Тихая обитель или Код богатства

- Буду у вас через несколько минут.

Но прошло не меньше получаса, а он всё ещё плутал между …

Отрадное было незнакомым для него местом.  Затратив на дорогу времени больше, чем планировал, Илья Семёнович поторопился, не там свернул и запутался в «системе вьющихся дорог» посёлка.  Какое-то время мужчина ехал кругами и оказался не на том холме, который ему был нужен. Поняв это, он развернулся и остановился, чтобы разобраться, куда ехать.

На звук тормозов из дома у обочины вышел, судя по его уверенному виду, хозяин.

- Не соблаговолите ли вы показать дорогу к дому Благодаровых, - обратился к нему Илья Семёнович через открытое окно машины.

- Нотариус?   К этим бессеребрянникам? - парень  подошёл к автомобилю  ближе.

 Мужчина за рулём привычно улыбнулся. Солидный возраст, презентабельный костюм -  и лицензию на право нотариальной деятельности вам уже сами кладут «в портфель».

 - Вас это удивляет? Неужели они бедны до такой степени? - в другой момент он не стал бы вступать в разговор в подобном тоне, победил профессиональный интерес.

«Нотариус»  рассматривал   молодого мужчину: умный лоб, прямой нос, выразительные глаза – с виду красивый парень. И всё же в нём не видно было  чего-то, что объединяло бы все эти черты. Единственной особенностью, указывающей на его характер, была недоброжелательная улыбка. Она, казалось, говорила:  идите все к чёрту.

 - Да что у них за душой? – ухмыльнулся парень. Он указал куда-то в сторону, это был старый  кирпичный  дом. - Ума палата, крестик на шее, картины из памяти, разве что – вид из окна.

 - Какая красота! - Илья Семёнович, слушая вполуха первого встречного человека, поименованного им за его ухмылку, как «Недоброжелатель», осматривал пейзаж, расстилающийся широкой панорамой на  «полотне местности». Река, лесистый мысок, заревое небо, вдали - купола и тёплый свет стен Храма. Какой-то особенной, просветлённой тишиной веяло от этого пейзажа. -  Места у вас, говорю, живописные.

«Недоброжелатель» не сразу  понял:

- Разве что, вид из окна... Так, не место красит дом, а недвижимость – местность.

 - По вашему разумению «вида из окна» недостаточно? Позвольте полюбопытствовать, велико  ли ваше состояние?

 - Надо же придумать – благо дари! – продолжал ворчать «недоброжелатель» в голосе парня. - Поверьте, я  пытался по-соседски полюбить их. Честно. Но у меня не получается. Богатство - есть то, к чему нужно стремиться. Его надо копить! Так было, так есть, и так будет всегда. Три машины на двоих, дом в два этажа - всё можно увидеть, потрогать, сосчитать. Цена!- И он  горделиво оглянулся на собственное многоэтажное сооружение, именуемое «шедевром загородной архитектуры».

 - Сие есть  - излишество... Такова ваша мера ценностей?

 - Так, и вы не пешком, -  аргументировал «Недоброжелатель» оценивающим кивком  в сторону стильного внедорожника «Нотариуса».

 - Да… да… - чему-то внутри себя поддакивал Илья Семёнович. - Ну, а ответьте, мил-человек, что вы есть сами – без имущественной массы?

 - А  мои сумасшедшие соседи? – не сдавался парень.

 Прежде чем ответить, мужчина открыл дверь машины. Всё ещё находясь под сильным впечатлением от поэтического зрелища пейзажа, неторопливо закурил.

 - Э, не скажите… - наконец заговорил Илья Семёнович. Вера – в душе, ум – в голове, вся жизнь – в памяти. Всё при них. Что случись, и по углам собирать не придётся. Всё – при них. И, заметьте,  всё -  цены  большой, а налогами или пошлиной  не облагается.  За «сто лет» насмотрелся: с собой – не заберёшь, наследники -  по миру развеют, ничего не останется. Не зря говорят, богатство не на век.  А имя доброе…

 - А я не вижу смысла, собирать чужие поучительные истории,  - перебил Илью Семёновича «Недоброжелатель». – Доверять памяти, говорите? Веру – не предать?! Вы своим просителям предъявляйте – в такую даль занятого человека понапрасну…

