Покаяние, Горбачёв, Путин Россия, Крым и Украина

Попробую взглянуть на окончательный период советской власти как на исторический фокус где видны еще действующие механизмы происходящего и ныне в постсоветском пространстве. Я тут не буду пытаться определять подходы и свойства объединяющие многие века и времена. Применю принцип "финального фокуса". Почему у меня он совпадает с финалом советской власти, а не с более близкими и не более глубокими временами? Ну например, сталинский фокус тогда и закончился, а ни одно последующее время своего общенародного фокуса
еще не образовало. Конечно утверждаю это как свою позицию для спора. Да и разве основная масса дискуссий не крутится вокруг определения финального фокуса? Только вот жестко привязывать период финального фокуса и  полноту вины конкретных власть имущих людей я не стану. Да к тому же перед развалом СССР преобладала невольная вина, в отличии от времён поджигателей революций. А самое главное это то, что оценочные тормоза только сейчас окончательно исчезли и значит копаться в обвинениях вместо здоровой реакции на прояснившиеся ориентиры просто глупо. - Или же кто больше виноват того и наказать для острастки? - Можно бы, но зададим вопрос кто более вольно виноват?
Да у кого было больше власти у того и меньше степеней свободы. за исключением власти верховной. Значит с этой стороны почти самые виноватые простые люди, а они уже наказаны причём со всех сторон. Разумным остаётся только целостный взгляд на ситуацию и по такому виду реагировать, - ориентироваться.   
 
Главной характеристикой того времени стало само обманное  расхождение слова и дела, и оно   нарастало. А на таком фоне улучшать речи, не улучшая, а ухудшая верховную властную критику было преступлением режима. Это рождало безнадёгу в собственном качественном плане, и оставалось надеяться только на  массовые валовые показатели и на тупую силу.
А это уже и тупая вера, - вообще ставка на тупость. Монополия понтов от идеологического несварения
вместо познающего диалога  убила советскую систему. Как побочный но обязательный тут эффект, сильно ослаб и тот не формальный нормальный совет, что просто существует меж людьми.

Соответственно пострадала и такая парная сфера как "совет да любовь" и значит пострадала и любовь, а не только нормальное отношение к сексу. Но там всё-таки разрушению сопротивляются инстинкты. А в паре "совет да дело" если высшая власть через неё не работает, то работают обычные групповые инстинкты в плохом режиме перераспределения статуса в режиме перестройки. А почему он плохой? - Так он был и остаётся плохой не сам по себе, а по тому, что  ему не позволяли брать на себя высокую о целостности ратующею (чтобы не сказать целомудренную) ответственность. То есть я утверждаю что наш основной коллективистский инстинкт еще до "перестройки" и уже после перестройки - перестройка, и к тому же дурная, из чего не смог выкарабкаться и М.С. Горбачёв, хотя казалось бы умный человек и держал идею перестройки в фокусе своего ума.  Увы он был рабом иллюзии будто перестройкой увлечена только элита интеллигенции, а остальные упёртые застойщики -консерваторы.(Просто как возможно изменника и слабака ни кого тут не рассматриваю, хотя и не спорю и возможно с такими добавками в причины событий).   По провозглашаемым позициям  консерваторов действительно было большинство,но стоило только перетянуть на свою сторону болото потенциальных реформистов из кухонных разговоров, а там и консерваторы думали что они не консерваторы. - Но вот только начинать надо было с лечения самой перестройки и причем задолго до её официального начала, ибо фактически она уже уродовала коллективный дух страны. То есть надо и надо было плясать не от формулы - "вот я провозглашаю перестройку" а с формулы "вот вы начали и затаили перестройку, а-ну-ка давайте друг друга поправлять, и давайте жестко бить тех кто поправляет глупо". И не надо говорить, что неумение бить справедливо как раз и есть - главная ахиллесова пята России и особенно СССР.  - Право "бить" друг друга должно быль у людей самостоятельным в рамках их на то добровольных союзов. Это бывает эффективным улучшением людей и их объединений при разумном конкурсе общин. Именно конкурс общин был главным легирующим фактором истории восточных славян.
Когда сильные рода были заинтересованы в укреплении соседских общин, тогда и стали восточные славяне силой играющей весомую роль в мировой политике.
Государственную же политику некоторого уравнивания регионов за счет перераспределения экономических средств понять вполне можно, но в разумных  конечно пределах. А вот  уравнивание общин - самоубийственная политика. И полу-убитых нельзя освобождать,  нельзя и вести в синайскую пустыню. - Положение после такой политики кажется хуже чем у уводимых Моисеем иудеев.   При такой бы ситуации Моисею надо было на время позволить части беженцев вернуться в рабство и обучив свободному кочевью малую часть, постепенно выкрадывать остальных своих людей, но если бы он это мог. Нет не лучше было у него, - лучше у нас, - у него большинство людей просто погибло без всякой пользы. Кажется, что даже Горбачев умнее Моисея. Да разве же, - нет - Моисей просто жестоко отрезал путь к предательству. Круче поступил только кошевой атаман Иван Сирко, дабы славянские пленники бежавшие из Крыма не вернулись туда и не стали после такого поступка басурманами, приказал догнать таких и всех перебить.

