. Ей казалось, что движения нет, и она навечно останется в этом царстве стона и ужаса.

 Собрав последние силы, она прошептала:
- Господи, укрепи меня в моих силах. Милостив буде….
В следующее мгновение все смолкло.
В полной темноте, вдали, стало что-то высвечиваться. 
Она устремилась навстречу этому свету.
Все происходило так медленно, ей казалось, что она никогда не дойдет.
В какой-то момент она хотела повернуть обратно - это же мираж, как я сразу не поняла, - подумала она.
Но сил на поворот уже не осталось. Она медленно, еле отрывая ноги от земли, продолжала идти в сторону света.
Через мгновение, как ей показалось, все исчезло – и тьма и свет вдали, она больше ничего не слышала и не видела, кроме этих глаз, смотрящих ей прямо в сердце. В них не было осуждения. Она почувствовала, как панцирь, сковывающий ее внутри, треснул. Его обломки вонзались в нее, но она не чувствовала боли.
Теперь она точно знала - у нее есть душа, она не бездушная, как однажды в сердцах сказала ей няня сына. Она, не отрываясь, смотрела в эти глаза и шла все ближе и ближе. Слова были не нужны. Говорило сердце, по которому текли не выплаканные слезы.

Глава 18

Она зашла в домик, быстро налила воду в ванну и погрузилась в теплую пену. Мгновенное возвращение ее не удивило. Её стало трудно удивить. Сколько впечатлений, нужно все обдумать, но не сейчас.
Бабочка понимающе улыбнулась, когда во время того разговора она остановила ее. Ей очень хотелось узнать, что было с ним после развода, но в последний момент она передумала.
 
Да, правду сказала Бабочка. Событие у машины было таким желанным поводом, которого они оба ждали. Или ей казалось? Опять она приписывает ему свое понимание.
Сын вырос, уехал учиться в другой город. Они остались вдвоем в этом комфортном, красивом доме, стены которого только усиливали чувство одиночества. Это самое горькое одиночество - одиночество вдвоем. Она даже поежилась, хотя вода в ванной не остыла. Да, возможно она воспользовалась эпизодом у машины как поводом для разрешения тяготившей их ситуации. В глубине души она так и не могла поверить в его предательство.

Рассказ Бабочки о том, что он поднял с асфальта потерявшую сознание женщину и срочно повез ее в больницу, был, конечно, неожиданным для нее. В тот момент, насколько она помнит, женщина не производила впечатление больной. Повода не верить Бабочке не было, возможно, так все и было. Он вошел домой через 20 минут после ее отъезда. Её уже не было. На столе он нашел ее письмо. Так неожиданно закончилась их семейная жизнь. Без сцен и объяснений, как, впрочем, и началась. Она быстро встала и стала собираться.
 
- Можно поинтересоваться, куда это ты собираешься, сбегаешь? - голос Бабочки был спокоен. Она кружилась вокруг нее, создавая впечатление веселого хоровода. Помедлив, она ей ответила:
- Я уезжаю.
Бабочка присела ей на руку и попросила ее выслушать:
- Ты ни разу не задумывалась, почему именно я, Бабочка, появилась в твоей жизни?
Я сама могу теперь сказать тебе. Ряд событий предопределил, нет, не так – сделал возможной нашу встречу.
Наши линии пересеклись. Эта встреча была нужна и мне, но мы не будем сейчас говорить об этом. Все, что с тобой произошло - лишь начало.
Пришла пора. Нужно  выходить из кокона.
Они у нас разные. Мой был предопределен.  Моя задача состояла в том, чтобы выйти из него сильной, и, расправив крылья, подняться в небо. Твой кокон тебе не полагался. Ты сама создала его, отгородившись от мира. Кокон не дает полной изоляции, но делает обмен строго дозированным. Без него куколка погибает. Ты стала куколкой. Удивительное совпадение. Ты стала ей в том смысле, что принят в вашем мире – красивой игрушкой, созданной для восхищения. Ты чуть не заигралась, доведя себя до беды. Ты ЧЕЛОВЕК. Пора покидать кокон.

