Пресная жизнь глава II

 Пропущенные главы.


                II.

Публий Квинтилий Вар не любил Рим, с его узкими улочками и шумным народом, бесплатной выдачей хлеба бездельникам. Он привык жить в тишине и покое, в какой-нибудь провинции. Вар с удовольствием вспоминал годы своей консульской деятельности. Консулом он стал  в тридцать три года, в одно время с Тиберием. Был проконсулом провинции Африка, а в сорок лет его назначили приемником Сатурнина в управлении Сирией. Должность пропреторского легата Сирии, довольно ощутимый карьерный рост. Здесь он многому научился, многое решал сам и считал свои дела правильными. Четыре римских легиона, мощная военная сила, а сила порождает власть. Три легиона были расквартированы непосредственно в Сирии и один, после подавления мессианского восстания, Вар оставил  в Иудеи. Для устрашения иудеев, он почти две тысячи участников восстания распял на крестах.
После таких жестких мер Квинтилий, прослужив в Сирии всего два года, вынужден   был вернуться в Рим. В столице он сильно заскучал без настоящего дела. Ходил по усадьбе мрачный, раздраженный и, откровенно сказать, раздражение стал вымещать на своей второй жене, внучатой племяннице императора Августа. А этого допускать было никак нельзя. Узнает император беды не миновать.
В период вынужденного карьерного простоя Вар номинально числился в  императорской консистории, выполнял разовые поручения и несколько раз с Тиберием и его братом Друзом участвовал в военных походах в Германию.
«Подальше от начальства, поближе к личной власти» именно этим руководствовался Вар и ждал. Но все-таки приглашение Августа пришло неожиданно. Он вызывал Вара к себе на аудиенцию.
Вар был сыном одного из заговорщиков переворота и убийства Юлия Цезаря, вернее было подозрение.
Преданность к наследнику Цезаря императору Августу ему все время приходилось доказывать.
Вар и земельный участок в Риме приобрел и построил виллу недалеко от Палатинского холма, где располагалось поместье Августа. Он же отстроил скромный дом, подражая Августу. Рядом находилась вилла  Тиберия, приемника Августа.
После смерти первой жены Випсании Марцелле Вар удачно женился на родственнице Августа, дочери его родной сестры на Клавдии Пульхре.
Отец Вара после гибели Цезаря спешно покинул Рим и тихо прожил остаток своей жизни на одном из греческих островов, и также тихо скончался, чем облегчил сыну карьеру в  империи. Эти злодеяния отца были еще одной причиной, почему Вар не стремился долго находиться  в Риме, хотя некоторые назначенные наместники регионов продолжали постоянно проживать в столице и только кратковременными наездами посещать свои вотчины.
До прибытия к императору Вар, для выяснения обстановки при дворе, посетил жену Тиберия - Юлию, родную дочь Августа. Он знал, что Тиберий уже шесть лет находится в добровольной ссылке на греческом острове Родос. Он там, вроде бы по собственному желанию, изучает греческую философию, историю и поэзию.
И хотя Вар больше справлялся о здоровье хозяйки дома, ее отца и других родственников, встретила Юлия, прямо скажем, прохладно. Она не пригласила его к столу, однообразно отвечала на вопросы, а когда Вар поинтересовался, не скучает ли она по Тиберию, расхохоталась в лицо посетителю. Затем на правой руке ноготь большого пальца уперла в основание мизинца и, показывая Вару, со смехом произнесла: - Вот за таким мужским достоинством мне скучать предлагаешь, да я его последнее время к своему телу вообще не подпускала. Я его за мужчину не считаю, может, чтоб я не скучала, ты его заменишь? И снова рассмеявшись, стала шутливо показывать, что обнажается.
Вар поморщился, быстро попрощался и ушел: «Вот змея, ползучая». Потом, испугавшись своих мыслей, тряхнул головой, пытаясь переключить их на римские дела. Не помогло, опять заклинило: «Хоть бы прилюдно не позорила приемника императора, он ей столько позволяет, а она с…а! Ведь если императором станет Тиберий, точно прикажет ее засунуть в мешок вместе с собакой, змеей и петухом, зашить и сбросить в Тибр».
Но в чем-то Юлия была права. Первая жена Тиберия Випсания родила ему наследника только после семи лет их совместной жизни. Выйдя же замуж, после вынужденного развода с Тиберием, за Гая Азиния, подарила ему пять прекрасных сыновей.