Но так поступать тем, кто сами в рабство вернулись было бы совсем странно. А состояние человеческого не-до-совета рабству равняется, а этот совет просто человеческий но  под гнётом совета властного . Взамен же организующих но чреватых надломом репрессий в обществе появилось уродливое течение духа - антисовки. Совки ведь были не какой-то чрезмерностью, а наоборот были заделами  или по другому недоделками полноценных граждан, каких большинство в большинстве стран мира.Нужна была не антисовковость а реосовковость. Но появилась только антисовковость уже тогда, - на вершине  развития СССР, но и тогда она улучшающим  стремлением для патриотизма вовсе даже не была. Она, - то есть сам дух к самому себе относился ухудшающим образом, это и продолжается, хотя конечно не сплошным фронтом. А речь то о доминирующих течениях,- не о праведниках, а о скопище Вавилона, Содома и других плохо стоящих городов, которые не хотят опереться на праведников.

Вообще быть критично-патриотичными власть людям не давала. Со организоваться в критичную патриотичность, понятно, что сложнее чем отдельно в критичность или патриотичность. И вот по тому только - только сейчас российская власть развилась до возможности этим руководить.
И получается что и против четвёртого срока президентства Путина возражать пока глупо. Но получается в истинном свете поддерживать можно только критикуя, иначе будет предательство критичного патриотизма. После Путина приемник по началу будет обязательно слабее даже если это будет отпрыск его крови. А значит в условиях не критического климата в патриотизме Россия сильно рискует не только процветанием, а и выживанием. И дело вовсе не в зажиме критики властью, а дело в условиях засилья вражеской критики, таким образом дискредитируются не столько власти сколько образ критического ей содействия. Точно такой ситуации в мировой истории пожалуй еще не было ни когда. По тому нужна специально продуманная на неё реакция.

А коллективистский дух кроме как конкурсом общин поправить больше не чем, и в школах в воспитательных целях необходимо тому подобие.  Общины имеются в виду  в широком смысле этого слова, -  любые объединения по духу подобные общинам. Но интересна только та община, где происходит эксперимент определяющий качество объединения. Торможение же развития сельских общин погубило Российскую империю. Коммунисты же, вместо развития внутренней регулировки в общинах,  внутренний характер организации сделали преимущественно не договорным, а принудительным в форме коллективного труда. Это же продолжалось и на закате советского строя. Но к тому времени изуродованная запретом на политическую критичность стихийная самоорганизация стала объединением граждан в антисоциальном направлении ради: пьянства, воровства, халявы и бесполезного приспособленчества. И совестливые люди в такой ситуации  не могли отвечать и за настоящее, а не то что бы разумно готовить страну к будущему. Что же говорить о тех у кого совесть атрофировалась. И тут бессовестное большинство давило на меньшинство, чтобы и  те поступали бесчестно, думая что бесчестье займёт лишь удобную для всех нишу. - Как бы не так! Но Высший разум такого вида упадка не допустил, - он частично лечил народы  с помощью предателей. А частично позволял еще и дальше людей морально калечить. Спасибо, что вообще выжили докатившись до того, что негодяи стали последним прибежищем патриотизма! Пора конечно исправляться. И новый исторический фокус (фокусировка течений образующих основной настрой) приближается, мы уже в неё входим. Но если практически надо стараться воображать, стараться предугадывать будущее, то в моральном плане  нужно критическое покаяние.

