Щепки

   Автомобиль среднего возраста с английскими номерами с опаской двигался по латвийскому междугороднему шоссе, стараясь не угодить в часто расставленные ловушки-выбоины. Худшей дороги он не видел за всю свою жизнь. Но это было только начало.
   - Внучек, вот сейчас будет поворот направо, а от него останется всего два километра. - Бабушка, 83-летняя дама, в нетерпении то и дело протирала слезящиеся глаза, вглядывалась в незнакомые, но такие родные пейзажи.
   Она не была здесь с 25 марта 1949 года. С того самого дня, вернее, ночи, когда её, девчонку-подростка вместе с родителями и младшим братом забрали из родного дома, вытащив из спокойного сна и отправили в страшную, незнакомую Сибирь, загнав, словно скот, в товарные вагоны. Привезли их, неизвестно чем провинившихся перед новой советской властью, в Омскую область, и началась борьба за жизнь. Она выжила. Бог помог. Но вернуться в Латвию так и не пришлось. Вышла замуж за такого же высланного парнишку-латыша. Справили дом, вырастили сына. На чужбине. Теперь она и латышского языка-то не помнит. А вот сын уехал-таки в Латвию, так ему хотелось исправить несправедивость человеческую. Вернулся на землю предков. Обзавелся семьей, вырастил двух сыновей. Жизнь, казалось, вошла в колею, по которой двигались все латышские семьи испокон веку: жили на хуторе всегда три-четыре поколения. Пусть дедушка и бабушка сгинули в Сибири. Пусть мама и папа никогда не решатся на переезд из Омска. Ничего. Он станет старшим поколением. Но и этому, видимо, не суждено будет сбыться. Латвия, войдя в Евросоюз, за 20 лет обнищала настолько, что выросшим сыновьям просто негде было заработать на кусок хлеба. Пришлось и им отправляться в дальний путь из родного дома. Старший сын осел в Ирландии, младший - в Англии. И дети у них уже там родились.
   Автомобиль резко остановился перед табличкой "Частная собственность". Метрах в ста желтел только что отремонтированный сельский домик, во дворе  рвались с цепей две лохматые собаки.
   Бабушка стояла молча и улыбалась. По её щекам текли слёзы. Эту встречу с родным домом она часто видела во сне. Последнюю встречу. Как и чудесную встречу с сыном, внуком и правнучкой.
   - Дом почти не изменился, - обернулась бабушка к сыну. - А вот лес весь вырубили, одни щепки остались.
   - Tetis, tu biji ieksa? (Папа, ты был внутри?) - поинтересовался внук.
   - Daddy, where did we come? (Папа, куда мы приехали?) - малышка-правнучка никак не могла понять, чем эта чужая земля так заинтересовала взрослых.
   
   


Рецензии
Здравствуйте, Ольга! Ваша миниатюра содержит в себе столько информации и чувства, что картинка,которую она создаёт, благодаря вам, даже зрима - дышит этой дорогой,тревогой ожидания и воспоминаний бабушки... Концовка же просто великолепна! Вот так тяжело прошли исторические машины по судьбам людей... Приятно, что за старушку можно порадоваться: ей удалось всё же увидеть родные места, пусть даже в столь почтенном возрасте! Спасибо!Удачи вам!

Наталья Коноваленко   06.07.2014 00:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Наталия! Очень ценен Ваш комментарий! Значит, удалось донести до читателя свою мысль.
С добром, Ольга

Ольга Клен   10.07.2014 14:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.