Идалия Полетика

В жизни Пушкина была женщина, сыгравшая роковую роль. Что там было на самом деле..., трудно понять, она - троюродная сестра жены поэта,
незаконнорожденная дочь графа Григория Александровича Строганова (1770—1857) Идалия Григорьевна Полетика (1810 - 1890).

Идалия Полетика приходилась троюродной сестрой Натальи Николаевны Пушкиной — через свою бабушку Елизавету Александровну Загряжскую (1745—1831), тётку Натальи Ивановны Гончаровой (ур. Загряжской; 1785—1848).

На правах близкой подруги и родственницы хозяйки Идалия Полетика стала частой гостьей в доме Пушкиных.

 Дружелюбен к ней был и сам А. С. Пушкин. В 1833 году из Болдино в письме к жене он писал:
«…Полетике скажи, что за её поцелуем явлюсь лично, а что-де на почте не принимают.»

Но в дальнейшем Пушкин и Идалия стали врагами. О причинах этой вражды исследователи творчества А. С. Пушкина спорят до сих пор. «Причины этой ненависти нам неизвестны и непонятны», — писал крупный пушкинист П. Щёголев. Другой пушкинист, П. Бартенев, в 1880 году, ссылаясь на слова княгини В. Ф. Вяземской (жены П. А. Вяземского), заметил: «Кажется, дело было в том, что Пушкин не внимал сердечным излияниям невзрачной Идалии Григорьевны и однажды, едучи в карете на великосветский бал, чем-то оскорбил её».

По одной из версий, будучи посланником в Испании, граф Строганов познакомился с португальской графиней д’Ойенгаузен (1782/1784 — 1864), супругой камергера португальской королевы Марии I ( первая правящая королева Португалии. 1777—1816) графа д’Ега (брак распался), влюбился в красавицу-португалку, графиню Жюли д’Ойенгаузен, известную поэтессу.

И вскоре она родила ему дочь, названную в честь одной из почитаемых католических святых — Идалией (при рождении получила имя Идалия де Обертей). После смерти своей первой жены Строганов женился в 1827 году на матери Идалии, но по законам того времени Идалия так и осталась незаконнорожденной. Девочка жила и воспитывалась со своими старшими братьями. В свете её называли «воспитанницей» графа.

Однако, по сведениям Смирновой-Россет, у графини д’Ега вообще не было детей. Идалия же, как утверждала Смирнова-Россет, бывшая близкой приятельницей графини Строгановой, — действительно дочь Г. А. Строганова, но от другой женщины: от одной француженки, гризетки или модистки.
Она называла родителей «господин граф» и «мадам». От нее словно бы откупались, дорогими подарками и сладостями, не позволяя привыкать и любить! Ее права узаконил только собственный брак.

И вот в 1829 году она вышла замуж за  Александра Михайловича Полетика (1800 — 18.5.1857), будущего кавалергардского полковника. Военный, с утра он пропадал в Казармах Кавалергардского конного полка, а вечерами - за столами с зеленым сукном. Он отлично знал, что сердце супруги занято, кем угодно, но только не им! Подчиненные, благодаря острому язычку его супруги называли своего командира «божья коровка».

Он беспрекословно платил по счетам жены. Старался не прибегать к помощи графа Григория Александровича, но семья росла и требовала расходов. Правда ни дочь, ни сын , родившиеся - в 1830 и в 1835 не прожили оба и трех лет. Юлия умерла в январе 1833 года, Александр - в марте 1838 года.

Между тем к мужу Полетики, в блистательный Кавалергардский полк Ее Величества, уже зачислен Жорж Дантес.

Молодые военные хохотали над его мужскими шутками. Признанные красавицы были польщены его изысканными комплиментами. Матроны и тетушки рады обсудить с ним светские новости. А с важными сановниками он уважителен и серьезен. Но настоящая его стихия — танцы! Из партнерш в полонезах и котильонах — длинная вереница. Прекрасное время!

 Уже и забылось, что совсем недавно в жизни Дантеса все было по-другому.
 Во время Июльской революции во Франции в 1830 году он защищал Карла X. И, отказавшись служить новому королю Луи-Филиппу, по собственному желанию покинул элитную военную школу Сен-Сир, куда поступил всего лишь год назад, четвертым учеником из 180.

В Россию он отправился  за «ловлей счастья и чинов», имея на руках  рекомендательное письмо от Вильгельма Прусского, брата императрицы Александры Федоровны.

