Ведь жизнь кончается не завтра

Какое-то непонятное беспокойство охватывало последнее время Надежду Михайловну. Ее постоянно, словно магнитом, тянуло к компьютеру.
Вот и сегодня, ранним зимним воскресным утром, вместо того чтобы понежиться в теплой постели, она тихо, не разбудив мужа, выскользнула из-под одеяла и, оставаясь в ночной сорочке, нажала заветную кнопочку.
"Да, уже не на шутку втянулась я в соцсети... Пора лечиться от зависимости", - с улыбкой подумала она, открывая сайт "одноклассники".
Ура, компьютер не зависает, ее страница открылась быстро. Прочитала поступившие сообщения, - "Ничего важного, отвечу позже". Быстро пробежала по обсуждениям в группах, а теперь - "гости"... Кто же это с утра пораньше заглянул на ее страничку? "Да?!!" - взволнованно забилось сердце, - "Неужели?" - застучало в висках.



Впереди еще были ГОСы, но в майском свежем воздухе уже витала свобода от институтских оков.  Однокурсники, принарядившись, сделали групповую фотографию, активно обменивались личными фотками, снятыми в лучшем фотоателье города. А в ректорате шло распределение. Все знали, что оно Всесоюзное. На свою область дали лишь несколько мест по крайне важным семейным обстоятельствам. У Надежды таких обстоятельств не было, поэтому она получила направление в Сибирь... В Сибирь, так в Сибирь! Быстрее бы получить диплом, и все - свобода!

В конце августа, процокав каблучками по коридору поселковой школы, новоиспеченный специалист робко постучала в дверь кабинета директора.
- Здравствуйте.
- Здравствуйте-здравствуйте, Надежда Михайловна. Ждем... Ждем вас, - засуетился среднего роста с русыми редеющими волосами руководитель школы, - Физики у нас не задерживаются. Проходите, присаживайтесь. Как доехали?
- Спасибо. Нормально.
- Вот и хорошо. Тогда сразу к делу. Тридцать часов, факультатив, ну и классное руководство в десятом классе. Устроит?
- Ой, что-то часов много, да и классное руководство в старшем классе. Справлюсь ли? - испугалась Надежда.
- А что делать?! Больше некому, наша учительница физики в декретном отпуске... Будете обращаться к ней, не откажет, да и мы поможем. А жить будете в рабочем шахтерском общежитии. Оно рядом, в пяти минутах ходьбы от школы. Кстати, вещи свои  где  вы оставили?
- На вокзале, в камере хранения.
- Галина, позови Александра Петровича ко мне! - приказал директор секретарше. - Держите направление в общежитие, - поставив печать, протянул он документ новой сотруднице.
В кабинет легкой походкой вошел физрук. В том,  что это учитель физкультуры ошибиться было невозможно: стройный, высокий, мускулистый, и независимый. Густые темные, аккуратно уложенные волосы, обрамляли мужественное лицо. Костюмчик ладно сидел на его фигуре.
- Приветствую нашего долгожданного физика, - ослепительно улыбаясь, - протянул руку Надежде Михайловне. - Рад познакомиться, - не отпуская руки, пристально посмотрел своими оценивающими серыми глазами в  ее несмелые голубые, - Буду рад оказать Вам посильную помощь.
Так, держа под руку, он и повел Надежду из кабинета... Молодая учительница чувствовала себя неловко. Она понимала, что надо освободиться от столь навязчивого внимания коллеги, но это было сильнее ее воли. Мускулистая рука вела ее вниз по лестнице, другая открывала перед нею двери, и это было, черт возьми, так неожиданно и очень приятно.
Поймав машину, перевезли в общежитие вещи. Выглянувшим из своих комнат жильцам Александр Петрович сообщил, что приехала новая учительница. Просит любить и жаловать, а если что... будут иметь дело с ним. Потом вместе отправились в поселковый совет оформлять прописку.
Провожатый бесцеремонно заглянул в паспорт своей подопечной. Удивился:
- Так вам всего двадцать один год?
- А что разве я выгляжу старше?
- Нет-нет, что вы? Просто я не знал, что в этом возрасте уже можно окончить институт, да еще физмат... Я тоже в этом году получил диплом, но мне уже двадцать шесть.
- Поздравляю. Учились заочно?
- Да. В армии отслужил, образование получил, практика работы в школы имеется. Осталось только жениться, - пошутил он.
- Дети в школе послушные?
- Разные... Дети есть дети. Но директора боятся. И меня тоже, - расцвел он в улыбке.
- Боятся или уважают?
- Парни уважают, а девчата любят.
- Я знаю, так часто бывает, что старшеклассницы влюбляются в своих учителей. Ну а Вы?
- А что я? Я работаю.

