Июль 2010. Жарааа...

– Как долго продлится эта ужасная жара?
– Тепло не нравится? Забыла то время, когда нравилось всё: и дождь, и снег, и жара?
– Да, забыла, закрыла календарь детства, потихоньку растеряла хорошие привычки:
холодно? – оденься теплее;
дождь? – гуляй по лужам в резиновых сапожках под красивым зонтом;
гроза? – прекрасно, полюбуйся огненной феерией, сидя у окна, и восхитись...
– ... жара? – так ведь скоро её не будет, ещё вспомнишь, как было хорошо. На юг не нужно ехать, солнышко тебе на блюдечке поднесли. Не ленись, лови момент, иди в парк, к воде, дыши и грейся!


Недолго полежав на солнце у водоёма, я перебралась вглубь сада, под яблони. Место оказалось не самым уютным: сухая бугристая земля, высокая редкая трава и ни одного цветочка. Птицы молчали. У них вывелись птенцы, появились хлопоты по воспитанию потомства: и прокормить их нужно, и научить летать, и помочь понять премудрости жизни. Нам только кажется, что птицы беззаботны, знай себе щебечут. На самом же деле их жизнь проходит в тяжких трудах: длительные перелёты, обустройство жилья, уход за птенцами, выживание в зимнее время. И летний зной нужно пережить.

Было так жарко, что не хотелось бродить по саду в поисках более уютного места. Много любителей смуглой кожи высыпало к воде, стало шумно, а мне хотелось тишины и покоя.

С самого утра настроение оставляло желать лучшего. Я уже сделала несколько тщетных попыток выбраться из мутного состояния. Оказавшись в уединении, постаралась сосредоточиться, попросила помощи у невидимых помощников и приступила к чтению духовной книги.

Моя точка отдыха быстро переместилась к солнцу. Горячие лучи проникли сквозь ветви и светлыми пятнами упали на поляну. Привлечённая светом, появилась первая небольшая бабочка. Её серо-голубые крылья с бежевым подбоем были украшены пронзительными тёмными пятнами в белых ободках, и это создавало иллюзию, будто бабочка наблюдала за мной своими многочисленными глазами. Немного покружив над стебельками травы, глазастая красавица облюбовала косточку на моей ноге и приклеилась к ней.

Захотелось заговорить с бабочкой. Звуковые волны заставили гостью вздрогнуть, она зашевелилась, но не улетела. Я старалась говорить как можно тише и нежнее. Бабочка успокоилась, хотя, несмотря на мои старания, голос звучал хрипло и грубо: что внутри, то и снаружи.

Отдохнув, бабочка принялась за работу – стала прочёсывать мою кожу хоботком, и казалось, что она здоровалась с каждой клеткой персонально.

Объявилась симпатичная красноголовая мушка и с лёту атаковала мою гостью. Бабочка не дрогнула перед какой-то мухой, ответила на удар пружинистым отпором крыльев. Мушку отбросило в сторону, она упала на покрывало и огорошенно уставилась на бабочку, продолжавшую невозмутимо работать хоботком. Не могу знать, получала ли она удовольствие от общения с моей кожей, только трудилась она долго и усердно, а муха всё так же неподвижно сидела на своём месте и, возможно, наблюдала за бабочкой. Потом и она перебралась на ногу. Зная, что хоботок у неё не такой безобидный, как у бабочки, я слегка пошевелила большим пальцем, но и этого хватило, чтобы обе гостьюшки взлетели.

Бабочка зацепилась за травинку неподалёку, сложила крылья и стала бежевой, незаметной. Время от времени я с сожалением поглядывала в её сторону и, наконец, дождалась: крылышки раскрылись веером, призывно…

– Господи, верни мне её, пожалуйста! – вырвалось неожиданно.

Как по мановению волшебной палочки, бабочка вспорхнула и вернулась на прежнее место. Она недолго поработала хоботком, а затем растворилась среди товарок, которых к тому моменту слетелось довольно много. Лужайка изменилась, стала живой и обрела краски: блестели на солнце прозрачные крылья большой стрекозы – этот пропеллер без устали сновал туда-сюда, порхали синевой маленькие стрекозы, а бабочки – как из цветника: сенницы, лимонницы, белые боярышницы, перламутровки и родственники моей подружки. Эти весёлые существа шевелились, планировали, подпрыгивали в воздухе – радовались жизни. А вокруг – ни одного цветка...

Идиллию нарушила воронья семейка, шумно объявившаяся на поляне. Птицы не просто галдели – они ссорились, громко доказывая что-то друг другу. Захотелось успокоить их, и я стала свистеть, подражая птице «икс». Моё творчество привлекло внимание семейства не сразу, но всё же выбило из колеи самых беспокойных, и они, забыв о причине ссоры, помирились. Раскрыв клювы от жары, вороны снисходительно поглазели на чудачку и убрались восвояси.

Тем временем бабочки расширили сферу своего обитания и вплотную приблизились ко мне. Они пролетали так близко, что я могла касаться их рукой, они порхали у самого лица, садились на спину. Бабочки приняли меня в свой мир, я была безопасна для них, как куст или деревья. Они дружили со мной! Звучала тихая волшебная музыка, я сидела в волшебном саду, и распускался волшебный сад моего сердца…
Как легко, как красиво, как прекрасна Жизнь!

Так, тихо и незаметно, пришла помощь, о которой я просила.

«Если есть между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? И когда попросит рыбы, подал бы ему змею? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Мф,7:11).

«И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Лк, 11:9).

Не будь гордым, человек, проси помощи, не думай, что ты всё можешь сам. Ты можешь всё, когда ты не один, когда ты с Богом, который внутри тебя есть.
    
    


Рецензии