 - Это с какой стороны посмотреть… - Илья Семёнович, докурив,  вышел из машины. - Я им ещё и приплатить должен. В живую увидеть «деревянные мостки, переброшенные через речку, отполированные руками не одного поколения перила, спокойную гладь воды, в которой отражаются храмы монастыря. Ощутить лёгкое покачивание мостика и скрип досок под ногами. Тихий уголок русской земли, изолированный от всего мира и лицемерных наших дел».* - Он самозабвенно описывал картину, увиденную им однажды в залах музея. Те же душевное  спокойствие и блаженное настроение, которые возникали и сейчас, глядя на ещё один уголок благодати, именуемый  - Отрадное. - Только в здравом уме и по доброй воле  такое и  завещают. В богатстве живём, а того не ценим.

 - Бросьте, зачем преувеличивать? Опишите свою картину  богатства, какова она по вашему представлению?

 - Если вы так настаиваете, - Илья Семёнович закрыл глаза, вспомнил себя юным и прекрасно наивным. - Вы когда-нибудь видели «Тихую обитель» работы Левитана? Живая жизнь. Ощущение, точно ставни сняли с «окон», раскрыли их настежь*. Стать зрячим! Картина души человеческой в образах природы. Отражение чего-то вечного, неземного.  «Среди дубравы блестит крестами Храм пятиглавый с колоколами. Их звон призывный через могилы гудит так дивно и так уныло! К себе он тянет неодолимо,  зовёт и манит он в край родимый. В край благодатный, забытый мною, – и, непонятной томим тоскою,  молюсь и каюсь я, и  плачу снова, и отрекаюсь я от дела злого. Далеко странствуя мечтой чудесною, через пространства я  лечу небесные, и сердце радостно дрожит и тает, пока звон благостный не замирает…»**

 Цитирование «Благовеста» Ильёй Семёновичем было равносильно страстному признанию.

 - В юности я считал,  богатство мешает жить настоящей жизнью.  – Вырос и запрограммировал себя на «золотые горы» - машина в цвет костюма, дом – не ниже, чем у партнёра.

 «А ведь я о себе говорю», -  поймал себя на мысли Илья Семёнович.  Позади -  оставалась значительная часть жизни. Впереди…

 - Да, я нотариус, - теперь он говорил со своим случайным собеседником. -   Но сюда меня привели  дела иного толка. В поисковике недавно познакомился с удивительным человеком. На мой вопрос, где у нас в городе делают рамы для картин,  чтобы недорого было, но отражало  всю прелесть застенчивой русской природы, он отправил мне приглашение посетить ваши благословенные места. Я поверил - удивлены? - Случай, когда правила  не работают. И вот я здесь. «Тихая обитель» в простой оконной раме…  - Лучшего обрамления для такой красоты не найти. – Илья Семёнович показал кивком головы на открывавшуюся перед ними панораму.

 На холме слева, на расстоянии в полкилометра, не больше от того места, где они разговаривали, виднелся тот самый старый дом с черепичной крышей.  Тишина и покой, разлитые кистью творца  в пейзаже.   Справа, далеко внизу, узкая просёлочная дорога бежала  волшебным клубком  из детской  памяти вниз к мосткам, потом – по ступенькам на другую сторону реки  к Храму.  Так далеко и так близко. Ищите около себя… Свой код богатства.

 -  Я  всегда мечтал стать писателем…

 Замешательство, удивление на лице парня,  и вот самодовольная ухмылка  сменилась приятным смехом и добрым блеском в глазах.

 -  Кажется, вам это, в конце концов,  удалось…



***

* описание картины И.Левитана «Тихая обитель»
** А.Толстой «Благовест»


Рецензии
Интересно, заставляет задуматься!
К стыду своему, я не знала этой картины, и за знакомство с ней- отдельная благодарность! И спасибо за запавшие в душу слова : Стань зрячим! Картина души человеческой в образах природы. Замечательные слова...

Алла Курмаева   22.07.2014 14:46     Заявить о нарушении
Написано замечательно, оля.

Наталья Колмогорова   24.03.2015 13:29   Заявить о нарушении