На первом педсовете, да и на всех последующих многочисленных совещаниях и собраниях учителя физкультуры и физики сидели за одним столом. За последним, словно нерадивые ученики. Коллеги вначале пошушукались, а потом перестали обращать на них внимание.
Александр Петрович был из местных. В поселке знал всех, обо всем имел свое мнение и щедро делился с Надеждой Михайловной своими знаниями о быте, обычаях и нравах местного населения. Ввел в круг своих знакомых, поэтому для молодой учительницы период привыкания к новым условиям жизни прошел легко и безболезненно. Она благодарила судьбу, подарившую ей такого друга.
Уроки, подготовка экспериментов, лабораторные и практические работы увлекли  молодую учительницу. Ей казалось, что она продолжает играть "в школу", но за эту игру уже платили деньги.
- Старшеклассницам ты понравилась, - как-то сообщил Надежде Александр.
- Почему ты так решил?
- А они сами сказали. Раньше, говорят, опыты только на картинках рассматривали, а теперь сами выполняют. И южный говор у тебя интересный: мягкий и напевный, не такой как у нас, местных. Заметили, что и одеваешься ты стильно. А еще говорят, что ты справедливая.
- Спасибо. Я так переживала, как примут меня ученики, справлюсь ли?
- Да, еще одна ученица из твоего класса очень интересовалась, какими духами ты пользуешься?
- Зачем ей это знать?
- Видно себе хочет приобрести такие. Да и мне их аромат очень нравится.
- Хм... Пусть это останется моим маленьким секретом.

На землю рано лег снег. В "день здоровья" все ученики стали на лыжи. Надежде, выросшей в малоснежном краю, тоже захотелось не отставать от них.
С Александром они уходили в раскинувшийся сразу за поселком сосновый лес. Преподаватель физкультуры, лыжник-перворазрядник на лыжне был красив. Ему было смешно наблюдать как неумело, но упорно передвигает лыжи его хрупкая "ученица". Да и Надежде  было весело и радостно от искрящегося белого снега, зеленых вершин сосен, от необычного для нее занятия. Они дурачились, бросаясь снежками, а потом он своим дыханием отогревал ее озябшие руки.
Колкий морозный ветерок-проказник обдувал лицо девушки, играя ее светлыми локонами, выбивающимися из-под шапочки. Мороз румянил щеки; летящие мягкие снежинки напитывали лицо влагой. И если раньше Надежда Михайловна была просто миленькой, то сибирская зима украсила ее, она расцвела и стала прехорошенькой.
Однажды, возбужденные и счастливые, они  возвращались с прогулки. Лыжи, как обычно, оставили в школе. Вот и общежитие. Александр, открыв дверь, неожиданно подхватил Надежду на руки, и легко взлетел с нею на второй этаж. В комнате он прильнул губами к ее губам, и девушка несмело ответила ему.
- Надюша, я так люблю тебя!.. Выходи за меня замуж.
- Саша, ты мне тоже нравишься. Очень-очень. Но давай не будем торопиться. Ведь мы так мало знаем друг друга. И вообще, давай об этом поговорим позже. А сейчас мне надо готовиться к урокам. Завтра предстоит напряженный день, приближается конец полугодия...

Ура! Вот и каникулы, можно, наконец, выспаться и перевести дыхание. Но не пришлось. Директор попросил Надежду Михайловну помочь  коллеге: та везла своих ребят на экскурсию в другой город. Для сопровождения группы требовался еще один учитель... Александр провожал их до вокзала. Целуя в щечку, заметил:
- А ты сменила духи?
- Пришлось. Не знаю, куда подевались мои любимые, привезенные из дома. 
- Не забывай, я жду твоего ответа, - шепнул на ушко.