На следующий день Вар прибыл к Августу. Император всегда готовился к таким приемам, записывал тезисы, вопросы, предполагаемые ответы, свое мнение по ним. После аудиенции анализировал и сравнивал ответы. Так что язык распускать никак было нельзя.
Август, внимательно выслушал ответы Вара и, как опытному человеку в таких делах, посетовал на малое поступление налогов из восточных провинций, особенно из Иудеи.
На что Вар предложил провести дополнительную перепись населения Иудеи, какое  у него имущество и годовой доход. От этого и облагать их прогрессирующим налогом.
- Хорошо, - поразмыслив, согласился император, - давно беспокоит меня Иудея, только такое мероприятие надо провести в виде эксперимента и незамедлительно.
Потом он походил по комнате, заглядывая в свои записи, о чем-то размышляя.
Вар терпеливо ждал.
- Пожалуй, надо сделать так. Тебе следует помочь нынешнему правителю Сирии Сульпицию Квиринию. Я дам указание ему, что бы он направил в Иудею переписчиков и дополнительно легионеров, а ты заедешь пока на Родос, проведаешь Тиберия, потом присоединишься к переписчикам.  Итоги переписи представишь мне.  Слышал я, что на Тиберия было нападение. Расследуй заодно эту попытку покушения. Проверь все и доложи.
Голос Августа остановил уходящего Вара: - Да, чуть не забыл! Помоги Квиринию набрать рекрутов во вспомогательные войска. У него в Сирии нормально все получается с набором, а вот в Иудеи всегда проблемы.
- Хорошо! - Ответил Вар и воодушевленный вышел от Августа. Как показалось посетителю, активная жизнь налаживалась.

На Родосе в поселении Линдос Вара никто не встретил. Тиберий не выслал к нему даже слугу. Вар слегка обиделся: «вроде бы соратники». Разница в возрасте всего четыре года, вместе карьеру консулами начинали.
Он прибыл на императорскую виллу, где проживал Тиберий и, справившись у охраны о присутствии хозяина, прошел в его спальню. Хозяин лежал на жесткой кровати, на спине  и мучительно скривился в подобие улыбки: - Извини, встретить не мог. Третий день, как заклинило поясницу: ни встать, ни сесть, ни кашлянуть, не сходить куда след, замаялся, сил нет.
Вар сразу забыл про свою обиду и испуг о возможном повторном покушении: - Во! А я то, грешным делом подумал, что ты страшно занятой, философию греческую мучаешь.
- Было такое, Трасилл подтверди! - закивал головой Тиберий, обращаясь к своему другу философу-платонику.
    Астролог и философ-платоник Трасилл из Менд, сидел подле кровати Тиберия, задумчиво покачал головой: - Маловато прочел, меньше меня раза в три.
- Брось ты меня принижать! - Возмутился Тиберий. - Я всего Посийдония перечитал и исторические трактаты, этику, астрономию, физику, вплоть до основ метеорологии. Мне понравились его рукописи «О гадании», «О душе», «О страстях». Здесь такие свитки имеются, каких у Августа в библиотеке нет. Но если откровенно, то все НАДОЕЛО. Хочется живого дела. Обращаюсь я к Августу, а он молчит. Прошусь в Галлию, Германию, Армению, а он молчит. А тут еще свалился с радикулитом и валяюсь трухлявым бревном.
- Может это последствие покушения? - Спросил Вар.
- Да какое там покушение! Все как обычно насочиняли, нафантазировали. Была у меня стычка с пьяным солдатом из охраны, выхватил он меч, попугать меня. Дал я ему по лбу, он и успокоился. А как только протрезвел, я его  обратно в преторианскую гвардию  отправил. Там, думаю, его плетьми повоспитывают, еще больше успокоится и в действующий легион отправится.
- Вопроса нет! - Обрадовался Вар, - тогда мы тебя вмиг на ноги поставим, минимум на пятнадцать лет моложе станешь и бегать, бегать, бегать.  Правда для этого тебе следует со мной в Иудею отправиться там, у мертвого моря в Хаммам-ез-Зара имеются горячие серные источники. Покупаешься в них, и все пройдет, поверь.
- Не…., не могу, – замахал руками Тиберий, - я же в ссылке, доложат Августу, он меня не в добровольную, а в принудительную ссылку в какую-нибудь глухомань загонит.
- Ничего, не робей, ты же воин, полководец, а такой чепухи боишься. Ты туда инкогнито поедешь, переоденем тебя в центуриона, либо в его помощника опциона, на носилках на корабль доставим, скажем, что раненный и вперед. А здесь вот Трасилл тебя прикрывать будет. Ну а если что, я на себя вину возьму.
Долго уламывать Тиберия не пришлось.  Тиберий согласился поехать на лечение: - Мне только надо предупредить своих друзей, которые живут здесь со мной и охраняют мой покой. Трасилл слугу к Вескуларию Флакка и Юлию Марина отправь, пусть он сообщит, что завтра утром мы с Варом уходим в Иудею.   


Рецензии