Для спасения общественного духа нужно именно критическое покаяние, и это частенько больше касается невинным чем виновных. Виновные ведь часто более организованны по своему духу, и просто не выдерживают своего превосходства в рамках совести, А невинным в большинстве случаев надо организовываться гораздо в больших объёмах, - до уровня организационного согласия.

А ради же спасения души, конечно,  покаяние нужно прежде всего виновным, а для невинных тут  покаяние вовсе не профилактика и очищение, а разновидность пагубного разврата.  Вот над этим  моментом и надо бы поработать РПЦ.
Что же, как универсальный философ свою критику распространяю и на церковь. Работайте, господа, - без дела не только железо ржавеет,  без дела и золото чахнет, покрываясь пылью невежества и пороков. А подменять даже церковные общины это не труд для церкви, - а вредительство. - И от храмов божьих тогда оно начинает происходить.  Заботиться о способах закрепления народной духовности в Вечности, по чести бы, - прямая и первая  задача церковников. А ритуальные службы возводить в ранг священнодействия нужно запретить под страхом смерти. Но это  уже  вроде бы к фокусу на закате СССР
не имеет отношения. - Да, нет же, - имеет, - а что тогда видел народ на вершине своей власти кроме как пустых ритуалов. 

Пожалуй остаётся добавить про ВОВ, она служила фактором взбадривания, пока память о ней не превратили в сплошное славословие. Афганская же компания прямым само спасением не была, а была борьбой за стратегические заделы, потому в условиях "державы-психбольницы" не могла ни взбадривать ни вдохновлять.  По таким же соображениям были вынужденны отдать Украине Крым, а уж потом, когда запахло не выживанием и предательским разгильдяйством украинской демократии, присоединение Крыма стало вдохновляющим фактором. И факторы стратегии выживания еще долго будут доминировать над факторами стратегических заделов.

Для Украины же обострение фактора выживания обязательно обострит и вопрос, - для выживания чего, - чьей украины:  российской, русской, польской, литовской. - Собор чужих окраин как суверенное государство без своей имени-идеи в серьёзных испытаниях состояться не может. А время согласительного переименования упущено, что-то идейное и суверенное может  получиться лишь в отдельных частях. Или Украин будет несколько, или вообще будет украина не украинская. Но все равно точный перевод слова Украина - провинция, понимание этого в генетике всех славянских языков. А "яусь" - противоположность руси называть Русью тоже нелепо, сначала хотя бы уж выбраться в нейтральное положение для наречения новым или древним именем. Впрочем кажется Запад желает испробовать форму  идейного само колониализма, - получить себе и грязно-военное услужение от колонии дураков. А ведь генетически, что - украинцы - что - русские да и евреи не далеко друг от друга ушли, - поменьше надо играть в оглупление и тогда не случится второй Украины в России.

А тогда - на закате СССР, память о войне и взбадривала не в направлении улучшения жизни, нет у улучшения жизни она забирала силы как жертву ради обороны. Да странно, но больной коллективистский дух был у системы идейно коллективисткой. Идеология строила политику лечения не-до-коммунистических коллективов по принципу дурдома, - людей вроде как лечили, но будто бесправных животных и без должной на то квалификации. Но и на самом верху нарастала стихийная испорченная самоорганизация.  С одной стороны истинно то, что в одну и ту же реку дважды не войдёшь, а с другой стороны и трижды будем выходить и не выйдем пока не увидим, что эта река - мы сами в нашей инертной части.  А увидим уже скоро, да лишь  бы  без самообмана на себя умудриться бы посмотреть.

http://www.proza.ru/2014/03/24/1522 И продолжение тоже.










   


Рецензии