Надежда в суматохе дней и уроков даже не предполагала, что так привязалась к этому, ставшему ей дорогим человеку. Как же она скучала по нему во время поездки! Девушка считала дни и с нетерпением ждала возвращения в поселок. В поселок, в котором жил Александр. И Надежда уже знала, что она ответит Саше, ее любимому Саше...

Поезд приближался к вокзалу, перед глазами поплыли лица родителей, встречающих своих детей. Шум, гам, обнимания, поцелуи... Но где же Саша? Почему он не встречает ее? Что случилось с ним?
- Жив и здоров. Почему не встретил - не знаю, - ответила подруга, живущая в одной комнате с Надеждой.
Слава, Богу, здоров. Девушке хотелось побежать к нему узнать в чем дело, но чувство собственного достоинства остановило ее.

До начала занятий оставался еще один день. Но для учителей он был рабочим. В учительской висело объявление об открытом партийном-комсомольском-профсоюзном собрании. В кабинет, в котором оно проходило, Александр зашел одним из последних и... сел за первую парту. Сердце Надежды сжалось. Что происходило дальше, она плохо понимала.
- Кто за то, чтобы за аморальное поведение, порочащее звание учителя советской школы, исключить из комсомола и уволить с работы Александра Петровича Г. прошу голосовать!
- Тридцать два - за; один - против.
- Кто за то, чтобы за плохое морально-нравственное воспитание ученицы Елены Т. объявить выговор классному руководителю десятого "Б" класса Надежде Михайловне Л. прошу голосовать!
- Тридцать два - за; один - против.

- Надя, прости, я не виноват. Ты же такая скромная и целомудренная... а я все-таки мужик. Ленка сама пришла... говорила, что любит, от нее пахло твоими духами... не устоял... какой же я дурак. Остерегайся ее... Она отомстила тебе...
- Отомстила? Мне?? За что???
- За тройку в полугодии... Так она сказала... А потом ее мать принесла заявление директору... Какую же ошибку я совершил... Но я люблю только тебя! Прости.
- Да ты хоть понимаешь, что такое не прощается? - задохнулась от негодования Надежда.

Александр пошел работать в леспромхоз, лесорубом. Для Надежды потекли серые скучные будни. Она серьезно и старательно выполняла свою работу, все перемены проводила с учениками, но огонек, зажженный другом, который согревал и освещал путь, потух. В школе ей стало тоскливо и неуютно. Оказалось, что многие из молодых преподавательниц неровно дышали в сторону Александра. Поэтому в школе она оказалась без подруг и без поддержки. Бойкая и яркая ученица Лена тоже притихла, но на учительницу посматривала свысока.

- Надь, с Александром что-то случилось.  В лесу, - принесла вечером новость соседка по общежитию.
- Что??? Жив?
- Деревом придавило. Но живой. Лежит в травматологии, в городе.
Последний рейсовый автобус уже ушел. Надежда по общежитскому телефону вызвала такси, минуты ожидания казались ей часами... Через приемный покой прорвалась в палату. Вот и он, лежит весь в бинтах, ноги на вытяжках. Увидел ее. Попытался улыбнуться, но улыбка лишь исказила его лицо. Ладонью провела по его щетинистым щекам, по поседевшим вискам, погладила руку, он перехватил и сжал ее.
- Спасибо, Надежда. Моя надежда...
- Саш, как ты?
- Все нормально. Доктор сказал, что кости срастутся. Главное позвоночник не пострадал.
- Скорее поправляйся. Я буду приезжать к тебе каждый день, буду ухаживать за тобой. Что привезти тебе завтра?
- Не надо, Надя, - помедлив, откликнулся он. - Тебе не надо приезжать ко мне.
- Но почему же? За это время я поняла, что не могу без тебя.
- Я тоже. Но так надо. Я должен жениться на ней. Она беременна... Иначе они посадят меня. За совращение несовершеннолетней. Но ты не переживай. Я потом разведусь с ней и мы поженимся.
- Как? - Надежда хотела закрыть лицо руками и убежать, но у Александра хватило сил удержать ее. Тогда, собравшись с мыслями, стараясь не разрыдаться, она четко произнесла, - Ребенок не должен расти без отца. Будь счастлив...
Выскочила в непроглядную безлюдную ночь.

