Первый подъезд

*Примечание: фамилии, имена и события являются художественным вымыслом автора, с малой долей правды.

начало:  http://www.proza.ru/2014/02/10/20

               
                глава 7. ПЕРВЫЙ ПОДЪЕЗД. 

Этот подъезд был для нас "на отшибе".
Там, в основном, жили пенсионеры. Из дворовых друзей только: сёстры Кириченки на первом, на втором - двойняшки Купцовы и на четвёртом - Виталька...моя первая любовь.
Ну, обо всех по-порядку.

КИРИЧЕНКИ

Ира и Лена, жили через стену от нас.
Чтобы не утруждать себя частыми визитами друг к другу, мы просто переговаривались через розетку.
Выглядело это так.
Сначала, приставив губы к этому пластмассовому пяточку в стене я взывала страшным голосом:
"Ле-еееена...И-иииррраа!"
Потом прикладывала к нему ухо и ждала ответ. Никакого телефона не нужно.
Воспитывались сёстры в строгости, дома у них был режим покруче нашего. Мать заплетала им тугие косы, платья носили ниже колен, гуляли они строго около дома до 19.00 часов, и постоянно чистили свою квартирку до блеска. У них всё сверкало: зеркала, хрусталь в стенке, люстра с подвесками! Но, было неуютно, как в музее. Я не любила к ним ходить.
Зато, у нас мы отрывались по-полной, когда не было родителей! Брякали на пианино, пели песни, наряжались в мамины платья. Кириченки  становились в эти минуты похожи на простых, беззаботных девчонок, а не на воспитанниц монастыря.
Другие мамы ставили этих сестричек в пример своим дочкам: "Вот какой должна быть девочка!"
Наша, тоже не была исключением:
"Что за вид? Коленки содраны, волосы растрёпаны, а что с платьем? Опять где-то зацепилась на заборе? Посмотри на своих подружек - другое дело!"
Мы росли бедовыми. Носились с мальчишками по улицам так, что казалось - слегка отрываешься от земли! Зависаешь на долю секунды, чувствуя необычайную лёгкость в теле...но, включается разум, и летишь со всего маха на землю, обдирая колени в кровь! Потом ходишь на прямых ногах, как робот, ждёшь, когда же отлетят эти противные "блямбы". Они трескались от неосторожных движений, долго заживали и постоянно чесались.
Иногда, можно было наблюдать такую картину: сидят на лавочке несколько таких вот "раненых" бедолаг и подковыривают тихонечко, с краешку, свои "медальки" на локтях и коленках.
А сколько счастья, когда они, наконец-то, отваливаются... и ты опять летаешь как угорелая!

Заборы - это частный сектор около дома.
За этими, мнимыми для нас преградами, росли крупные наливные яблоки! Они так и назывались "Белый налив"...До сих пор помню их аромат и вкус, чуть бархатистую сахарную мякоть, и просвечивающие через тонкую кожуру семечки.
Можно было, конечно, попросить у хозяев садов эти сочные плоды, но нам это и в голову не приходило!
Мы, подсаживая друг друга, и вооружившись палками, таскали яблоки через заборы...Понятно, что частники видели наши набеги, но почему они это терпели?..Не знаю. Или просто не помню, чтобы кто-нибудь нас прогонял или ругал. А, некоторые бабульки даже заботливо выкладывали у ворот на скамеечку, небольшие кучки угощений: сливы, грушки, фиолетовую шелковицу в газетных кулёчках и...наш любимый "белый налив".
Мы, в свою очередь, платили им "тимуровской заботой": грядки прополоть, воды принести из колонки, нам даже доверяли деньги - сходить в магазин за хлебом.
Особенно пользовались доверием двойняшки Купцовы - Вера и Толик.