Но по дороге доблестный малый чуть не умер от воспаления легких в одном из немецких трактиров. На его счастье, в той же гостинице остановился голландский дипломат Луи Борхард де Геккерн, который, не отличаясь душевной теплотой, вдруг помог юноше выжить. Не успел Дантес осенью 1833 года сойти с корабля «Николай I», как сразу был замечен императрицей. И пока Геккерн продолжал присматриваться к французу, Ее Величество щедро финансировала потомка обедневших эльзасских баронов из «собственной шкатулки». А далее — и вовсе как в сказке. В январе 1834-го он — корнет. Практически без экзаменов. А через два года — поручик «вне очереди».

На балах Идалия часто встречалась с Пушкиным и бледнела при этих встречах, нервно кусая губы. Она, с недавних пор, терпеть не могла Поэта, не прощала ему ни одного промаха, зло высмеивала каждое его слово, каждое движение, каждый взгляд!
Никто не мог понять загадки внезапной ненависти Идалии к Поэту, выросшей из дружеских вполне отношений.

Поговаривали, что Поэт чем то оскорбил Идалию Григорьевну, посмел отвергнуть ее намеки на романтические чувства! Но все это были лишь слухи и догадки. Никто точно ничего не знал. С кузиной Натали Идалия сперва была очень дружна.

Они были одного возраста, одного круга, но слишком разными они были.
Яркая, остроумно-злоязычная, любившая быть в центре внимания, Идалия, и - тихая, молчаливо - сдержанная, не сказавшая ни о ком дурного слова - Натали!
Поговорив с нею минут десять о моде, рюшах и лентах, и рассказав очередную сплетню, но не дослушав ответа кузины до конца, Идалия спешила в центр бальной залы и, прищурив глаза, отыскивала в толпе высокую, статную фигуру кавалергарда Петра Ланского (того самого, который потом женится на вдове Пушкина).

И когда увидела,что Ланской начал к ней охладевать - как умная женщина она поняла это очень быстро, и что взоры его обращены : к ее кузине Натали, к которой он и подойти то боялся, так как она для него была супругой Поэта и матерью четверых детей, - то в голове рыжеволосой искусительницы созрел коварный план, преследующий сразу несколько целей: отомстить Пушкину, поставить на место Натали, смешав ее имя с грязью, не только в глазах ревнивца - мужа, но и молчаливо - преданного поклонника!

Для этой цели она избрала другого кавалергарда - Дантеса, тоже увивающегося за прекрасной Натали.
Идалия  кокетничала с Жоржем, приглашала его на вечеринки и пикники, принимала ответные приглашения на приемы в голландском посольстве, сумела влезть не только в душу белокурого шалопая - гвардейца, но и его приемного отца, барона Геккерна. Она писала Жоржу письма, называя их "дружескими посланиями", но на самом деле они были гранью, за которой мог начаться роман.

Дантес же все больше увлекался Натали, вздыхал, умоляя приятельницу, как -нибудь помочь и устроить ему свидание с прекрасной  Натали.

Это все было крайне удивительно для Идалии! Она привыкла к совсем иному поведению мужчин. Дело задуманное, как маленькая дамская месть, должная послужить ко благу Идалии, всё больше запутывалось!

А тут еще Ланского, по срочному распоряжению Императора, отправили в четырехмесячную командировку на Украину для наблюдения за набором рекрут.
Умная и темпераментная красавица, привыкшая к неизменному успеху, и чувствующая, что такая разлука может дорого ей обойтись, решилась незамедлительно действовать! Сделав вид, что сжалилась, наконец, над бедным влюбленным Жоржем, вздыхая и опуская стыдливо ресницы, притворно ломая руки, она дала ему слово, что уговорит Наталию Николаевну Пушкину согласиться на "невинное совершенно" свидание с ним, предоставив для этого свою квартиру в Конногвардейских казармах. 16 октября 1836 года Ланской выехал из Петербурга с инспекцией на место назначения, а ровно через две недели, 2 ноября 1836 года, "Мадам Интрига", как называли ее иногда в высшем свете, приступила к осуществлению своего плана.

 Она пригласила ничего не подозревающую кузину Натали к себе, а сама: уехала.