Вот и все. Выпускники сдали экзамены. На прощальном вечере они получили аттестаты зрелости. Беременная выпускница Елена готовилась к свадьбе.

Надежда написала директору заявление об увольнении.
- Я не могу отпустить. Вам по закону надо отработать еще два года.
- Так ваша местная учительница физики выходит из декретного отпуска.
- Мы догрузим вас математикой.
- Но моя специализация физика. И вы же видите мое состояние. Я не смогу работать здесь, - сдерживая слезы, дрожащим голосом убеждала руководителя Надежда, - Неужели вам нужен такой угасший учитель? Причем, и классный руководитель, как оказалось, я неважный. 
- Почему же вы так решили? А я считаю, что вы отличный учитель.
- Выговор отличным учителям не выносят.
- А, вы об этом? Так это формальность.   
Подумав с минуту, директор молча подписал заявление...

Надежда, удобно расположившись в кресле самолета, задумчиво наблюдая за тающими за стеклом иллюминатора облаками, полетела в свою будущую жизнь.


На улице мела метель, в окно стучала вьюга, но дома у компьютера было тепло и уютно. "Как же Александр вышел на меня?! Хотя, ничего удивительного в этом  нет - многие бывшие ученики-сибиряки сейчас мои виртуальные друзья. Надо сделать взаимный визит вежливости".
Надежда, увеличив, рассмотрела фотографию. "Стал солидным, но подтянут. Шевелюра поредела, но взгляд все тот же - острый и оценивающий. А вот улыбка не та: уголки губ опущены вниз. Но в целом хорош! А годы?.. Годы лишь добавили шарма. А вот и фотография с женой. С Еленой. Конечно, повзрослела, поправилась, но узнать можно. Выглядит неплохо. Сын... Похож на отца. А вот фото с малышом. Значит, уже дед..."
Оранжевый квадратик на фото гостя настойчиво мигает, сигнализируя, что Александр Петрович еще на сайте.
"Привет, дружочек! Рада встрече с тобой!"- машинально неосознанно отправила сообщение. Ответ пришел незамедлительно - " Я тоже рад. Мой сын вырос. Твоя дочь тоже... Любил, люблю и буду любить. Надеюсь на встречу."
"Ну и что же мне теперь делать с этой любовью?" - подумала Надежда, выключая компьютер.
Накинув халатик, тихо ступая, заглянула в спальню. Муж, мирно и смешно посапывая, досматривал сны.
Сердце Надежды наполнилось любовью и нежностью к нему. "Пойду приготовлю на завтрак его любимое блюдо", - подумала она, отправляясь на кухню.


Рецензии
Читала и радовавлась за ЛГ-ев, но вдруг... такой непредвиденный поворт. Аж, сердце закололо; жаль влюблённых. А сегодня подруга вернулась из Калифорнии и рассказала о подобной стерве. Короче, на пляже американка поссорилась с русским, он её послал... Она позвонила в полицию, тут же разорвала себе лифчик и сделала заявление о сексуальном домогательстве.Бедного парня сгнобили уже в предвариловке. Результат плачевный - сошёл с ума. Русофобия сыграла не последнюю роль.
Уважаемая Лидия, с каждым рассказом влюбляюсь в Вас, как в автора всё больше и больше.
С уважением,

Галина Фан Бонн-Дригайло   11.11.2018 19:21     Заявить о нарушении
Да, Галина, русофобия зашкаливает.
Хотя, на днях забегала в гости бывшая ученица, сейчас проживающая в штатах, говорит, что народ там к русским и в т.ч. к ней относится хорошо, поэтому над своим акцентом работать не собирается.
С уважением и самыми добрыми взаимными пожеланиями.

Лидия Малахова   12.11.2018 07:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 55 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.