Кокон. Да, это ее творение. Каким бы сложным не был выход из него, сделать это она может только сама. Стряхнув оцепенение, она уже направилась выходу, но тихий голос Бабочки опять ее остановил:
- Ты не возьмешь меня с собой? Или ты направляешься к нему? - в голосе было столько заботы о ней, что она согласно кивнула ей, выдвинув одно условие – Бабочка  должна будет молчать и не вмешиваться в происходящее.

Ей захотелось подойти к окну и посмотреть на озеро. Ну конечно, книга лежала на подоконнике. К ней она еще вернется и не раз. Дорн задал ей вопросы, ответов на которые у нее не оказалось. Но это позже.
Она опять посмотрела на озеро. Оно выглядело совершенно спокойным, даже торжественным. Это спокойствие передалось и ей.  Все, решение принято.  Надо ехать. Он назвал  его в своей сказке - вход.

Она, наконец, вспомнила, что не озеро было их  первой остановкой.
Не просто спокойствие, а удивительное тепло распространилось по всему телу. Они вышли на улицу. Было пустынно - в это время люди отдыхали.

Они сели в машину и она  не утерпела и спросила у Бабочки:
- Почему, рассказывая историю у машины, ты назвала его красавцем. Он же никогда им не был.  Он был интересным, пожалуй.
Бабочка в ответ рассмеялась:
- Ты все же куколка! Да, не красавец, но как поет!
 
Они ехали молча. Дорога была почти пустынной. Она никогда там  больше не была, но сейчас  была уверена, что едет правильно.
Поворот, еще один. Она затормозила. Дальше она пойдет пешком.
- Вперед, - подбодрила она себя и зашагала по извилистой тропинке, ведущей  к Храму.

Продолжение следует.




Иллюстрации автора Т. Дума

Познакомиться с первыми книгами романа можно по ссылке:

Вступление http://www.proza.ru/2014/02/23/1937,
1 книга романа "МГНОВЕНИЯ. Диалоги с Бабочкой" http://www.proza.ru/2014/02/23/2052

Начало второго романа  http://www.proza.ru/2015/03/22/529

Начало 3 книги http://www.proza.ru/2015/10/11/1996


Рецензии
Добрый вечер,Татьяна! Я Вашу"Бабочку" еще давно решил приберечь на отпуск в качестве книги для чтения и не пожалел о своем решении. Такое необходимо читать именно в такой обстановке,когда повседневная суета и проблемы не отвлекают от восприятия повествования.Спасибо за прекрасное времяпровождение.Мне есть с чем сравнивать,я начинал читать ее в переравах между работой и звонками,совершенно иное впечатление.Какие филосовские и психологические вопросы подняты и раскрываются по-ходу написания.Да,Вы правы,никогда не поздно остановиться и посмотреть на себя и этот мир с другой стороны,переосмыслить свою жизнь,может тогда все окажется совершенно в другом цвете,всегда интересовали люди,способные совершать такое.Увы ,большинство не задумываясь текут по течению.Нравится как развивается история любви и семьи,чувствуется,что это не конец,а лишь начало,причем второе.Ну,что,примите мое очередное уважение,продолжу читать дальше.Интересно,как это будет выглядеть с Его стороны.Предисловие тоже очень важная часть,все продумано до мелочей,есть чему поучиться. Извините,иногда ловлю себя на мысли,что не могу уже быть просто читателем.но иногда.В основном же увлекаешься и растворяешься.Андрей.

Андрей Беляков 2   20.10.2020 00:00     Заявить о нарушении
Андрей, я рада, что у Вас появилась возможность прочитать Бабочек. Так уж получилось - я начала именно с них. История получилась о трех поколениях. Я училась писать по ходу. Последние книги отличаются, по-моему. Неизбежной оставалась на протяжении почти 6 лет моя любовь к героям. Надеюсь Вы не разочаруетесь и не пожалеете о потраченном времени.
С признательностью, Т. Дума.

Татьяна Дума   20.10.2020 08:11   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.