 Наталия Николаевна с изумлением узнала от покрасневшей горничной, что хозяйке пришлось срочно уехать к якобы "заболевшей" графине Юлии Павловне Строгановой, но что она скоро вернется, просила подождать.

 Наталия Николаевна вспыхнув от неловкости и, кусая губы с досады, согласилась на уговоры горничной и вошла в гостиную, так и держа руки в муфте - вечер казался ей прохладным, руки зябли.
На пороге гостиной ее встретил: Дантес, и не теряя времени, приступил к пылкому объяснению. Теперь неизвестно, какие слова были им произнесены.

От неизбежного скандала спасла несчастную женщину маленькая дочь Идалии, Елизавета, вбежавшая в гостиную в поисках какой то своей игрушки. За нею спешила гувернантка. Растерявшийся волокита выпустил из рук полыхавшую румянцем стыда и гнева даму, и она, не помня себя , кинулась к Елизавете. А несколько минут спустя покинула дом Полетики.

В январе1836 года барон Геккерн получит от своего приемного сына письмо: «Я влюблен, как безумный... имени ее тебе не называю, потому что письмо может не дойти, но припомни самое очаровательное создание в Петербурге, и ты сразу поймешь, кто это. А всего ужаснее в моем положении, что она тоже меня любит, видеться же нам до сих пор невозможно, ибо ее муж безобразно ревнив...»

Похоже, что версия, будто Идалия хотела скрыть свой роман с Дантесом, прикрываясь именем кузины, неверна: ведь Идалия  называла своего мужа "божьим одуванчиком".

В тот же вечер Наталья Николаевна рассказала о скандальном свидании своему мужу - Поэту. Тот, незамедлительно написал письмо барону Геккерну, где в столь презрительном тоне отзвался о Дантесе, как о женатом неудачнике - волоките, что последнему ничего не оставалось делать, как принять крайне оскорбительный вызов, несмотря на узы родства с семейством Поэта!
29 января 1837 (ст. стиля) состоялся поединок на Черной речке , унесший через два дня жизнь Пушкина, оставивший вдовою его жену, сиротами - детей и обливший презрением кавалергарда Дантеса не только в глазах современников, но и потомков!

Идалия тоже была потрясена! Она была в ярости оттого, что Пушкин снова был
 у всех на устах, снова вознесен молвою до Небес и объявлен Славой России!

Она, как некую святыню , хранила браслет, подаренный ей перед отъездом  Дантесом, обещая никогда не снимать его с руки, как самое драгоценное воспоминание, и яростно уничтожала в своем сердце все то, что когда то тонкими нитями связывало ее с "поэтической кузиной Натали" и их семьей: трогательные подарки к рождеству и именинам, открытки, записки: Ненависть постепенно иссушала ее душу, она не могла найти себе места от непонятной тоски, в 1837 - 39 годах путешествовала по Италии и Франции, переезжая с места на место.

Виделась и с Дантесом, оживленно переписывалась с ним до самой смерти своей.
 
Вскоре А.М. Полетика в чине генерал-майора выйдет в отставку, и семья переедет в Одессу.

Со временем притупится память, забудется и княгиня Мещерская, устроившая Идалии после всех событий бурную сцену: «Вы клеветали на Натали, кокетничали с Дантесом и сыграли по отношению к ней дурную роль!»

Идалия пережила всех в своей семье: детей, мужа. Младшая дочь ее, Лизанька, та самая, спасшая когда - то Наталью Николаевну, умерла 24 лет от роду, в самом расцвете красоты и молодости на руках матери.


По мнению некоторых исследователей - биографов последнего периода жизни Пушкина, анонимное письмо, послужившее первопричиной дуэли кавалергарда и Поэта было составлено при непосредственном участии Идалии Григорьевны Полетика - д;Обертей, и даже написано ее рукою.
 Авторство князя Ивана Сергеевича Гагарина научно криминалистической лабораторией отвергнуто, по результатам исследований последних лет.

Тайна гибели Пушкина так и остается тайной. Что там было на самом деле...

Портрет И. Г. Полетики
акварель, П. Ф. Соколов, 1820-е гг.


Рецензии
О дуэли Пушкина и Дантеса. Проводили реконструкцию печального события. Будто бы Дантес целился в ногу Пушкина, а попал выше. А потом стрелял Пушкин и пуля, попав в металлическую пуговицу мундира Дантеса, отскочила.

Валентина Томашевская   10.02.2017 21:22     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.