КУПЦОВЫ

Они были совершенно не похожи друг на друга, хотя и родились с разницей в десять минут.
Старше и крупнее - Вера...всё в ней было какое-то широкое: лицо, поставленные глаза, улыбка и брюки (юбки она принципиально не носила). А Толик представлял из себя чисто херувимчика - белокурый, хрупкий и нежный. Ни за что не подумаешь, что это брат и сестра. Только и было общего во внешнем сходстве, что причёски - стрижки "под горшок". Их так стригла бабушка: прямая чёлка, прямые густые волосы торчали как шлемы на головах и делали их похожих на инопланетян.
В общем, так и было.
Купцовы знали всё что ни спроси, дома у них было много книг, стеллажи стояли как в настоящей библиотеке от пола до потолка. Родители постоянно пропадали в каких-то экспедициях. Их воспитанием занимались дедушка - отставной майор и бабушка - бывшая актриса уездного драмтеатра. Они были истинными интеллигентами в наших глазах. У бабульки имелась в гардеробе даже шляпка с вуалью, а дед отличался бравой выправкой и настоящими усами!

В набегах на сады Купцовы как и Кириченки не участвовали, но никто их за это не осуждал, не считал изгоями и предателями. Мы честно делили "добычу" пополам и весело её поедали. Я, честно сказать, тоже особо не старалась: за меня трясли деревья Витька и Виталик.
Первый был постарше, просто как товарищ и брат, а второй - младше меня на год и ниже на пол головы. Оба, как я сейчас понимаю, были в меня влюблены и соперничали не на шутку. Мне же, маленькой коварной бестии, это было только на руку!
Витька опекал и защищал от местных хулиганов, а Виталя...таскался за мной повсюду как верная собачонка и так же преданно смотрел в глаза.

ВИТАЛИК

Когда я отвлекалась, не замечая его присутствия, он украдкой целовал мои волосы заплетённые в косу...Закидывал в открытые окна цветы, у нас их было море в школьном дворе. Ни разу не поймала его за этим занятием, но знала, что это он.
Испытывала ли я подобные чувства к этому скромному, аккуратному мальчику?
Не знаю...он научил замирать моё сердечко не от страха, а от чего-то необъяснимого, щемящего-сладкого с запахом молока и белого налива.

Это была, действительно, первая и последняя любовь. Для него.
В середине августа, родители отправили моего "оруженосца" в пионерский лагерь на море.

                Обратно привезли в гробу. Утонул Виталик.

Смутно помню, как всё произошло. Мне в этот день зловеще прокричала Кириченка старшая в розетку через стену, чуть картавя...как ворона:
"Вита-аалик у-уумееррррр...хоррронить будут, выходи-иии!"
Я не вышла, а спряталась в шифоньере, зажав уши руками, чтобы не слышать эту жуткую душераздирающую музыку полупьяного духового оркестра. Но, обрывки взвизгивания труб и бряканья тарелок словно током пронизали мозг и душу...Так и уснула там, наревевшись. Меня все потеряли.
Сколько длился тревожный сон? Когда очнулась в тёмном, тесном шкафу, охватила жуть и паника:
"Где я? В...гробу?!...Неужели, я тоже умерла?"
Странное дело, почему-то в детстве очень боишься умереть. При этом, совершенно отсутствует чувство реальной опасности и выживаешь только за счёт инстинктов самосохранения, заложенных природой, а не разумом.

Вечером, расчёсывая перед зеркалом волосы, я почувствовала лёгкий вздох за спиной и прикосновение...
                Ветер из открытого окна?...Совсем, как...

***
Вскоре, уехали двойняшки Купцовы. Их увезли родители на озеро Байкал.
Однажды, от них пришла открытка на Новый год из посёлка  Большое Голоустное. Они писали, что там всегда светит солнце, дуют  баргузины и даже бывают землетрясения.
Из всех друзей в первом подъезде остались только Кириченки. Но я с ними почти не общалась....как-то резко повзрослев после всех этих потерь. И, почему-то, разлюбила яблоки "Белый налив".
 
Первый подъезд...любовь и смерть. Первые шаги во взрослый мир.

продолжение:  http://www.proza.ru/2014/04/07/29


Рецензии
Да, первая влюблённость и первая любовь - это не одно и то же...

Надежда Кучумова 2   28.07.2018 07:07     Заявить о нарушении
Это дано испытать не всем. Горе и счастье в одном флаконе.

Ольга Шельпякова   02.08.2018 08:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.